Р!
14 МАЯ 2021
13 мая 2021

На Украине плохо, а в России лучше - в обзоре районных газет

«Извини те, если что не так», — заканчивает своё письмо в газету «Сельская новь» жительница Акши В.М. Кравцова от имени «пенсионеров и тем более инвалидов». Суть «наболевшего» — недоступность некоторых зданий для указанных граждан: « Например, чтобы попасть на нашу почту, нужно преодолеть крыльцо, а для нас это такое препятствие. На этом крыльце нет ничего, чтобы можно было зайти на него и сойти. Я дважды обращалась, правда, устно, к депутату Васильеву Н.Г. – тишина». Начальник почты отсылает обращения в Читу, мол, дело столичное.

Из нашей почты

Здравствуйте, дорогие наши читатели. Пишет вам жительница Акши Кравцова В.М. Думаю, многие со мной согласятся, что подтолкнуло меня написать в газету. Мы, пенсионеры и, тем более, инвалиды, не можем попасть в некоторые здания. Например, чтобы попасть на нашу почту, нужно преодолеть крыльцо, а для нас это такое препятствие. На этом крыльце нет ничего, чтобы можно было зайти на него и сойти. Я дважды обращалась, правда, устно, к депутату Васильеву Н.Г. – тишина. Обращалась к начальнику почты, чтобы сделали нам хотя бы перила. Мне начальник почты сказала, что они относятся к Чите, и это не к ним. Ну невыносимо без посторонней помощи зайти на это злосчастное крыльцо.

Однажды я сама видела, как инвалид заходил. Жалко, что не было фотоаппарата – это нужно было видеть. Бабушка заходила, извините, на четвереньках. Ну куда же это годится? И никому нет до этого дела. Лишний раз по делам туда не хочется идти.

У меня вопрос: «Кто нам поможет, чтобы сделать хотя бы перила, к кому нам обращаться?». На всех магазинах сделали пандусы, но по ним даже здоровые не зайдут. Они такие крутые. Летом страшно по ним ходить, не говоря уже про зиму. Это просто издевательство над инвалидами.

Извини те, если что не так. Просто наболело. Помогите нам в этом вопросе.


«Сельская новь», №65-66



Юрий Житлухин в газете «Слава труду» сообщает, как он поменял отношение к беженцам Украины, впрочем, как и многие, кому довелось с ними встретиться. «Выехали первого июля, под пулями. Метрах в пятистах от автовокзала в Донецке шел бой. За день до этого к нам на работу пришли украинские солдаты, принесли листовки, в которых давали 24 часа на сборы. Нам приказывали уехать, в противном случае мы признавались бы пособниками террористов, которых надо уничтожать. Так и сказали: «Забирайте своих детей и уматывайте, иначе начнем вас резать», — рассказывают журналисту в первой украинской семье в Краснокаменске.

Ищущие убежища

В Краснокаменск прибыла первая семья из воюющей Украины

Беда далеко…

Мы все тому свидетели: сначала дикие митинги в Киеве, фашиствующие молодчики, столкновения с «Беркутом» и бегство украинского президента, бросившего собственный народ. Затем – «вежливые» люди, «Крым наш!», твари из «Правого сектора», трагедия в Одессе, неадекватные и страдающие кретинизмом чиновники американского Госдепа, митинги на востоке Украины, ополчение, Новороссия, гражданская война и санкции против России. И ведь не в Африке кровожадной, не в дикой Азии, а в Европе просвещенной брат уничтожает детей собственного брата, а немецкие, французские и еще там какие политики судорожно придумывают оправдания его преступлениям…

Беда рядом…

Каюсь, еще совсем недавно присоединялся к брюзжанию многих по поводу тысяч украинских беженцев, которые приехали к нам в страну, спасаясь от войны, что надо им помогать. Но сейчас думаю, что стоны наши можно сравнить с той ситуацией, когда ребенок твой слишком долго гуляет на улице и надо его поругать. Но ты не перестаешь при этом любить его.

Известие о том, что в Краснокаменск приехала первая семья, бегущая от войны на Украине, взволновала. Удалось с ними встретиться и поговорить. Знакомьтесь: Игорь и Елена Горбуновы, а с ними дочь Виктория и сын Илья, приехали к нам из Донецкой области. Разговаривают с украинским акцентом, а в глазах боль и шок от пережитого – прошел всего месяц, как они вырвались из зоны, охваченной боевыми действиями. Игорь родился в селе Бырка Приаргунского района (отец был военным), но еще ребенком уехал на Украину. И всю жизнь семья прожила там.

– Выехали первого июля, под пулями. Метрах в пятистах от автовокзала в Донецке шел бой, – рассказывает Игорь. – За день до этого к нам на работу пришли украинские солдаты, принесли листовки, в которых давали 24 часа на сборы. Нам приказывали уехать, в противном случае мы признавались бы пособниками террористов, которых надо уничтожать. Так и сказали: «Забирайте своих детей и уматывайте, иначе начнем вас резать».

Семья Горбуновых отнеслась к заявлениям «укропов» и карателей из «Правого сектора» очень серьезно, поэтому бросили все, сели в автобус и – в Россию.

– У нас во дворе каратели застрелили трехлетнего ребенка за то, что у него на груди была повязана георгиевская ленточка, – со слезами на глазах вспоминает Елена. – Когда украинская армия вошла в город, стало по-настоящему страшно. Они же все ходят какие-то «обдолбанные», под наркотиками. Могут зайти в любую квартиру, в магазинах водку ящиками забирали, а если кто не понравился – стреляют на поражение.

