Р!
01 АВГУСТА 2021
31 июля 2021
30 июля 2021

Самые высокие цены на бензин и электрички — в обзоре краевых СМИ

Листая газеты за прошедшую неделю, приходишь к ужасающему выводу: прошедшие выборы оказались неинтересны не только электорату, но и журналистам. Подавляющее большинство изданий отписалось сухой информацией о результатах, не утруждая себя чем-то сверх обычного цитирования избиркома. Одно из ключевых общественных событий прошло по-серому, при полном безразличии подавляющего большинства.

Ожидаемо большой интерес к выборам проявила «Вечорка», журналисты которой не стали приносить важный день в жертву картофельным полям, а отправились в районы края, чтобы посмотреть, как выбирали там. Получился весьма объёмный материал, в котором Энгорок, Хадакта, Николаевское, Чита, Краснокаменск, Агинское, Амитхаша — целая карусель забайкальских топонимов с разными лицами и судьбами. Статья удивляет. Кто бы мог подумать, что в селе Энгорок, где до сих пор нет магистральной электроэнергии, явка на выборы составила 71,19%. Вот яркий пример людей, которые действительно хотят перемен.

День выборов — 2014: Энгорок, Хадакта, Николаевское и Чита

«Вечорке» не по нутру сидеть на месте и смотреть на все происходящее издалека и свысока. Народная газета России привыкла быть в самой гуще событий. В этот раз жур­налисты газеты в воскресный день 14 сен­тября отправились в разные районы Забайкальского края, чтобы на месте увидеть, как проходит голосование.

Если кто не помнит или не знает (а именно об этом говорит процент проголосовавших на этих выборах), сообщаем: 14 сентября значился в календаре 2014 года как Единый день голосования. Выборы глав по­селений и депутатов в местные орга­ны представительной власти долж­ны были пройти в более чем двух десятках районов Забайкальского края. Это, пожалуй, самые важные выборы — избирателям предстояло выбрать власть на местах.

Говорят, чтобы увидеть картину в целом, необходимо оценить дета­ли, которыми в нашем случае были выборы в разных районах края — Краснокаменском, Агинском, Улетовском и Хилокском. Не обошли своим вниманием журналисты «Вечорки» и выборы в краевом центре.

И вот какой получилась картина дня голосования…

Армия и выборы

Держим путь на запад. Нас ждут избирательные участки Улетовского и Хилокского районов. Путь не­близкий. Конечный пункт путешест­вия — село Энгорок, что затерялось где-то на Ямаровском тракте.

К исходу первых двух часов свое­го путешествия понимаем всю серь­езность объявленной президентом проверки войск Восточного округа — навстречу нам проходит четыре армейских колонны. В районе Дом­ны в чистом поле ощетинился ан­теннами полевой лагерь военных связистов.

Соотносим увиденное с новостя­ми о досрочно голосовавших во­еннослужащих в Чите и приходим к выводу, что проверка не была та­кой уж внезапной. Очевидно, что к ней всё-таки готовились, если за две недели до «часа X» подавляющее большинство военных, раскварти­рованных в Антипихе, Осетровке, Песчанке, Атамановке и Каштаке ус­пели проголосовать.

Николаевское

Примерно в 9:30 въезжаем в Ни­колаевское. По случаю выходного дня на улицах села малолюдно. Со­здается впечатление, что все спят. По мере приближения к избира­тельному участку, что расположил­ся в здании сельской администра­ции, понимаем, что ошибались: из здания клуба по округе разносится музыка, не какая-то там патриотич­ная, а вполне себе танцевальная музычка. Рядом с одноэтажным здани­ем администрации стоят несколько автомашин, подле которых о чем-то беседуют трое селян, да еще по­одаль стоит задумчиво курит поли­цейский. Из раздумий его вывело наше появление, бросив окурок, он поторопился зайти в здание.

Незнакомому человеку невоз­можно быть незамеченным в селе — о вашем присутствии моменталь­но узнают абсолютно все. И уж тем более не скрыться от внимания мес­тных после того как ты попался на глаза стражу порядка. Куривший на крылечке представитель правоох­ранительных органов, по всей види­мости, и доложил о нашем приезде. Войдя в помещение для голосов­ния, мы сразу стали объектами при­стального внимания со стороны находящихся там людей. Председа­тель участковой комиссии так и вовсе встретила нас едва ли не по стой­ке «смирно». Узнав, что прибыли всего лишь представители прессы, Анна Юрьевна Богодухова немного успокоилась и уже достаточно спо­койно и что самое главное, доволь­но обстоятельно отвечала на наши вопросы.

К нашему приезду на участке № 3307 из 978 зарегистрированных избирателей проголосовало всего чуть больше 40. Анна Юрьевна говорит о том, что народ начнёт подтя­гиваться ближе к обеду.

— В два часа дня в клубе начнёт­ся концерт, — говорит она. — К этому времени народ и подойдёт.

На прошлогодних выборах в кра­евое Заксобрание явка в Николаев­ском составила около 40%. Пред­седатель выразила надежду, что и в этом году цифры будут примерно такие же.

Пирожки от кандидата

Кандидат на должность главы сельского поселения «Николаев­ское» (в его составе ещё два села — Дешулан и Ключи), глава КФХ «Щербакова» Лариса Ильинична Щербакова день выборов начала… с пирожков. К нашему визиту она уже успела нажарить их почти два тазика.

— Так праздник же в селе. Кон­церт будет. Коллектив из другого села приедет. Вот и готовим пирож­ки к концерту, — говорит Лариса Ильинична и укладывает в глубокую сковороду еще одну порцию пи­рожков с ливером.

Пока пьем чай с умопомрачи­тельно вкусными, ещё горячими пи­рожками, кандидат на должность главы Щербакова рассказывает нам о жизни села и его жителей. Картина получается не самая радостная — помощи от Минсельхоза практичес­ки нет, сбывать свою продукцию не­кому, а закупочные цены на молоко Лариса Ильинична называет смеш­ными — 15 рублей за литр.

Отдельно стоит сказать еще и о том, что в начале года жители Ни­колаевского попали в немилость районному и краевому начальству, когда наотрез отказались делить село на три населенных пункта. По­падать в федеральную программу помощи жителям малых населенных пунктов николаевцы не захо­тели, а уж после того, как одна из районных чиновниц обозвала жите­лей «быдлом», так и вовсе чуть было не перешли в рукопашную. В итоге село сохранили, но получили могу­чего врага в лице районной власти.

Спрашивается, зачем затеяли эту возню с делением сёл? Самим жи­телям это совершенно не нужно. Пользы для себя в этом они не видят, уверены, что и денег не увидят, а вот проблем станет гораздо боль­ше. Например, надо будет вносить изменения в паспорт, в документы о собственности, все это стоит денег, а у селян каждая копеечка на счету.

Задавая вопрос о том, как в це­лом живет село и как в Николаевс­ком с работой, если честно, думал услышать очередной «плач Ярославны», но Лариса Ильинична сво­им ответом много удивила.

— Работа в селе есть, кто хочет тот работает! Копеечка у народа во­дится. Нормально живем.

