Р!
05 АВГУСТА 2021
04 августа 2021

Дороги и деньги — обзор краевых СМИ

Со времён Гоголя только ленивый не использовал прекрасное, но отнюдь не всеописывающее крылатое выражение о наших дорогах и дураках. Иные и вовсе забывают о том, что не одними дорогами и дураками жива Россия по сей день. Тем более будет полезно почитать, что говорят умные люди о дорогах, которые из беды безумных и воровских 90-х постепенно превращаются в нечто замечательное и современное.

Газета «Земля» на этой неделе публикует интервью с начальником управления федеральных автомобильных дорог на территории Забайкальского края Евгением Присташем — человеком, подпись которого является одной из ключевых при любых изменениях на забайкальских участках дорог «Байкал», «Амур» и А-166. В тексте можно найти внятные ответы на многие волнующие автомобилистов вопросы. Например, Присташ говорит, что часто ему задают вопрос: «Как это так? В 2010 году дорога была сдана в эксплуатацию, а вы уже через четыре года асфальт новый кладёте». «Это не асфальт, — отвечает начальник дорожного управления, — Это так называемые защитные слои или по-другому, слои износа. Мы закрываем тот асфальт, который был уложен изначально – накрываем его защитным слоем, который предохраняет саму конструкцию дорожной одежды, в том числе и покрытие».

Эх, дороги…

Почему забайкальские дороги были похожи на пациента с полным параличом тела, чем опасна шипованная резина, сколько стоит один километр, и как «пилят деньги» в управлении федеральных дорог? Об этом рассказал Евгений Присташ, начальник управления федеральных автомобильных дорог на территории Забайкальского края, ФКУ Упрдор «Забайкалье».

Тяжелобольной пациент

– Сколько километров дорог сейчас находится в вашем ведении?

– В 2003 году мы приняли сеть федеральных дорог общей протяжённостью 1615 километров. Это дороги М55 «Байкал» (Иркутск-Чита), А-166 (Чита-Забайкальск) и «Амур» (Чита-Хабаровск). Образно говоря, тогда это был тяжелобольной пациент, у которого был паралич на обе части тела. На сегодняшний же день ситуация несколько изменилась. Сегодня уже не стыдно за состояние этих трёх дорог. Оно ещё не в полной мере соответствует всем требованиям, но то, что пациент пошёл на поправку – это неоспоримый факт! Если говорить юридически правильным языком, эти дороги находятся «в нашем оперативном управлении». Мы планируем работы, которые необходимы дороге, исходя из диагностических данных. Дороге, как и человеку, проводят диагностику. Для того чтобы определить, чего же у дороги лечить, нужно определить – что у неё болит.

– Дороги в регионе довольно часто ремонтируются. Связано ли это с тем, что «плохо строите»?

– У каждого участка дороги есть свой межремонтный срок, который зависит от технической категории дороги, от интенсивности движения, от того, какое покрытие и т. д. Сегодня мы стараемся соблюдать межремонтные сроки, определённые Правительством. Поэтому проводим на дорогах профилактические работы. По нормам такая профилактика запланирована каждые 3-4 года. Вот дорога «Амур», например. Иногда задают вопрос: «Как это так? В 2010 году дорога была сдана в эксплуатацию, а вы уже через четыре года асфальт новый кладёте». Это не асфальт. Это так называемые защитные слои или по-другому, слои износа. Мы закрываем тот асфальт, который был уложен изначально – накрываем его защитным слоем, который предохраняет саму конструкцию дорожной одежды, в том числе и покрытие. Дорожная одежда состоит из верхнего покрытия, оно у нас, как правило, двухслойное, и основания: 2-3 слоя. И вся эта конструкция предохраняется защитным слоем. А этот защитный слой шипованная резина может износить при значительной интенсивности движения (несколько десятков тысяч автомобилей в сутки) за один-два года.

«Дороги? Да легко!»

– Новые технологии для ремонта дорог используете?

– Сейчас в мировой практике нет таких технологий по покрытию, которые бы мы не использовали. Мы не применяем только одну инновацию – Суперпейв. Но это не технология, это методология, конгломерат технологий проектирования. Там иная методика, она привязана к абсолютно другому лабораторному оборудованию, а его стоимость порядка миллиона долларов.

До 2003 года транспортно-эксплуатационное состояние дорог федерального значения на территории Забайкальского края мало чем отличалось от состояния дорог регионального и местного значения. Все дефекты покрытия, которые только существуют в природе, были представлены на этих дорогах, были пропущены все межремонтные сроки. Например, на дороге А-350 «Чита-Забайкальск» имелось немало участков, где покрытие в своё время устраивалось методом смешивания на месте. Всё это в совокупности и создало предпосылки для массового появления на покрытии выбоин, колей, пучин, просадок и выпоров.

Для кардинального исправления ситуации была разработана программа по ремонту и капитальному ремонту дорог и дорожных сооружений. Первый участок (от 420 км до 430 км дороги А-350 «Чита-Забайкальск») был отремонтирован в 2005 году с применением традиционных технологий. Вместе с тем, уже тогда специалистами управления был начат поиск технологий ремонта покрытий, дающих наибольший эффект в условиях резко континентального климата Забайкалья.

Практическая реализация результатов этих поисков была начата в 2009 году, когда на участке капитального ремонта км 444 – км 458 дороги А-350 для устройства покрытия впервые применён щебёночно-мастичный асфальтобетон (ЩМА). Работа была выполнена омской подрядной организацией ООО «Стройсервис». Этот подрядчик работает на наших объектах и в настоящее время. При этом сегодня на территории края технологию выпуска и укладки ЩМА освоили другие подрядчики.

– Опыт иностранных коллег перенимаете?

– Безусловно. Смысл нашего подхода состоит в том, что мы не стараемся изобрести то, что уже было сделано до нас. Мы не гнушаемся использовать то, что в разных странах уже применяется. Например, технология «Remix-Plus», мы её в этом году опробовали. Существует технология горячего ремиксирования. Это когда инфракрасными горелками разогревается асфальтобетонное покрытие, затем оно фрезеруется и запускается в специальный бункер, где перерабатывается. Затем в эту смесь добавляется свежий асфальт, который перемешивается со старым, и всё это укладывается на дорогу. Вот это обычное горячее ремиксирование. А «Remix-Plus» работает по тому же принципу, но на дорогу укладывается два, а не один горячих слоя, которые потом укатывают как единое целое. Для нас это почти революционная технология. А в ряде стран она применяется уже достаточно давно.

«Да они там деньги пилят!»

– Вообще, есть ли какая-то специфика строительства и ремонта дорог именно в Забайкалье?