Каково оно, жить в таком страхе? У Горбуновых в центральной Украине живут родственники (в Херсоне), так они не верили их словам о происходящем в Донецке – настолько сильна антирусская пропаганда. Зато верят, что в Одессе люди сами себя подожгли, что на востоке действует группа русских террористов, что доблестная украинская армия… Пока их детей не начали в эту армию забирать. Тогда они стали прятать своих сыновей, иначе их мобилизуют в ту самую доблестную, и их могут убить. Такова практика: украинских солдат отправляют на зачистку, а сзади – бойцы «Правого сектора»: убивают тех, кто отказывается стрелять в собственный народ. Но Горбуновы верят в ополченцев: «Карателям их не победить, ополченцы нас защищают!».

Первого июля автобус с беженцами, в том числе и с семьей Горбуновых, по окраинам, охваченным боевыми действиями, пересек российско-украинскую границу в Белгородской области. Сколько вещей можно перевезти в сумках? Одну смену белья и немного продуктов. Так, практически с одними украинскими паспортами на руках (были небольшие накопления на банковских картах, но их украинское правительство заблокировало), Горбуновы оказались на вокзале в Москве. Лагеря беженцев остались в стороне, они просто вышли из автобуса и… все. Первую ночь провели на вокзале.

Мы – россияне!

Процитирую Ивана Охлобыстина, православного священника и актера: «Спасибо тебе, Украина, за то, что ты научила нас заново быть русскими. За то, что расправила нам плечи. За то, что подарила нам новых героев и мучеников… Спасибо тебе, Украина, за наполнение наших искореженных ленью и пьянством душ Живой Верой Христовой!… И это навсегда. Разумеется, это ничего не меняет в нашем отношении к тебе. Случись большая беда, мы опять пойдем за тебя умирать миллионами».

Да, я рад, что поток антирусской ненависти, хлынувший на нас от некогда братского народа, не убил, а, скорее, наоборот, воскресил в нас человеческое, христианское сострадание. Когда началась война, Горбуновы по интернету нашли дальних родственников в Краснокаменске – Ларису Медникову, двоюродную сестру Игоря. Они никогда не виделись, но Лариса сразу предложила им помощь и пригласила к себе жить. Горбуновы терпели до последнего, но когда оказались без денег в Москве, то Лариса взяла кредит и отправила им деньги на дорогу, встретила и приютила (храни ее Господь!), и так семья оказалась за шесть тысяч километров от своей Родины.

– У вас в Краснокаменске очень чистый воздух, к климату привыкаем, – рассказывает Игорь. – И привыкаем жить без войны. Дома мы засыпали и просыпались под звуки стрельбы и обстрела «Градом». У вас так спокойно! Мы дома месяц жили без воды, носили ее в ведре из ручья… И люди у вас добрее, у нас такого нет – на Украине все сами по себе.

Что дальше? По словам Горбуновых, статус беженцев они не хотят принимать, ведь в случае прекращения боевых действий их депортируют обратно на Украину.

– А куда нам возвращаться? В разрушенный дом? Там все разбомблено. Мы собираемся остаться на постоянное место жительства как вынужденные переселенцы, – объясняет Елена Горбунова. – У вас в Краснокаменске обратились за помощью к главе города Б.М. Пичкуренко, и он нам очень помог, за что ему большое спасибо. Как иностранные граждане, мы должны пройти медицинское обследование, получить необходимые сертификаты. Борис Михайлович помог в этом, а также обратился к предпринимателям, и они помогли деньгами и вещами на первое время. Обещал, что поможет с работой и жильем (сейчас они ютятся в восьмером в квартире Ларисы Медниковой).

Наша правда

«Беженцы», как поясняет словарь, – это лица, покинувшие страну, в которой они постоянно проживали, в силу чрезвычайных обстоятельств. Гражданская война – что может быть чрезвычайнее? И мы знаем, их будет много – сотни тысяч, и что они будут искать в нашей стране убежища. И, несмотря на брюзжание некоторых лиц, мы их примем и поможем. Потому, что мы россияне, потому, что (пусть на Украине об этом забыли) мы братские народы, потому, что так правильно.


Юрий Житлухин, «Слава труду», №87-88



«Улётовские вести» устроили филологический праздник, опубликовав очерк Елены Чубенко о Екатерине Афанасьевне Коноваловой из Дешулана. Вот вам отрывок на аперитив: «Тридцать лет прожила вместе со свекровью, невольно подстраиваясь под ее ритм, хотя, конечно же, хотелось своего уклада. На плечах, наверное, были мозоли от рюкзака. С утра оседлает велосипед, рюкзак на спину – и на ферму. Оттуда – в магазин – дома трое ребятишек ждут, всех покормить, намыть, обстирать. Муж Илья натопит баню и, приехав с дойки, до трех часов ночи настирывает ребятишечью одежонку. А в пять-шестом – снова вставать. Потому что до дойки нужно еще свою корову подоить».

Живёт в Заречке бабушка

Судьбы стариков наших – все похожие, будто с одного листа списанные: родились до войны, а потом, пропустив пору детства, порой становились взрослыми за один день: бок о бок с мамками своими вставали на пашню, в поле, брали повод бычьей упряжки. А похоронки старили не только матерей, но и детей в один день. И тридцатилетние вдовы в одночасье превращались в старух, а двенадцатилетний пацан вдруг осознавал, что он стал мужиком в доме и кормильцем…

Когда беседую с людьми довоенного или военного поколений, каждый раз поражаюсь этой схожести. А еще роднит людей отношение к жизни.