«Вот еще бы Минсельхоз помогал таким селам реализовывать сель­хозпродукцию, Забайкалье уже дав­но бы в шоколаде было», — подума­лось после этой встречи.

Энгорок

Это село с названием, похожим на музыку, лежит всего в каких-то 29 км от федеральной трассы Чита—Иркутск, но электричества здесь нет. Свет в домах появляется только пос­ле того, как на окраине села запуска­ют дизель. Как следствие, нет здесь и телефонной связи, ни мобильной, ни стационарной. У человека, впервые сюда попавшего, неизбежно произойдет слом шаблонов, когда он узнает, что во втором десятилетии XXI века всего в 300 км от Читы есть еще деревни, где не то что интернет, свет дают по расписанию.

Вот и относись после этого серь­ёзно к предложениям банков и чи­новников федерального правитель­ства перевести все зарплаты и весь документооборот на всей террито­рии России в электронный вид.

Дорога от трассы до села — это, конечно, не американский хайвэй и не дорога «Амур» за два часа до приезда Путина, это добротная грунтовка. По всему видно, за доро­гой следят. Скорость 90 км/час уда­ется держать почти на всей дороге.
Казалось, Энгорок встречает представителей «Вечорки» уже ви­денным в Николаевском безлюдь­ем, но на въезде в село на дороге неожиданно возникли два доволь­но странных субъекта. У одного лицо перекошено до такой степе­ни, что он походил на Квазимодо, а второй брел следом за первым, при­крыв лицо какой-то тряпкой. Мы предположили, что шагают они с избирательного участка, на выходе из которого у них вышел интенсив­ный обмен мнениями о кандидатах на пост главы поселения, вот лица и перекосило.

При входе в помещение избира­тельного участка первое, что бро­сается в глаза, — печка с двумя разнокалиберными кастрюлями и чайником. Прямо напротив входа расположились четверо членов из­бирательной комиссии. Они и со­общают нам, что к нашему приезду (11:15) из 151 человека, имеющих право голоса, проголосовало 75. Уже на следующий день стало из­вестно, что в Энгороке была зафик­сирована явка 71,19%! Сравните эти цифры с жалкими 15,37% в Чите и позавидуйте жителям этого таежно­го посёлка.

Позавидуйте тому, как эти люди любят свою малую Родину. Здесь, как и в Николаевском, на жизнь не жалу­ются. Работа для тех, кто хочет рабо­тать, найдётся. Вот только со связью проблемы — на весь Энгорок один телефон, висящий здесь же, аккурат над урной для голосования.

На обратном пути встретились все те же два странных индивиду­ума — они шагали по дороге в сто­рону трассы, до которой оставалось ещё 27 километров.

Хадакта

Хадакта в пять раз крупнее Энгорока. Здесь зарегистрирован 741 избиратель, из которых примерно 150 являются «мёртвыми душами». Зарегистрированы здесь, а где на­ходятся в данный момент, сказать никто не может. Да и на прошлогод­них выборах избирателей было на 100 больше.

— Уезжают из села, спиваются, — сетует председатель УИК Людмила Ивановна Клименко. — Для молоде­жи работы нет, вот и спиваются или уезжают.

— А в Николаевском наоборот, работы, говорят, на всех хватает, — удивляемся мы. Казалось бы, не­сколько десятков километров меж­ду сёлами — и такое диаметраль­но противоположное отношение к жизни.

— Так то Николаевское, — взды­хает председатель и переводит тему разговора. — Вы напишите, что вре­мя для выборов неудачное. Мужи­ки на сенокосах или в кедраче, жен­щины на огородах. К вечеру, может быть, народ начнёт подходить. А так лучше выборы всё-таки проводить в октябре. Сейчас совсем неудачное время.

Забегая вперёд, скажу, что в Хадакте явка составила 29,01%.

Про неудачное время нам го­ворили все — ив Николаевском, и в Энгороке, но в сёлах всё рав­но, несмотря на картошку, сеноко­сы, кедр, дрова на зиму, голосовали много активнее, чем в Чите.

♦ Олег Тополев

Первые выборы

Выборы приближались, а я тол­ком ничего и не знала о кандида­тах. В голове стояли чьи-то лозунги, фотографии неизвестных мне лю­дей на баннерах и громкие обеща­ния. Для меня было привычным, что выборы, как всегда, пройдут мимо меня, кого-то выберут, но в городе ничего не изменится. Поэтому, не­смотря на недавнее 18-летие, я со­биралась и в этом году отсидеться дома. Но потом угрызения совес­ти и… задание редактора сподвигли меня на поход к избирательному участку.

Я подошла к делу серьёзно. Не­сколько вечеров было посвящено поиску информации о кандидатах в Гордуму Читы. Сначала прочита­ла про всех вкратце, а затем углуби­лась в биографии кандидатов свое­го округа. В Черновском районе, где я прописана, выбор был невелик. Тем не менее, я, взвесив все «за» и «против», таки выбрала того единс­твенного.

День выборов настал, зову всю семью, имеющую право голоса, на выборы. Но все отказываются. Го­ворят, что погода на улице совсем не для прогулок. И я еду одна, недо­умевая: разве ВЫБОРЫ — это прос­то прогулка?

Захожу в зал убогой школы, где располагается мой предвыборный участок. В зале никого, кроме секретарей. Ладно, наверное, время прос­то такое. Подхожу к столу и смущен­но спрашиваю, как голосовать. Ведь я же первый раз и совсем ничего не знаю. Дают альбом, где нужно поста­вить подпись и бланк.

«Подарков в этом году нет», — равнодушно сообщает секретарь.

Будка, в которой нужно голосо­вать, казалась мне такой таинствен­ной в детстве и такой прозаичной кажется сейчас. Когда я выхожу, в зале до сих пор никого нет, а ящик для бланков почти пуст. И это выбо­ры?! И это проявление гражданской позиции?!
Уже вечером узнаю, что процент явки на выборные участки не дотя­нул до жалких 16%.

Я, как представитель молодежи и пока как неопытный журналист, за­даюсь вопросом: что это за выборы, где люди в глаза не видели кандида­тов?

Что это за выборы, где населе­нию настолько неважно, кто же ста­нет депутатом в Гордуму, что никто даже не голосует?

♦ Александра Муромцева

Пустая трата времени?

Народ воспринял выборы со всей имеющейся у себя прохладцей.

Отправляюсь на избирательный участок № 220 в 11-й школе пер­вого микрорайона ко времени его открытия, но жители города спо­заранку голосовать не рвались. В здании школы нас встретили толь­ко сотрудники комиссии и работ­ники учебного заведения. Решив наведаться сюда позже, покидаем уютные школьные коридоры.

Возвращаемся сюда уже в обе­денное время и сразу устремляем­ся к председателю избирательной комиссии. Но результат мизерный — из более чем двух тысяч жителей, «закрепленных» за данным участ­ком, выполнило свой гражданский долг всего-то 216 человек или 9,6%. На вопрос о том, какая явка ожи­дается, председатель сходу дала ответ, что процентов 15 придет. К сожалению, председательша не пожелала представиться, сославшись на то, что не доверяет Народной га­зете России «Вечорка».
— Понапишете еще чего-нибудь, добавите в мои высказывания, — пояснила свои опасения женщина.