– Да, есть. Для дорожников забайкальский климат чреват тем, что летом очень жарко, а зимой очень холодно. У нас в работе это характерно чрезмерным и ускоренным износом асфальтобетона. На покрытии появляются температурные трещины. Одна из наших инноваций называется ЩМА (щебёночно-мастичный асфальтобетон) с повышенным содержанием битума и щебня. Когда на асфальте появляются нитевидные поперечные трещины, эта технология даёт верхнему слою покрытия возможность «самозалечиваться». Если трещина появилась в обыкновенном асфальтобетоне, то она уже не исчезнет. А при использовании ЩМА, как только появляется пустое пространство, оно тут же заполняется битумом. И трещина исчезает.

Ещё одна проблема – это мёрзлые многолетние грунты. На дороге «Амур» сегодня свыше 500 участков с просадками. В 2010 году мы эту дорогу приняли, в 11-м просадки уже появились. Это не наша вина, это наша беда. Человек вмешался в то, что формировалось тысячелетиями, в том числе и вечная мерзлота. В прошлом году на «Амуре» мы отремонтировали 49 участков. Основная задача была отвести поверхностную воду от ещё сохранившихся в подошве земляного полотна многолетнемёрзлых грунтов. Для этого мы также использовали новые технологии. В настоящее время мы отслеживаем результаты выполненных работ с тем, чтобы продолжить аналогичные работы на других участках дороги с большим экономическим и практическим эффектом.

– Сколько стоит километр дороги?

– Смотря чего. У строительства, реконструкции, ремонта, капитального ремонта, поверхностной обработки своя стоимость. Если говорить о строительстве, то 5-6 лет назад километр дороги в обход Дарасуна и Онона стоил 101-102 миллиона рублей. Это была абсолютно новая дорога вместе с мостом. И по общепринятым оценкам это очень-очень дёшево. А сегодня стоимость ещё только проектируемой реконструкции горных участков дороги «Иркутск-Чита» доходит до 200 миллионов рублей за километр. Но это связано с огромными объёмами земляных работ. Иногда можно услышать: «Почему ремонтируют не плохой участок, а тот, который лучше?». Потому что на плохой много денег надо. А чтобы их получить, нужно убедить государство, что ремонт на этом участке требуется. Или 3 миллиона рублей на ремонт километра надо, или 33. Есть разница?

А вот при капитальном ремонте стоимость километра колеблется от 25 до 60 миллионов. В прошлом году мы ремонтировали дорогу с цементобетонным покрытием за 59 млн. рублей за километр. Для капитального ремонта это очень дорого. Но тут надо учитывать, что за счёт средств капитального ремонта мы получили абсолютно новую дорогу. Полностью убрали старое земляное полотно, заменили плохие грунты, поставили новые искусственные сооружения: трубы и мосты. Это за 59 миллионов. Хотя должно оно было стоить под 200-ти! А потом комментарии были в интернете: «Аж 59 миллионов потратили! Да они там деньги пилят». Эти разговоры несведущих людей только подтверждают мысль о том, что как жаль, что те, кто знает, как правильно управлять страной, уже работают дворниками и ассенизаторами… Ведь реальная стоимость ремонта или строительства легко доказывается. Это же всё проверяется и контролируется.

«Мы – посредники между государством и дорогами»

– Какие работы требуется выполнить в ближайшее время?

– На иркутской дороге, например. Она у нас на сегодняшний день в худшем состоянии, поэтому мы очень много сил ей отдаём. В этом году сделали не всё, что требуется – не хватило денег. А вот на следующий год у нас все три выхода из города будут почти в идеальном состоянии. Основная цель, которую мы сегодня решаем, как и все дорожники – к 1 января 2019 года привести федеральную сеть России (51 тысяча километров) в нормативное состояние. Это означает, что как минимум, 85% дорог будут соответствовать нормативным требованиям, а остальные 15% в это время будут ремонтироваться – потому что есть межремонтные сроки, о которых я уже говорил выше.

– Со смежными ведомствами работаете?

– Безусловно. С энергетиками очень часто приходится работать. С городскими дорожниками тесно общаемся, со связистами, они сегодня очень много линий связи прокладывают вдоль федеральных дорог. Кафе и заправки, это так называемые ОДС – объекты дорожного сервиса. Если брать их общее количество, то шиномонтажей и кафе у нас больше, чем должно быть по нормативу, а вот ремонтных мастерских не хватает. Другое дело, что объекты дорожного сервиса у нас неравномерно по дороге распределены. Когда к нам человек приходит и говорит: «Я хотел бы построить кафе вот здесь», – у нас нет прав ему это запретить. Мы ему только даём технические требования, как он должен примкнуть к дороге, и готовим пакет документов для Москвы. Но окончательное решение принимает Росавтодор.

Евгений Михайлович Присташ

Родился в апреле 1957 года в Северном Казахстане. В 1979 году окончил Сибирский автомобильно-дорожный институт в Омске по специальности «Автомобильные дороги». Свою трудовую деятельность начал в 1979 году мастером ДСР-1 в управлении автодороги Иркутск-Улан-Удэ в Республике Бурятия. С 1995 года – начальник отдела инжиниринга в Управлении архитектуры Читинской области, с 1997-го – экономист золотодобывающего предприятия «Газимур», с 2002-го – начальник отдела эксплуатации дорог читинского филиала ФГУ ДСД «Дальний Восток». С июня 2008-го года Евгений Михайлович возглавил Федеральное государственное учреждение «Управление федеральных автомобильных дорог на территории Забайкальского края» Федерального дорожного агентства.

Женат, есть сын.



Беседовала Екатерина Филиппова, «Земля» № 35

И если с дорогами в крае объективно стало намного лучше, то с охотой, напротив, происходит что-то непонятное. Об этом и написал в редакторской колонке «Забайкальского рабочего» Алексей Будько. Главред издания выступил рупором всех негодующих охотников Забайкалья, сознательная часть которых не бывала в лесах с осени прошлого года. Виной всему пожары и чрезвычайные ситуации, не давшие открыть охотничий сезон осенью. Охота под запретом, но зов тайги сильнее, и охотники пробираются со своими берданками в лес, логично попадая под статус браконьеров. Главный редактор «Забайкальского рабочего» почему-то считает, что государство таким образом «само, если не плодит, то поощряет браконьерство». В любой непонятной ситуации, даже если сам преступаешь закон, вини государство.

Когда охота на охоту

Я не фанат охоты, никогда им не был, да, наверное, и не буду. Однако, не понимая занятие, нельзя не принимать во внимание, что в Забайкалье – несколько десятков тысяч охотников. И хождение с ружьём по лесу для них, если не смысл всей жизни, то её важная составляющая точно.

