Р!
24 ИЮЛЯ 2021

У русских вместо Бога - колбаса - обзор районных газет

Приграничному посёлку Забайкальску шанс облагораживаться не дают вандалы. Лохматы и неопрятные пьяные подростки устраивают дебоши возле памятника воину-освободителю, где благодаря материальной поддержке столичного инвестора установили лавочки, фонари и посадили цветущие кустарники. Журналист «Забайкальца» О. Суслина определила в вандалах геймеров. По её мнению, «игроманы» используют Забайкальск — внимание — «как трамплин для дальнейшего продвижения по карьерной лестнице», поэтому ничего не берегут и крушат в реальности, а не виртуально. В общем, автор заблудился, и подростков не перевоспитать.

«Варвары! Вандалы!», – раздавался женский крик, «Что Вы делаете с нашей историей, с нашей памятью?», – кричала пожилая женщина на подростков, «осадивших» территорию у памятника неизвестному солдату в центре Забайкальска. Она долго и возмущенно высказывалась, махала руками, пытаясь что-то объяснить неуправляемой толпе подростков.

Эту историю мне рассказала знакомая, которая наблюдала её в один из теплых дней лета. Подростки облюбовали парковую зону, которую недавно реставрировали и облагородили для отдыха у памятника воинам, погибшим в годы гражданской и Великой отечественной войн. Мальчишки и девчонки лет четырнадцати, пятнадцати не придумали ничего лучше, как проводить дни своих каникул, распивая алкоголь и громко ругаясь. Расположившись у постамента, в тени от склонившего голову воина-освободителя, ребята кричали, «улюлюкали» проходившим мимо людям и кидали рядом опустевшие бутылки и окурки.

Крики женщины не произвели на толпу никакого впечатления, лишь один из них, – парень неопрятного вида, с лохматой прической на голове выругался в её сторону, и в грубой форме предложил не останавливаться и идти дальше. Женщина не хотела сдаваться и с диким ужасом и разочарованием в глазах продолжала объяснять, что для человека должна означать память о чужом подвиге и цена той мирной жизни, которую ребята заливают пивом и закидывают шелухой от семечек.

Подростков, конечно же, удалось разогнать после того, как моя знакомая вмешалась в их разговор, тем самым поддержала женщину. Ребята разбежались, дабы не давать шансов беседе с сотрудниками полиции, которых старушка собиралась вызывать. Не буду утверждать, что мальчишки и девчонки разбрелись по домам и заменили бутылки с алкоголем на книжки… Скорее всего, это не так.

Самое страшное в том, что эту молодёжь воспитываем именно мы. Делаем всё возможное для того, чтобы поднимать уровень системы образования в районе, проводим праздники, спартакиады, предоставляем бесплатные путевки для отдыха в загородном центре «Пограничник», других краевых летних лагерях, вкладываем силы и средства в развитие молодого поколения. Такая работа, безусловно, видна и важна на этапе развития и становления личности.

К сожалению, люди, для которых чужды общечеловеческие принципы и понятия – всё же есть. Впечатляет, то, что они живут среди нас и это – дети, которых мы растим и возлагаем большие надежды.

Мы уже рассказывали о том, что в начале июля в Забайкальске появилась зона, где местные жители и гости района могут проводить своё свободное время. Благодаря инициативе администрации района и материальной поддержке столичного инвестора, удалось сделать прилегающую территорию памятника воину-освободителю чистой и аккуратной, с искусственным освещением, насаждением цветущих кустарников и скамейками для отдыха.

Открыли парк торжественно и ярко. Всех поблагодарили, пригласили земляков, представителей Народного правительства Маньчжурии, вручили подарки ветеранам. Радоваться же пришлось не долго. В тот же день неизвестными был сломан один из фонарей, освещающих территорию парка. История вызвала резонанс в средствах массовой информации и социальных сетях, где забайкальцы бурно обсудили тему воспитания современной молодежи, поругались и вроде бы потихоньку стали забывать. Фонарь был восстановлен, красота парка стала прежней, и, казалось бы, новой беды ничто не предвещало.

Утром августа проходя мимо парка в сторону работы, один из местных жителей с ужасом обнаружил, что из пятнадцати фонарей целыми остались лишь девять. Несколько из них были отломлены у основания и лежали рядом, некоторые кто-то аккуратно открутил и оставил лишь одиноко возвышающиеся стойки. Картина, которая была представлена в этот день вниманию забайкальцев, могла впечатлить, даже самого равнодушного человека.