И это при всех разглагольство­ваниях наших властей об открытых выборах и о содействии средствам массовой информации?
Отправляемся в соседнюю школу, где расположился избирательный участок № 219. Явка здесь ока­залась еще меньше.

На тот же вопрос, какая ожидает­ся явка, сотрудница избирательной комиссии предположила, что явит­ся от силы 12%. Но ее тут же попра­вила председатель комиссии:

— 7% придет, и то хорошо. Сами видите — полдня прошло, а народа до сих пор нет.

И даже продажа чебуреков и пи­рожков на первом этаже не замани­ла сюда избирателя.

На выходе из избирательного пункта встречаю старого знакомо­го, Алексея. Стояли мы с ним около получаса, и за все это время в двери школы вошел всего один избира­тель. Стоило бы закончить на этом, но в ходе разговора мы затронули тему Проходящих выборов. Мой то­варищ разразился бурной тирадой о том, что все выборы — это фик­ция, поэтому тратить время на «волеизъявление» не стоит. Проходя­щая мимо подвыпившая женщина поддержала Алексея, ухмыльнув­шись, покрыла «избранников наро­да» такой трехэтажной тирадой, что я невольно восхитился знанием и виртуозным владением отборной матерщины.

День выборов 2014: Краснокаменск, Агинское, Амитхаша

Только к вечеру, к самому закры­тию участков деда с явкой измени­лись: на 220-м участке проголосо­вало 15%. На 219-м показатель еле переполз порог в 7%.

Почему же люди так беспечно относятся к выборам наших депу­татов? Во-первых, сентябрь — се­зон сбора урожая. Какое дело обы­вателю до формирования Гордумы, если у него на участке картошка не выкопана? Многие избиратели шли проявлять гражданскую активность прямо с огорода. Время для выбо­ров крайне неудачно подобрано.

Во-вторых, само отношение лю­дей к депутатам оставляет желать лучшего. Народ не верит в чест­ные выборы. Да и депутатам, поло­жа руку на сердце, тоже не верит. Может быть новоизбранные депу­таты что-то изменят в этих настро­ениях?

♦ Максим ВОЛКОВ

Краснокаменск. Выборные «активы» и «пассивы».

Дорога в Краснокаменск из вя­лотекущей тряски в поезде пос­тепенно перекатилась во вполне себе сносное и даже приятное пу­тешествие. Славная собеседница плюс мелькающие березовые пей­зажи за окном создали отличную атмосферу.

— Вот приедете к нам, сами уви­дите какие люди у нас отзывчивые, красивые…

Из рассказов своей попутчи­цы становится понятно: Краснока­менск, созданный изначально как город шахтеров, продолжает им же оставаться. Большинство мужчин заняты добычей урана и угля, нема­лая часть женщин занимаются тем же. Молодежь уезжает, но все же не поголовно — кто-то заканчивает в Чите техникум/институт — и домой. Платят, по забайкальским меркам, не баснословные суммы, но и далеко не крохи. В былые времена Крас­нокаменск по ассортименту своих магазинов давал фору и Чите, и го­родам еще более крупным. Девя­ностые годы изрядно «пошатнули» позиции города.

Сегодня местные производи­тельные силы, может, и извлекали бы прибыль по максимуму, если бы не засилье столичных толстосумов, едва ли не в одночасье ставших у руля краснокаменских обогатитель­ных предприятий.

… Ночь понемногу рассеивает­ся, а золотисто-березовые пейзажи за окном сменяются на безразмер­ную степь цвета высыхающего сена. Львиную долю пути преодолели. Вот позади и угольный разрез Ур- туйский, к которому уже стекаются бригады рабочих. Скоро прибытие.

— В школы зайдите — обычно у нас там выборы проходят. В четвер­тую школу загляните обязательно. У нас там настоящие пионеры есть, с галстуками, как полагается. Может, они и сегодня, в день выборов, на месте.

В ответ на мое удивление собе­седница не без гордости заявляет: «Да, мало где такое встретишь. А у нас есть!»

Но линейку из красногрудых школьников пронаблюдать воочию так и не удалось — ворота учебного заведения наглухо заперты. Можно было бы спросить дорогу к другому возможному участку у прохожих, но на улице ни души. И это в полдеся­того утра! Наконец, попадается оди­нокий прохожий, которому, похо­же, не до выборов — сам только что приехал из Читы. Как вариант, ука­зывает школу № 1, но и она пустует в этот воскресный день. На обратном пути снова вижу этого же мужика.
— К удаче, — улыбается тот.

Из тех, кто повстречался мне сле­дующими, никто не смог ни дорогу к участку показать, ни четко ответить, кого же все-таки выбирают.

— А я уже проголосовала! — женщина сообщает мне эту новость с интонациями отличницы-активис­тки. И тут же указывает направле­ние.

Вскоре в поле зрения появился избирательный участок… № 1913! Впрочем, как стало известно из раз­говора с секретарем избирательной комиссии Галиной, избирательных округов всего-то четыре.

— Люди в Краснокаменске хотят того же, что и жители других городов и поселков: соцгарантий, высо­кооплачиваемых рабочих мест, сни­жения цен на ЖКХ.

Как выяснилось, в городе все не так уж плохо: в 8 микрорайоне ско­ро сдадут в эксплуатацию детский сад на 300 мест, строительство кото­рого было начато всего около года назад! Кроме того, в ближайшее время планируется соорудить куль­турно-спортивный комплекс. Уже построен дом № 823, жить в кото­ром будут молодые врачи, приезжа­ющие в район и не имеющие собс­твенного жилья.

— У нас не бывает перебоев со светом, электричеством. Город чис­тый, мусора на улицах практически нет, — продолжает Галина. Но даже при таком с виду подозрительно­позитивном раскладе имеется воз и маленькая тележка нерешенных проблем. По крайней мере, судя по листовкам кандидатов, обещающих покончить с уймой напастей.

В следующей школе, где распо­ложились сразу два избирательных участка, Татьяна Александровна, председатель комиссии одного из них, сделала вывод, что явка в це­лом весьма и весьма неплохая. Пос­тояв в стороне некоторое время, я в этом убедилась — людской поток не прекращался ни на минуту. При­ходили молодые, пожилые, пооди­ночке и целыми семьями.

Разговоры с одним, вторым, тре­тьим местным жителем убедили в том, что градообразующее пред­приятие — ППГХО, вопреки сомни­тельным слухам как работало, так и будет работать. А это главное.

