Р!
24 НОЯБРЯ 2020
23 ноября 2020

«Да, я дерзкий!» - про хулиганов и журналистов в обзоре краевых СМИ

Студентка отделения журналистики Алёна Сосина с присущим молодым корреспондентам восторгом взялась в «Забайкальском рабочем» рассказывать о кофейне, что открыли в Чите студенты питерского вуза. «Вот так наши ребята, марку самого лучшего кофе в мире привезли в наш край. Нашли помещение, закупили раздаточный материал, кофе-машины, продукты. Подписали все сметы и договоры. И вот теперь в Чите, на стадионе СибВО, расположена их собственная кофейня, которая уже собирает молодежь нашего города» — пишет журналист, обещая скидки и итальянский кофе.

А сейчас «Coffee Time»

Настала пора летних каникул, студенты после успешной сдачи сессий разъехались по своим городам, поближе к друзьям и родителям. Лето – пора веселья и жарких гуляний, но не для героев моего сегодняшнего рассказа.

Этим летом, студенты СпбГТУ, Владислав Захаров и Иван Павловский, приехали в свою родную глубинку. Как утверждают ребята, еще со школьной скамьи они были активными. Влад, например, был президентом школы № 30, а Ваня на протяжении всех лет обучения боролся за честь своей школы, принося победы, и не только. Ребята выросли на школе лидерства молодёжного центра «Искра».

По приезду в Читу ребята задались целью не прогулять это лето, а попробовать себя в бизнесе, и у них это прекрасно получается.

– Однажды в начале лета наш с Ваней разговор заплыл в область бизнеса. В городе, в котором мы учимся, много замечательных ресторанов, кафетериев, и много другого, что с лёгкостью открывает молодёжь. Ну, а наша Чита ещё ждёт своих героев, которые начнут развивать столицу Забайкалья. Кто станет первым, если не мы? – рассуждает Влад.

А ведь действительно, кто, если не молодое поколение нашего края, именно они наследники будущего, и от них зависит, как мы будем жить дальше.

Влад и Ваня решили действовать. «Идея появилась мгновенно», – утверждают они. Теперь в нашем городе, под руководством совсем ещё молодых ребят открылась новая кофейня со сладким названием «Coffee Time».

У меня к ребятам возник вопрос, а не трудно ли в таком юном возрасте, открывать свою кофе-точку? Вот что они мне ответили:

Иван: «Да, трудности есть всегда, и их не избежать! Но мы с Владом хорошая команда, и, несмотря на все трудности, которые стояли перед нами, мы справились, и, думаю, у нас и дальше все будет получаться».

Влад: «На самом деле, самым сложным было найти помещение и место! Нужно было найти доступный вариант. Было много поражений, но когда нам отказывали, мы становились ещё сильней и, не останавливаясь, шли вперёд, так нас научили».

За короткий срок ребята установили контакт и начали сотрудничать с несколькими крупнейшими кофейными компаниями. За опытом они, не смущаясь, обратились на родину знаменитого эспрессо – в Италию!

Даже те, кого нельзя причислить к знатокам кофе, наверняка не раз слышали о восхитительном итальянском кофе. Италия – это родина эспрессо, именно там производят и варят самый лучший кофе в мире. Сердце Италии – Рим – это не просто европейская столица, но и один из самых красивых городов мира. Ребята рассказывают, что каждого, кто приезжает туда, город пленяет атмосферой вечного праздника и, конечно же, ароматом великолепного кофе. Кофейни являются неотъемлемой частью итальянской и, в особенности, римской жизни. Обычно, кофейни – это семейный бизнес, где тонкости приготовления эспрессо передаются из поколения в поколение.

Конечно, юные владельцы кофейни не делятся своими секретами, но марку кофе называют охотно: «Данези! А какой же ещё?».

Вот так наши ребята, марку самого лучшего кофе в мире привезли в наш край. Нашли помещение, закупили раздаточный материал, кофе-машины, продукты. Подписали все сметы и договоры. И вот теперь в Чите, на стадионе СибВО, расположена их собственная кофейня, которая уже собирает молодежь нашего города. Ребята придумали много скидочных предложений, что не может не радовать каждого посетителя.

– Наша мечта сбылась! – говорят ребята. – Все, что было задумано на это лето, осуществилось! Теперь мы надеемся, что жители и гости Читы оценят наши старания, и захотят хоть раз попробовать замечательный кофе и, в придачу к нему, мороженое.

«Мы ждём вас! А сейчас «Coffee Time»!», – с уважением, ваши Влад и Ваня».



Алена Сосина, студентка отделения журналистики ЗабГУ, «Забайкальский рабочий» № 153

С не меньшим восторгом воспринял корреспондент «Экстры» Андрей Белокопытов поездку во временный пункт полиции «Арахлейский» с целью знакомства с условиями работы и быта тамошних сотрудников УМВД. Был предвзят, любопытен, но остался доволен: «Доходим до небольшого домика, заглядываем в первую комнату, где живут следователи, рядом – комната для сотрудников ОМОН и оперативно-следственной группы, отдельно живут работники ГИБДД. В комнатах поистине спартанские условия – несколько односпальных кроватей, тумбочки».