Вот и Екатерина Афанасьевна Коновалова из Дешулана из их числа. Довоенное и военное детство, отец и брат, ушедшие на фронт. И почти сразу неумолимые похоронки, убившие свет в глазах матери! Пять осиротевших девчат, мама, ковшик баланды, который приносила на всех детей. С голоду пухнуть уж начали да соседка, тётка Евгенья, проковыряла дырочку в сарае, где был корм для коней и быков и тихонько шепнула: «Палочкой ковыряйте. Вам будет сыпаться оттуда помаленьку». Бог отвел. Никто не донес, не пересадили «расхитителей»…

По сей день благодарны ее бесценной тогда помощи. Чугунок картошки, сваренный у соседки, бабки Матрены, делили с «дарчатами», как потом всю жизнь звали Дарьиных девчат.

Всё было. Была послевоенная тяжелая юность, когда совсем еще подростку доверяли уход за телятами и коровами, и доярочья жизнь – с молодости до самой пенсии. Ежедневный ранний подъем. По теплу и того раньше – на летнюю дойку приезжали затемно, промораживая по весне в резиновых сапогах ноги.

Тридцать лет прожила вместе со свекровью, невольно подстраиваясь под ее ритм, хотя, конечно же, хотелось своего уклада. На плечах, наверное, были мозоли от рюкзака. С утра оседлает велосипед, рюкзак на спину – и на ферму. Оттуда – в магазин – дома трое ребятишек ждут, всех покормить, намыть, обстирать. Муж Илья натопит баню и, приехав с дойки, до трех часов ночи настирывает ребятишечью одежонку. А в пять-шестом – снова вставать. Потому что до дойки нужно еще свою корову подоить.

И все казалось, вот кончится этот сумасшедший ритм, надои трехтысячные… Начнется новая, спокойная жизнь – без подъемов, как в части, ни свет ни заря, без нервов. Сама себе хозяйка будет в доме…

Но не получилось… Сначала рано ушел из жизни супруг Илья. Не просто складывались судьбы у детей, и каждая боль в семье детей трехкратным грузом ложится на душу старенькой доярки. Со вторым, Гурьяном, пожила было тихо и спокойно, да и Гурьян ушел на покой. Да что там Илья и Гурьян… Вся улица почти уж ушла на покой.

Дома и то гибнут в когда-то уютной черемуховой Заречке.

Сколько выплакано слез – знают только подушка на кровати да оградки на кладбище… Потому, наверное, и глаза у бабы Кати промыты до непостижимой голубизны.

Несмотря на сложнейшую судьбу, перенесенную недавно операцию, не попускается домом. Растит, как и все, огородину. Бегают по ограде куры. А изба просто сияет чистотой, встречая у порога домотканными чистыми ковриками.

Встречаясь с такими бабушками каждый раз думаю, откуда они черпают силы для жизни? Чьими заветами да молитвами вложен в них этот несокрушимый стержень безграничной доброты и трудолюбия? Силушки вам, тетя Катя!


Елена Чубенко, «Улётовские вести», №61



Журналист «Нерчинской звезды» Татьяна Гусева провела расследование, чтобы выяснить, что не так с водой из ИК-1, которая бежит к реке. Для начала корреспондент освоила теоретическую часть о том, как должно быть, а затем на практике выяснила, как есть. Можете себе представить, что оказалось: «Мы побывали на этом месте 31 июля (…) А по поверхности полутораметровой травы бегут зловонные ручьи, в одном месте труба, из закопанной цистерны «свёрнута» по направлению к земле, точно подтверждая, что тут и откачивать не надо – «нечистая водичка» из закопанной цистерны сама место найдёт, да и предприятию, обслуживающему дома, неплохая экономия, ведь «денежку» за вывоз жильцы многоэтажек всё равно платят».

О чистоте текущих «Ручейков»

Обращения наших читателей по поводу «мутной» водички, бегущей с территории ФКУ ИК-1 по направлению к реке – не редкость. Даже фотографии, символизирующие водяной по ток из учреждения 27 марта 2014 года предоставили.

Тем, кто скажет: «Кому какое дело, что им больше всех надо?», можно привести официальные строчки главного документа страны – Конституции Российской Федерации. Так вот, статья 42 гласит: «Каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии и на возмещение ущерба, причинённого его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». То есть, нарушители спокойствия действуют в рамках закона, согласно предоставленным им государством правами.

Этап теоретический

Чтобы вникнуть в суть дела, нам пришлось познакомиться с автономными системами очистки и принципами их работы. Благодаря работе с источниками «вырисовалась» такая картина. При автономной очистке используется септик, который может иметь различную степень «камерности» в зависимости от объёма сточных вод. Самые внушительные из них – трёх – и четырёхкамерные, предусматривающие расход сточных вод свыше 10 кубических метров в сутки. По современным нормам, сброс веществ после очистки может производиться на почву, в водоём, либо отходы попросту вывозятся на полигон жидких бытовых отходов. Если сброс сточных вод разрешён в водоём, то он предполагает почвенную доочистку. Для её осуществления могут использоваться фильтрационное поле, песчано-гравийные фильтры, колодец или траншея.