♦ Мария Снегова

Битва одноклассников в загоне для животных

Минувшая суббота по закону именовалась «днем тишины». Ины­ми словами, в этот день запреща­лось даже шепотом произносить имена каких-либо кандидатов. Лю­бое упоминание расценивалось как незаконная агитация, что влекло жа­лобу в избирком с последующими карательными санкциями — вплоть до аннулирования результатов предстоявшего голосования.
Но суббота та «тишиной» не отли­чилась. И дело тут не в кандидатах. Сама природа решила нарушить га­рантированную законом тишину и «подарила» забайкальцам в тот день шквалистый ветер. Из-за чего, на­пример, было сложно забрасывать спиннинг с берега Ингоды…

И вновь «спасибо Путину за это»

Одним из направлений, на ко­тором работала «Вечорка» в день выборов 14 сентября, стали насе­ленные пункты нашего анклава, потерявшего не так давно автоно­мию — Агинского бурятского ок­руга. Туда редакционный автобус домчал вашего покорного слугу и фотографа Машу за каких-то два часа. Можно было доехать куда быстрее, однако в очередной раз «спасибо Путину за это». Из-за его внеплановой проверки войск Вос­точного военного округа всю до­рогу приходилось соперничать с армейскими автоколоннами, ко­торые хищным камуфлированным питоном ползли в сторону веро­ятного противника — на полигон Цугол…

Проблемный мост через Транс­сиб в Дарасуне, ставший вдруг из-за начавшегося ремонта однополос­ным, пришлось преодолевать пол­часа. При этом вдыхать «ароматы» военной техники…

Но вот наконец-то и приветс­твенный аншлаг «Амар сайн»* на въезде в окружной центр, а это зна­чит, что мы у цели.

Дисциплинированный электорат Аги

Анализ предыдущих выборов не дает соврать: жители Агинского окру­га куда дисциплинированней своих земляков, проживающих в районах бывшей Читинской области. И на сей раз агинчане доказали эту истину.

В минувшее воскресенье на тер­ритории Агинского округа прошли пять голосовательных, если так можно выразиться, кампаний. Глав­ными по праву считаются выборы депутатов Совета Агинского райо­на, а также депутатов Думы окруж­ного центра — пос. Агинское.

Следующими по значимости ста­ли выборы главы администрации села Амитхаша. Именно здесь ожи­далась основная интрига голосова­ния. О ней читайте ниже.

Оставшиеся два района Агинс­кого округа — Дульдургинский и Могойтуйский — также отметились 14 сентября. Глав сёл выбирали в тот день в Зуткулее Дульдургинс- кого и в Ушарбае Могойтуйского районов.

15%, которые в конечном счёте набрала Чита по результатам выбо­ров депутатов гордумы, wa избира­тельных участках Агинского округа были зафиксированы через пару- тройку часов после открытия участ­ков для голосования.

Бильярд в Урда-Аге

Председатель ТИК Агинского района (территориальная избира­тельная комиссия — авт. ) Баир Цындымеев казался приветливым, но недолго…

— Предъявите редакционные за­дания, иначе с вами на участках ник­то разговаривать не будет, — сказал он как отрезал.
Эх, не ведал председатель, что мы уже славно успели пообщаться с его подчиненными безо всяких бю­рократических бумажек, которые к тому же давно стали атавизма­ми. Например, на участке № 506 За­падного многомандатного округа в Агинском нам поведали, что сам по­селок в день голосования разделен на четыре многомандатных окру­га. Кроме упомянутого «Западного» были еще «Восточный», «Северный» и… супротив логике не «Южный», а «Заречный». Но «юг» в тот день мы все-таки нашли…
Название села Урда-Ага можно перевести как южная Ага. Речь идет о речке, по одной из версий давшей название не только этому селу, но и окружной столице, да и самому ок­ругу. По словам радушно встретив­шего журналистов «Вечорки» главы местного сельхозкооператива Биликто Ринчинова, село развивается ударными темпами. Действует пол­ноценная школа, в которую приез­жают учиться даже из Читы и Забай­кальем (!).

В слова этого человека труда сложно не поверить — на улицах Урда-Аги порядок, есть вся инфраструктура, музей, библиотека, шко­ла искусств, спортивно-оздорови­тельный комплекс и т.д. В холле Дома культуры не покалеченный деревенскими дебоширами насто­ящий большой бильярдный стол, который стоит там не первый год. В общем, учитесь, главы поселений, развивать местное самоуправле ние у своих коллег из сел Агинско­го округа.

Битва одноклассников в Амитхаше

В Амитхаше — пригороде Агин­ского — все ждали интриги. Там выбирали главу. Все меньше лю­дей ставили на действующего гла­ву Цындыму Баясхаланову. И пра­вильно делали. Она в результате стала второй, уступив 28%. А первое место, набрав почти половину го­лосов, занял 33-летний Тимур База ров — и.о. директора местной школы. Интрига заключалась в том, что реальную конкуренцию ему дол­жен был составить одноклассник Солбон Жигжитов, чиновник мест­ной администрации. Но то ли опубликованная информация об имею­щейся у него судимости, которую он, кстати, и не скрывал, то ли тра­диционная нелюбовь россиян к чи­новникам всех мастей сказалась… В результате Солбон оказался на пос­леднем месте в этой предвыборной баталии за кресло главы этого артефактного сельского поселения под красивым названием Амитхаша. Село это очень молодое, образова­но лишь в 1996 году на базе какого- то агинского сельхозпредприятия. Дамы из местного избиркома (учас­ток № 801) перевода названия села не знали. Специально для них сообщаем, что по версии легендарного краеведа писателя Виктора Балаба­нова Амитхаша означает «загон для животных».

В гостях у шамана

День выборов подходил к концу. С нами прощалась бурлящая про­зрачными водами река Ага, на это было приятно смотреть. Но недол­го. Чуть поодаль в нее впадает реч­ка Цаган-Челутай. Вернее, впадала, ибо пересохла она и по ее сухому руслу, напоминающему кожу сто­летней бедуинки, спокойно ходят люди и даже ездят машины.

Об этой многострадальной реч­ке «Вечорка» уже писала. По нашей версии виновниками ее загрязне­ния, а теперь и пересыхания явля­ются заграничные старатели, орудующие в ее верховьях неподалеку от села Челутай. Надеемся, что вновь избранные депутаты районного Со­вета и поселковой Думы займут на­конец-то сторону простых жителей округа, а не заокеанских толстосумов в этом затянувшемся конфликте.

P.S. Наши опасения по поводу пе­ресохшей речки подтвердил извес­тный челутайский шаман, к которо­му мы заехали на обратном пути. Но это уже другая история, которую мы обязательно поведаем в одном из ближайших номеров.

♦ Владимир Кантемир



«Вечорка» №38

Ещё один живой текст по итогам выборов напечатан в газете «Земля». Автор Сергей Иванов, не скрывая своего отношения к разрешившейся предвыборной кампании, назвал его просто: «Клоунада по-читински». В качестве подтверждения своих ощущений он приводит пример Нагорного округа, один из кандидатов которого назначал избирателям встречи без указания места и времени, а второй набирал популярность печатанием на листовках не предвыборной программы, а кулинарных рецептов.

Клоунада по-читински

14 сентября жители Забайкалья проголосовали за кандидатов в местные органы власти. Выборы прошли на более-менее достойном уровне – за столько лет практики краевой избирком и его местные подразделения уже натренировались. При большущей дефицитности бюджетов, в условиях кризисных явлений в экономике поразило немалое количество тех, кто готов «порулить». В краевом центре нынче избирали Думу городского округа «Город Чита». Конкурс был нехилый: почти 140 претендентов на 30 мест. Все они одномандатники – кто от политической партии, кто сам по себе. И всё бы ничего, если бы не безудержное соревнование в распиаривании себя, любимых, всеми допустимыми способами. Иногда это походило на клоунаду.

