Р!
29 НОЯБРЯ 2020
28 ноября 2020
27 ноября 2020

Грубое лобби китайских лесопромышленников в РФ - обзор краевых СМИ

«Забайкальский рабочий» берётся помогать собственникам жилья как-то проламываться через реформу ЖКХ. В качестве помощника-эксперта привлёк председателя комиссии по вопросам местного самоуправления, строительства и ЖКХ Общественной палаты Забайкальского края Геогргия Разгильдеева. Эксперт призвал внимательно изучать законы, поскольку незначительные нарушения могут вести к неприятным последствиям для владельцев квартир и их хозяйствования. К примеру, собрание жильцов считается законным и работоспособным, если на нём присутствуют больше половины «квадратных метров»: «Но есть вопросы, которые можно решить только при наличии двух третей голосов собственников жилья. И ещё один момент: за те квадратные метры, которые не приватизированы, голосует представитель администрации муниципального образования, у нас – представитель комитета ЖКХ города. Необходимо помнить также, что в доме могут быть помещения, принадлежащие индивидуальным предпринимателям».

Мелочь, а неприятно…

Перманентная реформа ЖКХ в России почти то же самое, что и ремонт в квартире, который, как известно, можно только прекратить, но закончить – никогда. Однако процесс этот, несмотря на все его минусы, хорош тем, что владельцам квартир всё время приходится учиться чему-то новому.

И, в первую очередь – правильно распоряжаться и владеть своим недвижимым имуществом, нести ответственность не только за свои личные квадратные метры, но еще и за подъезды, дворы, чердаки и подвалы. Государство, вроде бы, вооружило своих граждан всеми законами, нормативными документами и пояснениями и дало возможность ознакомиться с ними в открытом доступе. Но! Глянуть по диагонали на всю эту нормативную базу – не означает суметь грамотно применить её положения на практике – там достаточно много юридических тонкостей и кажущихся мелочей, невнимание к которым может привести к различным недоразумениям. В нашем случае они с досадной регулярностью возникают при организации общих собраний собственников жилья многоквартирных домов и при решениях, принимаемых на этих собраниях.

С некоторыми особенностями проведения таких мероприятий, опираясь на жизненный, практический опыт, поделился Георгий Разгильдеев, заместитель председателя комиссии по вопросам местного самоуправления, строительства и ЖКХ Общественной палаты Забайкальского края. Итак:

– Георгий Серафимович, что непременно надо учитывать при организации общего собрания жильцов?

– Сразу хочу предупредить людей, которые начинают готовить собрания, о том, что они должны детально ознакомиться с Жилищным кодексом, в частности, с главой № 6 «Общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме. Общее собрание таких собственников». И особенно со статьями № № 44-46 – их надо очень внимательно изучить. Ведь сложившаяся в нашем городе практика говорит о чём? О том, что, к сожалению, собственники к формальной стороне данного вопроса подходят очень небрежно. Совсем недавно я сам лично присутствовал на двух судебных разбирательствах, где с первого раза ответчики проиграли. Рассматривалось дело по заявлению жильцов дома № 89 по улице Шилова, решивших создать своё ТСЖ и недовольных решением общего собрания. Суд, опираясь на некоторые несущественные, по мнению истцов, моменты, признал их неправоту. Пришлось провести повторное собрание жильцов, на котором все замечания были учтены, и судебное разбирательство было выиграно. Чего легко можно было бы добиться с первого раза, не теряя ни времени, ни нервов.

Ещё хочу подчеркнуть, что на собраниях люди голосуют, что называется, своими квадратными метрами. А нередко в квартире проживают, к примеру, 4 человека и каждый должен голосовать только за себя. Единственное исключение – можно голосовать за несовершеннолетних детей. А вот если голосуют за мужа, за жену, ещё за кого-то, то в этом случае необходима доверенность. И вот эти тонкости при проведении общих собраний, как правило, во внимание не принимаются.

Далее. Собрание считается законным, если на нём присутствуют больше половины, так сказать, «квадратных метров». Но есть вопросы, которые можно решить только при наличии двух третей голосов собственников жилья. И ещё один момент: за те квадратные метры, которые не приватизированы, голосует представитель администрации муниципального образования, у нас – представитель комитета ЖКХ города. Необходимо помнить также, что в доме могут быть помещения, принадлежащие индивидуальным предпринимателям: магазины, парикмахерские, какие-то мастерские. Их владельцы, согласно закону, тоже принимают участие в собрании и голосуют своими же «квадратными метрами», которыми они владеют. Но, повторюсь, – прежде чем проводить собрание, нужно взять Жилищный кодекс, 6-ю главу и очень подробно её изучить.

– А что ещё может быть нарушено, пусть и невольно?

– Одно из таких характерных нарушений – несвоевременное оповещение людей. Оно проводится, как прописано в законодательстве, или заказным письмом, что в наших условиях нереально и неудобно, или оповещением под роспись. Но опять же – если человека вовремя не оповестили, это нарушение, но, скажем так, незначительное. А вот если человека вообще нет, а его подпись в документе есть и отображено, что он проголосовал – это уже повод для судебного разбирательства. И когда человек на суде заявляет, что он в это время был, скажем, в командировке, что он является единственным владельцем квартиры, и никому доверенности не давал – это очень серьёзное нарушение и преследуется в уголовном порядке. Или ещё одно нарушение. Готовится собрание, объявлена его повестка, дело закрутилось. Так вот, повестку в ходе собрания менять запрещено, голосуют строго по заявленным вопросам.

– Предположим, собрание прошло, решение принято, но кто-то из жильцов им недоволен. Может он как-то в ходе собрания повлиять на его отмену?

В ходе собрания – нет. Он должен подчиниться решению большинства. Но если всё же он твердо намерен опротестовать это решение – обращаться надо только в суд. И если суд признает, что собрание легитимно, что все решения приняты строго в соответствии с требованиями закона, то его оставят в силе.

– А наказать как-то можно человека, если он отказывается исполнять решение общего собрания?

– На этот вопрос ответить не могу. Надо разбираться юристам и конкретно по каждому такому случаю.

– А, вообще, наши граждане готовы самостоятельно управлять своими домами?

– Отвечу так. Существует три формы управления. Это – ТСЖ, непосредственное управление и управляющие компании (УК). В Чите есть примеры ТСЖ, которые успешно с этим справляются, даже лучше, чем некоторые УК. Но есть и отрицательные примеры. Все зависит от того, кто придет к руководству… Но первое и необходимое условие – это должен быть честный человек. Но, как мне кажется, в отношении УК, если компания работает прозрачно, размещает отчёты, если они соответствуют действительности, то для большинства людей удобней всего работать через управляющую компанию.

– Кто может выступить инициатором проведения общего собрания?