Нет полномочий

В нашем городе два учреждения, принадлежащие федеральному ведомству, Управлению федеральной службы исполнения наказаний – это ФКУ ИК-1 и ФКУ ИК-11. За разъяснениями наш корреспондент отправился в территориальный отдел Роспотребнадзора по Сретенскому, Нерчинскому и Чернышевскому району. Начальник отдела Олег Михайлович Зырянов пояснил, что разрешение на сброс ИК-11 и ИК-1 выдаётся экологической федеральной надзорной службой, находящейся в краевом центре. В полномочия территориального отдела самостоятельная проверка учреждения не входит, Роспотребнадзору не подконтрольны учреждения Федеральной службы исполнения наказаний и железная дорога. За последнее время специалисты Роспотребнадзора проверяли только пищеблок и прачечную, и то по заданию краевой прокуратуры совместно с прокуратурой района. Конкретного ответа на вопрос: «Проверяется ли качество воды ниже по течению реки от учреждения ИК-1, расположенной на улице Шилкинской?», мы не получили. Прозвучало только, что значительно уменьшилось число точек для забора воды на контроль в связи с оптимизацией в службе Роспотребнадзора и «общегосударственной» экономией: по Нерче было около 30 контрольных точек, а осталось 2-3. Летом вода в реке проверяется один раз в месяц, а качество зависит от количества выпавших осадков, во время ливневых дождей загрязнение увеличивается.

Экстренных ситуаций по качеству воды в Нерче не было, можно сказать, что она относительно чистая.

Главный эколог района И.В. Мальцев пояснил, что никакого отношения к подписанию разрешительных документов при работе септика в ФКУ ИК-1 экологическая служба района не имеет – это прерогатива Росприроднадзора Забайкальского края. В общем, колония есть, септик есть, но они – «не наши», ведомство другое.

Ответ УФСИН России по Забайкальскому краю

Вот в это ведомство, то есть в Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Забайкальскому краю, мы и обратились, получив ответ об очистных сооружениях в двух учреждениях.

Что касается ФКУ ИК-11 («женская колония»), то разрешительные документы на сброс в водоём учреждению, расположенному в Нерчинске, не нужны. Почему? В ответе значится, что жидкие бытовые отходы ФКУ ИК-11 размещает на городском полигоне твёрдых бытовых отходов, заключив договор на утилизацию и размещение с МУП «Угольный». Он подписан 30 декабря 2013 года. Вывоз отходов осуществляется на собственном транспорте (вакуумный автомобиль КО-503 В-2). Кроме этого, в ответе поясняется, что в колонии установлен трёхкамерный септик, дата его установки – 2004 год. Объём потреблённой учреждением воды для собственных нужд за 2013 год составляет 16,613 тыс. кубических метров. Кстати, согласно ответу, контроль качества жидких бытовых отходов не производится по той причине, что он не нужен, то есть, если нет сброса в водоём, процедура проверки на законных основаниях не нужна. Мы поинтересовались, платит ли учреждение экологические выплаты в казну района. «ФКУ ИК-11 за 2013 год производило оплату платежей за негативное воздействие на окружающую среду в сумме 83, 566 тыс. руб. Администратором платежей за негативное воздействие на окружающую среду в Забайкальском крае является Управление Росприроднадзора по Забайкальскому краю. Экологические выплаты от ФКУ ИК-11 и ФКУ ИК-1 в казну Нерчинского района не предусмотрены законодательством Российской Федерации» – это строчки из ответа на запрос редакции газеты в Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Забайкальскому краю.

В территориальном отделе Роспотребнадзора нам сообщили, что заявлений от граждан по поводу сброса жидких бытовых отходов ИК-1 не поступало, поэтому причин для обращения в какие-то инстанции для проведения проверки нет.

Очистка в ДОСах

Хотя, к слову сказать, попахивает у нас в городе давным-давно по простым причинам. Во-первых, септиков в многоэтажках нет и не предвидится, а утечки в ДОСах и на Ленской – не редкость, только они очевидны, так как происходят на глазах большого числа людей, живущих в многоэтажках и вроде бы относительно далеко от Нерчи. Успокоиться можно только тем, что пока до реки добежит, частично в почву впитается. А если по факту, то из 11 многоэтажек в ДОСах только три дома имеют колодцы, из которых производится откачка жидких бытовых отходов. От остальных отходы «самотёком» бегут в коллектор, где закопаны ёмкости, из которых должна производиться откачка. Мы побывали на этом месте 31 июля и не нашли следов пребывания и подъезда машин, которые, судя по числу многоэтажек, должны работать постоянно, зато заросли полыни и лебеды надёжно укрывают «очистку» от людских глаз. А по поверхности полутораметровой травы бегут зловонные ручьи, в одном месте труба, из закопанной цистерны «свёрнута» по направлению к земле, точно подтверждая, что тут и откачивать не надо – «нечистая водичка» из закопанной цистерны сама место найдёт, да и предприятию, обслуживающему дома, неплохая экономия, ведь «денежку» за вывоз жильцы многоэтажек всё равно платят.

О проверке и качестве

А, впрочем, вернёмся к «ручью», бегущему из ИК-1. В ответе УФСИН по Забайкальскому краю от 29 июля 2014 года значится, что в ФКУ ИК-1 установлен выгребной четырёхкамерный септик, установленный в 2005 году, а также очистные сооружения механического типа, действующие с 1966 года. Учреждение имеет незаканализированные объекты, от которых вывоз жидких бытовых отходов осуществляется собственным автомобилем на полигон, принадлежащий МУП «Угольный». Кроме этого, учреждение имеет разрешение на сброс нормативно-очищенных вод в Нерчу. Оно подписано 11 ноября 2009 года и значится под номером 296. Также в ответе говорится, что почвенная доочистка предусмотрена, она проводится с использованием песчано-гравийных фильтров на действующих очистных сооружениях с последующим обеззараживанием и сбросом в реку.