В масштабах маленького приграничного посёлка проблема повального вандализма – глобальна. Мы постоянно наступаем на одни и те же грабли. Не ценим, что есть, что строим – ломаем.

Мы воспитываем поколение «геймеров», (то есть игроков, от английского слова «game» «игра»). На примере шумной компании, которая осмысленно надругалась над парковой зоной, мы увидели даже не жажду игромании, скорее – разрушения, и совсем не виртуального.

К тому же, здесь имеет место еще одна проблема. В сравнении с приезжими людьми, которые составляют большой пласт населения, коренных забайкальцев здесь очень мало. Люди оценивают жизнь в Забайкальске как трамплин для дальнейшего продвижения по карьерной лестнице. Эту временную площадку для реализации своих дальнейших планов не каждый считает своим домом, и живет по принципу – что не мое, ценить не нужно. Результатом становятся подобные выходки наших детей, выходки, которые стоят дорого, и не только в материальном соотношении.

Как гласит известная поговорка, «умный человек учится на чужих ошибках и лишь дурак – на своих». «Геймеры» же даже на своих ошибках не учатся, но при этом считают свой способ существования правильным и эффективным.

Таких компаний, о которых мы рассказали, в Забайкальске много. Кто именно сломал фонари в парке, пока не известно. Многие из этих ребят для чего-то стараются нанести окружающим вред, и по-прежнему считают, что последствия от этого – виртуальные, не настоящие и всё легко можно исправить, щелкнув кнопкой на клавиатуре своего компьютера.

Неравнодушными должны быть мы, люди, которые их окружают – родители, учителя, старшие родственники. Мы должны уже быть научены на всех ошибках, и своих и чужих, и воспитать из детей – достойных граждан. Не быть равнодушными и реагировать на каждый подобный поступок.


О. Суслина, «Забайкалец» №34



Глаголом жечь взялся и безымянный автор в «Рабочей трибуне», с разбегу заявив, что при слове «колбаса», рука его тянется к пистолету. Потому что герои нашего времени — «потребители с желудочно-кишечным мышлением» возвели колбасу в культ, и вместо сердца — желудок, а в жилах — желудочных сок. Так вершится в тексте суд над жителями банановой республики, в свидетелях обвинения Дэн Сяопин и свёкор автора из немецкого лагеря.

Проедатели Родины

Колбаса как национальная идея

Когда я слышу слово «колбаса», моя рука тянется к пистолету. Колбасой сегодня измеряют качество жизни, сравнивают исторические эпохи и политические формации. Не книги, не спутники, не научные открытия — колбаса мерило всего.

Разговоры на кухне сменились разговорами о кухне. Герои нашего времени – потребители с желудочно-кишечным мышлением, чья религия – консумация, а храм – супермаркет. Они судят историю по истории кулинарии, приготовление пищи возводят в ранг искусства и следят за новостями ресторанов словно за информационными сводками. Они передвигают свои тела по миру, но их души заперты в животах. Зачем им открытые границы, если их любознательность ограничивается деликатесами, а важнейшей культурной программой становится посещение кафе? Делясь впечатлениями о поездках, они перечисляют съеденные блюда и выставляют фото в инстаграме, а сравнивая страны, выбирают ту, в которой лучше кормили. Их «проклятые вопросы» сводятся к тому, какой выбрать сорт колбасы из ста предложенных. Порой кажется, что вместо сердца у них желудок, а в жилах течет желудочный сок. Может, болезнь нашей эпохи: ожирение головного мозга?

Сегодня гастрономия складывает мировоззрение, ложится в основу политических суждений и симпатий. Заговоришь о Крыме – кричат о «совковом» сервисе, грубых официантах, грязных кафе. Вспомнишь Кубу – ввернут продуктовые карточки. Заикнешься о китайцах – смеются: «Что их обсуждать, нищебродов, они работают за миску риса». Действительно, Дэн Сяопин сказал: «Китай – великая страна, потому что каждый китаец имеет миску риса в день». При этом китайцы, даже начав хорошо питаться, гордятся «голодной» эпохой Мао, а мы оцениваем достижения страны количеством колбасы. Правда, многие хвалят Белоруссию – но и то за соблюдение ГОСТов в изготовлении продуктов.

Путь к сердцу русского человека лежит через его желудок?

Разговор о Советском Союзе мгновенно скатывается к обсуждению горбачевского голодомора, пустых витрин, синих куриц, колбасных поездов, зеленых бананов, которые дозревали на батареях.

Мечтали о бананах? Так получите банановую республику!