В Чите в районе стадиона ЗабВО в цокольном этаже почти новой жилой многоэтажки располагается офис краевого государственного унитарного предприятия (КГУП) «Автомобильные дороги Забайкалья». Хохма в том, что к этому офису удобнее подобраться только на «джипах» или Уазиках. С одной стороны, от улицы Кайдаловской, дорога представляет собой сплошные колдобины, а с другой стороны, от улицы Токмакова, она вообще разбита в самом верху. В ловушку открытого многие годы канализационного люка 10 сентября провалилась машина такси!

Об этом безобразии я пишу в качестве примера. Вроде что стоит дорожникам «постелить» 100 метров асфальта? Ан нет, хоть и власть, а не дееспособная…

Потому-то довольно скептически в Чите и других населённых пунктах края избиратели узнавали и воспринимали информацию о кандидатах. На примере одной только Читы можно сказать, что информационная работа по продвижению кандидатов была построена в массе своей рвано, убого и неумело.

Философы. Молчуны. Спортсмены

В кандидатском корпусе на этот раз было немало молодёжи. С дорогих баннеров на горожан смотрели новые лица, их незнакомые фамилии сильно оттеняла та абракадабра, которая была написана в качестве предвыборных лозунгов. Некоторые кандидаты очень сильно увлекались убогим философствованием на тему прошлое — настоящее — будущее, чем лично у меня, как избирателя, вызвали глубочайшую брезгливость.

Были и молчуны – те, о которых люди на округе практически ничего так и не узнали.

Или такие, к примеру, как строитель Олег Куйдин. Его помощники расклеили объявления в районе ЗабВО о предстоящей встрече с кандидатом, но почему-то не соизволили указать, где и во сколько состоится эта встреча.

Конкурент Куйдина Николай Азыев подошёл к предвыборной борьбе обстоятельнее и, по всему видать, раскошелился на кампанию по полной. Самовыдвиженец подкупил не только красивыми агитками, но и… рецептами приготовления блюд, которыми он поделился с электоратом в своей предвыборной листовке. Будет ли он столь же обстоятелен на депутатском посту?

По телевизору за пару дней до выборов я увидел предвыборные выступления кандидатов в депутаты Думы городского округа «Город Чита» Евгения Гусака и Кайрата Калдыбаева. Был приятно удивлён: на фоне общей безликости неожиданно грамотно и веско говорили… спортсмены! Причём конкретно и лаконично изложили свои позиции в случае прохождения в Думу. Есть ли на то воля народная?

А вот агитка другого мастера спорта по боксу кандидата Олега Путинцева не впечатлила. Кому пришло в голову совать на телеэкран в сентябре прошлогоднюю ноябрьскую фотографию, на которой уважаемый Олег Александрович бежит с олимпийским факелом?

А картошка всё-таки важнее

11 сентября впервые в Забайкальском крае состоялось открытие именного избирательного участка. Таковым стал участок № 415 по адресу: г. Чита, пос. Текстильщиков, 6-й микрорайон, дом 5. Участку присвоено имя Романа Викторовича Елизова – старшего прапорщика милиции, омоновца, погибшего в марте 2011 года при выполнении боевой задачи на территории Ингушетии.

Присвоение участкам имён известных граждан – это новая форма привлечения внимания избирателей к истории страны и края, повышения электоральной активности граждан.

Но забайкальцы – вот закавыка – год от года даже не пытаются приблизиться к тем показателям явки, что дают кавказские республики России…

В федеральном масштабе выборы 14 сентября обещали стать рекордными для современной России. «В списки избирателей внесены свыше 75 млн. избирателей нашей страны. За всю историю – это рекорд, », – сообщил замглавы Центризбиркома Леонид Ивлев. – На проведение выборов было выделено более 6 млрд. рублей. Если разделить эту сумму на количество избирателей, охваченных выборами (75 млн. человек), то получится 80 руб на человека. Самые дешёвые выборы».

Но читинским чиновникам так не показалось. Депутаты Читинской городской Думы 11 сентября на итоговом заседании единогласно поддержали увеличение расходов на проведение выборов на 2 миллиона рублей. «Денег не хватало, – пояснил читинским журналистам депутат Евгений Ярилов. – Не очень красиво поступили наши предприниматели: в момент выборов были подняты цены и на печатную продукцию, и на другое, и пришлось дополнительно изыскивать денежные средства».

Мне кажется, что было бы уместнее такую информацию… скрывать. Да, да! Ведь не купающийся в роскоши народ на самом деле не понимает ради чего такие траты?! Многие в этот день просто копали картошку.

Справедливости ради стоит сказать: большинству депутатов денег за депутатство не платят, статус городского думца особых преференций не даёт, только возможность (при желании) вовремя «напрячь» прокурора, судью, главу поселения или муниципального образования толковым депутатским запросом. Словом, организовать всех тех, от кого в немалой степени зависит улучшение жизни социума. Но ещё оно, не будем дураками, зависит от нас самих!



Сергей Иванов, «Земля» №38

Цена на топливо АИ-92 и АИ-95 только за первую неделю осени выросла на 0,3%. Владимир Невзоров в газете «Эффект» подсчитал, что такой темп равен к годовому росту цены в 150%, и попытался разобраться с природой забайкальских цен на бензин. А цены наши, как известно, одни из самых высоких по стране. Проанализировав ситуацию, журналист пришёл к тем же выводам, что и сотни его предшественников — никаких хороших новостей о снижении уровня цены на топливо в Забайкалье до среднероссийского не предвидится. По крайней мере, до тех пор, пока в регион не зайдёт вторая крупная нефтяная компания. Никаких предпосылок к этому в обозримом будущем не наблюдается.

Топливная лихорадка

Забайкалье обречено на дорогой бензин?

Цены на бензин в этом году в Забайкалье сродни ценам на пре­словутые раки в одно­именной классической юмореске Жванецкого. Ещё вчера он был по 32, но 95-й. Сегодня по 36, но уже 92-й. И это еще не вечер, то есть не зима.

С наступлением холодов, ког­да стоимость доставки топли­ва от нефтеперерабатываю­щего завода до конкретной АЗС заметно возрастает, а спрос на заправку, наоборот, падает, цены на бензин рискуют обно­вить исторический максимум.

То, что никаких объектив­ных предпосылок для снижения в Забайкальском крае цен на бен­зин в ближайшее время точно не будет признал даже губерна­тор региона Константин Ильковский.

Поездка на АЗС с каждым днем становится все большим ударом по карману

Один поставщик — это беда

В последнем выпуске про­граммы «Время новостей», вы­шедшей в эфире телекомпании «Альтес», один из телезрителей задал главе региона животрепе­щущий вопрос, волнующий сот­ни тысяч забайкальских автомо­билистов. Он касался природы высоких цен на бензин и пер­спективы их снижения. Ответ гу­бернатора был честным, но для многих нелицеприятным. По словам первого лица региона, в ближайшее время Забайкаль­ский край обречен на дорогой бензин и ничего с этим пока по­делать невозможно, хотя власть сложа руки не сидит.