При массе спорных моральных вопросов российское законодательство охотиться не запрещает. И если все делать строго по закону, а у подавляющего большинства это именно так, то – добро пожаловать в бескрайнюю забайкальскую тайгу. Раз любит народ охотиться, то пусть едет в лес, стреляет живность, наслаждается, пьёт чай или другие напитки из тех, что покрепче, травит охотничьи байки да отдыхает душой.

Казалось бы – ну, кому мешает забава, в разные эпохи столь ёмко и колоритно воспетая в «Записках охотника» Тургенева, картине «Охотники на привале» Перова и комедии «Особенности национальной охоты». Оказалось, что мешает.

Последний раз на законных основаниях фанаты охоты были в лесу осенью 2014 года. Весной 2015 года охотничий сезон в Забайкалье не объявлялся из-за лесных пожаров. Скорее всего, охоты не будет и осенью. Логика запрета все та же – противопожарная. Дескать, в крае ЧС, да и пожары никуда не делись, а только затаились до первых хороших ветров, так что сидите вы лучше дома, господа хорошие.

Мой коллега – фотокорреспондент «Забайкальского рабочего» Александр Калашников негодует праведным гневом охотника. Он, для которого охота давно стала не просто многолетним хобби, но и музой творчества, с готовностью раскладывает ситуацию по понятным для всего остального неохотничьего люда полочкам.

Самодеятельных охотников у нас не бывает. Каждый из них является членом какого-нибудь охотничьего общества. За нахождение там люди платят деньги. Размер членских взносов где-то в пределах 1000 рублей в год. Немного, но если умножить их на 40 тысяч человек, то выходит довольно приличная сумма. Далее получается парадокс, граничащий с неприятной историей. Миллионы кровных рублей охотники за членство в охотобществах за этот год уже заплатили, а сезон охоты, при этом, никто открывать не собирается. Получается, охотники свои взносы на этот год просто подарили? Официальный ответ на эти вопросы, может быть, и есть, но его никто почему-то не слышал.

Забайкальские охотники необходимость ограничительных противопожарных мер понимают, как никто другой. Даже маленький таёжный пожар – для них сродни личной катастрофе.

Полные боли рассказы о сгоревшей забайкальской тайге лично мне приходилось не раз слышать и от того же коллеги Калашникова, и от множества его собратьев по охотничьему цеху. При этом, люди задают ещё один резонный вопрос: «Почему в Бурятии и Иркутской области охоту в этом году никто не отменял, хотя эти два соседних региона горели не меньше, а на определённом этапе даже больше, чем Забайкальский край?».

Если не подавляющая, то весьма большая часть людей ездит охотиться на водоплавающую дичь. Это означает поездки не в лес, а на береговую линию многочисленных забайкальских рек и озёр, водоёмов, зачастую довольно крупных и совершенно негорючих. Что они могут поджечь там? Сами охотники этого понять не могут.

Забайкальские леса по-прежнему большие. Закон там по-прежнему – тайга, а медведь – прокурор. Контролирующим и надзорным органам просто физически невозможно охватить своим вниманием то, что творится в зелёном море тайги. Ежу понятно, что одним только бумажным запретом охотников удержать от вожделенной вылазки в дикую природу просто невозможно.

Народ (хотя и не весь) охотиться на свой страх и риск всё равно поедет. На языке закона после этого легально зарегистрированные охотники, но наплевавшие по какой-то причине на вероятный запрет осенней охоты, будут называться «браконьерами».

Получается, что государство само, если не плодит, то поощряет браконьерство? По моему скромному мнению именно так и получается. А по-вашему?



Алексей Будько, главный редактор, «Забайкальский рабочий» № 155

Газета «Эффект» на этой неделе разбиралась с непростым вопросом распределения гуманитарной помощи в крае. Помогали разбираться сотрудники организации с типичным для нашей эпохи неуклюжим названием Государственное учреждение социального обслуживания «Ингодинский комплексный центр социального обслуживания населения «Милосердие» Забайкальского края, или просто ГУСО ИКЦСОН «Милосердие». Статья «С миру по нитке» рассказывает, в каких случаях человек может рассчитывать на гуманитарную помощь, что ему для этого нужно и куда следует обращаться. А ещё представители ГУСО ИКЦСОН «Милосердие» рассказали о самых масштабных гуманитарных кампаниях последнего времени. Самой впечатляющей из них была акция весны 2015 года, когда забайкальцы помогали землякам, пострадавшим от пожаров. «…Каждые две минуты к учреждению подъезжали машины… Специалисты не успевали вести учёт поступающих вещей… В течение месяца в двух зданиях учреждения сохранялась обстановка, когда и кабинеты и коридоры были завалены мешками, коробками, сумками с вещами, при условии, что осуществлялась их отгрузка в пострадавшие районы.

С миру по нитке

Как происходит распределение гуманитарной помощи

Все же Россия уникальная страна. Помимо всего прочего, чем славится наш народ и что напрочь отсутствует у других государств, есть особое министерство, которое приходит на помощь людям в трудных ситуациях. И хотя МЧС у нас работает так, что нареканий со стороны населения практически нет, когда случается беда на помощь приходят всем миром. Гуманитарную помощь, которую собирают благодаря организациям и не равнодушным гражданам, получают люди пострадавшие в результате социальных или природных катастроф.

Но как же происходит распределение всех собранных вещей? Как они сортируются и куда потом отправляются? Эта часть процесса для большинства скрыта завесой тайны. Приподнять её помогут нам сотрудники Государственного учреждения социального обслуживания «Ингодинский комплексный центр социального обслуживания населения «Милосердие» Забайкальского края.

Главное – порядок

Как происходит распределение гуманитарной помощи в нашем городе?

Распределение гуманитарной помощи, пожалуй, один из самых ответственных моментов в работе специалистов учреждений системы социальной защиты. Вне зависимости от источников поступления помощи распределением занимаются специалисты опытные в этом деле, понимающие суть и необходимость такой работы. Иногда с задачей справляются специалисты отделений срочного социального обслуживания (3-4 человека), в других случаях в работу включается половина трудового коллектива центра, а это без малого 50-60 человек. Работа с большим объёмом помощи ведётся в непрерывном режиме, включая и выходные дни. Непосредственно к моменту распределения руководитель должен владеть информацией о масштабе гуманитарной катастрофы, на предотвращение которой направлены силы работников его учреждения. Если гуманитарная помощь от иностранного государства, то она поступает в распоряжение Министерства социальной защиты населения Забайкальского края. Как правило, такая помощь не имеет срочного характера и к началу её расформирования есть точная информация о количестве пострадавших от той или иной чрезвычайной ситуации. Кроме того, имеются их точные антропометрические данные (рост, размер одежды и обуви), данные о потребности в продуктах и других вещах. В связи с этим, такая помощь приобретает адресный характер и соответствует истинным запросам пострадавших людей.