– Любой собственник. И на него законом возлагается вся организационная нагрузка. УК не имеют права быть инициаторами собрания. Вообще, собрание собственников жилья должно проводиться, как минимум, один раз в год. Ну и по желанию кого-то из собственников проводится внеочередное собрание. И я бы порекомендовал таким инициаторам, прежде, чем идти на собрание, ознакомиться с данными общероссийского сайта реформ ЖКХ. По законодательству, на нем, в течение одного квартала, должны быть представлены отчеты по всем многоквартирным домам региона, находящимся в управлении ТСЖ или УК. Правда, к сожалению, наших читинских домов там сегодня зарегистрировано меньше половины, и еще меньше среди них выставленных отчетов. Более того, по качеству даже выставленных отчетов трудно представить реальное положение дел – много в них непонятного и напутанного. Но, для того чтобы грамотно и с пользой провести собрание жильцов, надо везде, где только можно, искать полную и достоверную информацию. И повторюсь ещё и ещё раз – изучайте жилищное законодательство.
Алексей РОМАНОВ, портал ЖКХ.

P.S. Комментарий портала ЖКХ

Из всего вышесказанного понятно главное – любая самодеятельность жильцов по управлению домами, предоставленная им по праву, должна осуществляться строго в рамках закона. Более того, тем же законом безоговорочно утверждается, что все его положения чётко привязаны к реальной жизни.

Однако это не совсем так. И овраги, забытые на бумаге, появляются в самом начале. Итак, собственники жилья, для того чтобы грамотно распоряжаться своим жилым имуществом, должны определиться с формой управления. Для этого им необходимо провести общее собрание. Предположим, что есть инициатор этого процесса. Он собрал данные о доме, выяснил, сколько насчитывается собственников, сколько неприватизированных квартир, сколько жилплощади сдано в аренду предпринимателям и организациям, если такие в доме есть.

Теперь, каждого (!) собственника необходимо оповестить о дате собрания и о его повестке. Сделать это можно заказным письмом с уведомлением. Стоимость одного такого письма, согласно почтовому тарифу – 36 рублей 58 копеек. Значит, на 10-этажный дом, в котором 3 подъезда, 120 квартир и, предположим, 400 собственников надо потратить почти 15 тысяч рублей. На такие траты, без гарантии того, что положенное количество жильцов на такое собрание соберется с первого раза, пойдет далеко не каждый. Однако статистика говорит о том, что практически во всех жилых домах города и края такие собрания прошли и формы управления домами, те же ТСЖ, благополучно приступили к своей работе. Тотальных обращений в суды по поводу неправомочности этих организаций не было, но это не говорит о том, что не было и столь же тотальных нарушений закона. И что-то подсказывает, что, доведись контролирующим органам озаботиться проверкой этой ситуации, картина нарисовалась бы не столь благостная. Можно с большой долей уверенности сказать, что недочеты, упущения и сознательные нарушения были бы обязательно выявлены в большинстве случаев. Причем самого разного характера – либо документы оказались бы не в порядке, либо цели инициаторов сомнительны, либо хозяйственная деятельность велась бы очень рискованно. И это только первый взгляд на проблему.

Жилищный кодекс, конечно же, регламентирует инициативу жильцов в плане выбора способов управления своим имуществом.

Но не сковывает ее. Более того, при творческом подходе к этому процессу можно найти такие формы управления, которые в своей организации менее затратные, проще и эффективней. Они вполне законны и устраивали бы как собственников, так и тех, кому было бы поручено заниматься обслуживанием многоквартирных домов. И идеи на этот счет в обществе уже есть.



«Забайкальский рабочий» № 137

После справочного текста интервью с главой Тунгиро-Олёкминского района Юрием Саповым в газете «Земля» льётся как бальзам на душу — живым языком и советским прошлым. Впрочем, Сапов обозначает прямую зависимость между промысловиками района и санкциями США против России: «Сейчас цены на пушнину упали. Уже упали, а сейчас Америка ввела санкции не приобретать у России пушнину, а американцы – основной покупатель нашего дорогого соболя, и если Западная Европа ещё к этому присоединится, то есть Греция, Англия – то цены ещё больше упадут. Это будет большая проблема». Есть место и для Амазарского целлюлозного комбината в историях главы.

Отдать тайгу – значит, потерять людей

Охотпромысел и оленеводство испокон веков являлись главными занятиями жителей забайкальского Севера, принося доход семьям. Как сохранить традиции, если малочисленное оленстадо уже сегодня нужно выставлять на аукцион, а через два года половину Тунгиро-Олёкминской тайги предполагают отдать в аренду китайцам?

О серьёзных угрозах, нависших над территорией и людьми, рассказал глава Тунгиро-Олёкминского района Юрий Сапов.

Всё начинается с крупного

– Юрий Николаевич, с какими направлениями Вы связываете развитие района?

– Конечно, это вопрос очень сложный. В районе работает старательская артель «Мокла», которая занимается добычей золота, 120-150 кг в год, даёт налоги в бюджет. В этом году к нам зашла вторая артель, геологоразведочные работы производятся в районе Моклакана, и если всё будет нормально, они начнут золотодобычу в следующем году. То есть это крупные предприятия, которые дают в бюджет деньги. Всё же начинается с крупного, градообразующего, промышленного предприятия, которое даёт и рабочие места, и налоговые отчисления!

Второе направление нашей стратегии – это поддержка и развитие малого бизнеса, малых предприятий. Это охотпромысел – всё то, что мы можем в тайге. В последние годы он у нас неплохо развивался. В охотпромысле заняты 200 человек, плюс члены семьи, то есть порядка 600 человек живут только за счёт тайги.

– А правда, что один охотник может за сезон миллион рублей заработать?

– Да, есть такие, кто зарабатывает по миллиону. Вот в позапрошлый год средняя закупочная цена на соболя была 5000 рублей. 200 соболей добыл – вот тебе и миллион.

Сейчас цены на пушнину упали. Уже упали, а сейчас Америка ввела санкции не приобретать у России пушнину, а американцы – основной покупатель нашего дорогого соболя, и если Западная Европа ещё к этому присоединится, то есть Греция, Англия – то цены ещё больше упадут. Это будет большая проблема.

За год средняя закупочная цена снизилась в два раза – было 5 тысяч, планируется 2-2,5 тысячи. То есть доходы населения падают здорово. А цены на ГСМ, на продукты питания растут. Сейчас начнём сезон, посмотрим, может быть, какие-то меры государственной поддержки будет необходимо вводить. Ну, я думаю, нас выручит сосед Китай, который всё приобретает, но его цены на пушнину, конечно, ниже, чем Америка даёт или западноевропейские страны.

Полрайона для Китая?!

– Как в Вашем лесном районе развивается лесопереработка?