Арахлей криминальным

Как борются с преступниками на популярном среди читинцев озере

Летом в выходные дни озеро Арахлей посещают более 15 тысяч человек. Неизменным спутником отдыхающих является алкоголь, а, как известно, там, где люди злоупотребляют спиртным, нередко совершаются преступления. Причем, как самими «перебравшими», так и в отношении них.

Популярная «клетка»

В прошлую пятницу озеро Арахлей посетили члены Общественного совета при УМВД России по Забайкальскому краю. В состав группы вошел и редактор газеты «Экстра».

Целью нашей поездки было посещение временного пункта полиции «Арахлейский» УМВД по Читинскому краю, ознакомление с бытовыми условиями и беседа с сотрудниками. Встречал нас начальник пункта майор полиции Тарас Яковенко. Он сразу провел членов совета внутрь небольшого помещения, где круглосуточно дежурят полицейские. Первое, что бросилось в глаза – «клетка» у входа.

– Часто тут злоумышленники сидят? – спрашиваю у Тараса Владимировича.

– В выходные дни она не пустует. Начиная с пятницы и до воскресенья тут свободных мест нет. Мы задерживаем в основном молодых людей от 18 до 25 лет, бывает, и взрослые себя неадекватно ведут, – слышу в ответ.

После этого Яковенко вкратце рассказал о работе временного пункта полиции «Арахлейский», который каждый год открывается с началом работы детских лагерей. К слову, в нынешнем году он открылся 9 июня и будет работать до 1 сентября.

По словам начальника, в будни за правопорядком следят семь полицейских, в выходные наряд увеличивается до 25 человек – приезжают следователь, два экипажа ОМОН, экипаж ППС и три экипажа ГИБДД. Если нет вызовов, сотрудники патрулируют район «Пески», озеро Болван, детские лагеря.

Тарас Владимирович рассказал, как у них обстоят дела с криминалом: «Воруют. В основном, кражи происходят в дни массового скопления на озере отдыхающих – по статистическим данным Забайкалкрайстата, на выходные сюда приезжают более 15 тысяч человек. Если погода хорошая, базы полностью заняты, люди также живут в палатках на озере Болван, палатки стоят и вдоль берега в сторону села Преображенка. Отдыхающие, как правило, употребляют спиртное, не всегда смотрят за своим имуществом, и в итоге происходят кражи телефонов, денег. Если говорить о раскрываемости, то в процентном соотношении она составляет примерно 50 на 50».

По словам нашего собеседника, нынешним летом от граждан уже поступило более 150 сообщений и заявлений, около 50 из них – кражи.

– При этом пострадавшие зачастую не сразу обращаются с заявлением в наше отделение, а вернувшись после отдыха домой, идут в полицию по месту жительства. В итоге время упущено, и такие преступления, а это в основном кража денег, телефонов, золотых украшений, трудно раскрывать, – продолжил Яковенко.

«АУЕ» с КСК

Тарас Владимирович рассказал о последних преступлениях, которые расследовали он и его подчиненные:

– На прошлой неделе было совершено преступление, вызвавшее общественный резонанс. В селе Беклемишево в продуктовом магазине происходит сбор пожертвований на строительство храма. В магазин зашли молодые люди и эту коробочку с деньгами похитили. Мы задержали пятерых подозреваемых в районе Преображенки, похищенное изъяли. Выяснилось, что помимо этого преступления они также украли резиновую лодку и продукты на 4 тысячи рублей.

Нередко преступления совершаются и на базах отдыха. Одно из них произошло в ночь на прошлую субботу.

«Салонник» залез на базе отдыха в машину одного из отдыхающих. Хозяин авто задержал злоумышленника, мы с напарником в это время находились рядом и быстро прибыли к месту происшествия. Когда начали надевать на подозреваемого наручники, он стал кричать: «АУЕ! Ворам свободу!». Тут же прибежали около 10 человек, попытались напасть на меня и напарника. Мне пришлось выстрелить в воздух, нападавшие на некоторое время успокоились, – рассказал Яковенко.

«Салонника» доставили во временный пункт полиции, потом при помощи ОМОНа были задержаны еще 8 участников потасовки. В отношении троих из них Тарас Яковенко написал рапорт о нападении на сотрудников полиции, находящихся при исполнении.

Все задержанные – молодые люди 1991—1993 годов рождения. Они отрицательно настроены к обществу, полиции, власти. Именуют себя «АУЕ».

– Это расшифровывается как «Арестантское уркаганское единство». Практически все из тех, кто придерживается этого нового для Читы криминального течения, проживают в посёлке КСК. Причем они как из неблагополучных, так и вполне обычных семей. Например, у одного из задержанных на Арахлее мать работает в полиции, отец – тоже бывший сотрудник правоохранительных органов, – добавил Яковенко.

Он отметил, что на КСК представители «АУЕ» не воруют: «Они выезжают в город, в места массового пребывания людей, в том числе и на Арахлей».

И всё же большинство преступлений на озере Арахлей – это семейные скандалы, конфликты между отдыхающими после совместного распития спиртного.

Проблемы – где взять алкоголь, в излюбленном месте отдыха читинцев не существует – на «Песках» есть два кафе, магазины.

– Там все законно. В магазинах, согласно закону Забайкальского края, спиртное продают до 21-00, после алкоголь можно купить только в кафе, – сказал Яковенко.