Разве обсуждаются достижения советской науки, десятки тысяч промышленных предприятий, освоение Севера? Повторяется только: Сталин, лагеря, расстрелы. А за этими словами всё равно проступает: «Не допусти, господи, чтобы пропала колбаса».

Норвегия тратит на сельское хозяйство 70% бюджета, Россия – 1 %. При этом жители вымирающих деревень, обезлюдевших после развала колхозов, радуются аргентинскому мясу и стеклянным импортным овощам. Бывшие сотрудники закрывшихся консервных заводов проклинают «совок» за то, что в нем не было черной икры, на банку которой им сегодня нужно откладывать пару лет, а страдающие ожирением подростки с ужасом представляют себе страну, в которой не было макдоналдсов и копченых окорочков.

А что останется от нашей эпохи, кроме торговых центров и общепитов?

На войне мой свекор, Василий Васильевич Зорин, попал в немецкий лагерь. На советских военнопленных, умиравших от голода, не распространялась Женевская конвенция, зато англичане, американцы и французы, содержавшиеся в лагере, получали помощь Красного Креста: еду, сигареты, лекарства. И вот в лагере объявили шахматный турнир. Среди советских узников собрали команду, которую возглавил Василий Васильевич (при росте метр девяносто он весил тогда 45 кг). Истощенные пленные выкраивали шахматистам «добавку» из своей скудной пайки. Кстати, передвигаться по лагерю было запрещено под угрозой расстрела, так что шахматисты, приходившие вечерами на «европейскую» территорию лагеря, рисковали жизнями.

Тот удивительный лагерный турнир советские узники выиграли.

Что бы они сказали, услышав суждения нашего гастрономического времени?

Легко вздыхать о голодоморе, потягивая пиво в баре. Хорошо обсуждать продразверстку, ожидая перемены блюд. Что может быть безопаснее, чем критика прошлого? Она не требует действий. Вроде бы цензура канула в Лету вместе с СССР, и в 90-е журналистам наконец развязали языки, но они предпочитали петь осанну переполненным прилавкам, стращая ужасами «совка», и молчали о продуктовых карточках, огородах, которые разбивали на пустырях и в палисадниках. Впрочем, много писали о новых фермерах, видимо, имея в виду тех, кто, не получая годами зарплату, кормился картошкой с огорода

В 90-е я росла в Заполярье. Когда горно-обогатительный комбинат гнал груженые составы на Запад, для работников комбината, а это практически весь город, была введена карточная система. Зарплату предлагали получать либо карточками сразу, либо деньгами – но поело дождичка в четверг. Долгое время на карточки можно было купить только хлеб, изредка – крупы, так что куриный кубик и порошковый сок из пакетика становились настоящим пиршеством. В школах уже появились платные обеды, которые мало кому были по карману, зато по телевизору денно и нощно крутили рекламу шоколада, жвачки, конфет и йогуртов, на которые мы глазели, поедая кашу. Кашу на завтрак, обед и ужин. В то время как магазины ломились от продуктов, которые нам оставалось разглядывать, словно в музее. Никогда не считала свое «голодное детство» трагедией. Я и сейчас могу жить на хлебе и воде.

Только ради чего? Ради особняков и яхт олигархов, разбогатевших на чужой бедности?

Десятая часть населения и сегодня живет впроголодь, еще 30% не могут себе позволить полноценного питания. Притом что зарплаты в России в разы ниже, чем в Европе и США, – продукты, наоборот, в разы дороже. И какие продукты!

Молоко вкуса дистиллированной воды; хлеб, черствеющий быстрее, чем его успеваешь принести из магазина; детское питание, приготовленное из загустителей, красителей, ароматизаторов и усилителей вкуса. Наш народ, конечно, и не такое ел, но откуда столько восторгов по поводу нынешнего гастрономического благополучия? Впрочем, тем, кто недоедает, слова не дают. А для остальных свой желудок ближе к сердцу.

Того гляди, на церковных службах начнут петь: «Боже, храни колбасу!». Почему бы и нет? Разве не она стала нашей национальной идеей?

Полупустой советский прилавок уравнивал всех. Сегодня – каждому свой магазин. В столице немало «элитных» гастрономов, вся элитность которых сводится к тому, что срок годности продукта соответствует указанному на упаковке. За один раз здесь тратят столько, сколько простым смертным не заработать за месяц.

Люди второго сорта довольствуются торговыми сетями, продающими продукты сомнительного качества.