Гуманитарная помощь от жителей города, индивидуальных предпринимателей, различных фирм и компаний чаще всего поступает напрямую в учреждения социального обслуживания населения города: ГУСО ИКЦСОН «Милосердие» Забайкальского края, ГУСО ЧКЦСОН «Берегиня» Забайкальского края, ГУСО ЖКЦСОН «Радуга» Забайкальского края. В данном случае руководители в срочном порядке самостоятельно формируют гуманитарный груз в пострадавшие районы по распоряжениям, поступающим из Министерства.

В первую очередь

Кто и когда имеет право на получение гуманитарной помощи?

Право на получение гуманитарной помощи в учреждениях социального обслуживания населения Забайкальского края имеют граждане Российской Федерации, а так же иностранные граждане, пострадавшие в результате чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий, вооружённых конфликтов и иных ситуаций техногенного и природного характера.

Как правило, выдача такой помощи осуществляется в пунктах временного размещения пострадавших по прибытию гуманитарного груза (школы, клубы и т. д. ), либо в административных зданиях, расположенных в близости от них Также граждане могут обратиться непосредственно в учреждение за получением такой помощи. При обращении необходимо только представить документ, подтверждающий статус гражданина, как пострадавшего (справка о пожаре, паспорт гражданина Украины и т. д. ).

Следует отметить, что отделения срочного социального обслуживания учреждений системы социальной защиты нашего региона работают в постоянном режиме и оказывают помощь населению вне зависимости от наличия гуманитарной катастрофы в районе. Малообеспеченные семьи, одиноко проживающие граждане, могут окатиться в районные отделения за одеждой, обувью, другими вещами (функционирует склад вещей бывших в употреблении). При возможности также оказывается помощь продуктами питания, бытовой химией и другим.

События последнего времени

Расскажите о крупных гуманитарных компаниях последних лет, в которых участвовали специалисты ГУСО ИКЦСОН «Милосердие» Забайкальского края.

Гуманитарная компания по сбору помощи пострадавшим от взрывов военных складов в п. Большая Тура.

Продолжительность акции: с 30 апреля 2014 года по 6 мая 2014 года.

В ходе акции были сформированы 4 машины (марка «Газель») со следующим видом помощи:

30.04.14r. отправлена 1 служебная машина полностью гружёная продуктами питания. Индивидуальный предприниматель, оказавший помощь, пожелал остаться неизвестным;

02.05. 14 г. отправлена 2 машины МЧС груженые бытовой химией, средствами личной гигиены, одеждой;

03.05. 14 г. отправлена 1 служебная машина с вещами;

06.05. 14 г. отправлена 1 машина с вещами и бытовой техникой. Автотранспорт с водителем предоставлен общественной организации (официальная или нет – не знаем) «Добровольцы Забайкалья». Координатор – Шайдуров Сергей Александрович.

Гуманитарная компания по сбору помощи беженцам с Украины.

Продолжительность акции: с 01 августа 2014 года по 30 сентября 2014 года.

Акция была направлена на сбор помощи гражданам Украины, прибывшим в наш регион. Следует отметить, что люди приезжали фактически без всего с 2-3 сумками или просто пакетом вещей. У инвалидов не было колясок, других средств реабилитации. Одеты были очень легко, по-летнему, а в Забайкалье была середина августа и достаточно прохладно. Одевали людей прямо на вокзале в заранее подготовленные вещи. К моменту приезда и размещения людей работали с индивидуальными предпринимателями по вопросу получения помощи в виде детского питания. От нашего учреждения в пункт временного размещения (ПВР) «Горняк» было отправлено три партии данного питания. В течение всего времени акции происходил сбор вещей от населения. Граждане города после освещения информации в СМИ беспрерывным потоком подходили и приезжали к центру с сумками. Все полученное формировалось в партию груза и по мере накопления отгружалось в ПВР:

Гуманитарная компания по сбору помощи пострадавшим от пожаров в Забайкальском крае в апреле 2015 года.

Продолжительность акции: с 14 апреля 2015 года по настоящее время.

Данная гуманитарная компания, несомненно, самая масштабная. По опыту прошлых лет граждане, не дожидаясь призыва, молниеносно откликнулись на беду земляков. Буквально (кроме шуток) каждые две минуты к учреждению подъезжали машины. Везли все: одежду, обувь, средства личной гигиены, бытовую химию, продукты питания, мебель, посуду, постельные принадлежности, сумки, верхнюю одежду и много другое. Специалисты не успевали вести учёт поступающих вещей. Кроме этого, в учреждение поступали сотни звонков с просьбами вывезти вещи из квартир граждан. Некоторые объекты социальной инфраструктуры сами принимали вещи от граждан и затем переправляли нам, например: рынок «Мегастрой» и Администрация Ингодинского административного района городского округа «Город Чита». В течение месяца в двух зданиях учреждения (ул. Лазо, 28, ул. Смоленская, 121) сохранялась обстановка, когда и кабинеты и коридоры были завалены мешками, коробками, сумками с вещами, при условии, что осуществлялась их отгрузка в пострадавшие районы.

Так в первые дни компании в п. Смоленка была отправлена «Газель» с продуктами и вещами. В Нерчинский район отправлен «Камаз» с прицепом, загруженный всем необходимым. В г. Шилка отправлен гружёный «Гуран». В ПВР «Ингода» также отправлена 1 машина. Кроме ведомственных машин были привлечены добровольцы, которые доставляли вещи в учреждение от граждан, у которых не было возможности их вывезти. Также добровольцами вывезены около 10 машин с вещами в пострадавшие районы.

Более 50 семей из числа пострадавших, получили гуманитарную помощь непосредственно в учреждении.

Слова благодарности

От лица администрации учреждения выражаем искреннюю благодарность всем неравнодушным людям, принимавшим участие в гуманитарных компаниях нашего учреждения: сотрудникам учреждения, гражданам, индивидуальным предпринимателям, организациям, оказывающим данную помощь, добровольцам. Спасибо, что в трудную минуты вы откликнулись и не прошли мимо, ваша поддержка и помощь действительно необходимы, поскольку возвращают у людей веру в жизнь и счастливое будущее.



«Эффект» № 35

Эта неделя оказалась щедрой на материалы исторического характера. В газете «Земля» можно найти статью, посвящённую селу Алеур, которому в этом году исполняется 315 лет. По Указу, отданному Петром I в 1697 году, с Урала в Забайкалье были отправлены 100 семей беглых крестьян. Девять из них стали основателями Алеура выращивали для них хлеб, выжигали уголь, возили грузы для нужд Нерчинских заводов. А потом с подачи генерала-губернатора Восточной Сибири перешли в казачье сословие. Первая мировая, революция, Гражданская, коллективизация, Великая Отечественная — всё это алеурцы переживали вместе со всей страной.