По его словам, нередко происходят и ДТП. Недавно прямо возле временного пункта полиции нетрезвый военнослужащий «догнал» другую машину.

– Много пьяных за рулём? – тут же интересуюсь у начальника пункта.

– Мы такую статистику не ведём, но можно сказать, что один экипаж ГИБДД в выходной день выявляет 8-10 водителей, севших за руль в нетрезвом состоянии. В общем, пьяных за рулем здесь очень много. Экипажи, приезжающие на Арахлей на выходные, практически не отдыхают.

«Приезжаем не отдыхать»

В ходе беседы мы прогуливаемся по базе, где расположен пункт полиции. Тарас Владимирович показал нам, в каких условиях живут он и его подчиненные.

– Это столовая, еду мы варим себе сами, – начинает экскурсию Яковенко.

Доходим до небольшого домика, заглядываем в первую комнату, где живут следователи, рядом – комната для сотрудников ОМОН и оперативно-следственной группы, отдельно живут работники ГИБДД. В комнатах поистине спартанские условия – несколько односпальных кроватей, тумбочки.

– А где телевизор? – допытываюсь у «экскурсовода».

– Нету. Он здесь и не нужен, мы же сюда не отдыхать приезжаем, смотреть его практически некогда – в выходные бывает до 20-30 вызовов в день, а в будни, когда поспокойнее, мы занимаемся патрулированием и расследованием тех преступлений, которые не удалось раскрыть по «горячим следам».

– Как с алкоголем? Сотрудники по вечерам могут выпить? – не унимаюсь я.

– Это исключено. Каждый, кто приезжает сюда в командировку, знают, что пить тут категорически запрещено. В любой момент может поступить вызов, и мы должны быть готовы к этому. Более того, многие чуть ли не все время находятся на патрулировании, например, порой происходят драки, потасовки на дискотеке «Лунный пляж». И там постоянно дежурят сотрудники ОМОН. К примеру, на прошлой неделе они успокоили двух драчунов, которые на дискотеке не поделили девушку.

В ходе экскурсии выяснилось, что на пункте полиции есть компьютер, копировальная техника, но не проведен Интернет, хотя, как мне кажется, сегодня без Сети полицейские работать не должны. Им необходимо пользоваться всеми современными способами передачи информации.

– Чего вам ещё не хватает для работы? – перед отъездом спрашиваю у Яковенко.
– В принципе, у нас все нормально, все необходимые условия созданы – людей хватает, автомобилей тоже. Жаловаться не на что, да и некогда – работы много.

Андрей Белокопытов

P.S. Мы побывали на Арахлее 1 августа – перед праздниками ВДВ и железнодорожников. По словам Яковенко, они готовятся к этим дням. «Будут усиления, правонарушений не допустим», – сказал начальник. Вечером 3 августа я позвонил дежурному временного пункта полиции и попросил рассказать, как прошли выходные, не буянили ли десантники и железнодорожники.

– В принципе, ничего особенного не было. Зарегистрированы следующие преступления: кража лодки, два семейных скандала, в Преображенке украли сумку с 14 тысячами рублей. Десантники и железнодорожники вели себя спокойно, мы их не видели и не слышали, – ответил дежурный.



«Экстра» №32

Спартанские условия наступят для жителей Могочи зимой, если службы ЖКХ не успеют подготовиться к отопительному сезону. Какие сложности встают у них на благородном пути, рассказывает в «Азии-Экспресс» Степан Тихомиров. К приверу, это пресловутый закон о госзакупках, по которому меньшая стоимость заказа выигрывает. Но дёшево — не значит хорошо: «Трёхтонный агрегат, который предназначен для нагнетания воздуха в котле, стоил всего 200 тысяч рублей. Это при среднерыночной цене 400 тысяч. Экономия, конечно, очевидная, но когда его привезли, наши опасения подтвердились. Тонкие стенки кожуха и крыльчатки напоминали не дорогостоящий нагнетатель, а детскую игрушку. Ничего не оставалось делать, как его смонтировать, отцентрировать и установить на платформу. Произвели запуск. Последствия не заставили себя долго ждать. Рабочее колесо у него разорвало спустя всего 2 месяца».

Как затопить «Могочинский котёл»?

С начала августа в Могочинском районе действует режим чрезвычайной ситуации. На носу зима, а местное ЖКХ, к сожалению, в аховом состоянии. Общая сумма долга района перед предприятиями жилищно-коммунального комплекса перемахнула миллиона рублей. Кто и как пытается решить проблемы северной территории и, главное, какие вопросы действительно в приоритете у могочинских чиновников, на месте выяснил корреспондент «А-Э».

Город большого дефицита

В поисках корней проблем, которые угрожают срыву отопительного сезона, далеко ходить не пришлось. Как и всегда, все они сводятся к одному – острой нехватке бюджетных средств. Чтобы понять масштаб действительно чрезвычайного положения, достаточно было просто взглянуть на цифры. Более 33 миллионов рублей в ближайшее время нужно потратить, чтобы обеспечить полноценный отопительный сезон-2014/2015.