Остальные покупают просроченные помои с переклеенными этикетками, так что каждый ужин для них может стать последним. Кстати, в России не ведётся статистика пищевых отравлений (или она строго засекречена), но эксперты озвучивают дикие для цивилизованной страны цифры: от 50 до 80 миллионов отравлений в год.

Ничего, было бы чем травиться!

Конечно, на дворе не голодные 20-е годы. Но и потенциал страны уже не тот, что был после Революции. А о цене колбасного благополучия никто не задумывается. По сути, единственное, что может угрожать нашей власти, – это, в терминологии Наполеона, «революция пустых желудков». Но ее не будет.

Заполонить магазины продуктами несложно, когда это делается за счет убитой медицины, позорного образования, деградировавшей промышленности и снятых с себя государством социальных обязательств.

Доля импорта угрожает национальной безопасности? – Лишь бы не было пустых прилавков!

Закрыты школы и больницы? – А за углом открылся новый гастроном!

Очередь на жилье подойдет через сто лет? – Зато нет очередей в магазинах!

Страна бьёт космические рекорды по невзлетевшим ракетам? – Зато столько сыров, что перепробовать их не хватит жизни. Особенно если учитывать её продолжительность в России.

Но и это не беда.

Пусть жизнь коротка, зато ее можно провести в ресторанах и забегаловках, которые открыты на каждом шагу. «Всё мое сокровище – благодушие, танцы, волокитство. Съедутся ко мне гости, принесут нам из погреба венгерского; на столе домашняя дичина, свежая рыбка – вот наше утешение, вот венец наш, и плевать мы готовы на королей», – доносит Костомаров голос далекой эпохи, когда трещало по швам Польское царство. Так и в современной России наперегонки идут два процесса: пропивание страны и её проедание. Ведь всё наше сокровище – это колбаса. Вот наше утешение, вот венец наш. И плевать мы готовы на королей.


«Рабочая трибуна» №69



«Улётовские вести» тоже мимо пищевой темы не прошли, и Елена Чубенко обсудила жизнь после санкций с и.о. председателя комитета экономики и управления муниципальной собственностью районной администрации А.П. Ковалёвым. Тот хотя и усматривает проблему с убойными площадками, схема с которыми оказалась в сёлах нерабочей, считает, что эмбарго село на колени не поставит. А вот сельское хозяйство, которое бы прикрыло тылы продукцией, за год не поставишь на ноги.

Проживём ли без окорочков?

Санкции на ввоз продуктов коснутся прежде всего фруктов из Польши и Бельгии – яблок и груш. Того качества, к которому привыкли многие потребители, больше не будет. Фрукты будут китайскими, по качеству они, конечно, не сравнятся с европейскими. Коснутся санкции и молока. Крупные западные российские сети приобретали молоко в основном в Европе. Сейчас его нет, поэтому они перекинутся на отечественных производителей. Из-за недостатка молочной продукции может произойти рост цен на молоко и сыро-молочные продукты, полагают руководители крупных торговых сетей Забайкалья. Санкции коснутся рынка мяса и курицы, где также возможен рост цен.
Каким «боком» выйдут санкции для нашего района?

Об этом я поговорила с А.П. Ковалёвым, и. о. председателя комитета экономики и управления муниципальной собственностью администрации МР «Улетовский район» Вот что он рассказал: «Производство мяса по годовому потреблению мы можем закрыть своими силами. Импортного мяса к нам не поступало. Его потребители – в основном мясокомбинаты, куда поступало мясо глубокой заморозки из Австралии, Монголии, Европы. На наши прилавки попадала только импортная птица. Наши предприятия по мясу (цеха полуфабрикатов) работают на своём сырье. Окорочка и рыбные консервы тоже составляли определенную часть продуктового импорта.

И именно мясное производство особых опасений не вызывает. Селяне традиционно держат скот для личных нужд, а также как для реализации. В райцентре уже привыкли к тому, что два раза в неделю на рынке свежее мясо.

Убойная – убивает на корню

Но для детского питания свинину и баранину не берут, только говядину. С мясом сейчас выходит на первый план проблема убойных площадок. Очень суровые требования и стандарты к забою и необходима убойная площадка.

Недавно в районной газете прошла публикация Е. Долговой о целесообразности таких площадок. Грамотная, толковая и я с ней полностью согласен. Сложно и в финансовом плане, и в организационном. Исходя из реалий работы этих площадок, в первую очередь это доставка скотины на убойную площадку и убой её именно там. Кто на это пойдёт? Очень сложно представить всё в это в реальности. Кроме того, сама площадка помимо строения должна быть оснащена оборудованием, которое ' обойдется порядка 10 млн. рублей. Нашли мы предпринимателя, который решил этим заняться. Обратился он в банк за кредитом, но ему попросту обеспечить такой кредит.