Алеуру – 315

315 лет исполняется в этом году селу Алеур Чернышевского района Забайкальского края. По Указу, отданному Петром-I в 1697 году, с Урала из Верхотурья были отправлены в Забайкалье 100 семей живших там беглых крестьян.

В 1700 году из 626 душ пришли в Нерчинск 423 человека. Остальные погибли «от тяжести пути». Из пришедших на реку Алеур были отправлены 9 семей. Из них до нашего времени дожили только потомки первопоселенцев Кондратьевых по женской линии. По архивным документам в 1719 году здесь уже жили Кожины, в 1727 году – Корякины, в 1732 году – Шемелины, во второй половине XVIII века – Чупровы, Медведевы, Колычевы, Рожнёвы, в XIX веке – Сверкуновы и другие.

До 1851 года алеурцы были приписаны к Нерчинским заводам, выращивали для них хлеб, выжигали уголь, возили грузы, а в 1851 году сибирский губернатор Н.Н. Муравьёв получил разрешение царя на перевод части забайкальских крестьян в казачье сословие. Дальневосточные границы нуждались в охране. Так алеурцы стали казаками.

Первое боевое крещение они получили в русско-японской войне 1904—1905 г.г. То, что казаки вели себя в боях достойно, мужественно доказывают Георгиевские кресты, которыми были награждены 15 алеурских казаков. В их числе был награждён Корякин Пётр Фёдорович, двумя – Чупров Прокопий Иванович и Шемелин Яков Петрович.

В августе 1914 года началась Великая Европейская война (1-я мировая). И опять казаки показали себя храбрыми воинами. Иностранцы тогда говорили, что русские казаки стоят Британского фронта, а он в то время был самым мощным в мире.

В ослабленной войной России свершился в 1917 году октябрьский переворот. С Германией заключили Брестский мир. В борьбе за власть началась в России гражданская война (1918 – 1922 г.г. ). Коммунисты решили казаков истребить, уничтожить как класс. Эта акция началась на Дону. Там были ужасные расстрелы. «Ревтрибунал расстреливал казаков – стариков, расстреливали старух, которые еле волочили ноги», – писал с Дона коммунист Нестеров. Руководящим принципом было: «Чем больше вырежем, тем скорее утвердится Советская власть на Дону».

А в Забайкалье ещё шла Гражданская война. Когда атаман Семёнов себе на помощь привёл сюда японцев, многие казаки возмутились: «Кто бы ни был у власти: крестьяне, белые или какие другие, но под японцем нам не бывать», – говорили они и бились в рядах партизан так, что японцы пошли на переговоры о перемирии, которые начались 15 июня 1920 года на разъезде «Алеур». В составе нашей делегации в переговорах принимал участие алеурский казак Дмитрий Данилович. 2 июля было заключено перемирие на левом, а 10 июля – на правом берегу Шилки. Наступило затишье. 25 июля японцы начали эвакуироваться из Забайкалья, а в декабре 1920 года – освобождение Забайкалья закончилось. В боях за освобождение родной земли участвовало около 100 алеурских казаков.

Вернувшись к мирной жизни, бывшие воины увидели, что их хозяйства пришли в упадок. Чтоб не пропасть по одиночке, они решили объединиться в коммуну. Назвали её – «Красный землероб». Возглавил её кузнец Сверкунов Егор Егорович. Существовала коммуна недолго – до раздела урожая по едокам. Уравниловка резко сменила интерес к современному труду. Коммуна в Алеуре начала распадаться. И так было повсеместно.

Летом 1929 года Сталин провозгласил лозунг «сплошной коллективизации». За отказ вступать в колхозы сельчан лишали избирательных прав, раскулачивали, то есть отбирали имущество, лишали свободы. В ответ на это крестьяне России восстали за землю, за волю. В 1929 году таких выступлений было 1300, а за два месяца 1930 года – 2000. Жеребцов Геннадий Александрович написал книгу «Крестьянские восстания в Забайкалье», где есть рассказ о восстании в Чернышевском районе. Алеурцы в нём не участвовали, но аресты после его подавления коснулись и их. В селе были арестованы 14 человек. Только по одному делу № 7626 было арестовано в районе 347 человек из Алеура, Гаура, Мильгидуна, Новоильинска, Нового Олова, Старого Олова, Утана.

Коллективизация шла одновременно с массовым выселением крестьян. Только за один день 18 июня 1931 года выселено было в районе 137 семей – 661 человек. В стране за 1930, 1931 годы выселили 356544 семьи, а это 1679528 человек.

В 1932 – 1933 г.г. в стране разразился «Голод имени Сталина». Число умерших от голода составило 6-7 млн. человек (АИФ №5 – 1989).

Высшую ступень репрессии достигли в 1937 – 1938 годах, когда людей арестовывали планово тысячами, например, в Читинской области 15,5 тыс. человек, из них расстреляно 11765 человек. В Алеуре арестованы 31 человек за эти годы, а всего из села исчезло в годы репрессий около 100 семей. Найдены архивные документы о 68 семьях, о которых написано во втором томе «История села Алеур».

В конце концов, насильственным способом создали колхозы. С самого начала они не были независимы. Все их дела решались наверху: сколько сеять, когда сеять, когда убирать и т. д. В Алеуре создали две артели. Все оставшиеся вне их стали думать, что делать. Решили создать свою артель, и Корякин Лаврентий Михайлович – лихой командир сотни партизанского полка, командир учебной команды 3-го Амурского кавалерийского полка, сказал:

– Назвать её надо – «Некуда деваться».

Так родилась третья артель, назвали её «Красноармеец», так как в неё вошли казаки, отслужившие в Красной Армии. Позднее все три артели объединились в колхоз имени Кирова, который просуществовал до перестройки. Сейчас в Алеуре существует СПК «Кировский».

Когда началась Великая Отечественная война, большинство мужчин было призвано в армию. По учётным данным погибло 73 человека, живыми вернулись 19 человек. В настоящее время их в живых уже нет. Но алеурцы чтят их память: ухаживают за памятником, установленным в центре села, ежегодно проводят торжественные митинги в память об участниках войны. В Краеведческом музее села есть несколько стендов, посвящённых участникам войны, собираются фотографии для стенда «Бессмертный полк».