Как осуществляется контроль качества воды? В этом же ответе сообщается, что один раз в месяц, пока река не покрыта льдом. В зимнее время воду не проверяют. Последний отбор проводился 25 июня нынешнего года, на 500 метров выше и ниже от места расположения ИК-1. Результаты показали, что качество воды в реке не соответствует требованиям нормативов. Например, показатель ХПК (бихроматная окисляемость) выше ПДК в 2,07 раза, а водородный показатель ниже гигиенического норматива на 0,2 единицы PH. В ответе нет сравнительного состояния качества воды до и после сброса, то есть оценить что «вылито» невозможно. Но даже значение ХПК (эта аббревиатура расшифровывается как химическое потребление кислорода, и по её значению определяется содержание органических и минеральных веществ) показывающее превышение предельно допустимой концентрации в 2,07 раза, говорит о том, что содержание органических и минеральных веществ в воде велико. Происхождение «органики» летом обычно объясняют тем, что дожди смывают то, что накопилось, а согласно ответу «вклад» сброшенных сточных вод ИК-1 в загрязнение оценить невозможно. Экологических выплат в казну района учреждение тоже не производит, а размер платежа в «федеральный котёл» за 2013 год составил 81,199 тысяч рублей.

Немного цифр

Мы поинтересовались в МУП «Угольный» какой объём жидких бытовых отходов вывезен ФКУ ИК-11 за 2013 год и получили конкретную цифру: размещено 1296 кубических метров (расход воды учреждением в 2013 году составляет 16 тыс.613 кубических метров). В процентном отношении вывоз от потребления составляет 7,8%. Кстати, объём воды, потреблённой для собственных нужд ИК-1, составляет 61 тысячу кубических метров. А для сравнения поинтересовались в коммунальных службах города объёмом потребления воды в пятиэтажном доме, если здесь проживает 113 жильцов. При расчётах, с учётом зимнего и летнего периодов, получилось около 9 тысяч кубических метров. Конечно, цифра 113 нереальна, если прикинуть, что в среднем, в каждой квартире проживает три человека, то нужно утроить и кубометры воды. Если использовать тот же процент – 7,8, то объём вы везенных жидких бытовых отходов от дома должен состав пять 2106 кубометров. Если «перевести» это число в «бухтовозки» с ёмкостью пять кубометров, то от каждого дома в год примерно вывезут 421 цистерну. То есть, жильцы пяти этажного дома должны лицезреть процесс откачки нечисто – один раз в день, а иногда и чаще. И то в том случае, если вывоз в расчёте от потребления тот, который рассчитан не основании предоставленных цифр, а не реальный. В действительности, в благоустроенной квартире практически вся вода, потреблённая жильцами, уходит в систему канализации и водоотведения, и цифра «вывоза» гораздо больше, а соответственно, и число откачанных цистерн. Кстати, слухи с «бухтовозках», сливающих нечистоты где придётся, (ведь за размещение на полигоне тоже нужно платить) периодически появляются, нет только фактических доказательств.

P.S. Конечно, чаще всего беспокоятся те люди, где двор дома или подвал залило нечистотами при утечке из перемёрзшего коллектора или неоткачанного колодца. Хотя чистая вода должна быть заботой различных ведомств, или мы ошибаемся? В управлении УФСИН России по Забайкальскому краю нам пояснили, что иногда при проверке качества воды, её характеристики выше по течению хуже, чем в нижней части. Интересно, а что покажет анализ почвы в районе коллектора в ДОСах? Или будем надеяться на природные процессы самоочищения?

А если говорить о самоочищении, то при подготовке материала мы наткнулись на исследовательскую работу учеников Агинского округа, датированную 2012 годом. Она называется «Оценка качества вод верхнего течения реки Нерча и её притоков». Исследование проводилось по содержанию в Нерче и её притоках макрофитных водорослей. В пресных водах водоросли участвуют не только в продуцировании органического вещества, но и в образовании сапропеля, применяемого при грязелечении, а также как корм животным. При массовом развитии они могут наносить ущерб, поскольку ухудшается качество воды и затрудняется водоснабжение. Способность водорослей к самоочищению воды имеет огромное значение и занимает важное место в круговороте веществ в водоемах.

Исследование показало, что исследуемые реки чистые (река Жарча и Нерча с Кыкер) и слабо загрязнённые (река Ульдурга и Нерча близ села Олинск). На чистые воды указывают такие биоиндикаторы, какхетофора, вошерия, шантразия, на слабозагрязнённые наличие в реках ностока и спирогиры. Работа двухлетней давности пока говорит о чистых верховьях, в Олинске уже появляются последствия «человеческой деятельности», не на пользу Нерче, а, значит, и нам.


Татьяна Гусева, «Нерчинская звезда», №62



В Могоче другая беда — там коровы едят высаженные цветы. Автор, тем не менее, поднимает серьёзную тему безнаказанности хозяев скота, которые не считают нужным оплачивать пастуха, а позволяют животным ходить, где им вздумается. В качестве примера более ответственного отношения как к скоту, так и к спокойствию своих жителей со стороны властей Валентин Красников приводит Нерчинский район: «В Нерчинске же конкретика прописана: «Безнадзорные бродячие животные, находящиеся на улице и в местах общего пользования, подлежат отгону и (или) отлову. Возврат владельцу осуществляется по предъявлению удостоверения животного при совпадении с индивидуальным номером животного. Невостребованные в течение трёх суток животные в соответствии с заключением государственной ветеринарной службы подлежат забою».

