Р!
11 АПРЕЛЯ 2021
10 апреля 2021
09 апреля 2021

Элита читинских бомжей — в обзоре краевых СМИ

Газета «Вечорка» на этой неделе публикует вторую часть материала о борзинском детсаде, а точнее — о здании, которое могло бы им стать. И если прочтение первой части не оставляло ничего, кроме вопросов, то теперь становится понятной причина, по которой выделенные на приём городом детского сада деньги второй год не могут быть освоены. А всё дело в земле. Часть территории садика находится в собственности у его хозяина, а часть именуется рекреационной зоной стоящей рядом котельной. Но так считают не все чиновники. И пока борзинцы страдают от недостатка мест в дошкольных учреждениях, борзинские чиновники страдают ерундой.

А им на Путина начхать. Часть вторая.

«Вечорка» в № 39 от 23 сентября 2014 начала рассказывать о непростой ситуации, сложившейся в Борзе вокруг детского сада. Детское дошкольное образование необходимо всем, но здание по-прежнему стоит пустым, хотя внутри уже практически все готово к приёму детей.

«Боевые» действия вокруг детсада по адресу ул. Савватеевская, 82, получившего в народе ласковое название «Уголёк», идут уже давно. Ситуация с ним складывается, прямо скажем, парадоксальная. Детсад как воздух необходим всем – детям, их родителям, городским, районным и краевым властям, нужен он и президенту Путину, только в результате оказывается, что всем на это начхать, своё «добро» на ввод детсада в эксплуатацию никто давать не хочет, все предпочитают кивать друг на друга.

По детскому саду исписаны горы бумаг, проведены десятки совещаний, судебный процесс продолжается до сих пор, но дело с мёртвой Точки не двигается. Чтобы понять, в чём кроется закавыка, пришлось изучить эти горы бумаг, написанных чиновниками самых разных ведомств и учреждений.

В письме администрации города Борзи в адрес Борзинской прокуратуры читаем:

«Данное помещение (детского сада – прим. ред. ) изначально было запроектировано как детское дошкольное учреждение, однако на момент рассмотрения данного вопроса в нём не было выполнено ремонта, позволяющего использовать его как детский сад».

Оппоненты из администрации Борзинского района утверждают, что помещение, предназначенное для детсада, не соответствует целому ряду санитарно-эпидемиологических норм. Но экспертные заключения Роспотребнадзора – их, кстати, в деле о детском садике целый ворох – утверждают прямо противоположное. Читаем последнее из них, выданное ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Забайкальском крае» и датированное 22 августа 2014 года:

«Проект обоснования ориентировочного размера санитарно-защитной зоны для площадки Центральной котельной, расположенной по адресу: г. Борзя, ул. Савватеевская, 57, соответствует требованиям…», далее перечень этих требований.

Но и это не может убедить чиновников районной администрации, главная проблема, по словам главы района Ерковича, кроется в Генплане, в котором чёрным по белому территория, прилегающая к детсаду, прописана как рекреационная зона находящейся рядом котельной. Городские же чиновники утверждают, что указанная территория не может находиться в рекреационной зоне, т.к. относится к многоэтажному дому. Получилось так, что часть земли находится в собственности у хозяина детсада, а вторая находится (или не находится?) в рекреационной зоне. Пока эти два участка чиновники не могут свести в одну кучу, а время между тем уходит, завершается финансовый год, а вместе с ним тают надежды на денежные средства, предназначенные для приобретения детсада в собственность городского поселения. История повторяется, в 2013 году это уже произошло – целевые средства «ушагали» обратно в федеральный бюджет. Прошёл почти год, а воз и ныне там – решить вопрос с землёй и вообще, в чьей компетенции находится этот вопрос, высоколобые чиновники никак не могут, перепинывают его друг на друга, ответственность на себя брать никто не хочет. Отдали этот вопрос на откуп в прокуратуру, та ещё дальше – в суд, а тут судью в Читу переводят, началась передача дел. Процесс застопорился. Все сидят и ждут, а время между тем идёт.

По определению представители власти – это слуги народа, но вот какой происходит парадокс: детсад нужен, необходим всем, в первую очередь людям, у которых на службе находится целый чиновничий аппарат, но чиновники делать ничего не хотят. Точнее, они имитируют кипучую деятельность, потрясают правилами, законами, циркулярами, при этом в Борзе и Борзинском районе не хотят слышать самих жителей, которые буквально кричат о необходимости детсад открыть. Журналист «Вечорки» даже стал свидетелем и невольным участником стихийного митинга, посвящённого детсаду, но чинуши слепы и глухи, у них бумажка, которая не велит.

Не хватает умишка у чиновников на то, чтобы посмотреть в корень проблемы – Борзе и её жителям необходим детсад как воздух, хотя я это уже и писал выше, но повторяю специально для особо догадливых чиновников, отличающихся, по всей видимости, недюжинным умом и сообразительностью. Может быть, до них дойдёт со второго, десятого, сотого раза?