Проблемы у села Алеур не новые: нет клуба; молодёжи негде собираться для общения; дороги от села до Чернышевска требуют ремонта; мост через реку Якшицу тоже в плачевном состоянии; здание администрации села требует капитального ремонта, в нём давно перекошено всё основание здания, что грозит обвалом стен. Решение всех проблем – это материальные средства. Хочется надеяться, что Алеур будет жить лучше.

Рассказ деда

За Байкал с Урала путь неблизкий

Наши предки прошли до Алеура-реки,

А спустя много лет губернатор сибирский

Забайкальских крестьян перевёл в казаки.

Они честно России служили

Не жалели себя, выполняя приказ.

Грянул Красный октябрь, коммунисты решили

Казаков истребить, уничтожить как класс.

Разделили село на богатых и бедных,

Кто работать умел, зваться стал кулаком.

Обвинила их власть и во всех сельских бедах,

Работящий мужик для страны стал врагом.

В лагеря, под расстрел отправляли кормильцев,

Увозили в Сибирь, в Казахстан мужиков.

По этапу пошли миллионы страдальцев,

Много было средь них земляков.

Пережили войну и голодные годы,

Отдавали земле много сил и забот.

Подкосили село лихолетий невзгоды,

Не исчез Алеур и народ здесь живёт.

Изменяется всё, быстро движется время,

Хватит дел на года людям всем на селе.

В пашню бросит зерно новых пахарей племя,

Твёрдо будет стоять Алеур на земле.



Автор «Родословных» и двухтомника «История села Алеур» А.Н. Кожина, «Земля» № 35

Александр Баринов в «Читинском обозрении» вспоминает преступление века, совершённое в Чите 97 лет назад. Тогда, в суматохе начавшей гражданской войны, анархисты сумели обчистить Читинский банк, присвоив себе весь золотой запас региона. Автор статьи — историк по образованию — приоткрывает завесу тайны и обрисовывает несколько более объективную картину произошедшего в Чите 1918 года, чем это описывали Константин Седых и Василий Балябин.

Самое громкое ограбление

26 августа 1918 года был ограблен Читинский банк, из которого остатки золотого запаса вывезли анархисты. По сей день это самое громкое преступление такого рода в истории Забайкалья.

В советские времена сложилась единая версия того давнего события. В момент падения советской власти и возникшей неразберихи банк ограбили бандитствующие анархисты, которые с награбленным золотом двинулись в Благовещенск, где ещё держалась советская власть. Попытки перехватить их в пути не увенчались успехом. Дальнейшая судьба и золота, и анархистов была абсолютно не ясной.

Три забайкальских писателя (Илья Чернев в романе «Мой великий брат», Константин Седых в «Даурии» и Василий Балябин в «Забайкальцах») не обошли вниманием этот исторический эпизод. И их описания были почти схожи. Разница была незначительной, менялись лишь лидеры анархистов. У одного это был Пережогин, у другого Лавров, а у третьего ещё и Караев. Допуская различия в деталях, все трое были едины в главном, – золото из Читинского банка было похищено только анархистами. А уже в начале 70-х годов, когда был снят замечательный фильм «Даурия», где сцена ограбления банка стала одной из самых ярких, эта версия окончательно была канонизирована.

Когда в конце 80-х мне довелось познакомиться с протоколом заседания Урульгинской конференции 1918 года (он был опубликован в 1923 году), на которой представители советской власти, оставившие Читу, решали, что же делать дальше, выяснилось, что анархисты были не единственными, кто участвовал в ограблении банка. С этого времени начался поиск. И постепенно нашлись ответы на многие вопросы, на которые, казалось, ответ не будет найден никогда.

В Чите скопилось к августу до 40 пудов золота и 360 пудов серебра. Кроме того, из Иркутска отступавшими красными привезено ещё 106 ящиков с золотом общим весом до 200 пудов. Суммируем и переведём в современную меру весов. Получается – 4 тонны золота и 6 тонн серебра. Паника нарастала, власть агонизировала… Вот тогда-то и было принято решение раздать в счёт жалования золото. И к моменту ограбления в банке ещё находилось примерно 1,5-2 тонны золота и несколько тонн серебра.

Начав поиск в начале 90-х годов ХХ века, постепенно выявил три группы, которые золото вывозили из Читы. Это были анархисты Пережогина, военные во главе с левыми эсерами Гетоевым и Половниковым, а также большевики и другая часть левых эсеров во главе с Лазо и Шиловым.

Отдельная история связана с золотым обозом, с которым Павел Половников и Хаджиоман Гетоев попытались прорваться из Читы в Монголию. Белые заблокировали их, а потом и разгромили в Улётовском районе. Золота при них не было. Поиск его был начат ещё атаманом Григорием Семёновым и продолжается до наших дней. После того как в 70-х годах там было случайно найдено несколько слитков, местные краеведы почти детально восстановили эту историю.

История золота, похищенного анархистами, обрывалась на этапе их движения в сторону Благовещенска. Продолжение удалось найти в работах историков Амурской области. В ночь с 4 на 5 сентября 1918 года пережогинцы прибыли в Благовещенск. И там были окружены, обезоружены и обезврежены. Их лидер Пережогин был убит, а золото большевики добавили к тому, что было у них в области, плюс то, что привезли из Читы. Часть золота заложили в китайские банки на соседней стороне Амура. Но хитрые китайцы разрешили сделать им это только на именные счета, а потом помогли белой контрразведке выловить всех, на кого счета были открыты. Но большую часть отправили на один из приисков Амурской области.

Дальнейшую судьбу золота, оставшегося в Амурской области, удалось выяснить новосибирскому историку Владимиру Познанскому. Золото хранилось на отдалённом руднике Лебедином в таёжном междуречье Зеи и Тимптона. Там было собрано и золото из Читинского банка, и золото, которое красные сумели собрать в Приамурье, богатом золотыми рудниками. В общей сложности было накоплено около одной тысячи пудов, т. е. более чем 16 тонн золота. В ноябре 1920 года, после того, как в октябре в Читу перебралось правительство ДВР, туда отправили и обоз с этим золотом.

Так что в конечном счёте золото, вывезенное красными из Читинского банка в 1918 году, вернулось в Читу же, ставшую столицей ДВР, и составило основу финансовой системы «буферной» республики.



Александр Баринов, «Читинское обозрение» № 34

«Вечорка» писала о получившем известность по всей стране селе Большая Тура, и это не материал о взрывах на военных складах. Александр Ярёменко утверждает, что свою первую известность село получило задолго до трагических взрывов — в конце XIX века, когда его посетил будущий последний император России Николай II. Цесаревича тогда встречали жители со всей округи, включая агинсих и дульдургинских. Специально к приезду Николая II в селе был построен храм Cпаса Нерукотворного, о восстановлении которого и идёт речь в статье.