– Площадь района – четыре млн. гектаров, отдалённость от Читы 700 км, от железной дороги 100 км, транспортная инфраструктура отсутствует, то есть дорог нет. Вы доехали до Тупика, всё. Никуда не поедешь, ничего не привезёшь. Движение только по зимнику, ограничено. Вот такие особенности территории

Лесной район, но лес низкотоварный. Лиственницы, сосны очень мало, она осталась в отдалённых частях района, за 70-80 км от села. Наш лес перерабатывают пока только для внутреннего потребления – очень много пилорам у населения, даже в с. Гуля поставил предприниматель пилораму. Мы стараемся поддерживать создание организаций малого бизнеса, но рынка сбыта нет, продвигается это очень тяжело.

В 2017 году планируется передать 50% территории лесного фонда района в аренду китайским компаниям, это ЦПК «Полярная» в п. Амазар, где будет целлюлозно-бумажный комбинат. Есть приказы вышестоящих органов – приказ Минпромторга России, решение нашей гослесслужбы. Передать в аренду 50% территории района – представляете?! То есть это будет уничтожение лесов, это приведёт к тому, что половина охотников с семьями останутся без источников дохода. А лес растёт в наших условиях где-то 150 лет. Значит, что 150 лет тайги не будет.

– Значит, кто-то хорошо вопрос этот лоббирует, раз уже до Москвы дошло и есть приказ Минпромторга?

– Строительство Амазарского ЦПК лоббируют давно, лет 10 уже. Начиналось с того, что будет этот комбинат, а вокруг него много мелких предприятий, которые будут лес готовить и поставлять нам. То есть сначала ставилась благая цель – развитие малого бизнеса. А в итоге решили, что лес будет заготавливать китайская рабочая сила, крупными масштабами, миллионами кубометров в год. Мы неоднократно обращались и к Губернатору края, и во все инстанции. Бьём в колокола.

– А какова позиция К.К. Ильковского?

– Он, конечно, «за» это строительство. И я его понимаю – там планируется поступление в бюджет края больших денег, а сейчас ситуация в бюджете очень сложная. Дефицит огромный. Нет источников пополнения бюджета. А это – источник. И Могочинский район, естественно, получит в свой бюджет налоги, а самое главное – краевой бюджет.

Нам осталось только ждать, когда будет принято такое решение, и подавать в суд, в связи с тем, что это создаст социальную напряжённость – люди останутся без источника существования. А в первую очередь, всё же должно быть для человека!

Пока мы пишем везде, обращаемся…

«Мы» – это кто?

– Население обращается ко мне, я на основании обращений писал письма на Губернатора. Было обращение жителей в районный Совет, депутаты собирали подписи населения, направляли письма в различные инстанции… Ответы пришли, но это отписки…

– Могочинский район, я слышала, тоже против строительства комбината?

– Да, насколько я понимаю, позиция главы – тоже «против», но Могочинский район находится в другой ситуации, там население не зависит от тайги в такой степени, как у нас, там есть другие предприятия, железная дорога… Там такого накала не будет, люди проживут без охотпромысла… У нас же совсем небольшая численность населения, всего 1400 жителей. Постоянно идёт снижение, процессы, которые мы стараемся всячески тормозить, сохраняем учреждения, организации, рабочие места – чтобы только не отдавать территорию… Отдать тайгу – это значит, потерять людей.

Сохранить оленеводство

– Юрий Николаевич, какова ситуация с оленеводством?

– Я в районе живу и работаю с 1982 года, когда в Моклакане работал главным зоотехником, у нас было полторы тысячи оленей. В Средней Олёкме тогда была тысяча голов, и в совхозе «Тунгирский» . Заречное), в пределах 1700 голов. То есть численность оленей в районе достигала четырёх тысяч голов.

Люди перестали видеть перспективность этого занятия. Численность оленей стала снижаться, особенно после перестройки. В 2001 году, когда я был директором МУП «Тунгирпушнина», в районе было всего 30 оленей, они находились в частной собственности. Я их купил на предприятие, и мы довели поголовье до 90 с лишним голов.

– Значит, было выгодно?

– Нет, это приносило убытки.

– Тогда зачем?

– Чтобы сохранить как вид. Единственная наша цель – сохранить оленеводство для населения, для будущих потомков… Всё же может измениться! После ликвидации МУП олени остались фактически бесхозными. Я, являясь директором уже частного предприятия, их ещё год содержал за счёт своих собственных средств…

– Дорого содержать оленей?

– Основное – это заработная плата. Три оленевода, хотя бы «минималку» им нужно заплатить, плюс затраты на материалы, на то, другое… Субсидии государство на оленеводство платит, но при таком поголовье они не покрывают затраты.

Сейчас, по последнему пересчёту, в районе 29 голов опять осталось. Я недавно выезжал в Моклакан, население готово пасти – платите заработную плату! Где брать эти средства. По 131 закону район не может заниматься такой деятельностью, это будет нецелевое использование бюджетных средств. Откуда-то какие-то финансы привлечь на их содержание мы тоже не можем. Передать какому-то предприятию, частному лицу? Пока нет никого желающих. Сейчас оленстадо – муниципальная собственность.

В ближайшие дни начнётся процедура продажи – мы должны объявить аукцион, торги, дать оценку – это 15-20 тысяч за голову…

– Это много или мало?

– Кто может купить за 20 тысяч рублей оленя, который не даёт ничего?! Чтобы получать от оленеводства доход, нужно иметь хотя бы тысячу голов, чтобы каждый год забивать по сто голов хотя бы, продавать мясо, панты, камус. А чтобы с 29-ти голов До тысячи довести – это сколько лет нужно?!

Ищем тех, кто купит. Но моя-то задача, как главы, сохранить их как вид, как домашнего северного оленя. Ну как северный район без оленя?! Может быть, изменятся экономические условия. Может быть, какой-нибудь предприниматель начнёт заниматься туризмом, тогда они могут давать какой-то доход…

Пока нет желающих купить стадо.

– А куда ушла школа оленевода?

– Я считаю, виновата система, когда в совхозы собрали оленей, сделали это государственным занятием. Олени были государственные, то есть ничьи. И люди стали работать за зарплату. Детей оторвали от родителей, от исконного занятия, направляли их в интернаты, передача навыков не произошла… Оленеводство – это очень тяжёлая отрасль, это постоянное нахождение в тайге, с оленями, отсутствие бытовых условий. Люди просто не видели перспективы в этом занятии.

– Ещё только в Каларском районе сохранены северные олени?