И это, как рассказал заместитель мэра города Могочи Эдуард Каримов, без учета замены теплотрасс:

– Нужна серьёзная модернизация нескольких котельных. А это возможно только благодаря покупке нового оборудования. В общем нужно заменить 14 котлов на шести теплоснабжающих объектах. Износ агрегатов не дает нам возможности медлить. В первую очередь, требует замены самый дорогостоящий котел на котельной «КЕ», которая отапливает практически всю благоустроенную часть города. Это в том числе и детские сады, школы, больницы, административные здания. Стоимость нового котла на «КЕ» с учетом работ по наладке и пуску составляет практически 23 миллиона рублей.

Потребность в замене налицо. В этом, кстати, глядя на многолетний агрегат, который по документам выработал свой ресурс еще в прошлом тысячелетии, сомневаться не приходится. Запас прочности и постоянный ремонт продлили жизнь «ветерану тепловой промышленности» почти на два десятка лет.

– Контракт на поставку нового котла находится в финальной стадии заключения. Смета давно готова. Осталось решить вопрос по поводу этапов оплаты. Рассчитываться будем до июля 2015 года. Край, конечно, деньгами поможет. Документально транши уже начали поступать. Но все-таки основную часть средств на ремонт котельного оборудования придется изыскивать в местном остродефицитном бюджете, – рассказал заммэра Эдуард Каримов.

Дороже значит лучше?

Вообще, к разговору о деньгах во время работы в северном городе приходилось то и дело возвращаться. Так или иначе, серьезную потребность в них испытывают все предприятия. Это, бесспорно, нормально. Ненормально то, что даже их наличие не гарантирует жителям бесперебойную подачу тепла. И дело тут не в людях, не в деньгах, а, как показали годы работы, в этом самом оборудовании, точнее – в его качестве.

Как известно, покупка, например, котла – мероприятие не только затратное, но и формально непростое. Нужно соблюсти большое количество нюансов, каждый из которых теперь прописан в одном из самых обсуждаемых федеральных законов. Если не вдаваться в подробности, тот самый 44-й ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», который пришел на смену устаревшему ФЗ №94, коренным образом изменил всю систему размещения государственного заказа. Теперь требуется очень жёсткое и обстоятельное обоснование начальной максимальной цены, детальное описание объекта закупки. Законодательство заметно ужесточилось в сторону тщательной и всесторонней обоснованности. Как бы то ни было, на практике закон просто становится на сторону самого выгодного, а значит, дешевого продукта. По мнению профессионалов, такой подход к выбору котельного оборудования нельзя назвать эффективным.

– Мы столкнулись с тем, что в погоне за покупкой самого дешевого оборудования сильно страдает качество агрегатов, – поделился опытом исполнительный директор ООО РСО «Тепловодоканал» Анатолий Чижов. – Вот хотя бы недавний случай с покупкой тяго-дутевого вентилятора. Когда специалисты «Тепловодоканала» ещё на бумаге увидели покупку, устройство сразу вызвало подозрение. Трёхтонный агрегат, который предназначен для нагнетания воздуха в котле, стоил всего 200 тысяч рублей. Это при среднерыночной цене 400 тысяч. Экономия, конечно, очевидная, но когда его привезли, наши опасения подтвердились. Тонкие стенки кожуха и крыльчатки напоминали не дорогостоящий нагнетатель, а детскую игрушку. Ничего не оставалось делать, как его смонтировать, отцентрировать и установить на платформу. Произвели запуск. Последствия не заставили себя долго ждать. Рабочее колесо у него разорвало спустя всего 2 месяца. Пришлось в авральном режиме устанавливать старый вентилятор – ведь промедление могло сказаться на температуре в могочинских квартирах. Меньше чем за сутки мы исправили ситуацию.

Что точно привело к разрушению колеса, пока «Тепловодоканалу» выяснить не удалось. В адрес завода-изготовителя тепловики отправили рекламацию с информацией о поломке. Спустя три месяца пришел, мягко говоря, странный ответ. На заводе в Бийске специалисты были уверены, что могочинские тепловики не должны были демонтировать сломанный вентилятор. Он должен был оставаться на месте до прибытия экспертной комиссии, которая бы дала заключение о причине поломки фактически нового нагнетателя. Как это делать в разгар отопительного сезона, когда погода в домах города зависит от быстроты принятых мер, непонятно.

Ситуация эта показательная. Цена и качество, как выяснилось, особенно если это касается котельного оборудования, соотносятся на 100%. Стоит ли на этом экономить и лишний раз доказывать истинность общеизвестных поговорок про скупость – вопрос непростой. Да и задавать его могочинцам некому, ведь ФЗ №44 – акт федеральный.

Электрические кульбиты

Как снежный ком накручиваются трудности тепловиков. Казалось бы, решится денежный вопрос, новые отапливающие устройства заменят «металлические архаизмы» – и беззаботная зима в Могоче обеспечена. Но не тут-то было. Проблемы ООО РСО «Тепловодоканал» так просто решить не удастся. Каким бы совершенным оборудованием ни оснастили теплоснабжающие объекты, постоянные перепады электроэнергии в городе выводят дорогостоящие агрегаты из строя.

– Одна из основных проблем в Могоче связана с качеством подаваемой электроэнергии, ведь мы находимся на стыке действия двух крупных Подстанций, – объяснил Анатолий Чижов. – Наш город максимально удален и от западной, и от восточной. Результат – 12 сгоревших двигателей за последние 2 года. Стоимость одною агрегата без учета затрат на доставку, установку и запуск – около 50 тысяч рублей. Исправить ситуацию не в наших силах, ведь за качество подаваемой электроэнергии отвечают поставщики.