Большая Тура. Будущий император России молился в этом храме.

О забайкальском селе Большая Тура многие жители нашего края узнали после того, как там произошло несчастье. 29 апреля прошлого года лесной пожар перекинулся на расположенные возле села военные склады с боеприпасами. Последовавшими взрывами и разлётом осколков и целых боеприпасов были повреждены дома многих сельчан, жителей пришлось на время эвакуировать. Погибло десять человек.

Странная соцзащита

Последствия этого сельского армагеддона не преодолены до сих пор. Как рассказывает местный житель, дом которого также сильно пострадал в этой катастрофе, Собов Николай Штепанович, до сих пор ещё идёт процесс разминирования окрестностей от разлетевшихся боеприпасов, каждый день, кроме выходных, слышны взрывы собранных и уничтожаемых сапёрами снарядов.

Само село, правда, очистили, жители вернулись в свои дома, но ситуация вовсе не выглядит благополучной. Многие дома до сих пор толком не отремонтированы, прошедшую зиму селяне провели в условиях, когда из щелей из-за покосившихся и местами разошедшихся стен дул морозный забайкальский ветер. По словам Николая Штепановича, односельчане жалуются на то, что до сих пор текут крыши, печи лопаются – ну и как в таких условиях зимовать в нашем суровом краю?

Да и с материальной компенсацией как-то нехорошо вышло. Сам Николай Штепанович все никак не может получить положенных денег, даже несмотря на то, что прошло уже несколько судов, вынесших решение в его пользу подтверждением соответствующих дефектных актов. Ответ администрации один – денег нет. Нынешний глава поселения Юрий Федосеев говорит, что отпущенные для материальной помощи средства в размере 11 миллионов рублей все ещё не пришли…

Причём персонально Николаю Собову, например, как и другим пенсионерам, отказывают ещё и по той причине, что он, как военный пенсионер, получает неплохую, по сельским меркам, пенсию. Зато те, кто пенсию не заработал, да и сейчас не стремится работать, «алкаши и тунеядцы», по его выражению, материальную помощь от органов соцзащиты получили сполна как «социально незащищенные».

Николаю Штепановичу даже пытались намекнуть, что дом его сильно и не пострадал, так как под взрывы не попал, хотя и сейчас, спустя больше года после трагедии, видны сквозные, через весь дом, пробоины и разошедшиеся стыки между стенами. Дом находится в полутора километрах от злополучных складов, взрывная волна была такой силы, что повалила забор.

Многим, как и Николаю Собову, пришлось самим перекрывать крышу (в далеко немолодом уже возрасте), менять оконные рамы, штукатурить стены. По всему селу собирали более-менее пригодные куски шифера и стекла, чтобы хоть как-то отремонтировать жильё.

Отношение властей к этой проблеме продемонстрировал вице-премьер краевого правительства Геннадий Чупин, посетивший Большую Туру для осмотра строительства новой школы. На вопрос о помощи пострадавшим он ответил: «Ждите решения судов». Ему возразили, что суды были, но краевые власти их проигнорировали, даже не направив своих представителей на заседания. А помощи все нет. В ответ – молчание. И на повторный вопрос – опять молчание. Остаётся только Путину писать.

Впрочем, писали лидеру ЛДПР Жириновскому, который отправил депутатский запрос в администрацию Забайкальского края. Губернатор края Ильковский переадресовал запрос своему первому заму Алексею Шеметову, на том всё и остановилось.

Высочайший визит

Однако село Большая Тура «попало на скрижали», как выражался Салтыков-Щедрин, задолго до этих печальных событий. В конце XIX века его посетил во время своего путешествия будущий император России Николай II. И не просто проезжал через него, а сделал остановку для встречи с народом.

Как рассказал другой местный житель – Виктор Александрович Матафонов, в село, которое тогда называлось Туринов Поворот, для встречи Наследника Престола съехались казаки и представители бурятского населения со всей округи, включая Агинское и Дульдургу. Встреча была торжественно обставлена, Цесаревич осмотрел строй казаков и бурят, которые подарили ему набор серебряной посуды и особую белую юрту.

В память об этом знаменательном событии на месте встречи, примерно в километре от села в сторону Карымской, рядом со старым Екатерининским трактом, был установлен памятник – бюст Цесаревича Николая на каменном постаменте. Сам памятник не сохранился, остался только разрушенный почти до основания постамент, возле которого Виктор Александрович осенью прошлого года установил памятный крест.

Специально к приезду Августейшего гостя в селе был построен храм во имя Спаса Нерукотворного. Восстановление храма и стало главной заботой старого казака Виктора Матафонова.

Храмовые мытарства

Храмов бывших не бывает. Не должно быть. Раз освящённое и намоленное место навсегда остаётся святыней для православных людей. К сожалению, Спасский храм Большой Туры не избежал участи большинства церквей в богоборческие советские годы. Слава Богу, что его не разрушили, а использовали для различных надобностей. В последние годы в нём размещалась библиотека сельской школы) бывшей рядом, через дорогу. Сейчас в селе строится новая школа, детей возят пока учиться в соседние населённые пункты, поэтому здание осталось без хозяина.

Храм небольшой, примерно 8 на 16 метров, от взрывов не сильно пострадал, но находится в запущенном состоянии. Нужно перестилать полы, менять окна и двери, ремонтировать стены. Виктор Александрович планирует заделать дверь, сделанную в алтаре, и вновь поставить дверь там, где и должен находиться вход в храм – с западной стороны. Кроме того, требуется перестройка внутри из-за того, что окна расположены несимметрично, поэтому солею и Царские врата придётся делать ближе к центру. Необходимо перестроить крышу, сделать купол над алтарной частью, хотя бы небольшую колокольню. Все это требует немалых затрат, особенно по сельским меркам, особенно для жителей, у которых на восстановление собственного жилья денег не хватает.

А пока все приходится делать за свой счёт, серьёзной помощи Матафонову никто не оказывает. По прикидкам Виктора Александровича, необходим примерно миллион рублей при условии, что основные работы растянутся года на три. При храме образовалась православная община, всего 12 человек, работают сами в свободное время, помогают односельчане – кто руками, кто стройматериалами по мелочи – что принесут со своего двора, то и есть.

Один житель принёс 6 тысяч руб. , которые Виктор Александрович сразу отдал в Карымскую колонию, оплатив изготовление оконных рам, ещё на 7,5 тысяч купил брус. Краевед, историк забайкальского казачества Виталий Апрелков сделал два пожертвования – по 6 и по 2 тыс. руб. Депутат Заксобрания Забайкалья, фермер Валерий Викторович Стерликов из Дарасуна также оказывает помощь. Матафонов им благодарен, но этого очень и очень мало.