Бродячая корова, как зеркало либеральной действительности

Меньше всего хочется увязывать бродячих коров с нашей либеральной действительностью, то есть с политикой. По большому счету – вообще не хочется говорить на такие темы. Но что же делать, если действительность такова, а не иная?!

Коровы в нашей Могоче стали почти священными животными. Но если в Индии они на самом деле считаются священными, и это с рождения каждым индийцем осознается именно так, то с чего вдруг у нас-то корова стала неприкосновенным животным?!

Все, кто сталкивался с этими животными на улицах нашего небольшого городка, единодушны: нужно каким-то образом заставить владельцев скота убрать их хотя бы с городской площади, с тротуаров, цветников и зеленых насаждений.

Вот что, к примеру, говорит житель нашего города В.Н. Васильева: «Второй год занимаюсь посадкой цветов на площади, и второй год коровы кормятся этими цветами. Ходила на прием к главе городского поселения «Могочинское» Е.А. Краснову, председателю Совета А.А. Алешкову, писала в газету… Со мной пришли жители близлежащих домов, чтобы поддержать меня, они постоянно помогают мне в охране насаждений. Знаю точно, что на площади пасутся коровы Коростелевых и Зиняхиных. Давайте все вместе примем какое-то решение». Разговор шел на собрании у главы района с владельцами крупного рогатого скота 23 июля 2014 года.

На собрание, проведенное по инициативе главы района, пришли председатель Совета ГП «Могочинское» А.А. Алешков, депутат районного Совета JI.В. Астраханцева, директор ООО УО «Коммунальник» В.А. Полетучий, три владельца крупного рогатого скота и несколько жителей, кому не безразлично лицо города Могоча. Тут уместно подчеркнуть, что перед собранием каждому владельцу коров было вручено приглашение (а всего более сорока) с просьбой прийти на это собрание. Трое пришли. А остальные, выходит, живут по законам либерального общества: «А почему это наши коровы не могу ходить там, где им заблагорассудится?». Именно так думают и говорят некоторые владельцы крупного рогатого скота.

Не захочешь, да вспомнишь советские времена: люди жили куда беднее многих сегодняшних владельцев скота, но не считали зазорным нанимать пастуха, платить ему.

Но что же наша власть? Председатель Совета ГП «Могочинское» А.А. Алешков проинформировал собравшихся, что «Совет городского поселения 2 июля 2013 года принял решение «Об утверждении правил содержания сельскохозяйственных (продуктивных) животных в личных подсобных хозяйствах, у юридических лиц. у индивидуальных предпринимателей на территории ГП «Могочинское». Этим решением определены специально отведенные места для пастьбы животных, права, обязанности и ответственность владельцев животных. Но решение не исполняется.

Владельцы не хотят нанимать пасту ха, не хотят платить деньги. В прежние времена были пастухи, пасли, но очереди сами владельцы, находили выход, животные не гуляли безнадзорно по городу.

Но если решение не выполняется, то кто даст ответ – почему? Может, надо принять еще какое-то решение, которое бы помогло исполнить неисполняемое решение?! Тут дело в исполнителях или, все же, во владельцах крупного рогатого скота? Или в либеральной действительности?

Точно знаю, что в Нерчинском районе, к примеру, городская власть подходит к таким делам, как содержание скота и выпас его более продуктивно и настойчиво. В нынешнем году, по сообщениям СМИ, там приступили к более действенным мерам, чем, допустим, найму работника, который прогонял бы безнадзорных животных за пределы Нерчинска. После обращений к гражданам – владельцам скота с предупреждениями об ответственности за своих животных стали проводить рейды и выписывать протоколы, последствием которых является привлечение непослушных владельцев к административной ответственности. Если первый штраф не подействовал на владельца скотины, то выписывается повторный, более ощутимый. Списки таких непослушных, не желающих исполнять решение городской власти, печатаются в районной газете.

Далек от мысли советовать нашей городской власти, как себя вести в данной ситуации, хотя, с другой стороны, мы все, в том числе и я, являемся добросовестными налогоплательщиками. И вправе требовать от городской власти, которая содержится на паши налоги, действенных мер в решении той или иной задачи.

На собрании прозвучали предложения делать метки краской на бродячих животных. фотографировать их. выявлять хозяев, составлять протокол на административную комиссию, штрафовать. Решено: поддержать предложения Л.В. Астраханцевой, Д.В. Плюхина и других выступивших на собрании о подготовке обращения в адрес владельцев крупного рогатого скота с предложением им самоорганизоваться по микрорайонам на выпас скота в специально отведенных местах, нанять пастуха. И сделать это рекомендовано до 10 августа текущего года. В противном случае – красить, фотографировать крупный рогатый скот, штрафовать их хозяев.

В упомянутом решении городского Совета много правильных слов. Но что касается ответственности владельцев животных, то в Правилах содержания нет конкретики, лишь говорится об административной ответственности. В Нерчинске же конкретика прописана: «Безнадзорные бродячие животные, находящиеся на улице и в местах общего пользования, подлежат отгону и (или) отлову. Возврат владельцу осуществляется по предъявлению удостоверения животного при совпадении с индивидуальным номером животного. Невостребованные в течение трёх суток животные в соответствии с заключением государственной ветеринарной службы подлежат забою». Сказано предельно ясно.