Благо, что эта проблема совсем скоро может решиться. В середине июля уже был пробный запуск местной вставки постоянного тока, во время которого РСО, пользуясь случаям, протестировала свое оборудование. Так тихо и ровно, как во время теста новой подстанции, двигатели на котельных еще не работали. Если поставщики продолжат работу в том же направлении, то в августе – октябре качество электроснабжения станет намного выше.

Долговой круг

Вот, кажется, и все объективные обстоятельства чрезвычайной ситуации, режим которой 1 августа решили ввести в районе «в связи с тяжелым финансовым положением, отсутствием средств для расчета за уголь перед предприятиями ТЭК и ЖКХ…», дабы предотвратить срыв отопительного сезона. С этим всё вроде бы ясно. Сейчас практически на всей территории региона подобное положение дел. Но есть в Могоче одна проблема, за которой стоят но привычное для Забайкалья «тяжелое финансовое положение», а недоработки и не всегда понятные интересы конкретных должностных лиц. Речь идет о взаимоотношениях самой крупной местной управляющей компании ООО «УО «Коммунальник» и уже упомянутого «Тепловодоканала». Ситуация проста и сложна одновременно. Дело было так.

Как известно, не так давно вышел новый закон о том, что ресуроснабжающио организации должны заключить договоры с управляющими компаниями на сбор платы с собственников квартир за предоставленные коммунальные услуги. В целом для «ресурсников», в этом уверены и работники «Тепловодоканала», это не только удобно, но и выгодно. Конечно, при условии состоятельности управляющей компании. Управляющая зданием организация теперь просто должна по показаниям общедомовых приборов учета рассчитаться с «ресурсниками». Другими словами, УК – посредник между людьми и РСО. Но в случае с ООО УО «Коммунальник» такой сценарий, по мнению Чижова, просто может не сработать:

– Они с нами не рассчитывались с сентября прошлого года за тепло, поставляемое в офис, гаражи и общежитие. О какой уверенности в посреднике может идти речь, если они даже за свои здания рассчитаться не могут? Общая их задолженность составляет уже более 1,3 миллиона рублей. Этот долг, кроме всего прочего, провоцирует штрафы, которые мы вынуждены платить.

Но «Коммунальника» это совершенно не смущает. Три месяца назад он отправил «Тепловодоканалу» первый проект договора по поводу оплаты за предоставляемые жителям услуги.

– Мы им отказали, объяснив это тем, что счетчики, которые они установили в соответствии с ФЗ №185, в эксплуатацию не введены. Директору «Коммунальника» четко сказали, что после введения приборов учета в эксплуатацию договоры будут подписаны. Ответа по поводу счетчиков не последовало, зато иск в суд о принуждении подписания договора не заставил себя долго ждать. Заседания переносились, чтобы дать время на заключение договоров напрямую с населением. «Тепловодоканал» решил создать спою управляющую компанию. Мы начали проводить собрания, в которые вмешался уважаемый глава района, – подчеркнул исполнительный директор ООО РСО «Тепловодоканал».

На подъездах тогда появились объявления, подготовленные по поручению главы Могочинского района Дмитрия Плюхина, которые явно говорили о готовящемся «обмане». Именно с него, якобы, руководство ООО «УО «Тепловодоканал» начало свою деятельность. «Цель этих действий, по мнению главы района Д.В. Плюхина, полный захват рынка коммунальных услуг узкой группой лиц, приближенных к главе города Е.А. Краснову…» (выдержка из текста объявления «Осторожно – УО «Тепловодоканал»). По-моему, конфликт туг виден невооруженным взглядом. Есть две противоборствующие стороны, каждая из которых преследует свои интересы. Но с чем они связаны, какие вопросы действительно бы следовало начать решать руководителю района и как местные муниципалы оценивают работу «Коммунальника», об этом читайте в следующем номере газеты.



Степан Тихомиров, «Азия-Экспресс» №32

«Ближе к полуночи вызовы звучат из рации беспрестанно. Бывший муж, человек, должно быть, уважаемый (работает в управлении ЗабЖД), пришёл в квартиру, где когда-то проживал с семьёй, и устроил погром. Вырвал провода в электрощите на лестничной площадке. Пол в квартире усыпан землёй – дебошир разбил горшки с цветами», — напуганная ночным дежурством в составе экипажа отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции пишет журналист «читинского обозрения» Ольга Чеузова. А пугаться есть чего.

Жизнь после заката

Под покровом ночи город превращается в театр, только актёры в нём сплошь отрицательные

В прошлую пятницу мне удалось подежурить в составе экипажа отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции. Ровно в 17.00 развод. Предупредили, что ничего остросюжетного не обещают. Но как только начинают звучать ориентировки, кровь леденеет: «Ушёл из дома и не вернулся…», «Подозревается в изнасиловании… Особые приметы…».

Беседы с нарушителями

Нашему экипажу выпадает контроль за общественным порядком в Железнодорожном районе. Пробираемся через пробки. Народ спешит домой, выходит из магазинов с продуктами. А в УАЗике тем временем начинает верещать рация.

Из парикмахерской украдена сумочка (беспечная дамочка оставила её на подоконнике). Документы, ключи от машины, кошелёк оказались в руках вора, который тут же скрылся на машине по улице Богомягкова. Объявлен план «Перехват».