Люди, безусловно, обеспокоены этим новшеством об убойных площадках, но это не наши требования, а требование правительства России. Не знаю, как будет разрешаться в дальнейшем этот вопрос, может быть, в связи с введением санкций против России правительство сделает шаги навстречу селу, а не в разрез, как это довольно часто получается. Во всяком случае, от мяса, выращенного дома, никто еще не умер и не отравился.

Своё – здоровее

Что касается соков, сыров, фруктов, рыбы – эти продукты закупались бюджетными организациями для питания (школы, детские сады, больницы). В этом случае лично я повода для беспокойства не вижу. Соки у нас поставляются и российскими производителями – Краснодарский, Алтайский края, южные республики. Фрукты также поставляются этими регионами. Да и качество «живых» фруктов, не обработанных для долгой транспортировки, вызывает больше доверия и уважения, нежели красивые, но «неживые» и безвкусные фрукты из Европы.

Овощи у нас никто из фермеров не выращивает (кроме картофеля). Но люди готовы сдавать излишки овощей с личных подсобных хозяйств. Упирается всё в отсутствие хранилищ – как у заготовителей, так и у потребителей. Ни в одном детском саду или школе нет хранилищ для хранения большого количества овощей. Раньше даже допускалась в зачёт платы за детский сад приемка от населения продуктов питания.

Быстро не получится

Сейчас нужна заготовительная организация, которая занималась бы заготовкой. Иначе вновь по деревням будут ездить перекупщики с копеечной платой за картофель, именно над этим сейчас и нужно работать.

Прекрасные возможности в этом направлении есть в райпо. В каждом селе имеются магазины, значит, есть возможность производить закуп излишков сельхозпродукции от населения. Но в райпо нет хранилищ и заниматься вопросами заготовок они не хотят – затратно и хлопотно.

Рынок сбыта сельской продукции имеется. Уже сейчас имеем заявки от некоторых читинских предприятий на продукцию. Но… система торгов ставит в тупик! Произведенную продукцию нужно сертифицировать и провести торги. Эти вот «новшества» и тормозят в самом начале пути.

Вообще за месяц-два рынок продукции на ноги не поставишь. Надо года три, чтобы механизм самообеспечения сельскохозяйственной продукцией заработал. Радует, что в срочном порядке правительством будут пересмотрены программные документ по поддержке АПК, в частности, ожидается изменение размера субсидирования, размера процентной ставки, срок возврата кредитов.

В любом случае, селя привыкли жить за свой счёт чаще всего, а не за счёт океанских поставок. Так что грозные санкции село на колени не поставят».

Мнения: «Даром не надо и за деньги не надо».

Татьяна Петровна: «У нас всё своё. Кроме сахара да хлеба. Так что от Америк мы точно не зависим. Еще свининку вырастим, а излишки продадим друзьям и знакомым. С голоду не помрем».

Сергей Васильевич: «Никогда не замечал особого импорта на столе. Может, бананы какие да мандарины, всё остальное – российское. Держим четырех коров, молочку лишнюю ещё и продаём по знакомым».

Валентина Ивановна «Раньше любила покупать окорочка – они были подешевле. Но давно их не беру: стали как обмылки, без вкуса, жирные. Как-нибудь обойдёмся. Лишь бы цены на наше не взвинтили. Торговцы на это дело скорые».

Нина Васильевна: «Какой импорт! Кое-как пенсии хватает на лекарства, свет и телефон. Покупаю уж самое необходимое, всё своё стараюсь».

Ольга Николаевна: «Обожала конфеты «Бешеная пчелка», сейчас посмотрела: порошенковские! Меня просто от них тошнит. Пусть подавятся своим импорт».


Подготовила Елена Чубенко, «Улётовские вести» №63



Тема санкций, очевидно, показалась настолько благодарной Елене Чубенко, что и в следующем номере она продолжила её развивать, опросив предпринимателей. «Сначала не обращали внимания: заграничное да дешёвое, затрат меньше чем на своё производство. На экологию не обращали толком внимания. А почитай-ка любой импортный состав. Сплошные Е-124 да красители. А продукция чем чище, тем дороже. Нужно было раньше внимание обращать. Нечего ждать, пока рак на горе свистнет. А так-то: сами себя однозначно прокормим», — уверена предприниматель В.Лихунча.