— Цены на бензин различных марок за последние восемь ме­сяцев выросли в Забайкальском крае в среднем на 5 рублей за один литр. Серьезная пробле­ма в том, что у нас сложилась монополия одного поставщи­ка. Это Ангарский нефтепере­рабатывающий завод компании «Роснефть». К сожалению, пока не представляется возможным затащить к нам в регион других поставщиков топлива. В силу ограниченности нашего рынка и географической оторванно­сти региона им это не интересно, — заявил Константин Ильковский.

Статистический взгляд

Цифры, которые, как извест­но, вещь упрямая, но очень объ­ективная, тоже говорят о том, что с ценами на ГСМ у нас се­рьёзные проблемы. По данным первого осеннего отчета реги­онального управления Феде­ральной службы госстатистики по Забайкальскому краю, цены на топливо продолжают расти с очень серьезными и опасны­ми темпами. Только за первую неделю осени — с 1 по 8 сентя­бря — цены на три самых ходо­вых марки бензина продолжали расти медленно, но очень верно. АИ-80 подорожал на 0,1 процента, а 92-й и 95-й бензины сразу на 0,3 процента. И хотя на все остальное топливо цены, со­гласно статистике, с начала осе­ни остаются неизменными, осно­ваний для оптимизма нет ника­ких. Рост цены на 0,3% в неде­лю — это, на минуточку задума­емся и зауважаем цифры, почти 150 процентов в год.

Субъективная объективность или объективная субъективность

Последний гвоздь в крышку гроба иллюзий о дешевом бен­зине в Забайкалье не преминула забить и Федеральная антимо­нопольная служба. Заместитель руководителя ФАС России Ан­дрей Цыганов, который в кон­це августа побывал в Чите и про­вёл для сотрудников ведомства семинар-совещание по актуаль­ным вопросам антимонопольно­го законодательства, уверен, что причиной топливной лихорадки на АЗС Забайкальского края является «неконкурентоспособ­ный рынок нефтепродукции».

— Во многих субъектах России на рынке представлены как ми­нимум две, а то и три-четыре вертикально интегрированные нефтяные компании. В Забайка­лье — всего одна. Причем постав­ка нефтепродуктов осущест­вляется по достаточно слож­ной цепочке, и в Забайкальском крае нет субъекта, который принимает решение о ценах на нефтепродукты и об объемах поставки, — уверен Цыганов.

Замглавы ФАС России также отметил, что находящийся в За­байкалье филиал структурного подразделения компании «Рос­нефть» сильно ограничен в са­мостоятельности принятия ре­шений.

— Получилось так, что цены на нефтепродукты в Забайкаль­ском крае формируются, исхо­дя из цен, которые существуют не в Сибирском округе, а в со­седнем — Дальневосточном фе­деральном округе. То есть при установлении цен здесь моно­польный поставщик ориентируется на цены с учетом Чукотки, Камчатки, Сахалина, где по объ­ективным причинам самый до­рогой бензин в стране, — считает антимонопольный чиновник.

Результаты этого, по мнению Цыганова, прекрасно видны на всех АЗС Забайкальского края — наш бензин значительно до­роже, чем в соседней Бурятии, схожей с нами по большинству социально-экономических и ге­ографических показателей. И поделать с этим, увы, пока ниче­го не возможно. Дорогой бен­зин был есть и будет нашим тяж­ким крестом. Простым автомо­билистам остается скрепя серд­це нести его дальше. Ну, а вла­стям — решительно искать выход из сложившейся ситуации. Даст Бог, найдут.

Только цифры

Цены на бензин АИ-92 (руб. /л):

Бурятия — 33
Иркутская область — 33,9
Хабаровский край — 33,1
Красноярский край — 30,4
Москва — 31,8
Камчатский край — 40,6
Забайкальский край — 36



Владимир Невзоров, «Эффект» №38

«АиФ Забайкалье» опубликовал сразу два материала, объединённых одной болезненной для постсоветского общества темой — введение платных услуг в общеобразовательных школах. Первая статья о группах продлённого дня, которые по всей стране становятся платными. Читать её следует хотя бы ради последней строчки: «В Министерстве образования, науки и молодёжной политики Забайкальского края объяснили: пока региональная законодательная база не предусматривает платное пребывание в продлёнке, родители будут оплачивать только питание де­тей». А дополняет статью забайкальской вкладки статья федерального издания, из которой, например, можно узнать, что в одной из уфимских школ пятёрки по математике получали только дети, ходившие на дополнительный платный урок.

Продлёнка за деньги?

В школах вводятся платные услуги

Во многих регионах нашей страны группы продлённого дня стали платными, на что есть законные основания. Введут ли в Забайкалье дополнительные поборы с родителей?

Готовить кошельки?

С 1 сентября согласно новым поправкам в Федеральном зако­не РФ «Об образовании» шко­лы имеют право сделать группы продленного дня платными. Как следствие — во многих рос­сийских регионах положение семей, где есть дети школьного возраста, ухудшилось — на ро­дителей легли дополнительные финансовые расхо­ды. Связано это но­вовведение с тем, что федеральное законо­дательство разделило услуги образования и ухода за детьми.

Кстати, во мно­гих субъектах на­шей страны группы продленного дня стали платными ещё в 2011—2012 годах. В среднем эта услуга обходится в две ты­сячи рублей в месяц. Конечно, многие мамы и папы до сих пор не могут поверить в происхо­дящее, они не готовы к новым тратам. По выхода нет — оста­вить на несколько часов перво­клашку дома одного не каждый осмелится.

В Омске, например, родите­ли уже платят за ребенка, кото­рый посещает группу продлён­ного дня, 12 рубля 42 копейки задень. А в Иркутске постанов­лением мэра была определена цена одного часа пребывания ребёнка в группе продленного дня в размере 15 рублей.

Недавно в Забайкальском крае проведён мониторинг до­ступности групп продлённого дня для младших школьников. Выяснилось, что в нашем ре­гионе такие группы органи­зованы на бесплатной основе. Педагог получает заработную плату согласно штат­ному расписанию. Дополнительные образовательные услуги в процессе организации групп продленного дня осуществляются бес­платно по договору с учреждениями до­полнительного об­разования детей.

Родительская оплата распростра­няется- только на питание детей: 15-25 рублей — средняя стоимость обеда по краю, 60-72 рубля — по Чите.

«Мы — против!»

— У нас группа продлённого дня бесплатная, и вводить плату пока не собираемся, — коммен­тирует Елена Титова, заме­ститель начальника управления образования Нерчинского рай­она. — Я считаю, что в сельской местности, где многие ребята из малообеспеченных семей, вводить плату за продлёнку не­разумно.

С Еленой Валентиновной согласна и Елена Мальцева, председатель Комитета образо­вания Борзинского района.

— Государство всё, что может, потихоньку перекладывает на плечи родителей, — рассуждает Елена Игоревна. — Но при этом никто не задумывается о том, что платёжеспособность на­селения в Забайкалье низкая. Особенно в районах. С боль­шим трудом родители собирают в августе детей в школу, на обеды детям отдают последние копейки…Если введут плату за пребывание детей в группе продлённого дня, посещать сё, думаю, будет некому.

В Министерстве образования, науки и молодёжной политики Забайкальского края объясни­ли: пока региональная зако­нодательная база не предусма­тривает платное пребывание в продлёнке, родители будут оплачивать только питание де­тей.