– Экипажи расставляются по всем возможным направлениям. Здесь важно быстрое реагирование, – объясняет сержант Иван Мыльников.

Из рации рёв сирен, кто-то уточняет номер автомобиля. Для меня захватывающее действо, для полицейских – обычная работа. Подозреваемого задержали быстро, у городского кладбища.

– Кроме трёх человек в экипаже по определённым квадратам территории района ходит патруль. У них та же задача, что и у нас: не допустить угрозы жизни и здоровью людей. Профилактика тоже наша задача, зачастую проводим беседы с нарушителями, – говорит старший сержант Михаил Борисов. Благодаря этому многих происшествий удаётся избежать.

«Свали отсюда!»

Чем больше темнеет на улице, тем серьёзней становятся вызовы. Словно из прорвавшейся канализации лезут наружу людские пороки.

В половине одиннадцатого вызов на Краснодонскую – соседи дерутся, шумят. Из квартиры на полицейских, словно фурия, вылетает женщина лет тридцати. Пьяная, отвязная, будто ждала нас: «Ну, говорите, чё вы хотели-то вообще?». В стеклянных глазах нет ни единого проблеска разума, ни уважения к полицейским. От набора матов я даже забываю: её сфотографировать. Со словами: «Свали отсюда!» она вцепляется в полицейского. Из квартиры выскочил муж: «Иди усыпляй детей! Всё, ребята, мы спать ложимся». Видно, понимая, что к чему, схватил пьяную жёнушку и с трудом затащил в квартиру, где ревели ребятишки. Конфликт решила утихомирить мама пьяной читинки, заверив, что сию секунду семья успокоится. В эту квартиру обязательно наведается участковый.

По сравнению с этой перепившей дамочкой задержанный нами ещё засветло парень кажется вполне безобидным. По словам продавца, он заходил в магазин и бессвязно что-то бормотал, отпугивая посетителей. Парня зовут Илья, судя по состоянию, пьёт не первый день. Одет прилично, вежлив. Спрашиваю: «Почему пьешь?». «Так получилось». Рассказал, что работал медбратом в клинической больнице, но за пьянку погнали в шею. «С женой вместе пили, сейчас разошлись». Его, конечно же, доставили в отдел, составили протокол об административном правонарушении, оставив до отрезвления. Отпускать такого нельзя. «Пьяный человек всегда становится объектом преступления», – поясняет старший лейтенант Сергей Белозерцев.

Пьяные и дерзкие

Примерно в то же время: у пункта полиции в Жедезнодорожном районе нами замечена женщина лет 50. Её под руки ведут две девушки. Размахивая руками, она награждает полицейских матерком. После бесполезной беседы женщину с трудом усаживают в УАЗ и везут домой. Пассажирка пьяна до безобразия. Под белы рученьки её доставляют до квартиры на Магистральной. Хотелось бы, чтоб Елена Валерьевна (так она представилась) прочитала это и задумалась: а что было бы, если бы не полицейские? Дошла бы она до дому? Водится полиция с перепившими читинцами, как нянька с детьми, а в ответ получает оскорбления.

Приходится стражам порядка быть и воспитателями. Как, например, с этими подростками, которых мы встретили во дворе на Недорезова. Важные, шагали домой, забыв о том, что в поздний час они должны находиться под присмотром взрослых. Погоны пацанов не смутили. Особенно Славу тринадцати лет. На мои вопросы отвечал развязно: «Да, я дерзкий!». Но как только речь зашла о детской комнате полиции – угомонился. Такое поведение сразу навело на мысль об учителях, которые вот так же распинаются перед подобными ученичками, а в ответ только наглый взгляд и оскорбления. Страшно, когда вместо ребёнка перед тобой зверёныш, готовый на самые жестокие поступки. Есть подростки, на совести которых уже и грабежи, и разбои, и изнасилования…

Жизнь по понятиям

Уже затемно обнаруживаем в одном из дворов пьяненькую компанию. Парень с золотой цепью в палец толщиной (видно, местный «авторитет») выступает перед нами с «распальцовкой»:

– У нас всё спокойно. В натуре, всё здесь нормально. Я здесь родился. Идите лучше ищите, кому горло перерезали. Вот там бы работали!

– Наверное, такое случается как раз после таких вот посиделок? – спрашиваю у него.

– Не допустит никто. Отвечаю! – пошатываясь на нетвёрдых ногах, заверяет «авторитет».

А на убеждения сотрудников уважать людей говорит:

– Если бы не уважал вас, старшой, я бы к вам не подошёл.

В ответ на призывы к совести насмешки в нашу спину…

Ближе к полуночи вызовы звучат из рации беспрестанно. Бывший муж, человек, должно быть, уважаемый (работает в управлении ЗабЖД), пришёл в квартиру, где когда-то проживал с семьёй, и устроил погром. Вырвал провода в электрощите на лестничной площадке. Пол в квартире усыпан землёй – дебошир разбил горшки с цветами.

–Это не первый раз. Я писала заявления, но потом их забирала. Жалко его, хорошую работу потеряет, – всхлипывает женщина и дрожащей рукой снова пишет заявление. Из комнаты выглядывает зарёванная девчушка (папка к нашему прибытию уже покинул квартиру). Заявление от гражданки поступило, но сердце женщины может в любой момент дрогнуть…

В жизни надо всё попробовать?