В завершение же этой части печальной повести о детском саде хотелось вынести на суд борзинцев следующее предложение: до тех пор, пока вопрос с детсадом не будет решён, устроить его в помещениях городской и районной администраций, а самих чиновников оформить воспитателями и нянечками без сохранения чиновничьей зарплаты. Думается, к решению проблемы тогда слуги народа подойдут очень быстро.



Егор Ларин, «Вечорка» №40

В Шилке тем временем кипит работа над будущей «Детской деревней» – уникальным для забайкальского края проектом по социализации сирот. Идея деревни, в которой будут создаваться большие семьи из усыновлённых сирот, родилась 5 лет назад при попытках как-то восстановить заброшенную территорию вокруг сгоревшего клуба. За эти годы на территории «Детской деревни» появилось несколько коттеджей, единственная в России часовня в честь Иконы Божьей матери «Воспитание» с витражами, свечное производство, хотя ещё год назад проект едва не погиб от безразличия представителей власти. Но в этом году в «Детскую деревню» прилетел вдруг Ильковский в голубом вертолёте, и колёсики закрутились.

С Божьей помощью

В Шилке после длительного затишья вновь закипела работа на территории, называемой «Детской деревней». Планируется, что в октябре первые её жители получат ключи от коттеджей, которые сейчас достраиваются

Отец Александр

Сюда он приехал 12 лет назад, а особую известность приобрёл за последние лет пять – когда в поисках пути восстановления заброшенной парковой территории у железнодорожной насыпи родилась идея строительства «Детской деревни». С того времени чего только не пришлось пережить сторонникам необычного проекта, это, на самом деле, совершенно отдельная история, но «с Божьей помощью отвоевали два гектара», рассказывает Александр Тылькевич. На этом гектаре, к примеру, будет построено четыре дома, каждый из которых рассчитан на семью с 12-тью детьми. Ещё будет так называемый досуговый центр, на первом этаже которого появится тир для мальчишек…

Дети должны жить в семьях – это главная идея тех, кто в буквальном смысле слова живёт «Детской деревней», или иначе – в ней уже живёт.

«Чтобы создать свою семью, нужно иметь опыт, которого не даёт никакой детский дом, – говорит отец Александр, в семье которого приёмных ребятишек в разы больше, чем собственных детей. – Жизнь в большой семье очень интересна. Современный мир ограничен маленькими клетушками, маленькими семейками. Когда приходит человек и говорит: «Как тяжело воспитывать ребёнка!» – я его понимаю – воспитывать одного ребёнка – это каторга. Двух полегче, но всё равно сложновато. Три, четыре – и появляется система. Её формируют мама и папа, а маленькое существо, попадая в систему, становится её частью – он вынужден ставить тапки туда, куда надо, ложку держать так, как надо… У него есть свои семейные обязанности, свои поощрения, свои радости, родители, братья и сестры».

Часовня

Часовня здесь работает всего два месяца. Она особенная – единственная не только в крае, но и во всей России (сейчас строится вторая) часовня в честь Иконы Божьей матери «Воспитание». Совершенно эксклюзивный вариант для Забайкалья и её проект – компактная, на высоком постаменте, она проглядывается насквозь через огромные витражи. Витражи, кстати, тоже эксклюзивные – для их изготовления жертвователь, руководитель одной из оконных компаний Читы, специально приобрёл соответствующее оборудование, и теперь изображённые на витражах (а вернее, наверное, сказать напечатанные) «архангелы бродят по стенам» – в зависимости от положения солнца, которое светит через такой витраж.

Иконостас храма, изготовленный в Шуе, – тоже подарок, для того, чтобы такое великолепие появилось в Шилке, даритель продал квартиру в Москве. На средства жертвователей приобретена и почти вся церковная утварь, а чашу батюшка лично привёз из Афона.

Часовню-храм помогали строить многие люди, из разных городов, а большую часть материалов изготовили на месте – при церкви есть небольшой цех, где делают кирпичи и пеноблоки, а сейчас там начата очень важная работа – изготовление куполов для старого храма, вокруг которого все и возводится.

Особым способом режутся и загибаются тонкие металлические листы, из получаемых «ромбов» и составляется купол. Технология очень интересная – за счёт изменения величины ромбов можно создать самые разные формы. Купола здесь будут не совсем обычные – центральный, как и положено, золотой, а остальные четыре – либо небесно-синие, цвета Богородицы, либо один из них мастера хотят изготовить, чередуя фрагменты – небесного и золотого, или чередуя линии этих цветов по примеру известнейшего храма Василия Блаженного в Москве.

Часовня – это стержень проекта, центр, вокруг которого, по мнению архитектора Александра Лоскутникова, и сосредоточится вся жизнь «Детской деревни».