Городская власть в Могоче, как и ветеринарная служба, есть. Осталось добавить в правила конкретные пункты и руководствоваться ими, не кивая неизвестно на кого…


Валентин Красников, «Могочинский рабочий», №105-106



«Приаргуская заря» не верит в добрые намерения телеканала «РЕН ТВ» о новом реалити-шоу по созданию на основе разваливающейся деревеньки «Лучшей деревни России». У автора текста, в котором весьма однозначно высказана позиция относительно реалити-шоу в России, есть свой рецепт счастливого села. Догадайтесь, о чём идёт речь.

И жизнь станет лучше!

Сотрудники российского телеканала «РЕН ТВ» побывали в Нерчинском районе Забайкальского края в поисках развалившейся деревни для восстановления производства и улучшения жизни населения в рамках реалити-шоу «Лучшая деревня России», сообщается 28 июля на сайте районной администрации.

«Телекомпания решила организовать реалити-шоу в Забайкальском крае, выбор пал на несколько районов, в том числе Нерчинский. По замыслу проекта, деревня должна изначально представлять из себя развалившуюся и забытую, а затем со временем восстанавливающуюся и позитивно настроенную на жизнь. В Нерчинском районе представители крупной телекомпании побывали в сёлах Знаменка и Беломестново, осмотрели их окрестности, провели встречу с населением», – сообщается на сайте.

По информации сайта, проект рассчитан на год-полтора: «В выбранном селе будет введён «сухой закон», и почти круглые сутки в онлайн-режиме будет трансляция всех происходящих событий. Организаторы проекта планируют привлечь серьёзных инвесторов для восстановления производства, ремонта объектов. На состоявшемся собрании жители села Знаменка поддержали предложение телеканала». В ближайшем будущем станет известно, какое поселение представит Забайкальский край в проекте «Лучшая деревня России».

На какие только чудеса и задумки не идут телевизионные каналы, чтобы привлечь телеаудиторию к своим экранам. Одними из веяний современного телетворчества являются реалити-шоу. На протяжении последних лет их было столько, что все герои ленивой заэкранной жизни перемешались в голове. Но страна с упрямым упорством смотрит на чужую постановочную жизнь, забывая при этом свою, настоящую. Причем мы лучше знаем, что, к примеру, Степан изменял Алене с Викторией, чем курс доллара или погоду на неделю. Не имею ничего против данного жанра, пока есть спрос будут рождаться подобные предложения, но глядя на экранных героев, которые ничего практически не делают, а от скуки занимаются только собой и словоблудием, под прикрытием построения отношений, задумываешься, что пример для подражания современной молодёжи выбран, мягко говоря, не идеальный. Получается, что можно прекрасно жить, не заботясь о хлебе насущном и собственном саморазвитии как личности.

Планируемое же реалити-шоу подразумевает другой сюжет – отдельно взятый, по мнению жителей первопрестольной, убогий населенный пункт нашего края должен стать образцовым. Задача прямо не телевизионная. Что-то подсказывает мне, что этим должны заниматься органы исполнительной власти нашего края, и в частности муниципального района. Учитывая в целом сложную социально-экономическую обстановку всего Забайкальского края, может есть смысл просить федеральных, а может и международных медиамагнатов подключить полностью наш субъект в режим онлайн. Это было бы интересное шоу. Остается тогда один разумный вопрос – а чем тогда будут заниматься власть предержащие люди нашего региона? Красоваться в элегантных костюмах, раздавая интервью, о том, как здорово становится жить в нашем крае? Я думаю, что рай в отдельно взятом уголке невозможен, нам бы подравняться с соседними более развитыми регионами.

Наладить нашу жизнь можно лишь сообща, при конструктивном и честном диалоге властей, народа и бизнес-сообщества. Как бы мы не ругали властные структуры, стоит начать с себя, с каждого. Общечеловеческие ценности просты – абсолютная ценность человеческой жизни, уважение жизни во всем ее многообразии, любовь, ответственность, служение человечеству, чувство благодарности, потребность делиться, чистота и культура речи, здоровый образ жизни, искренность, умение прощать, сострадание, уважительное отношение к старшим, забота о детях, бережное отношение к природе, уважение всех религий и национальностей. Только когда все люди будут их придерживаться, а не при помощи телевизионных компаний, мы начнем уважать себя, окружающих, ценить свой труд и не только. И соответственно жизнь станет лучше!


А. Белявский, «Приаргунская заря», №66



«Вход в это здание завалили большой кучей гравия. Но травму можно получить буквально на каждом шагу. Местная ребятня облюбовала эти развалины для игры в войнушку: деревянное ружьё под одной из стен – тому подтверждение. Здесь же пытаются осваивать модный сегодня среди молодёжи паркур», — заброшенный рудник Усугли пугает журналиста «Вестей Севера» не без оснований. В открытые шахты уже попали две лошади и бык, но «утилизировать» руины не представляется возможным. И дело, как ни странно, не в деньгах.

Место повышенной опасности

Ещё недавно здесь кипела жизнь: крутились – вертелись механизмы, десятки людей спешили на работу. Сегодня – руины зданий, а пейзаж больше напоминает натуру для съёмок фильмов о войне.