Санкции? Да нашим легче

Сегодня про продовольственные санкции мы решили поговорить и с теми, кто производит сельскохозяйственную продукцию.

Джелал Ислам-оглы Масимов, предприниматель:

«Только рад санкциям, честное слово. Вот, смотрите, парное мясо. Свое, со своих полей, где пасется скот, которое просто просится в котелок. Возим его в Улеты два раза в неделю. Кто кило берет, кто полтора. А кто и пять сразу.

А то привезут что-то, 60 дней назад забитое, неизвестно где. Вот еще бы меньше палок в колёса. Требование к нам – голову скотины обдирать. Но посмотрите, внешне какая страхота, от нее чаще отворачиваются, чем берут. Люди бы рады ощутить помощь от государства. Может быть, она и начнет проявляться. Я еще года два – три и уйду на пенсию, а возьмутся ли другие за всё это? Меня лично это волнует».

О. Апрелкова и О. Дегтярева – владелицы личного подсобного хозяйства:

«Нас лично санкции не напугали. Живём за счёт подсобного хозяйства и людям продаем излишки. Кто-то привык к коробочкам да к сухим корейским сливкам, а кто-то к своему молочку, сливкам и творогу, У нас свой покупатель. Хорошо бы, если б была реальная поддержка со стороны государства для тех, кто занимается хозяйством. Не сборы отчетов и бумаг, а именно поддержка, которой порой так не хватает».

В. Лихунча, предприниматель:

«Есть эти продукты, или нет на наших прилавках – а заговорили о них потому, что коснулось. Надо было бы раньше об этом говорить, а не когда приспичит. Надо какие-то льготы давать людям, помогать. А то придумали эту живодерню (убойную площадку) на запад заоглядывались, на ВТО. А пойдёт площадка или нет? Вбухать в неё миллионные средства, а она будет простаивать. Кто туда погонит свой скот-то?

Не просто ведь – давайте запретим и всё. Сначала не обращали внимания: заграничное да дешёвое, затрат меньше чем на своё производство. На экологию не обращали толком внимания. А почитай-ка любой импортный состав. Сплошные Е-124 да красители. А продукция чем чище, тем дороже. Нужно было раньше внимание обращать. Нечего ждать, пока рак на горе свистнет. А так-то: сами себя однозначно прокормим. Пусть помогает государство, и всё своё будет. А то копейку какую дадут, потом на годы писанины отчётной. Что касается импорта, для нашего бизнеса это не актуально. У дочери моей бизнес – мясопереработка. Работаем только на своём сырье, из района».

ИП Ковалёва (знаменитый «исиндовский» хлеб):

«Нас эти санкции никаким боком не коснутся. Мы свой хлеб делаем на российском сырье. Всё только натуральное. И готовы его поставлять всем желающим».

Не стала созваниваться с А.Ф. Осиповым, с семьями Рюмкиных, Пановых, Пуляевских, Курмазовых. Люди стараются, чтоб был урожай зерновых и, скажу откровенно, не очень любят, когда мы лезем с вопросами о видах на урожай посредине лета. Урожай – когда он в закромах. А когда на исходе августа стоит июльская жара в тридцатник, а дождей и не предвидится, всё вопросы просто злят. Но, зная этих тружеников уже давно, убеждена, что и они ответят так же: «Мы за санкции. Лишь бы на нас больше внимания обратили. А без импорта переживем».


Елена Чубенко, «Улётовские вести» №64



Мраморную австралийскую говядину своей коровой можно заменить, надо только вырастить её сначала. А то некоторые жители, например, Красного Чикоя к скотине относятся «авось, поест да придёт». И коровы ходят по селу, застроенным микрорайонам, наводя свои порядки, вернее беспорядок рядом с детскими площадками, в ухоженном садике центральной районной больницы, на свалках. Решив, что хватит терпеть, администрация села определило построить для бродячего скота закон и выдавать коров по заявлению хозяина и после уплаты штрафа.

«Начнём борьбу с бродячими животными» – сказала заместитель главы

Бродячий скот – проблема практически всех сельских поселений. Если весной урон, наносимый «бродягами», ещё можно стерпеть, то в августе, когда поспевает урожай, когда зреют хлеба на полях, потравы становятся бедствием для сельхозтоваропроизводителей.