«Сначала боролись за то, чтобы восстановить парк, – вспоминает он начало всей этой истории, – а потом такая идея родилась. Для меня это сначала было чем-то вроде хобби, а теперь – часть жизни. Это первый храм, который мы построили и спроектировали без денег и без материалов».

Дядя Коля

Свечи рождаются по своим известным правилам. На огне кипит чугунок, в котором томятся огарки – принесённых отовсюду свечных. «А вот и воска нам дали, кто – не знаю», – деловито делится с батюшкой дядя Коля. Такой человек, наверное, должен быть при каждом храме. И огород вскопает, и деревца посадит, и молотком постучит. Все, чего надо, то и делает.

Вот и сейчас ловко наматывает Николай (выяснили не сразу – Антонович!) на форму белую нить – где в один, а где и в два слоя, это фитили будущих свечей. Заливает нагретую массу, закрывает второй частью формы, оставляет стынуть. Вроде бы, и проста технология, а перепутаешь – свеча будет трещать, либо гаснуть, либо, наоборот, гореть слишком сильно. И в такой работе случается брак – и недолив, и перелив, куда ж без него, – но крепок Николай Антонович Пешков своим усердием. Недавно он пришёл к Богу – окрестился, когда ушёл на пенсию, а теперь почти все своё время тратит на всяческую хозяйственную помощь приходу. Скромный и хозяйственный, находит он сам в этом деле успокоение и радость. И не чувствует, наверное, своего 75-летнего (!) возраста. В каждом деле незаменим дядя Коля – иные работы молодые впятером два дня будут делать, а он один за день управится. И все тихо, как-то незаметно.

С верою

Проекту «Детская деревня» пять лет. Казалось бы, совсем недавно на этом месте, у остатков сгоревшего железнодорожного клуба и парковой территории, ходили коровы, а у старенькой церкви собирались нетрезвые товарищи. Стоял знак, ограничивающий скорость движения в 40 км/ч, а гребёнка была такой, что быстрее сорока никто ехать и не помышлял.

Теперь уже практически завершены два из четырёх коттеджей. Ведёт строительство, да и всеми другими оргвопросами занимается специально созданная общественная организация «Забайкальское общество помощи детям». Практически весь прошлый год стройка стояла, да не просто стояла – возведённые до определённого уровня дома начали разрушаться. Лично для меня удивительно – почему-то, до знакомства с этим местом, казалось, что проект «Детской деревни» – более чем раскрученный. И по телевизору показывали много раз, и на каких только собраниях, форумах, конференциях, советах не выступал священник Александр Тылькевич… Ан, нет. С верою и молитвою ждали в Шилке какого-то государственного участия в строительстве – ведь это не только воспитательный проект, это и оздоровительная программа: физическая реабилитация ребят, потому что спроектировано много спортивных сооружений и объектов, в планах – иппотерапия и «тележка с коняшкой». Это не только психологическая реабилитация, такое важное «лечение семьёй», это и реабилитация социальная, поскольку парк, который, дай Бог, разобьют на этой пустой пыльной земле, не будет закрытым – сюда обязательно потянутся дети из города, а значит – будут и играть, и общаться.

В этом году в «Детскую деревню» приехал губернатор края Константин Ильковский. Посмотрел. Уехал. И – все зашевелилось, пришло столь долгожданное финансирование, начали спасать под крышу возведённые дома, да так не по-хозяйски брошенные. Спасли.

О чуде

В октябре первым жителям «Детской деревни» должны вручать ключи. Верится, честно говоря, с трудом. Хоть и идёт работа, нет пока главного накануне холодов – централизованного тепла, а дважды в день топить печи на 300 квадратных метров – это, пожалуй, чересчур, даже если считать «трудотерапией» для детей.

Неизбывна вера в чудо. Вот и забор «Детской деревни» (пока только фрагмент, на весь денег нет) построен волной. На ней, рассказывает отец Александр, будет сидеть рыба из пушкинской сказки, то есть своя «золотая рыбка», исполняющая желания. А напротив рыбы встанет огромный корабль, со сходнями, парусами, реями… – разве не чудо?!.

По печальной статистике, только 10% выпускников детских домов находят своё место в жизни, остальные становятся алкоголиками, наркоманами, преступниками, бомжами. Это называется «системным следствием социального сиротства».

Пусть на этой территории будут решаться проблемы всего 50 детей. Но кто из нас против того, чтобы пятьдесят ребят получили шанс расти в семье, не попасть в тюрьму, не стать алкоголиками, не попробовать наркотиков. Создать собственные семьи и быть хорошими родителями.