– Да, в Каларском районе есть поголовье! Там, конечно, и местное население подошло к этому более основательно, что ли, добросовестно. Там и БАМ проходит, и численность населения выше, есть предприятия и организации. Там коренные малочисленные народы, которые взяли оленей, оставшихся на момент перестройки, развала всех совхозов, кооперативов, и работают. У Габышева Спиридона Николаевича сейчас тысячи две оленей, а было всего 50. У него занимается этим семья, он использует и наёмную рабочую силу. Там есть рынок сбыта, чтобы продавать мясо, он панты срезает. Часть населения держат на семейных фермах понемногу, возят в стада туристов. Там есть транспортная доступность.

Конечно, если бы в нашем районе создать оленстадо туристического направления, то можно было бы сохранить животных, это был бы доход. Дай Бог бы нам такого предпринимателя!… Но опять же, оленстадо находится за 150 км от Тупика. Ехать вездеходным транспортом – это убытки, да и кто из туристов поедет мучиться на этом вездеходе? Добираться воздушным транспортом – приезжали к нам москвичи, говорят, дешевле съездить по турпутёвке в Египет, чем из Москвы до нас долететь. Единственное, что Китай рядом, китайские, может быть, туристы заинтересовались бы – им подешевле обойдётся. Но опять же, должна быть хорошая гостиница. То есть деньги, деньги и деньги.

– Вы избраны главой района год назад, какие ещё цели ставите лично для себя?

– В первую очередь, строительство ЛЭП «Тупик-Могоча». Второе – развитие малого предпринимательства. Без нескольких предприятий экономика района не поднимется, цель – одно-два предприятий открыть за это время. Просто сидеть, просиживать штаны в кресле – это не моё. Работать надо. Нужно что-то новое – построить, ввести, не стоять на одном месте. Такая у меня натура.



Беседовала Мария Вырупаева, «Земля» № 30

Здесь же, в «Земле», — текст об Агинских степях, богах и людях. «Группа читинских энтузиастов», среди которых оказалась автор Тамара Самарина, отправилась в тур «Край, где родился Чингисхан», чтобы услышать бурятские песни, совершить обряды и обалдеть от туристических возможностей Забайкалья: «Вот – озеро Ножий (бессточное, солёное, лечебное, полное тайн и легенд) в Агинском районе. Гора Эхэ-Хада (Материнская). Знаменитое урочище Малый Батор («баатар» с бурятского «богатырь») – комплекс удивительных по своей форме скальных останцев: Тэмэн-шулуун (камень-верблюд), Зурхэн-шулуун (камень-сердце), Гэр-шулуун (камень-дом)… Самый почитаемый из них – Тогоон-шулуун (камень-котёл), больше известный как знаменитая «чаша Чингисхана». Камень на каменном постаменте стоит здесь уже не первую тысячу лет и с истинно ханским величием «принимает» подношения туристов – сигареты, спички, монеты, камушки…».

И Таиланда не надо!

Забайкалье всерьёз взялось за привлечение туристов к собственным достопримечательностям

На въезде в округ нас встречают главы Агинского и Ононского районов, несколько человек в национальных бурятских костюмах и, конечно, раскинувшаяся под небесным пологом степь.

Мы – группа читинских энтузиастов, самых разных возрастов и профессий, последователи духовного туризма. А для агинцев – «первая ласточка» туризма этнографического: сегодня нас проводят по культовым местам буддизма и, конечно, по следам Чингисхана, которому легенды приписывают здешние края в качестве колыбели и последнего пристанища. Тур называется: «Край, где родился Чингисхан».

– Добро пожаловать на нашей гостеприимной древней земле, – радушно улыбаются встречающие с синими полосами ткани в руках – национальным символом гостеприимства. Хадаки (с ударением на второй слог) протягивают старшим группы и предлагают надеть на шею, что мы и делаем с уважительным поклоном. Но пока будто робеем, не знаем, как вести себя, что отвечать: слишком удивительны и эта торжественная (с первыми лицами районов!) встреча, и красота происходящего. Но хозяева терпеливы и торжественны:

– Мы приветствуем вас по древним бурятским обычаям на священной земле наших предков, родине великого Чингисхана!

Поют старые песни на бурятском языке. Протягивают пиалы с молоком – белой пищей, священной для бурят. Степь как театр под бескрайней синевой небес. И скоро мы чувствуем себя не столько зрителями этого театра, сколько участниками. Заодно пополняем запас знаний – встречающие подробно объясняют, что означает та или иная традиция.

– Самый безгрешный палец у нас какой? На левой руке безымянный! – предлагают присоединиться к древнему обряду: приветствовать духов здешних мест, трижды побрызгав молоком с помощью безымянного пальца левой руки.

– В любом месте будете. Хоть в Америке! Так заручитесь поддержкой небесных сил…

– Силы нам сегодня и правда понадобятся. Ононцы подготовили обширную программу. Хотя сам по себе район небольшой (население – всего 10 300 человек), но вобрал в себя столько легенд и таинств, что одним туром не обойдёшься. Местные верят, что на их земле родился великий воитель Чингисхан. А из сравнительно недалёкой истории: уроженцем села Куранжа был атаман Семёнов. Какими бы ни были сегодняшние взгляды на дела давно минувших дней, из истории страниц не вырвать. И слава Богу, пришло наконец осознание того, что этнографический туризм – лучший способ показать миру наши уникальные достопримечательности.

В Ононском и Агинском районах этому отводится в настоящий момент столько внимания, что к нашему приезду на въезде в Ононский район поставили большую белую юрту и даже заасфальтировали небольшой участок дороги! Низкий поклон всем, кто организовывал тур, готовил необыкновенные угощения из национальной кухни, сопровождал группу по культовым местам, рассказывая то, что не один путеводитель, как бы он ни был хорош, не расскажет…

Природа к паломничеству туристов в эти места тоже «подготовилась» основательно: мы не успевали охватить, впитать всё, что увидели, к чему прикоснулись – запечатлевали на снимках, чтобы вновь и вновь возвращаться сюда, переосмысливать, переживать…

Вот – озеро Ножий (бессточное, солёное, лечебное, полное тайн и легенд) в Агинском районе. Гора Эхэ-Хада (Материнская). Знаменитое урочище Малый Батор («баатар» с бурятского «богатырь») – комплекс удивительных по своей форме скальных останцев: Тэмэн-шулуун (камень-верблюд), Зурхэн-шулуун (камень-сердце), Гэр-шулуун (камень-дом)… Самый почитаемый из них – Тогоон-шулуун (камень-котёл), больше известный как знаменитая «чаша Чингисхана». Камень на каменном постаменте стоит здесь уже не первую тысячу лет и с истинно ханским величием «принимает» подношения туристов – сигареты, спички, монеты, камушки… Вокруг, против хода солнца, верующие обходят памятник трижды – таков обряд.

А мы спешим дальше – к «следу Чингисхана» (плоской каменной плите с углублением, напоминающим отпечатки гигантской человеческой ноги), к «Улхы-шулууну» (камню-люльке), «ихэ-шулууну» (камню с дырой»), которому легенда отвела почётную роль – помогать людям вымолить у духов рождение ребёнка.