Но не было ни бомбёжек, ни землетрясения. Рудник Усугли повторил судьбу многих десятков горнорудных предприятий, которые не выдержали испытания перестройкой. Сколько их – полуразрушенных, никому не нужных – можно увидеть на всей необъятной территории бывшего СССР? Думаю, что точную цифру никто не назовёт. Так же, как никто не возьмёт на себя ответственность за то, что произошло с ними. Железное оправдание: время такое было, рынок диктует свои условия…

Но, впрочем, речь сегодня о другом. Полуразрушенные здания, открытый доступ в бывшие шахты, подъёмы попросту опасны для окружающих.

– Только за последнее время 2 лошади и бык упали в технологическую яму в одном из бывших зданий фабрики, – рассказывает глава сельского поселения «Верх-Усуглинское» С.И. Пляскин. – Мы с большими трудностями достали трупы животных, утилизировали.

Вход в это здание завалили большой кучей гравия. Но травму можно получить буквально на каждом шагу. Местная ребятня облюбовала эти развалины для игры в войнушку: деревянное ружьё под одной из стен – тому подтверждение. Здесь же пытаются осваивать модный сегодня среди молодёжи паркур. Не хочется даже думать, к каким последствиям всё это может привести.

Поэтому задача номер один для сельской администрации – снести все эти руины. Но не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Прежде всего, нужно признать все эти строения бесхозными. ООО «ТД Гарсонуйский ГОК», которое является преемником рудника Усугли, признаёт своим только оборудование, которое ещё осталось внутри бывшей фабрики. А это значит, что администрации поселения придётся через суд признавать, что у данных сооружений нет хозяина, и только после этого начинать работы по их сносу. А эта процедура имеет определённые временные рамки.

Недавно вопрос об обеспечении безопасности на территории заброшенной фабрики обсуждался на заседании районной КЧС. На ней было принято решение: рекомендовать главе сельского поселения «Верх-Усуглинское» начать работу по признанию заброшенного объекта бесхозяйственным и в дальнейшем – его сноса. Пока эта работа будет проводиться, по периметру будут установлены предупреждающие аншлаги. А ко всем жителям райцентра в администрации поселения есть просьба: не бывать на всей территории фабрики, организовать выпас животных, контролировать местонахождение своих детей. Только так можно избежать беды.


Е. Кузнецова, «Вести Севера», №64



НазадВперёд
11 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хорошо, что у соседа корова сдохла! (у самого коровы нема)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Учите историю Руси, писаную не только иностранцами. Глядишь и Русские станут чистыми, трезвыми, образованными (по сравнению с гейвропой).

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что ж вам геи то покоя не дают? Прям проблема номер один! Скрываете свои желания?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я просто называю вещи своими именами. Это вам покоя они не дают, раз только их и видите.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По наехали тут всякие беженцы(((фу УКРАИНА

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

знаете что у нас своих хватает кому помощь нужна! И кстати мне одна женщина сказала что беженцам обноски не нужны им новое надо, и жалуются что их не в москву отправили а в дыру, вот вам и братья словане!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а мне та же женщина говорила что Кеннеди жив. Доказательства предъяви, я тебе не верю

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Интересные бывают расследования - идут на хорошую дипломную.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Никогда мы не будем братьями

ни по родине, ни по матери.

Духа нет у вас быть свободными –

нам не стать с вами даже сводными.

Вы себя окрестили «старшими» -

нам бы младшими, да не вашими.

Вас так много, а, жаль, безликие.

Вы огромные, мы – великие.

А вы жмете… всё вы маетесь,

своей завистью вы подавитесь.

Воля - слово вам незнакомое,

вы всё с детства в цепи закованы.

У вас дома «молчанье – золото»,

а у нас жгут коктейли Молотова,

а, у нас за то кровь горячая,

что ж вы нам за «родня» незрячая?

А у нас всё глаза бесстрашные,

без оружия мы опасные.

Повзрослели и стали смелыми

всё у снайперов под прицелами.

Нас каты на колени ставили –

мы восстали и всё исправили.

И зря прячутся крысы, молятся –

они кровью своей умоются.

Вам шлют новые указания –

а у нас тут огни восстания.

У вас Царь, у нас - Демократия.

Никогда мы не будем братьями.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А Вы, к чему этот стих напечатали? беженцев сюда никто не звал. Нам и без них не сладко.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Застрелили 3-летнего ребенка. Ага, слышали-слышали. Потом его еще распяли на рекламном щите.

Интересно, а вот журналист Юлия Латынина пишет другое:

.С другой стороны, вот еще, что изменилось, на мой взгляд, за это время – очень сильно изменилось мироощущение освобождения от проклятых украинских карателей Новороссией. Потому что в мае лично мои знакомые в Горловке голосовали за независимость ДНР с восторгом, вся Горловка голосовала. То есть те же самые люди, которые в Горловке сидят, они говорят, что все клянут братскую Россию, что боевики ходят по улицам в невменяемом состоянии, что они бросают гранаты в любые квартиры; что уехать страшно, потому что тогда квартиру разграбят, а оставаться тоже страшно, потому что ты не знаешь, когда в тебя бросят гранату. К моему даже удивлению, по крайней мере, те люди, с которыми я разговаривала, прекрасно отдают себе отчет, что не только украинская артиллерия стреляет по Горловке. В ответ на мой вопрос, как же определяете, оказывается, что, когда человек живет на месте, он очень точно определяет, откуда стреляют: летит оттуда, где сидят украинцы или летит оттуда, где сидят, соответственно, сепаратисты.