Мария Вырупаева, «Забайкальский рабочий» №185

А на днях Ильковский провёл совещание по другому, крайне важному для приграничного сотрудничества проекту – первому в Забайкалье приграничному российско-китайскому железнодорожному транзитному зерновому терминалу. Несведущий человек может подумать, что это санкции и политика продовольственной безопасности вынуждают нас строить терминал, чтобы ввозить китайское зерно бедным нам. Но в реальности всё наоборот. Транзитный карантинно-элеваторный терминал в точке железнодорожного перехода Забайкальск-Маньчжурия предполагает до 8 миллионов тонн перевалки зерновых в год и возможность единовременного хранения до 80 тысяч тонн зерна. И все эти объёмы рассчитываются на экспорт российского зерна в Китай. Но пока есть только намерения и планы переговоров с китайской стороной.

Терминал для зерна в Забайкальске

Губернатор Забайкальского края Константин Ильковский провёл совещание, посвящённое проекту первого приграничного российско-китайского железнодорожного транзитного зернового терминала на территории региона.

В совещании приняли участие генеральный директор Первой Сибирской экспортной зерновой корпорации Алексей Градов, члены краевого правительства, представители органов местного самоуправления посёлка Забайкальск.

«Мы крайне заинтересованы в том, чтобы на территории Забайкальского края возник крупный зерновой терминал, сложно придумать более удобное место для его размещения», – отметил глава региона.

По словам Алексея Градова, работа над проектом по созданию первого приграничного российско-китайского элеватора ведётся с 2011 года, но до настоящего времени не было необходимой платформы для реализации проекта. «Проект является очень крупным для Сибирского федерального округа, так как затрагивает все зернопроизводящие регионы Сибири. Проект поддержан «Сибирским соглашением», Минсельхозом России, сегодня он получил поддержку Забайкальского края, и в ближайшее время мы планируем приступить к его реализации», – отметил он.

В планах руководства Первой Сибирской экспортной зерновой корпорации – переговоры с китайской стороной в Пекине.

«На сегодняшний день необходимо, чтобы китайская сторона определила квоты и сняла фитосанитарные барьеры. Также мы начинаем вести работу по выделению земельного участка на территории края площадью 15 гектаров и прорабатываем вопрос об обеспечении его железнодорожной инфраструктурой», – отметил Алексей Градов. Он подчеркнул, что создание терминала на территории Забайкальского края – это более экономичная логистика, которая даст отечественным сельхозпроизводителям преимущества перед поставщиками из Австралии и Америки и создаст потенциал для создания хорошего сельскохозяйственного бизнеса.

По словам авторов проекта, приграничный железнодорожный транзитный карантинно-элеваторный терминал в точке железнодорожного перехода Забайкальск-Маньчжурия предполагает годовой объём перевалки зерновых до 8 миллионов тонн и возможность единовременного хранения до 80 тысяч тонн. По проекту, основной деятельностью терминала будет перевалка зерна из российских вагонов в китайские, поскольку в Китае и в России существуют различные стандарты железнодорожной колеи, исключающие сквозной транзит вагонов. Также на терминале будет предусмотрено кратковременное хранение зерна. Было отмечено, что, по сравнению с будущими дальневосточными портовыми терминалами, предлагаемый терминал будет находиться ближе к границе с КНР на две тысячи километров по суше, чем порты Дальнего Востока.

Алексей Градов поблагодарил Константина Ильковского за поддержку проекта и готовность к сотрудничеству.

«Думаю, что при поддержке руководства края проект будет реализован в намеченные сроки», – подчеркнул руководитель компании.



Людмила Миркутова, «Забайкальский рабочий» №187

Темой номера забайкальского издания «Комсомолки» стали читинские бомжи. А началось всё с того, что автор текста решил подойти к старушке, ежедневно лежащей под матрасом в районе магазина «Сувениры». Журналистский интерес привёл его к знакомству с целой стайкой находившихся тут же бомжей, один из которых и описал социальные принципы сосуществования бездомных в Чите. Самым интересным открытием в статье стал факт отъезда той самой старушки из под матраса на машине домой.

Бомжи в Чите делятся на элитных и не элитных

С одним из представителей семейства элитных нам удалось поговорить.

В редакцию «КП» в ветреную и ничем не примечательную субботу зашёл пенсионер. Дедушка поведал о том, что в самом центре краевой столицы на улице Ленина лежит старая бабушка лет восьмидесяти под матрасом. Пенсионер долго сетовал, что как так можно, стариков на улицу выкидывать.

– А ведь скоро зима. Я каждый день хожу в поликлинику и вижу её там вот уже 17 дней. Мимо ходит молодёжь и полиция, но никому никакого дела до неё нет. Помрёт, и не заметят. Что, её пристроить некуда? Дожили… – сказал раздражённо пенсионер.

Пока редактор звонил во все социальные службы, я отправился по указанному адресу, в район магазина «Сувениры».