Недалеко и Большой Батор – самая высокая из окрестных вершин Приононья! Здесь стоит памятник Бабжи-Барас-батору, одному из наиболее почитаемых среди агинских бурят легендарных героев XVII века. А на противоположном берегу Онона – урочище Делюн- Болдог, где по монгольской летописи «Алтан тобшо», родился великий полководец, объединивший разрозненные степные народы на погибель народам другим. Место захоронения Чингисхана по иной легенде – тоже рядом, только искусственно скрыто руслом Онона…

В Нижнем Цасучее, где нас опять же приняли с истинно забайкальским гостеприимством, главная достопримечательность – районный историко-краеведческий музей, который поистине, «дыханье времени храня», повествует о древнем и современном животном и растительном мире, о жизни народов, населяющих сейчас и когда-то ононские берега и ещё многом-многом другом. В числе уникальных экспонатов – бронзовое зеркало хунно-сяньбийской эпохи, XIV век (кто видел в нём своё отражение до нас!), швейная машинка 1913 года, предметы национального быта коренных народов Приононья. Особая наша благодарность за помощь в организации тура – учёному секретарю музея Юрию Константиновичу Товпегину.

Казалось, ну что ещё может удивить больше?! Но из Нижнего Цасучея мы едем в Новую Зарю, где в районом Центре бурятской традиционной культуры стоит большая белая юрта. Там ждут новое погружение в национальные ритуалы и – не передать словами, какой вкусный! – этнический обед, ведь любая культура познаётся, в том числе, и через кухню народа.

Но ещё ценнее духовное насыщение энергетикой здешних мест и особой ауры гостеприимства.

Много в этот день было сказано о важности взаимопроникновения культур и традиций. Но ещё важнее было то, что словами не скажешь – прочувствуешь. А ведь мы посетили только малую часть того, что можно увидеть в этих удивительных местах, напоённых легендами и сказаниями, напитанных энергетикой тысячелетий, которая почти осязаема и видна, как дрожащий воздух, обнимающий пламя.

С благодарностью, Тамара Самарина, и участники первого тура «По следам Чингисхана».



«Земля» № 30

А помните, лет 8, кажется, назад гуляла по сети песня «Девчонка из Читы», что не пафосная, не крутая. Так вот исполнительница её Рита Солнцева, точнее Маргарита Колотилина, приезжала выступать на фестиваль «Студвесна стран ШОС». Заодно и пообщаться с корреспондентом «Экстры» Надеждой Шайтановой. О жизни и о фестивале: «Мне кажется, что такое грандиозное масштабное мероприятие в Чите происходит все-таки впервые. Организовано все, на мой взгляд, достаточно грамотно и правильно. И я видела лица горожан, и лица участников – все были довольны происходящим, довольны тем, что они участвуют во всем этом». Маргарита также поразмышляла, почему молодёжь рвётся из Забайкалья.

Мастер Маргарита

Маргарита разговаривает размеренно, словно не спеша подбирает слова. Красива она той серьёзной, нерасплескивающейся красотой, и какой, возможно, была хороша и булгаковская Маргарита. Уже много лет она живёт в Москве, изредка посещая Читу, где остались родители, помогает им в бизнесе. Основная же её жизнь – это музыка, и в этот раз Риту привела в наш город «Студвесна стран ШОС»: девушка выступала на сцене как гость фестиваля.

Кобзон и его команда

Маргарита Колотилина родилась в Первомайске, и уже там началась её творческая карьера.

– Моя мама была руководителем детского вокально-инструментального ансамбля «Радуга», в свое время это был достаточно известный коллектив. Профессионально я вышла на сцену уже в составе коллектива ансамбля, лет в 6. Однако, когда мы переехали в Читу, эстрадно-вокальный этап немного притормозился. Я училась в музыкальной школе по классу фортепиано, делала успехи и мне посоветовали поступать в Москву. Я этим, занялась достаточно плотно, начала ездить в Москву, заниматься там, и здесь тоже занималась по усиленному курсу. После чего я поступила на первый курс академии имени Гнесиных как пианистка, – рассказывает Рита.

Во время поступления девушка обратила внимание на группу совершенно непохожих на остальных абитуриентов молодых людей: яркие, громкие, активные, эмоциональные. Это оказались «эстрадники» – те, кто поступал на эстрадное отделение. Познакомившись с ними, Рита решила попытать судьбу и в этом направлении. Совершенно неожиданно для неё самой, Маргариту зачислили и на эстрадное. Пришлось параллельно учиться на двух отделениях сразу.

– Уже на втором курсе меня в числе звёзд, которых привозил Иосиф Кобзон в Забайкалье (а он преподавал у нас на эстрадной кафедре), взяли на гастроли. Это было где-то в 2002 году. Через какое-то время у меня состоялось знакомство с известным поэтом-песенником Сергеем Сашиным и композитором Кимом Брейтбургом. И мы начали с ними небольшой проект, Ким написал мне две песни «Березовая роща» и «Девчонка из Читы». Тогда у меня был псевдоним – Рита Солнцева. Мы стали готовить программу выступлений, хотели начать, естественно, с Читы.

– Это был 2004 год, мы приехали с совместным концертом с Николаем Трубачом. Дали мы несколько концертов не только в Чите, также были выступления в Москве, в разных совместных концертах с другими музыкантами.

Рестарт со Студвесны

Участие в кастингах различных вокальных проектов тоже не обошло нашу землячку стороной. Пробовала свои силы Рита и в «Народном артисте», и в «Голосе»:

– Но там немного другая система отбора, им нужен уже готовый проект. Тем не менее, на кастинг меня приглашали, среди прочих прослушивали. После чего моя карьера певицы стала немного сходить на «нет» и больше внимания я стала уделять нашему семейному бизнесу – у родителей в Чите сеть магазинов. Но совсем с недавнего времени я решила все-таки вернуться к пению и первой моей попыткой в этом направлении стало выступление на Студвесне ШОС. А дальше я планирую работать над репертуаром для сольных выступлений.

Маргарита не скрывает, что оказалась на Студвесне благодаря знакомствам: здесь знают её родителей, её саму, известен её творческий путь. И организаторы уверенно включили ее выступление в рамки фестиваля.

– Какие впечатления? Мне очень понравилось! Мне кажется, что такое грандиозное масштабное мероприятие в Чите происходит все-таки впервые. Организовано все, на мой взгляд, достаточно грамотно и правильно. И я видела лица горожан, и лица участников – все были довольны происходящим, довольны тем, что они участвуют во всем этом.