Острой всё лето эта проблема является и для сельского поселения «Красночикойское». Несмотря на то, что весной были проведены собрания с владельцами скота, на неоднократные просьбы администрации районного центра, жители села продолжают отпускать скотину «в свободное плавание» по селу. Не боятся ничего: ни того, что коровку загонят в чужой двор и устроят там грандиозный пикник с шашлыками: ни того, что бурёнка наестся какой-нибудь отравы и издохнет. Пораненные копыта, собачьи укусы – вообще не в счёт. А ведь был в прошлом году поучительный случай, да не в прок! Корова испустила дух в центре села под мостом, что с ней случилось, никто не выяснял. Специалисты администрации искали хозяев скотины, да так и не нашли, сами вывезли на скотомогильник. Если бы коровёнку пасли как положено, возможно, была бы жива, а хозяева до сих пор получали бы к своему столу свежее молочко, сметану, масло – это вам не из растительного переработанное.

Этим летом на улицах коровы стали обычным явлением Травы много, наедятся, в пруду воды напьются и в микрорайон, что по улице Первомайской, идут в тенёчке отдыхать. Запах от них, навоз, а в двухэтажках детей много, все на улице играют Родителям никакого покоя: забодает, лягнёт рогатая, что потом делать, на кого жаловаться?

Не только жители микрорайона страдают, но и работники центральной районной больницы – отмечают в администрации поселения. «Все бордюры в этом году побелили, чистоту на территории ЦРБ навели, а даже цветочки, саженцы деревьев высадить не могут – всё коровы да козы съедят», – говорит Вера Марковна Иванова, заместитель главы сельского поселения «Красночикойское».

Гуляют коровки и по центру села. Не раз приходилось быть свидетелем этого. Идёт стадо вверх по Партизанской, дорогу переходят по пешеходному переходу, видимо, неплохо знают ПДД Движение на Первомайской застопорилось, водители сигналят, пешеходы стороной обходят, а коровы не торопятся…

Дело дошло до того, что в праздники, когда проводятся крупные мероприятия в райцентре, администрации приходится специального человека нанимать, чтоб от места проведения мероприятия скотину отгонял.

И это районный центр, лицо района, да не абы какого, а нашего Красночикойского! Мы ж патриоты! А запах? В солнечную погоду такой смрад стоит, хоть топор вешай. А скотовладельцам всё равно, лишь бы не пасти. Какие там Правила благоустройства, кому они нужны?!

В общем, кончилось у администрации поселения всякое терпение. По-хорошему с хозяевами КРС разговаривали, потом предписания выписывали. На десятерых владельцев скота составили протоколы. На районной административной комиссии их рассмотрели и всех нерадивых хозяев оштрафовали за несоблюдение Правил благоустройства, штраф назначили по «потолку». А это по деревенским меркам – немало.

«Принято решение обустроить загон на сортоучастке и загонять туда бродячий скот, – говорит Вера Марковна. – Директор Красночикойского аграрно-педагогического техникума только «за», ведь на полях учебного заведения поспевает пшеница, а если будут потравы, то и урожай пострадает».

В районном центре около четырёхсот дойных коров плюс молодняк – это для Красного Чикоя, где жители в большинстве не занимаются сельским хозяйством, немало. Номинально существует несколько стад, но пастьба не ведётся. Отговорок много, основная – нет средств платить пастуху. А если и нанимают человека, то всё равно не платят, картина такая же, как с оплатой за водопровод летом. В чём причина, неизвестно. Но головная боль у администрации села не проходит. Возможно, последнее решение будет действенным.

«Предупреждаю всех владельцев крупного рогатого скота, что с 25 августа бродячие животные будут определены в загон», – говорит заместитель главы поселения Забрать свою животину можно будет после обращения в администрацию сельского поселения.

Забрать корову из загона легко, только это протокол, штраф и позор… Не лучше ли хотя бы в августе начать пасти своих коров? И бурёнки будут травкой свежей питаться, а не отбросами из микрорайона, и самим не придётся краснеть перед членами административной комиссии, уж они-то умеют к совести призвать и наказание выписать по закону.

Администрация сельского поселения надеется на понимание со стороны жителей районного центра и особенно владельцев КРС. А если вы всё же потеряли свою кормилицу, то звоните 2-14-87.


Дина Батыршина, «Знамя труда» №68



А до Могочи добрёл автостопщик Иван Ширяев и ьез ложной скромности попросил у «Могочинского рабочего» информационной поддержки. И получил её: «И я решил побывать во всех городах России, больших и малых, их у нас 1113. В мире пока нет человека, который бы сделал это. Поэтому я назвал свой проект «С северо-юга на западо-восток». И уже посетил 150 городов, чтобы побывать во всех, понадобится шесть лет. как я подсчитал. Начал с Дальнего Востока, побывал на Сахалине, Камчатке, в Магаданской области, теперь вот в Забайкалье».