Приехав на остановку, я оглядел улицу. Всё как всегда: тротуары кишат прохожими, а дороги плотно сковали пробки из машин. Глаза остановились на человеке, лежащем в проёме здания. Решил подойти и переговорить с бабушкой. Но не тут-то было…

Друзья в беде не бросят

На плотно настеленных матрасах отдыхает бабушка, завёрнутая в старинные шубы. Под головой лежит сумочка, а в руках покоится облезший плюшевый заяц. Ужасающее зрелище. Можно было подумать, что это съёмочная площадка фильма ужасов, если бы не снующие туда-сюда люди.

Я всё-таки решился подойти поближе и поинтересоваться, может, что нужно. Может, старая женщина потеряла память и не может вспомнить, где она живёт, и по ней плачут безутешные родственники…

Как оказалось, бабушке 62 года, а на вид все 90. Видимо, поэтому сердобольный пенсионер принял её не за бомжиху, а за участницу войны. Скитается женщина по улицам и подворотням с 1993 года. Именно тогда у неё сгорел дом и все документы.

– А родственников у меня нет, – ничего более внятного женщина сказать не смогла.

И тут началось. Стоявшая рядом женщина, грозно махнув в мою сторону костылём, заявила: – Чё стоишь?! А ну отойди! Я за ней приглядываю.

В результате из всей бранной тирады я понял, что у бабушки есть взрослая дочь и целая куча друзей, с которыми я тут же познакомился.

Дочь, представившись единственной кормилицей в семье, поставила перед матерью 2-х литровую бутылку портвейна и принялась хаять власть. Всех больше досталось Владимиру Вольфовичу Жириновскому. А мужская половина их дружной компании смотрела на меня крайне подозрительно, а один даже отвёл меня в сторону и рассказал о том, чего вы, возможно, ещё не знали, впрочем, как и я сам.

Элита и простолюдины

Оказывается, Чита между бомжами разделена на территории, границы которых им постоянно приходится охранять, а то и отвоёвывать. Бывает, и в драках. Есть целый ряд правил. Банды бомжей с других районов города не имеют права заходить на чужие территории. Если все же какой-нибудь бомж пренебрегает этим правилом, начинается война.

Картина, нарисованная собеседниками напомнила лихие 90-е в США, когда штатами правили гангстерские группировки, различающие друг друга по определённой символике. Несмотря на то, что бомжи – люди небогатые, у них есть классовое разделение: элита, простолюдины и прихвостни.

Первый класс обитает в престижных районах города, в основном это центр, улицы Ленина, Курнатовского, Бутина, Ленинградская и Полины Осипенко. Другая часть живёт дальше от центра. И, как вы, уже догадались, прихвостни заселяют спальные районы: Антипиха, ГРЭС, КСК, «Десятка», «Зенитка» и т.д.

– Нам повезло, мы – элита. Мы живём у «Сувениров»… – это самый центр. Ближе уже некуда. Здесь работаем, а ночуем во дворах под деревьями и у помоек. Как холодно станет, пойдём в подвалы и люки, – с гордостью сообщил мне «элитный» бомж.

Интересно, что же тогда думают бомжи, которые нашли себе гнездо в микрорайонах «Царский» и «Октябрьский»?

К слову

Пока я знакомился с представителями местного бомонда, редактор так и не смог дозвониться ни в комплексный центр социального обслуживания населения «Милосердие», ни в приют для бездомных. Всего шесть телефонных номеров, но ни по одному из них так никто и не ответил.

А по словам «элитных», о том, что на улице Ленина каждый день отдыхает, обёрнутая в матрасы старушка, знают сотрудники полиции, патрулирующие этот район.

Женщины от фотосессии отказались. Да и дочка лежачей на тротуаре бабушки поспешила вызвать авто и увезти её домой, услышав, что кто-то из прохожих собирается вызвать полицию.

Комментарий специалиста

Сотрудник пресс-службы Министерства социальной защиты населения Забайкальского края Татьяна Фролова, рассказала:

– С этим контингентом мы работаем постоянно. Наши службы каждый раз отвозят представителей этого класса в приюты. Кладём их в больницы. Восстанавливаем документы, но они всё равно возвращаются на улицы. Синдром бродяжничества возвращает их к прежней жизни. Есть некоторые, кто приходит в приюты добровольно и остаются там зимовать, а с приходом весны снова идут бродяжничать.



Александр Черемных, Ольга Кирьянова, «Комсомольская правда» №110

Центральной темой практически всех газет на этой неделе стал наступающий День учителя. Среди преобладающих поздравительно-умилительных текстов был обнаружен и тот, что касается реальных проблем. А именно: подготовки молодых учителей в крае, упразднившем педагогический вуз. Проректор по учебной работе ЗабГУ Светлана Старостина рассказала журналисту «Азии-экспресс» о том, что «педагогическое направление образовательной деятельности вуза продолжает стабильно работать, развиваться в соответствии с требованиями времени». Оказалось, что совместно ЗабГУ совместно с Российским государственным педагогическим университетом им. А.И. Герцена внедряет какие-то загадочные модули образовательных программ по профилю «дошкольное образование». Говоря проще, из статьи следует, что с молодыми учителями в крае всё в полном порядке. Но есть ощущение, что с этим согласится не каждый.