Читинцы больше любят Питер

Тем не менее, Студвесна, наводнившая наш город тысячами молодых лиц, закончилась, и снова стал болезненным вопрос о массовом оттоке юношества из Читы в более перспективные большие города. Я не могла не задать Маргарите несколько вопросов на эту тему.

– Почему, по-вашему, молодёжь Забайкалья стремится покинуть регион и зацепиться в столице?

– Потому что не созданы условия для реализации каких-то проектов и амбиций для молодежи. Молодёжь стремится за впечатлениями, за новыми эмоциями, за новой информацией, это да. Наверное, неплохо съездить и посмотреть, и получить опыт, получить образование. Но возвращаться сюда мало кто хочет, потому что не предоставляется возможность для полноценной качественной и достойно оплачиваемой работы здесь.

– Правда ли, что провинциалы более энергичные, целеустремленные и мотивированные, чем москвичи?

– Я знаю не так много коренных москвичей, но я бы не сказала, что они пассивны. Они стараются держаться особняком. Они не то что бы ни во что не вмешиваются, они делают свою работу и достаточно хорошо, они всегда найдут себе в этом городе место под солнцем, и нет такого отношения к приезжим, что «понаехали». Они просто ведут себя достаточно спокойно, уверенно. Но, естественно, сила каких-то амбиций, эмоциональный заряд чувствуются более от приезжих, чем от москвичей.

– Общаетесь ли вы с бывшими читинцами в Москве? Много ли их там, на ваш взгляд?

– В Москве, наверное, не так много. В основном, едут в Питер. Я не знаю, почему читинцам больше нравится Северная столица, может быть, они находят москвичей снобами, заносчивыми людьми. Москва – город сам по себе пожёстче, более требователенпо качеству исполнения, по эмоциям, по отдаче. Питер он более творческий, веселый, в нем допускаются какие-то ошибки. И эта подача читинцам, наверное, более импонирует, чем Москва, которая требует сразу с порога приступать к работе и на очень высоком уровне.

«В Чите не хватает мест для общения»

По словам Маргариты, её любимые места в Москве – это Патриаршие пруды, и тихий центр – улочки, дворы, наполненные творческой атмосферой.

– В Москве сейчас замечательно, очень много мест, сделанных для отдыха, для досуга, организованы замечательные парки, настолько там все чисто, доступно, приятно. И это как раз то, что является серьёзным упущением в Чите – очень мало площадок для социального общения. Мне кажется, в этом сейчас назрела необходимость. Виртуальное общение, конечно, имеет место быть, но человеческого общения никто не отменял. И самое главное, что люди не знают, чем себя занять, не знают, как бороться со скукой, как применить свою энергию, как реализовать свои таланты.

– По чему в Чите вы больше всего скучаете?

– В основном, конечно, я скучала по друзьям, по людям, которые здесь у меня остались. Но потом многие из них тоже уехали из Читы. И знаете, сейчас я могу сказать, что скучаю по тому времени, которое я здесь провела, скучаю по детству, по юности и по чудесному забайкальскому солнцу!



Надежда Шайтанова, «Экстра» № 29

Если не рваться, то где работать? «Читинское обозрение» решает, что в сфере торговли, и выясняет плюсы, минусы, подводные камни профессии продавца. Тут-то и выясняется страшная правда: «Впрочем, продавцы тоже говорят, что хороших мест, где хочется работать на совесть, в Чите по пальцам пересчитать. Елена, поработавшая в нескольких супермаркетах города, призналась, что не смогла сработаться из-за того, что не умеет обманывать покупателей – то нужно просрочку как свежее продать, то наклеить ценник с большим весом, чем он есть на самом деле».

На каждом шагу

Куда не зарастает тропа человеческая

Недавно знакомый из Перми спросил меня: «На чём Чита держится, где люди работают?». И я задумалась, ведь действительно, в городе практически не осталось никакого производства. И, пожалуй, самая живая сфера, где ещё можно найти работу – это торговля. И по данным многих опросов, продавец – самая популярная профессия в России. В нашей стране продавцов больше, чем в какой-либо другой стране мира.

Издавна так повелось, что самыми массовыми местами для встреч людей были церковь и рынок. На базар люди приходили не только пополнить свои запасы, но и пообщаться. Если знакомых не встретишь, так с продавцами разговоришься-признакомишься. В перестроечные годы рынки стали теснить мелкие магазинчики, а в 21 веке на смену им пришли супермаркеты. И теперь в народе существует такая примета – если где-то в городе рубят деревья, ставят колышки – быть новому торговому центру. В нашем городе, где население едва ли превышает 300 тысяч человек, одних только торговых центров, домов-комплексов больше 70! Обычных магазинов – более 500. И общепитов почти столько же.

В управлении торговли по Чите нашей газете рассказали, что с каждым годом магазинов в Чите всё больше. И отметили, что пока нормативы по количеству площадей на жителей города не превышены.

Редкий торговый комплекс сегодня полностью сдан в аренду – практически в каждом есть по одному-два пустующему помещению. Для того, чтобы привлечь предпринимателей, было бы неплохо снизить арендную плату. Но владельцы ТК, ТЦ, ТД не идут на это. То ли из солидарности, то ли из-за жадности. Индивидуальный предприниматель Евгения Жеревина призналась, что совсем недавно была вынуждена отказаться от аренды помещения на ул. Шилова – слишком дорого. Доходы едва ли окупают расходы.

Такое изобилие торговых площадей, а значит выбора для нас, горожан, может и радует, но при этом редкий магазин может похвалиться своей индивидуальностью. Цены практически везде одинаковые, да и ассортимент перекликается. А хотелось бы подешевле да пооригинальнее. По унылым лицам консультантов можно смело сказать – не идёт покупатель, не идёт! Так нужно ли такое количество бутиков-павильонов, если это нерентабельно? Моя бабушка, глядя на это, призналась мне недавно – я уже соскучилась по очередям в магазинах. Теперь их нет.

Пожалуй, единственный плюс этого явления – это как раз рабочие места для читинцев. Продавцами у нас становятся сегодня и инженеры, и психологи, и многие другие, не сумевшие найти другое место под забайкальским солнцем.

Сами предприниматели отмечают, что настоящих мастеров продаж, которым хочется и платить больше, и условия создавать лучше, у нас всё-таки мало. Самый распространённый тип продавцов в Чите – «коробейники». Их мало волнуют желания покупателя, да и знание ассортимента весьма скудное. А ведь от продавца как раз и зависит вся работа торговой точки.

– Была у меня девочка-заочница. Специального образования не было, но как она с людьми ладила! Покупатели «на неё» шли, продажи были высокими. Отучилась она и уехала в теплые края. Вот теперь никак замену найти не могу, уже пятого продавца сменила после неё, – делится опытом в подборе персонала Юлия Задорина, предприниматель.