Елена Лоскутникова, Инга Николаева

Сколько стоит школа

Не согласны платить? Идите в прокуратуру!

Не успели родители отправить детей в школу, как им уже предъявили список — на что нужно сдать деньги.

А вскоре к этому списку добавятся ещё и расходы на штрафы — от 3 до 5 тысяч рублей — за шпаргалки и мобильники на ЕГЭ. Хотя уже сейчас суммы школьных платежей немалые. В Пермском крае спецшко­ла с углублённым изучением английского языка собирала с родителей первоклашек по 7 тысяч рублей в фонд школы. Ру­ководство школы приструнили только потому, что нашёлся ро­дитель, написавший заявление в прокуратуру.

Школьные поборы процве­тают ещё и потому, что роди­тели не понимают — обязаны ли они за что-то платить или нет. «Должна быть чётко про­ведена граница, чтобы каждый родитель понимал, что платно, а что бесплатно — то есть опла­чивает государство, — говорит Дмитрий Ливанов, министр образования и науки РФ. — В частности, в образователь­ном стандарте старшей шко­лы предусмотрено до 10 часов в неделю внеурочных занятий за счёт государства». Любой одиннадцатиклассник, напри­мер, имеет право на два занятия после основных уроков, ска­жем, для подготовки к ЕГЭ. Всё это прописано в федеральных государственных образователь­ных стандартах. За то, что в них не входит, школам разрешено брать деньги. Но раскрутить родителей на оплату допуроков и спецкурсов учителям по негласным указаниям директоров школ ничего не стоит. Напри­мер, в одной из уфимских школ пятёрки по математике полу­чали только дети, ходившие на дополнительный платный урок.

Если в школе требуется за­менить окна, парты, покрасить стены и т. д. , директор должен написать заявку в управление образования. Но проще же со­драть с родителей. Большинст­во родителей регулярно сдают деньги на охрану — от 150 руб в месяц за ребёнка. «Зря, — уве­ряет Виктор Нанин, предсе­датель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг. — Обратитесь с заявлени­ем на имя директора школы с требованием разъяснить, на ка­ком основании это происходит. Зачастую администрация школ вводит в родительские комите­ты своих людей, чтобы протал­кивать нужные решения. Если это так, надо потребовать вы­боров новых представителей».



Юлия Борта, «АиФ Забайкалье» №38

Под занавес дачного сезона «Забайкальский рабочий» рабочий взялся за тему пригородных поездов, которые заметно опустеют после того, как отхлынет волна дачников. Виолетта Вдовяк по волнующему вопросу сумела взять два развёрнутых комментария. Генеральный директор «Забайкальской пригородной пассажирской компании» Николай Гаджала рассказал о том, что уже 1 января по инициативе региональных властей в крае могут применить экономически обоснованный уровень тарифа, без возмещения. В этом случае полная стоимость билета до Карымской будет составлять 1 200 рублей за поездку, будут отменены наименее наполняемые поезда, до двух штук сократится количество вагонов на направлении Чита-Карымская, Чита-Могзон. Министр территориального развития края Александр Бутырский рассказал о природе тарифа, 80% стоимости которого составляет аренда подвижного состава. Для нашего края взяты максимальные расценки аренды, которые, по словам министра, превышают плату за поезда дальнего следования.

Следующая остановка…

Не отменят ли в Забайкалье пригородные поезда, и сколько придётся платить за билет от Читы до Карымской?

Хвастая новым урожаем, дачники нет-нет, да и заведут речь о том, вовремя ли придет электричка? Станут ли реальностью высказывания чиновников об отмене поездов?

Проблема пригородного железнодорожного сообщения волнует и тех, кому приходится добираться на работу или на учебу в другой населенный пункт.

Напомним, что пригородные перевозки по железной дороге сегодня осуществляются при соглашении руководства регионов и пригородных компаний. Основным акционером ОАО «Забайкальская пригородная пассажирская компания» является ОАО «РЖД». То есть, по сути, взаимодействие региона осуществляется с «Российскими железными дорогами». И взаимодействие это проходит не гладко. Забайкальский край не может в полной мере компенсировать затраты на пригород, бюджет дефицитен. Речь идет о возмещении разницы между действующей и реальной стоимостью билета. (Билет в первой зоне стоит 22 рубля, на самом деле, не будь компенсации, он стоил бы около сотни рублей). В свою очередь, ОАО «ЗППК» не получает средств и не рассчитывается со своими поставщиками услуг, дирекцией мотор-вагонного состава «РЖД». И ясно, что денежных средств для поддержания пригородного железнодорожного сообщения в ближайшие годы не будет.

Николай Гаджала: «Ситуация уникальна»

Дела с пригородными перевозками в нашем регионе скорее ухудшились, считает генеральный директор «Забайкальской пригородной пассажирской компании» Николай Гаджала, договор с краем о перевозках до сих пор не подписан.

Единственное, в краевой бюджет 2014-го внесены изменения, и на финансирование пригорода добавилось 56 миллионов рублей. Теперь для перевозок предусматривается 155 млн. рублей. Тем не менее за этот год заплачено всего лишь 66 млн. рублей. В целом долги региона перед Забайкальской пригородной пассажирской компанией составляют на сентябрь 2014-го около 2 млрд. рублей.

— Общее мнение по поводу перевозок с краем не найдено. Требования ОАО «РЖД», основного нашего акционера, остаются в силе
— заключать договор только в пределах средств, предусмотренных в бюджете, — комментирует Николай Гаджала. — Сегодня в нашей компании сложная ситуация с выплатой зарплат и оплатой за аренду мотор-вагонного состава.

По словам руководителя Забайкальской пригородной пассажирской компании, есть поручение Президента РФ, чтобы урегулировать ситуацию с текущими долгами. Предлагается рассрочка долга за 2011—2013 гг. на 10 лет.

— Но власти края пошли по иному пути, решили сначала перепроверить, действительно ли работы по перевозке были выполнены на ту сумму, которая выставлена, — говорит руководитель пригородной компании, — хотя мы ежемесячно предоставляем в министерство территориального развития края акты выполненных работ, где отражаем, какие затраты мы понесли. По логике, проверки следовало проводить ранее.

С переуступленными долгами «Краспригорода» вообще абсурдная ситуация, эти долги необходимо уточнять не с нашей компанией, а с «Краспригородом».