Педагогика в ЗабГУ: современность и перспективы

Подготовка педагогических кадров остаётся сильной стороной и зоной стабильного развития Забайкальского государственного университета. В преддверии Дня учителя мы побеседовали с проректором по учебной работе ЗабГУ Светланой Старостиной о современном состоянии педагогического образования в вузе, специальностях и профилях, а также о новых проектах в этой сфере.

Так, стало известно, что с 2014 года в соответствии с государственной программой модернизации педагогического образования ЗабГУ был назначен соисполнителем государственного контракта по апробации отдельных модулей образовательных программ.

– Светлана Ефимовна, расскажите, пожалуйста, о направлениях подготовки педагогических кадров в университете. Какие изменения произошли в сфере педагогического образования в ЗабГУ в последние годы?

– Педагогическое направление образовательной деятельности вуза продолжает стабильно работать, развиваться в соответствии с требованиями времени. Сейчас ЗабГУ реализует 33 профиля образовательных программ бакалавров и 25 магистерских программ, и это только по педагогическим направлениям. Наблюдается положительная динамика: ещё в 2012—2013 учебном году было 26 профилей бакалавров и 20 магистерских программ. Укрупнённая группа «Образование и педагогика» включает четыре направления подготовки, охватывающих весь спектр педагогических специальностей: педагогическое образование (в том числе с двумя профилями), психолого-педагогическое образование, специальное (дефектологическое) образование, профессиональное обучение (по отраслям).

Стоит отметить, что с 2012 года в вузе реализуется по направлению «педагогическое образование» пятилетний бакалавриат. Студент за пять лет вместо четырёх сможет освоить два профиля (например, физика и математика, безопасность жизнедеятельности и география и так далее), как это было раньше. Это очень важно для нашего края, так как в Забайкальском крае большое количество малокомплектных школ.

– Месяц назад завершилась приёмная кампания Забайкальского государственного университета. Как повлияло увеличение количества программ и профилей на количество абитуриентов, каковы общие результаты приёма на педагогические специальности?

– План приёма на педагогические направления подготовки в 2014 году выполнен полностью, приёмная кампания прошла для нас успешно. Данные динамики изменений указывают, что с момента объединения ЗабГУ и ЗабГГПУ (с 2012 года) количество бюджетных мест, выделяемых на обучение по педагогическим специальностям, после некоторого общего спада в 2013 году на сегодняшний момент увеличилось. Если в 2012 году на бакалавриат и магистратуру по очной форме обучения было выделено 475 мест, то в 2014 году – 514 мест.

На 2015 год выделено более 100 бюджетных мест для заочников — это предоставит новые возможности, например, уже работающим учителям, имеющим среднее специальное образование, для получения высшего образования и повышения своей квалификации бесплатно и без отрыва от производства.

– Что касается студентов очной формы обучения – как они знакомятся со спецификой своей будущей деятельности на практике? Произошли ли какие-либо изменения в организации педагогических практик в Забайкальском государственном университете?

– Организация педагогических практик регулируется образовательной программой, разработанной на основе федеральных государственных образовательных стандартов. По педагогическим направлениям основными базами педагогических практик для наших студентов являются образовательные учреждения города Читы и Забайкальского края. Так, на настоящий момент заключено 73 договора о проведении педагогической практики. Студенты ЗабГУ смогут попробовать свои знания и умения в работе на базе 32 школ, 5 спортивных школ, 9 учреждений дополнительного образования (художественных, музыкальных школ), 12 лицеев, техникумов, училищ, 5 специализированных школ, 4 детских домов, 6 психологических, реабилитационных центров. Замечу, что практика для студентов по новым стандартам организуется уже с первого курса и продолжается до конца обучения.

– Светлана Ефимовна, расскажите о недавнем достижении ЗабГУ — участии университета в апробации отдельных модулей образовательных программ. Это федеральный проект?

– Да, на федеральном уровне сейчас работает целевая программа модернизации высшего педагогического образования. Достижения нашего университета позволили ему стать в 2014 году участником реализации федеральной целевой программы развития педагогического образования в качестве соисполнителя государственного контракта по апробации отдельных модулей образовательных программ. Апробация модулей в стенах ЗабГУ будет проходить по магистерской программе «Психолого-педагогическоо образование» совместно с Московским городским психолого-педагогическим университетом и по направлению «педагогическое образование», профилю «дошкольное образование» совместно с Российским государственным педагогическим университетом им. А.И. Герцена.

Учитывая наш квалифицированный профессорско-преподавательский состав, многолетние традиции высшего педагогического образования, фундаментальные исследования в различных областях педагогики, которые ведутся нашими учёными, мы можем сказать, что ЗабГУ готов к новым предложениям по реализации программы модернизации высшего профессионального образования.