К полуночи народ начал звереть – алкоголь делал своё чёрное дело. Тревожный вызов из посёлка Заречный, здесь у придорожного кафе «Баян Уула» драка. Нетрезвые молодые люди при виде полицейской машины бросились бежать. Двух мы догнали. Руки у обоих в крови, у одного неглубокий ножевой порез на шее. Третьему парню бинтовали порезанную ножом руку в машине скорой помощи. Ничего конкретного сказать не могли: ни с кем дрались, ни имён нападавших. Изрыгали только маты и строили из себя крутых парней.

Допросив молодых людей и осмотрев место происшествия, сотрудники полиции составили протоколы. «Крутые парни» отправились восвояси. А из рации прогремело: «Разбой!». Причём где-то совсем рядом, но пострадавший по телефону никак не мог определить своё точное местонахождение. Включив мигалки, мы ринулись его искать. Покружив по дорогам в поисках кафе, где произошло разбойное нападение, полицейские определили, что это то самое кафе, где махали кулаками наши «бойцы». Но кто вызвал полицию?

Избитого, изрядно выпившего мужчину нашли напротив той самой кафешки в кустах. Он позвонил с мобильного, который, к счастью, не отобрали. Корчась от боли, сказал, что с ним был ещё брат на машине, и он вместе с ней исчез после драки. По рации тут же разлетелась ориентировка о разбое и пропаже.

– С ножом на меня кидался один. Я нож выкрутил, он порезал руку. Толпой били. Человек 10-15.

– А где же вы были, когда мы сюда на вызов приезжали первый раз? – спросил старший лейтенант Белозерцев.

– Я лежал, не понимал ничего. Брат здесь остался. Телефон брата недоступен.

Полицейские тут же вызвали по телефону тех двух бравых хлопцев, которых только что отпустили. К моему удивлению, те вернулись на место происшествия, их тут же усадили в машину. Дождавшись скорой, мы поехали в отдел, чтобы передать молодых людей следователю, который теперь должен во всём разобраться.

Пока добираемся до места, парни рассуждают:
– А мне смешно – я никогда так не ездил. Но в жизни надо всё попробовать, да, братан?

Решив блеснуть умом, говорят об Уголовном кодексе, как сложно выучить каждую его статью. Да, всё им кажется детской забавой, но полицейским не до смеха – экипаж дежурит вторую ночь подряд. И таких артистов хватает каждую смену.

– Как же можно с такими работать? Какая же нужна выдержка? – говорю я в пустоту.

В ответ раздаётся:
– Это наша работа.

…В третьем часу ночи захотелось сбежать домой и зарыться в одеяло, чтобы не видеть ночной жизни, насквозь пропитанной алкоголем и преступлениями. А экипажу предстоит ещё шесть часов блюсти порядок, выезжая на происшествия. Ведь сколько бы мы ни ругали полицию, в случае опасности набираем именно короткий номер «02».



Ольга Чеузова, «Читинское обозрение» №33

Наконец «Эффект» публикует разоблачительную статью про австралийского фермера, который отказался поставлять баранину в Россию, ссылаясь на политические мотивы. Корреспондента Егора Захарова особенно задел коллаж на сельскохозяйственном сайте государства, где у руководителя предприятия лицо вышло красным. Зато решение о приостановлении поставок «краснолицевого» сподвигло журналиста разобраться в австрало-российском импорте и поверить в сельское хозяйство и овцеводство Забайкальского края. Хоть так.

Бараньи санкции

Страшны ли Забайкалью австралийские продовольственные запреты?

События, развивающиеся в последние полгода, пугают не столько смыслом, а стремительностью. Конфликт на Украине, в котором Россия участвует, вызвал неоднозначные эмоции у части мирового сообщества.

Явления политические, как это часто бывает, сказались на экономике. Вслед за санкциями в отношении конкретных россиян западный мир ввёл продовольственные санкции. Однако Россия, к их удивлению и возмущению, отмалчиваться не стала.

Угроза извне

Нет смысла писать о всех санкциях, введенных за четыре последних месяца, но о событиях июля упомянуть стоит хотя бы вскользь. Евросоюз, например, ввел ряд ограничений в отношении некоторых компаний, преимущественно крымских. Позже запреты на сотрудничество коснулись авиакомпаний, товаров и банковских кредитов. Спустя ещё день санкции начали действовать в отношении ключевых банков.

Страны посолиднее прерывали военное сотрудничество, небольшие государства повторяли их действия. Бывшие союзные республики прерывали вещание российских СМИ на своих территориях.

Одной из стран, поддерживающих ведущих игроков, стала Австралия, с которой у Забайкалья в недавнем обнаружились связи в виде потомков казаков-эмигрантов. На «зеленом континенте», в частности, к санкциям присоединилась группа компаний «Australian Lamb Group», которая занимается поставками баранины.

На их сельскохозяйственном портале можно лицезреть краснолицего и седобородого дядьку, врезанного «фотошопом» на фон из овечьего загона. Из сообщения, сопровождающего забавную картинку, становится понятно, что мужик этот – генеральный директор этой самой группы по имени Джон Верралл.