Впрочем, продавцы тоже говорят, что хороших мест, где хочется работать на совесть, в Чите по пальцам пересчитать. Елена, поработавшая в нескольких супермаркетах города, призналась, что не смогла сработаться из-за того, что не умеет обманывать покупателей – то нужно просрочку как свежее продать, то наклеить ценник с большим весом, чем он есть на самом деле.

– Переработку редко какой директор оплачивает, а уж о недостаче, которую вешают на нас, вообще лучше не говорить, – рассказывает Елена.

Это только на первый взгляд кажется, что торговля дело простое и прибыльное. На самом деле подводных камней здесь столько, что только успевай запинаться. Мы поздравляем работников торговли с их профессиональным праздником! Побольше вам благодарных покупателей и новых идей в вашей работе!



Надежда Дорощенко, «Читинское обозрение» № 30

Самые истовые искатели правды в информационном пространстве Забайкалья — газета «Вечорка» — своему амплуа соответствует и на этот раз. В свежем номере — интервью с профессором Михаилом Константиновым. Разговаривают по тематике широко и вольно, но особенно об Украине и России, которой профессор отводит роль спасительницы: «Обострение ситуации на Украине реализует вынужденный сценарий спасения Восточной Украины, Новороссии. Спасать будет Россия при поддержке Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья. Речь идёт о прямом или косвенном взятии под покровительство Новороссии. (…) Россия же, как это часто бывает, будет собирать под свое крыло тех, кто нуждается в защите. Это вынужденная роль России (!) – важная, полезная и позитивная. Народы сами тянутся сюда под защиту большого государства».

Профессор Константинов: не троньте агинские власти!

Интервью с этим легендарным забайкальцем должно было выйти в свет на прошлой неделе, если бы… Например, если бы на Усть-Мензе, где «Вечорке» удалось выловить наконец-то Михаила Васильевича, было бы не так прекрасно, как было на самом деле. Или, например, если бы редакционный автобус после нашей встречи в тайге, возвращаясь домой, не наткнулся бы на гору трупов на трассе «Байкал»… Просто не хотелось омрачать нашу занимательнейшую беседу жутким соседством с тем кровавым репортажем…

Встречайте: в рубрике «Интервью на грани» обнаруженный в тайге, датированный 48-м годом прошлого столетия профессор, доктор исторических наук и, как оказалось, просто замечательный человек – Михаил Васильевич Константинов.

– Где мы с Вами находимся?

– В Усть-мензинском археологическом комплексе – это по-археологически так называется.

– А что мы тут делаем?

– Здесь находятся объекты археологического наследия. Начиная с 1980 года в этом месте ведутся разведка и раскопки памятников археологии. Это очень богатое место в историко-археологическом плане. Надо сказать, что и географических достоинств тут тоже немало.

Нами были выявлены 17 древних поселений. Такого сгустка древних поселений на одной территории трудно еще где-нибудь найти. Речь идет о доцивилизованных временах. То есть не имеется в виду конкуренция с египетскими пирамидами и т. д. История начиналась здесь, и это нами установлено, сто тысяч лет тому назад. Это самые древние памятники в Забайкалье. Мы здесь открыли самые ранние пласты забайкальской истории.

До того, как мы сюда, в Усть-Мензу, приехали, забайкальская история начиналась 35 тысяч лет назад. Но мы ее удлинили в три раза. Это уже филигранное научное достижение.

– Это были жилища древних русских, бурятов, молдаван, а может, евреев?

– Этническая история начинается у нас позже – с железного века. В каменном веке она остается в тени. Она только-только начинает себя проявлять. Но мы точно можем сказать – здесь жили монголоиды. Это установлено точно по погребениям. Вообще Сибирь и Центральная Азия – это район обитания монголоидов. Можно сказать, здесь жили далекие предки, первые предки нынешних монголов и бурят. Ну уж точно это не были предки русских, украинцев и молдаван.

– Что сегодня происходит на Украине? А может, в Украине?

– На Украине – надо же по-русски говорить. Если говорим по-украински – тогда в Украине. Не надо подделываться, коверкать русский язык, это просто стилистически давит.

С большой радостью я воспринял возвращение Крыма. Его потеря – это была очень серьезная историческая, политическая ошибка. С гуманистических позиций, конечно же, желаю мира и спокойствия, но боюсь, что их там не будет. На Украине была допущена катастрофическая ошибка, и там огромную роль сыграли учителя истории. Это шло, правда, от политиков, которые заставляли учителей воспитывать в украинских детях ненависть к русским.

Вся история строилась как антироссийская, а по сути, как антиславянская. Вот это ложное воспитание историей сейчас дает эффект разорвавшейся бомбы.

– Есть мнение, что сегодняшняя Украина – это сценарий завтрашней России.

– Я надеюсь, что это не так. В России более опытные руководители. Украина никогда не была самостоятельным государством, там нет политических традиций, политической устойчивости. В России все-таки они есть. Хотя надо опасаться таких сценариев и делать все, чтобы их не было.

– Как это сделать?

– Для этого надо развивать экономику. Где нет экономического развития, начинается стагнация, в том числе и политическая.

– То есть стагнация – это вред?

– Да, стагнация – это вред, конечно. Стагнация – это нестабильность, далее, стагнация связана с деградацией. Должны развиваться демократические институты, хотя игра в демократию тоже может быть небезопасной.

Я придерживаюсь таких позиций – в государстве должны быть власть и сила, но должны выявляться за счет деятельности политических партий новые лидеры. А вообще все определяется законом, открытым Гегелем, о единстве и борьбе противоположностей.

– Кто, по-Вашему, стоит за, сценарием на Украине?

– Обострение ситуации на Украине реализует вынужденный сценарий спасения Восточной Украины, Новороссии. Спасать будет Россия при поддержке Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья. Речь идёт о прямом или косвенном взятии под покровительство Новороссии. Киев сегодня не в состоянии будет преодолеть раскол, который там произошел, в принципе, мирным путём. Это сугубо мой сценарий…

В целом, я думаю, что противостояние в мире будет нарастать. Грузия с Азербайджаном уйдут в НАТО. Россия же, как это часто бывает, будет собирать под свое крыло тех, кто нуждается в защите. Это вынужденная роль России (!) – важная, полезная и позитивная. Народы сами тянутся сюда под защиту большого государства.

– Роль Китая в происходящем?

– Дай Бог, она будет нейтральной, я думаю. У Китая очень много своих забот, они вмешиваться не будут. К России будут относиться либо нейтрально, либо позитивно. Они знают свои проблемы с Тибетом, с уйгурами, они больше направлены на то, чтобы вернуть Тайвань. Им вражда с Россией не нужна на данном этапе. С Китаем надо всегда ухо востро держать, но это не значит, что надо враждовать.