Беседовала Екатерина Фёдорова, «Азия-экспресс» №39

Хороший и познавательный текст о забайкальском судоходстве, центром которого всегда был Сретенск, публикует газета «Эффект». Ирина Халецкая разбиралась в прошлом, настоящем и будущим отрасли, узнала, что пароходство на Шилке возникло всего на 8 лет позднее, чем на Волге. Сегодня единственный пароход «Заря» наконец получил лицензию и начнёт полноценно ходить по Забайкалью со следующего года. А перспективное будущее возможно при условии включения Сретенска в программу малых городов России.

Забайкальский таёжный флот

Чем и как живёт последнее предприятие водного транспорта региона?

Юбилейный для Сретенска 2014 год напомнил об особенностях исторического города. Одним из увлекательных мероприятий на празднике, прошедшем на прошлой неделе, стал выход на воду теплохода «Заря», который стоял в затоне больше года.

Тем не менее желающих прокатиться на 40-летнем теплоходе было немало, однако постоянных рейсов он не ведёт. О том, как обстоят дела на Сретенской пристани и есть ли будущее у пароходства, узнала корреспондент «Эффекта».

Как всё начиналось?

Согласно публикациям в новом томе «Энциклопедии Забайкалья» о Сретенске, реки играли первостепенную роль в освоении русскими землепроходцами территорий Забайкалья и Приамурья. Со второй половины 17 века они служили естественными транспортными артериями в огромном и малообжитом крае. Пароходство там возникло всего на восемь лет позднее, чем на Волге. В 1864 году пароход «Гонец» даже совершил рейс из Сретенска в Читу. Правда, в силу мелдоходности Ингоды этот маршрут с использованием паровых судов в дальнейшем не получил широкого развития, но эпизодически использовался по мере крайней необходимости.

– Вообще, рейсы вверх по течению Шилки от Сретенска были нерегулярными… В благоприятную навигацию пароходы доходили до станицы Митрофановской, ещё реже – до села Усть-Онон. Известный «Вестник» с цесаревичем Николаем в июне 1891 года, направляясь в Нерчинск, вверх по Нерче подняться не смог и остановился у её устья. В то же время есть упоминание о том, что в 1896 году частный пароход с грузом поднялся вверх по Нерче на целых 100 вёрст от Нерчинска, – рассказывает в своих трудах историк Олег Черенщиков.

По его мнению, с середины первого десятилетия 20 века Кокуй превращается в главный центр сборки судов на Шилке, а Муравьевский затон Сретенска – в основную базу судоремонта и зимней отстойки казённых и частных судов. Проведение Транссибирской железной дороги до Сретенска позволило на месте собирать суда из деталей, изготовленных на передовых предприятиях европейской части России. Но, к сожалению, начавшиеся с 1914 года события в стране и мире не позволили временным верфям Кокуя превратиться в полноценные судостроительные заводы. С этого момента судостроение там более не возобновлялось вплоть до 1935 года.

«Заря» в затоне

Сегодня на речном вокзале в Сретенске не проходят рейсы. В этом году известный теплоход «Заря», который перевозит свыше 40 человек, начиная с 70-х годов прошлого века, все ещё на плаву. Однако, по мнению директора Сретенской пристани Владимира Серлина, он же капитан единственной «Зари», отсутствие спроса на такие услуги, нехватка кадров и финансирования, а главное, проблемы с получением лицензии привели к тому, что «Заря» не вышла в плаванье.

– Буквально 3 сентября предприятие получило лицензию, пока я не прошёл аттестацию как капитан пассажирского теплохода, разрешение не давали. Был очень длительный подготовительный этап, огромное количество документов пришлось собрать для получения лицензии, а сама аттестация в Москве заняла не более 30 минут. Учитывая, что разрешение получено в конце сезона, смысла нет выходить в рейс. На следующий год мы планируем запуститься, лицензия бессрочна, – рассказывает Серлин.

К сожалению, это не все проблемы, которые сегодня сопровождают пристань. Сейчас суда не ходят, большинство из них не на плаву. Но директор пристани добавляет, что горожане в современном мире легко обходятся без такого вида транспорта.

– Я пришёл работать на пристань в 1981 году. Потом грянула перестройка, Амурское пароходство было единым, а потом после реорганизации все сошло на нет. В век прогресса должно бурно идти развитие, а у нас наоборот все затухает. Нет интереса. У современного общества устои такие – избавляться от того, что не приносит дохода», – отмечает капитан теплохода «Заря».

Проблема ещё и в том, что в регионе нет специалистов соответствующего профиля. Сам Владимир Серлин через полтора года уходит на пенсию, и передать свои умения ему некому.