Посредством сайта он передаёт миру о том, что отказ от торговли с Россией нужно рассматривать как политический посыл и знак соболезнования тем, кто погиб от рук сепаратистов.

Председатель федерации фермеров Австралии Питер Тухей же, наоборот, выразил опасение за прибыль своих коллег. В комментариях под текстом первый же пользователь, представившийся производителем баранины, возразил первому и поддержал второго. Анонимный пользователь посчитал, что продукцию не нужно использовать в качестве рычага, а США – не быть судьями. Несколько комментариев из недлинного списка имеют тот же посыл. Однако, как вы понимаете, в делах большой политики на мнение простого обывателя внимание не обратит никто.

Кстати, в сообщении самого мистера Верралла поражает, конечно, и то, с какой уверенностью заокеанский господин говорит о вине России в крушении малайзийского «Боинга».

Вот так, стараниями краснолицых австралийских мужиков, экспорт их говядины в нашу страну прекратился. Что мы от этого потеряли, а что, наоборот, можем приобрести?

Серьёзны ли австралийские чабаны?

Если немного углубиться в историю, то можно вспомнить, что производство мяса в тогда еще Советском Союзе начало сокращаться практически перед его развалом – в начале 90-х годов. Естественно, свято место пусто не бывает, и простаивающую нишу товаров собственного производства быстро заполонили зарубежные говядина, баранина и прочие «ножки Буша».

Картина начала меняться только к 2008 году, когда был установлен исторический максимум импортных поставок в 3,25 млн. тонн в год. Уже к 2013 году экспорт мяса из зарубежья в Россию едва превысил отметку в 1,3 млн. тонн. По сравнению с позапрошлым годом показатель сдулся на 12%. В то же время собственное производство выросло на 6% – до 8,1 млн. тонн.

В списке стран-импортеров Австралия занимает далеко не лидирующие позиции. В апреле этого года Россия самостоятельно отказалась покупать австралийскую говядину, сократив общий импорт этого мяса сразу на 5%.

По итогам 2013-го, с «зеленого континента» в РФ было ввезено 2,6 тыс. тонн свежей и охлажденной говядины почти на 42 млн. долларов и 27,97 тыс. тонн замороженной на 93,5 млн. долларов.

В целом объём поставок говядины в Россию в 2013 году составил около 611 тыс. тонн, основными поставщиками выступают страны Латинской Америки – Бразилия, Парагвай и Уругвай.

Цифры, фигурирующие в описании импорта баранины, ещё меньше. За 2013 год Австралия поставила в страны Таможенного союза, где, надо полагать, основным покупателем выступает Россия, 6,3 тыс. тонн баранины и козлятины на $27,4 млн.
В 2014 году поставки неумолимо сокращались. За пять месяцев австралийцам удалось продать только 1,8 тыс. тонн такого мяса.

Эти данные дают понять, кто и кому показывает кузькину мать. Согласитесь, что России, отказавшейся от 30 тыс. тонн заокеанской говядины, на кратно меньший объём баранины, мягко говоря, наплевать.

И заявления краснолицего главы «Australian Lamb Group» выглядят как попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Рано или поздно от продукции австралийских чабанов мы бы и сами отказались, без санкций грозных овцеводов.

Сами с овцами

Имеет смысл вспомнить, что в Забайкалье в середине 70-х годов прошлого столетия имелось около 5 миллионов овец. Переход к рыночной экономике сильно сократил поголовье, но в последние годы оно колебалось от 89,8 тысяч голов до 597,4 тысяч.

В прошлом году овец в Забайкалье насчитывалось 510 тыс. голов, к середине этого – уже 840 тысяч. Таким образом, можно понять, что без австралийских баранов катастрофы в России не случится.

Меж тем, в регионе нашлись и те, кто зарубежные санкции встретил позитивно. Руководитель «Союза крестьян Забайкалья» Галын Доржиев считает, что запрет на импорт сельхозпродукции надо продлить на три года.

– Мы от всего этого только выиграем, так как сможем массово производить собственные продукты. Единственное, что может стать в нашем регионе проблематичным, так это производство молока. Но его можно ввозить из Бурятии и Иркутска, – рассказал Доржиев.

Примерно о том же говорит председатель Совета директоров ОАО «Группа компаний «Сибирь»» Андрей Харин. Он, как деловой человек, думает, что после введения запретительных мер нужно выработать стратегию развития отрасли, которая позволит добиться результатов.

В краевом Министерстве сельского хозяйства запрет тоже воспринимают как стимул к развитию отечественного производства, сдерживаемого отсутствием спроса.

– Наши местные мясокомбинаты, будь то «МПК», Кадалинский или Краснокаменский, так или иначе стараются завозить мясо из-за границы, потому что оно дешевле. Но в странах, занимающихся поставками, выращивание животных ведётся интенсивнее, с применением белковых кормов и ориентировано на объемы, нежели на качество. У нас выращивают еще «по старинке», это экологичнее, – рассказал заместитель начальника отдела животноводства и племенной работы краевого Минсельхоза Павел Лиханов.

Таким образом край получил предпосылку к развитию привычной, но запущенной отрасли. Стоит только пойти навстречу местным крестьянам, а потом вместе смеяться над заокеанскими «друзьями», широко преподносящими свои незначительные санкции.



Егор Захаров, «Эффект» №33

НазадВперёд
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