Посмотреть на мир поближе…

Иван Ширяев появился в редакции незаметно: возник на пороге кабинета и улыбнулся: «Здравствуйте, я – Иван Ширяев, путешествую автостопом по России. Мне нужна ваша информационная поддержка», – и улыбнулся широко и в то же время застенчиво. И как тут было не поинтересоваться: кто, откуда, почему. Так и появилось это небольшое интервью.

– Вы попали к нам в самые дожди. Ливни вам не помеха?

– Непогода меня не пугает. Обычно в дороге есть куда спрятаться. Я еду автостопом с востока на запад. В Могочу прибыл из Сковородино. Посмотрел ваши достопримечательности, их немного. Но по сравнению со Сковородино. которое произвело на меня гнетущее впечатление, здесь веселее. Обычно на трассе я стою минут 20-30, и обязательно кто-нибудь остановится. А там стоял дольше, и водители проезжали мимо.

– A почему автостопом?

– Автостоп дает некоторую неопределённость. и это мне нравится. Преимущество такого путешествия в том, что если водитель остановился, значит, он уже настроен ко мне положительно. Так что конфликтов не бывает. Путешествую второй год, в октябре 2012-го отправился из родного Камышина в Ростов-на-Дону, а затем на Украину. В поездке по Украине познакомился с путешественником, посетившим все города этой страны. И я решил побывать во всех городах России, больших и малых, их у нас 1113. В мире пока нет человека, который бы сделал это. Поэтому я назвал свой проект «С северо-юга на западо-восток». И уже посетил 150 городов, чтобы побывать во всех, понадобится шесть лет. как я подсчитал. Начал с Дальнего Востока, побывал на Сахалине, Камчатке, в Магаданской области, теперь вот в Забайкалье. Мечтаю попасть на Байкал. где ни разу не был.

– Какое впечатление произвёл на вас Дальний Восток, наши края?

– Потрясающе! Здесь такая природа! И люди другие, нежели в Центральной России – дружелюбные, открытые, гостеприимные. Вы не поверите, но в Центральной России до сих пор многие обыватели считают, что за Уралом жизни нет. Они даже не знают, что Сахалин – остров, а Камчатка – полуостров. Мне это слышать было, по крайней мере, странно. Чему их учили в школе? У меня мама работала учителем географии, и у нас на стене висела большая карта мира. Наверное, отсюда страсть к путешествиям. На Дальнем Востоке, по моим наблюдениям, самой нетронутой остаётся Чукотка. А на Камчатке очень красиво. Заснеженные, даже летом, вершины вулканов – такого пока нигде не видел.

– Идёте вы по земле. Надо есть-пить. А на что? Как вы решаете в пути свои материальные и бытовые проблемы?

– На самом деле человеку не много надо. У меня всё умещается в 25-килограммовом рюкзаке: палатка, спальник, маленький примус, средства гигиены, крупа в пластиковой бутылке… На моем пути встречаются хорошие люди, приглашают на ночлег. Так что под открытым небом я ночую редко. А насчёт денег… Я – строитель, подрабатываю в дороге. Причём, работа меня сама находит.

– Свои впечатления вы выкладываете в Интернете. А книгу писать будете?

– Моя бабушка – журналист. Она сказала: «С тобой происходит много интересных событий, но писать ты не умеешь». А люди встречаются удивительные! Мне вспоминается встреча в Якутии, в прошлом году, с 70-летним мужчиной. Он бегал на большие дистанции, например Москва – Ярославль. В день пробегал до ста километров! А начал бегать в 50 лет, когда начались проблемы с сердцем. Его имя—в книге рекордов Гиннеса.

– А что больше всего привлекает вас в городах?

– Конечно, история, достопримечательности. В Забайкалье я хочу побывать в дацане, в музее декабристов, в краеведческом музее. Так интересно открывать мир. Это заполняет духовную пустоту.
Как потом мы проследили по Интернету, свой план в Забайкалье Иван Ширяев выполнил и отправился дальше. Счастливой дальней дороги ему!


Подготовила Тамара Лепкало, «Могочинский рабочий» №112



НазадВперёд
1 отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Отберите у этого автора колбасу. И жилье. И посадите на воду и хлеб в чахлой лачуге. Пусть думает о душе.