Не за горами принятие бюджета края-2015. Как сообщает глава ОАО «ЗППК», руководство региона настаивает на том, чтобы применить экономически обоснованный уровень тарифа, без возмещения. Тогда, при действующих тарифах, до Карымской полная стоимость билета с 1 января 2015-го будет составлять 1200 рублей за одну поездку, чему пассажиры явно не обрадуются. Ожидается отмена наименее населенных поездов, сократится количество вагонов на направлении Чита-Карымская, Чита-Могзон до двух штук…

— Если же будет введен экономически обоснованный тариф с 1 января, мы потеряем последних пассажиров. Работать ради льготников невыгодно. Летом положение еще спасают дачники. Зимой поезда будут ездить пустыми, — предполагает Николай Васильевич. — В Бурятии уже пытались ввести экономически обоснованный тариф, но затея окончилась крахом. Стоимость первой зоны увеличилась до 87 рублей, и в поездах никто не поехал. По-своему реагируют граждане на другой вид оптимизации, замену электричек автотранспортом, как это произошло с поездом Борзя-Забайкальск. Пассажиры не пришли на автобус, и предприниматель развел руками: ему невыгодно работать на полупустой машине. Билет стоит 350 рублей, а на пригородном поезде — менее 100 рублей, с компенсацией от власти. Получилось так, что после отмены поезда людям стало невыгодно ездить.
Требование планировать работы, исходя из средств, заложенных в бюджете, также сократит количество поездов. Если распланировать работу электричек на 155 млн. рублей, останется всего 6 пар поездов на весь край, тогда как сейчас действует 25 пар.

Вносят негативную лепту в финансовые результаты ОАО «ЗППК» и опоздания. Пассажиры уходят на другие виды транспорта, денежные средства приходится возвращать.

— Причина опоздания пригородных поездов — летние путевые работы, значительно возросшее количество грузовых поездов и проблема их пропуска. Кроме того, возникает необходимость пропускать коммерческие поезда, предусматривается плата за прохождение такого поезда, но о пассажирах не надо забывать. Мы обратились в Москву, чтобы предусмотрели механизм компенсации потерь пригородной компании в такой ситуации, — рассказывает Николай Гаджала. — Опоздание влияет на работу сотрудников компании. Наш инженер находился в Могзоне и не смог уехать на электричке.
Есть много населенных пунктов, где не пустишь авто, поскольку нет дорог.

— Мы абсолютно в неравных условиях с другими регионами, наша ситуация с пригородом уникальна, — подытоживает Николай Гаджала. — Например, пригородная компания «Экспресс-Приморье» в прошлом году перевезла 14,5 млн. пассажиров — в Приморском и Хабаровском краях, Еврейской автономной и Амурской областях. Даже если условно поделить это количество пассажиров на четыре, цифра будет значительно больше, чем у нашего края, в котором было перевезено в 2013 году всего полтора миллиона пассажиров. Согласитесь, уже мы перевозим в два с половиной раза меньше, чем соседи. Причем, если судить по каждому региону в отдельности, Забайкальская железная дорога протяженнее. Расчеты берутся за вагоно-километр, мы проходим большие расстояния, а доходности нет.

Александр Бутырский: «Проблемы железной дороги оставим ей самой»

Готовя очередную публикацию о пригородных перевозках, журналист «ЗР» взял комментарий у министра территориального развития края Александра Бутырского.

Со стороны Администрации договор о пригородных перевозках на 2014 год заключен. Его не подписывает противоположная сторона, ОАО «ЗППК», говорит руководитель министерства.

«Российские железные дороги» высказывают необходимость подписывать договор каждый месяц, — комментирует ситуацию Александр Бутырский. — Причем на условиях, чтобы в бюджете края было предусмотрено финансирование, компенсирующее выпадающие доходы. Эти доходы рассчитаны Региональной службой по тарифам на исходных данных ОАО «РЖД».

Как отмечает министр, тариф на пригородные перевозки складывается в основном из двух составляющих, одно из которых — аренда подвижного состава, занимает в тарифе 80%. Рассчитывается тариф из ставок ФСТ. Для нашего края взяты максимальные расценки, которые превышают плату в поездах дальнего следования. Экономически обоснованный тариф на пригородные перевозки до Карымской — более 1000 рублей. В поезде дальнего следования, в «сидячем вагоне» билет до Карымской стоит 330 рублей. В плацкартном вагоне — 640 рублей, а в купе — 900 рублей.

— Да, пригородные перевозки имели решающее значение 30 лет назад. Тогда в Забайкалье не была развита сеть дорог, автотранспорт. Сегодня ситуация иная, вдобавок автоперевозчики к пассажиру относятся иначе, нежели железная дорога, они готовы идти навстречу гражданам — по времени, по месту отправления и назначения, — считает Александр Бутырский.

Теперь же в транспортной системе России ведется борьба за рынок между железной дорогой и автомобильными перевозками. Потребителю автомобилем доставлять грузы удобнее: быстрее и дешевле.

Это же касается пригородной компании. Ведь не обязательно перевозить пассажиров по железной дороге. Руководителю «ЗППК» предлагалось отойти от стереотипов и, если будет выгоднее возить пассажиров в автомобилях, закупить автобусы.

— Зачем нужен пригородный Борзя-Забайкальск? Есть хорошая дорога, по которой быстрее можно добраться, чем на поезде. Мы отменили пригородный маршрут и не получили ни одной жалобы от населения. Люди пересели на автотранспорт. Сейчас, где есть дороги федерального и краевого значения, будем отменять и другие маршруты, — говорит Александр Бутырский. — В структуре пассажиропотока половину составляют работники железной дороги, которые перемещаются в рамках технологического процесса. Край не должен нести затраты, чтобы помогать железной дороге.

Также, как добавляет министр, власти решили со следующего года ввести экономически обоснованный тариф. Не будет компенсации выпадающих доходов.

— Есть категория граждан, которые не могут купить билет за 100 рублей. Мы будем помогать таким людям. Причем те маршруты, где нет автомобильных подъездных путей, останутся. Тем самым мы минимизируем расходы края, выполним обязательства перед гражданами, проживающими на его территории, а вот проблемы железной дороги оставим ей самой, — говорит министр. — Администрация действительно разбирает счета пригородного транспорта за 2011-13 гг. Проверяется: действительно ли было перевезено столько пассажиров, действительно ли были понесены затраты, которые предусмотрены в тарифе. Просто так бюджетные деньги, а это деньги налогоплательщиков, мы не будем отдавать.



Виолетта Вдовяк, «Забайкальский рабочий» №179

НазадВперёд
9 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Пригородных умирают.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

от читы до карымской 1200? на электричке? здорово.ну и что, что аренда, аренда скоро встанет на колени, и вообще ни чего в дальнейшем не заработает.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Зато Михалёв стал депутатом. Скоро его изберут сытым менеджером.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

сытый голодному не друг.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Удивляет не просто статья в вечорке, но и энтузиазм ее сотрудников. Давно такого приема

Не использовали забайкальсккие журы.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вообще удивительно то "Земля", априори крестьянская газета, пишет о выборах в Чите, а Вечорка, которую здесь комментаторы 100 500 раз называли жОлтой за один воскресный день сделала репортажи с половины районов края. Уверен, половина здесь присутствующих до прочтения Вечорки не знали где находится Энгорок. Я, если честно, тоже не слышал

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Сам из Амитхаши, даже не знал про загон для животных

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Земля такая же крестьянская, как вечорка-народная, кхе.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В былое время железная дорога оказывала услуги по перевозке грузов и пассажиров. Затем стало нужно сделать богатыми группу людей для которых не осталось лакомых кусков. Сделали их собственниками подвижного состава и пришла арендная плата кратно увеличив стоимость перевозки. Что дальше ? А дальше аренда рельсов! Причем каждый рельс у разного собственника, вот и опять можно увеличивать стоимость перевозки, ведь необходимо будет платить аренду.