Печально, но не помогают пока и церковные власти. Священник Валерий Шемелин, которому поручено окормлять большетуринцев, сказал просто: «Вам нужна церковь – вы и стройте». В селе появляется редко, даже когда жители с детьми готовились ко крещению, ждали его, он оба раза не приехал. Теперь обещает лишь в будущем году…

Но Виктор Александрович не унывает, и, видя его настрой, понимаешь – храм в селе будет восстановлен. Будет восстановлен и памятник Николаю II, который Матафонов предполагает поставить возле храма, а улицу Школьную, на которой храм находится, переименовать в Николаевскую. А там возродится и само старинное село, почти век с четвертью тому назад удостоенное посещения будущим императором Всероссийским Николаем Александровичем Романовым.

***
Большая Тура – село в западной части Карымского района Забайкальского края России. Население – 1111 человек. Расположено на левом берегу реки Ингода в районе устья реки Тура. До Читы 76 км. Основано в 1710 году как населённый пункт Туринское. 29 апреля 2014 года в селе произошёл пожар на военном складе с боеприпасами. Причиной стал верховой лесной пожар, перекинувшийся на склады.

Император Николай II, будучи Наследником Престола и возвращаясь из кругосветного путешествия, посетил Забайкальскую область с 10 по 19 июня 1891 г. В Сретенске, Нерчинске и Чите в честь его приезда сооружены триумфальные арки. До Нерчинска он следовал на пароходе, далее в экипаже. В селе Турино-Поворотное останавливался 16-17 июня.

Буряты радушно встречали Наследника. В поле был построен юртовый городок, в центре которого для Цесаревича поставили юрту из 10 раздвижных стен с полным убранством, установили трибуну для зрителей конно-спортивных и других состязаний. В состав делегации входили руководители Агинской степной Думы и представители агинской знати.

17 июня после состязаний по борьбе и скачкам многим участникам встречи Наследником Цесаревичем были пожалованы награды и подарки.

В своей книге «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток» участник путешествия князь Ухтомский писал:

«Солнце близилось к закату, когда Его Императорское Высочество подъехал к устроенному для него агинскими бурятами павильону и раскинутым вокруг юртам. Здесь Агинское ведомство устроило торжественную встречу своему Дорогому Гостю. Поздоровавшись с чинами Турино-поворотной, конвойной команды, с казаками и сотнею казачат, Наследник Цесаревич принял затем приветствие помощника Тайши Зодбоева и заседателя Степной думы Жиана Бодина, поднёсших на серебряном блюде хлеб-соль. По пути к павильону стали родовые головы и другие почётные инородцы. Особо назначенный почётный бурят понёс по древнему восточному обычаю зонт над Царственным Гостем. Среди юрт по своим размерам и особой отделке выделялась юрта, предназначенная Ему в подарок. Поблагодарив бурят за приём и за юрту, Его Императорское Высочество пожелал переночевать в ней…

17 июня довольно рано все уже были на ногах. Чтобы показать агинским бурятам своё расположение, а в лице их расположение к инородцам Забайкалья вообще, Его Императорское Высочество изволил осчастливить представителей агинских бурят, снявшись вместе с ними».

Желающие оказать помощь большетуринцам в деле восстановления храма, имеющего историческое значение для всего Забайкалья, могут также внести свою лепту, перечислив какую-нибудь сумму на счёт, указанный ниже.

Для рублёвых переводов:

Сбербанк РФ, доп. офис № 8600/049 в пгт. Карымское, ул. Ленинградская, 55, к/с 30101810500000000637, БИК 047601637, счёт получателя 42306810074292006011, получатель Матафонов Виктор Александрович.

SWIFT-code для валютных переводов: SABRRU66CHT.

Церковная карта в Сбербанке: 4276 8740 1130 5460.

Если только лишь каждый десятый взрослый забайкалец перечислит всего 100 рублей, то соберётся сумма, почти достаточная для финансирования всех основных работ по восстановлению храма.

Внимание! В связи с перепечаткой материала редакция «Чита.Ру» не ручается за правильность указанных реквизитов.



Александр Яременко, «Вечорка» № 34

НазадВперёд
9 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я, сам охотник, но не переживаю по поводу потраченных денег. Также могут предьявлять претензии заготовители леса, переживая о своих сроках и деньгах, но когда в пожароопасный период в лесу много лишних людей, это беда. Как вы себе представляете, когда рядом одни тушат, а другие в это время бегают по лесу стреляют спасающихся от огня животных или пилят лес?Вы пишите, что охотники любят природу и что тоже могут на охоте выпить. Да и у меня есть друг, после своих выпитых и давил нас в палатке автомобилем и от костра умудрился подгореть, хотя человек очень культурный в жизни. Таких немало среди охотников. Просто нужно осозновать серьезность ситуации, а если не терпится в лес, запишись в пожарную дружину и докажи делом любовь к природе.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

С чего вы взяли, что Баринов более объективен, чем К.Ф.Седых и В.И.Балябин? Седых 1908 года рождения, а Балябин 1900-го. Те события происходили в их бытность и рядом с ними, с какой стати Баринов лучше знает?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Исходя из его исторического образования и умения ссылаться на конкретных историков.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это ничтожный аргумент. Историческое образование и умение ссылаться, конечно же, важно, но вряд ли это главное сегодня. Такие бариновы не раз уже переписывали историю в угоду конъюктуре и правящему на конкретный момент режиму.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Евангелие от Никанора Макарыча" - самое точное и объективное! Лука, Матфей и Иоанн ему и в подметки не годятся, ведь он историк и умеет ссылаться! А если без шуток, то умело вставленная подначка - один из удачных видов рекламы. Лично я прочел статью Баринова только из-за этой шпильки Р.Шадрина, и, кстати, ничего нового из неё не узнал.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

нечего ругать дорожников , сделают они дороги, а потом начинается ремонт ТГК-14, ВОДОКАНАЛ. хоть в городе вовремя делали бы, эти пресловутые организации. такие деньги платим и шиш с маслом.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ваши дороги - моя золотая жила! Обожаю их класть в дождь и в снег, а еще на траву

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Дорогие дорожники,вы замечательно сделали участок дороги от с.Улет до с. Хадакта. Едешь и любуешься дорогой, а как хорошо машине-то. Но вот вопрос , почему нельзя сделать дорогу перед столицей Забайкалья, по трассе ст.Ингода г.Чита. От района Черновских, ну и до города. Или это зависит от городского начальства. Дорога там позорище.Больше не хочу нечего писать. Время еще есть.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Читайте правильно говорится о федеральных дорогах, содержащихся и ремонтируемых за счет федерального бюджета.Вот так.