– Что такое современная Монголия для России?

– Могу сказать не понаслышке, мы три сезона отработали в Монголии.

Исходили ее вдоль и поперек, поэтому я имею представление и о монгольской природе, и о монгольских людях. Это самостоятельное государство, и весьма желательно, чтобы мы оставались друзьями. Народ относится дружественно к нам, особенно страшее и среднее поколение, многие тут учились, женились, знают русский. Молодое поколение, к сожалению, уже по-русски не говорит. Это большая незадача и потеря наша. Желательно дружить, обучать здесь монголов, и они должны понимать, что нигде они не встретят друзей больше, чем в России. С другой стороны у них Китай, с ним они никогда не наладят дружеских отношений – менталитет разный. Например, китайцы рыбу едят, монголы не будут. Монгольский менталитет ближе к российскому, чем к китайскому. Дело в том, что у нас части монгольского народа живут – буряты. Буддизм у нас в России распространен. Монголы были на этой территории, они знают обычаи, традиции некоторые.

Китай триста лет вырезал монголов, и последние этого не забыли.

В центральном краеведческом музее вся эта антикитайская история представлена. Поэтому у них до сих пор национальный герой Сухэ Батор. И он будет оставаться таковым наряду с Чингисханом, динозаврами и Буддой.

Прошлогодняя революция в Забайкалье, когда была сметена старая верхушка власти, благо или вред для края?

– Я не называю это революцией. С уважением отношусь к Гениатулину, он наш ученик. В гуманитарной сфере он очень много проделал. Чисто тактически я бы так не поступал, потому что это было резко и очень неуважительно по отношению к губернатору. Но сам принцип смены губернатора вполне естественен.

Ильковский – человек энергичный, знающий, опытный, желающий работать, дай Бог ему успеха. Но я думаю, что не так-то просто все изменять в ЗК.

– Буряты Улан-Удэ, Аги и Усть-Орды, они одинаковые или разные?

– В рамках одного народа они отличаются существенно. В русском народе, представители которого живут от Калининграда до Сахалина, больше общности, чем между тремя ветвями бурятского народа. Усть-Орда почти полностью потеряла бурятский язык. Раньше они записались в православные, а сейчас вернулись к шаманизму. Улан- Удэнские – наиболее сильная группировка – они буддисты. Но там силен советский атеизм среди интеллигенции.

Агинские буряты по происхождению в основном Хоринские, тоже с тех районов. Но они уже 2,5 века живут автономно, и поэтому у них многие свои обычаи, традиции, есть особенности в языке. Поэтому они хотят быть не столько этнически, сколько административно самостоятельными. У них семьи могут быть общие, а в административно-территориальном плане агинские хотят иметь собственное управление. Эта традиция в русском государстве есть, раньше были так называемые степные думы. И ломать эту систему даже в современном варианте небезопасно.

Если будут приниматься какие-то усилия по ликвидации управления Агинского округа, как я слышал, то это будет большой политической ошибкой. Традиции степных дум надо поддерживать.

– Вновь слышно об укрупнении регионов. Пророчат Байкальский регион, куда войдут Иркутск, Улан-Удэ, Чита…

– Это будет большой ошибкой Где будет центр – там будет развитие, в остальных местах – разруха.

Но тут есть момент, который мн(не нравится, который надо побороть. Это наличие многочисленных федеральных органов н местах, дублирование. Я предлггаю больше полномочий давать местной власти.

– Границы России года. Ваш прогноз.

– Она вынуждена свои границы расширять, защищая народы, иначе она потеряет русское население и близкие народы. Мне кажется, на данный момент неустойчивая ситуация в Казахстане. Там по опытный правитель – Назарбаев, но он в возрасте. Что будет после него – трудно сказать.

Там начнется раздрай. В Казахстане в советское время более 50% населения было русско-славянского происхождения. И вот это подбрюшье, как его называл Солженицын для нас чрезвычайно важно. Опека над ним весьма желательна. Mинимум – государственно-союзнические формы, как максимум – будет включение этой территории. Дай Бог процветания Казахстану, но Россия должна контролировать все эти ситуации.

– Традиционные пожелания читателям «Вечорки».

– Ваша газета остросоциальная, и это людей привлекает. Другие газеты этим не отличаются. Меня единственно что настораживает, можете не публиковать некоторые националистические выпады. Кроме того, я не приветствую никаких русских маршей, потому что вслед за этим будут бурятские марши, тунгусские марши. Наш край, слава Богу, более мирный, остальные, и работа на укрепление дружеских отношений для нас очень важна. Вот я слышал, что вы собираетесь там публиковать на бурятском языке – это я полностью приветствую.

Беседовали Владимир Кантемир, Андрей Цареы

Досье «Вечорки»:

Доктор исторических наук, профессор, почетный гражданин Читы.

Родился 22 ноября 1948 г. в г. Сковородино Амурской области. В 1969 г. по окончании Читинского пединститута работал на кафедре отечественной истории. В 1982—1987 гг. – декан историко-филологического факультета ЧГПИ. С 1992 г. – проректор по науке ЗабГГПУ. Руководитель Чикойской археологической экспедиции. Под его руководством изучены археологические памятники от палеолита до этнографической современности. Среди них археологические комплексы Студеновский и Усть-Менза, древние поселения Куналей, Алтан, Приисковое, Шаман-Гора и др. Им выделены палеолитические культуры толбагинская и куналейская. Автор научных публикаций по археологии и истории науки.

Награды: Доктор исторических наук (1995 г. ), профессор (1998 г. ), академик Академии гуманитарных наук (1996 г. ), заслуженный работник ВШ РФ (1998 г. ), почетный гражданин Читы (2001 г. ).

Досье «Вечорки»:

Усть-Менза – это комплекс археологических памятников. Располагается в Красночикойском районе в Усть-Мензинском урочище при впадении р. Менза в р. Чикой. Открыт Чикойской археологической экспедицией в 1980—1981 гг… Являлся базовым для проведения совместных археологических и геологических исследований, археологической практики и работы школьных лагерей. На Усть-Мензе впервые изучена большая серия жилищ времен палеолита и мезолита. Найдены самые древние в регионе наконечники стрел, выявлена серия погребений, в т.ч. одно из древнейших в Забайкальском крае.



«Вечорка» № 30

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

мда, если экс-губернатор был просто лесорубом и у Амазара дела шли не шатко не валко, то Ильковский уже впаве называться лесопромышлеником, при нем китайцев дела явно пошли в гору - отдан в аренду(уничтожение под корень) весь лесной фонд Могочинского района, половина Сретенского и Газзаводского, а ведь это миллионы гектаров леса. При умелом использовании - миллиардные прибыли. Брали бы пример с финнов - площадь с гулькин нос, а основная статья госбюджета - лесное хозяйство.