– В своё время я окончил речное училище в Благовещенске. В этом году, вроде бы, там хотели набирать на специальность, но никто элементарно не идёт. Это не престижно, я работаю за идею, не получая ни копейки. Помимо «Зари» есть ещё буксир «Угдан», но на него также нет капитана и нет экипажа, – сетует собеседник «Эффекта».

Другие суда также не выходят в плаванье. Ранее на Шилке действовали пассажирские линии с теплоходами «Ермак», «Муром», «Жемчуг», от Сретенска до посёлка Усть-Карск и вверх от Сретенска до Усть-Онона. По информации, которую удалось получить из Хабаровска, «Муром» был отправлен в Хабаровское пароходство, но сегодня от судна осталось лишь днище, ушедшее глубоко под воду. Олег Черенщиков в своих публикациях отметил, что после навигации 1964 года старейшее паровое судно «Муром» на Шилке подлежало списанию. Но буквально на следующий год его приобрёл Сретенский судостроительный завод, восстановил и использовал в качестве буксира для проводки до Хабаровска построенных судов: «Позднее его превратили в заводскую сдаточную базу, и пароход исправно нёс службу в краевом центре до конца 70-х годов. Таким образом, старичок «Муром» верой и правдой прослужил людям более семи десятков лет».

Проблемы судоходства сегодня остро ощущаются не только в Забайкалье. Московский судостроительный завод, где выпускались теплоходы «Заря», давно закрыт и не работает. Как рассказывает директор пристани, подобные проблемы с нехваткой пассажиропотока и отсутствием ресурсов возникают и в других регионах.

Надежды пристани

Несмотря на сложные обстоятельства, сложившиеся на Сретенской пристани сегодня, будущее у неё есть. По словам вице-премьера правительства Сергея Новиченко, главное для города – быть включённым в программу малых городов России.

Если наше министерство культуры совместно с правительством и губернатором Забайкалья сделает это, то появится и пристань, и затон, и набережная. Появятся, возможно, улицы, которые будут исторически реконструированы. Было бы здорово, чтобы ты вышел из парка, реконструированного в духе прошлых столетий, и пошёл на пристань прокатиться на теплоходе. Кадры же можно найти, ведь молодёжи полно. Определённые навыки есть у ветеранов Военно-Морского Флота, можно и открыть филиал из крупных училищ, было бы под что, – поделился размышлениями Сергей Новиченко.

Он отмечает, что сегодня в Забайкальском крае нет позиционирования в туристической системе, а достопримечательность, которую знают за границей региона, – это только церковь декабристов.

– Если открыть любой иностранный англоязычный портал, где выкладывают информацию те, кто побывал у нас, то про Читу ничего. На самом деле же это не так – церковь в Калинине, сам Нерчинск, мы знаем эти места, а другие нет, – говорит Новиченко.

Сегодня Сретенская пристань находится на грани существования. Сможет ли она стать элементом туристического маршрута в

Забайкалье или вновь возродит себя как транспортное звено в цепи инфраструктуры – вопрос пока открытый. Будем надеяться, что судьба её будет известна, а история пристани не останется лежать глубоко в воде, как днище теплохода «Муром».

Справка «Эффекта»

Теплоходы «Заря» – серия советских пассажирских скоростных глиссирующих речных судов с водомётным движителем для перевозки пассажиров и их багажа по малым рекам в светлое время суток. Вместимость 60-86 пассажиров, экипаж – 2-3 человека. Скорость движения 40-45 км/ч.

Теплоход типа «Заря» выпускался с 1965 по 1983 год, всего было произведено около 200 экземпляров. Предприятием-производителем являлся Московский судостроительный завод. В СССР были в эксплуатации почти во всех пароходствах. Поставлялись в Чехословакию, Китай, Румынию и другие страны.

В Забайкалье, кроме пристани «Сретенск», теплоходы «Заря» находятся в эксплутации у отдельного дивизиона пограничных катеров, который также дислоцируется в Сретенске.



Ирина Халецкая, «Эффект» №40

НазадВперёд
5 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Суть проблемы борзинского садика заключается в том,что он не стоит и половины той суммы,которую за него хотят отдать.Здесь чисто спиридоновская откатная тема просматривается.А в районной администрации это видят и знают.Вот только таким,чисто формальным способом хотят не дать свершиться этой афере.Оптимальным вариантом было бы приглашение группы независимых оценщиков,которые и установили бы настоящую цену строения.Кстати,независимые эксперты неофициально считают,что стоимость этого садика реальная составляет не более 22 млн. рублей.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вечорка исполнила заказ?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень похоже на то

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

что там о напряжённой работе с бомжами, обогрев , лечение и восстановление документов?! и скоко этих обихоженных?? враньё это, в лучшем случае по "скорой" так и мрут безымянными в повалах и магистралях, синдром у них!? или у вас синдром отсутствия совести.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Интересный сегодня обзор, спасибо