Р!
03 МАРТА 2021

Кредитные подставы — обзор краевых СМИ

Пока вы читаете утренние новости и пьёте чай с бергамотом, кто-то легко может нацарапать вашу подпись под кредитным договором, взять ссуженые банком деньги и — вуаля!

Страшилка может показаться неправдоподобной, но именно такие случаи из практики забайкальских юристов описывает в свежем номере газета «Земля». Одна закорючка, и вот уже вам звонят коллекторские агентства со своей свинской манерой общения и угрозами пустить с молотка всё имущество.

Должник без долга

Без вины виноватые или должники без долгов. В Забайкальском крае участились случаи, когда человека, не имеющего кредитных обязательств, принуждают погасить якобы его долг по кредиту. О подобных историях расскажут в любом юридическом агентстве. Имеется опыт борьбы с теми, кто решил нажиться за чужой счёт.

Кредит на чужой паспорт

Однажды, читинка Ирина решила купить машину в кредит, для этого обратилась в один из крупных читинских автосалонов. Радушные консультанты объяснили подробности и предложили заполнить анкету. Женщина указала все данные о себе, в том числе паспортные, Но, дома ещё раз всё взвесив, автокредит брать передумала. Спустя годы мечту о заветной иномарке Ирина всё-таки решила осуществить, вновь отправилась в автосалон.

Снова радушные продавцы, снова анкеты, но на этот раз в кредите женщине отказали. Объяснили это тем, что у Ирины уже есть один непогашенный кредит. Дама была в шоке. Ведь долгов у неё не было, более того, за свои сорок лет она ни разу не брала кредиты. Пришлось обратиться к юристам. Специалисты выяснили, один из сотрудников автосалона воспользовался данными Ирины, подделал её подпись и взял кредит — на неё. При этом молодой человек оказался, «честным» — платежи вносил регулярно. В автосалоне во всём признались. Добрая Ирина решила хитрецов не наказывать. Пригрозила обращением в правоохранительные органы и потребовала — кредит — погасить. В течение нескольких месяцев фирма требование выполнила.

Наша героиня решила все полюбовно, но здесь отмечают специалисты, могли быть и другие варианты. Пострадавшая имела полное право обратиться в правоохранительные органы. Скорее всего, было бы заведено уголовное дело, состоялся суд. Женщина имела полное право потребовать компенсацию не только материального, но и морального вреда. В случае если высший орган заявительницу поддержал, репутация фирмы, кстати, речь идёт о довольно крупном читинском автосалоне (название его пока юристы не разглашают) серьёзно пострадала бы.

Макси проблемы от микро займа

У Ивана опыта брать кредиты, также как и у Ирины, не было. В случае необходимости средства мужчина предпочитал по старинке, занять у друзей или родных. Считал — «долг платежом красен» и даже такие деньги всегда возвращал вовремя. Поэтому чиста у нашего второго героя была не только совесть, но и кредитная история тоже была чистой. Как гром среди ясного неба прозвучало требование коллекторов: «Погасите долг, или мы обратимся в суд». «Долг и при чём здесь я?» — Долго думал, опешивший от телефонного звонка Иван. Звонившие, представляли одну из микрофинасовых организаций Читы. Туда искать ответы на вопросы мужчина отправился вместе с юристами. Для начала разговор решили составить по-хорошему и в устной форме. Попросили предоставить копии кредитного договора. В организации бумаги давать не хотели, но после напоминаний о правоохранительных органах пошли навстречу. «Подпись не моя», — разглядывая документы, воскликнул Иван. Это и стало основным доводом к требованию «снять» кредит с мужчины. Пригрозить пришлось и почерковедческой экспертизой. В итоге история для якобы заёмщика разрешилась благополучно.

Друзьям доверяй, за знакомыми перепроверяй

«Тань, привет, выручай», — с жалобами на жизнь к Татьяне обратился её школьный приятель Денис. Рассказал, о том, что ребёнок болеет, маме на последние средства дом отремонтировал, и из-за этого испытывает большие сложности с деньгами. Девушку попросил стать его поручителем. Говорил, — проблем не будет. Татьяне стало жалко знакомого, согласилась на встречу в банке. Заполнила анкету, оставила свои паспортные данные. А когда дело было почти в «шляпе» случайно услышала телефонный разговор своего приятеля: «Да я по бабкам вообще просел, тут ещё жена из дома выгнала. Ну, я знаю, карточный долг — святое. Отдам. Только сейчас решу с деньгами». «Решай, но уже без меня», — отрезала Таня, опешившему банкроту. Вовремя ушла из банка, но на душе всё равно было неспокойно. Таня одна воспитывала ребёнка, а единственное имущество, которое у них было — это однокомнатная квартира. В голове разворачивались самые худшие сценарии. Если бы она всё же стала поручителем, а Денис долг не погасил — жилплощадь могли бы забрать. Водоворот жизни о страхах на время заставил забыть, но спустя год девушка решила подстраховаться и обратилась к юристам. Как оказалось, не зря. Худшие опасения оправдались. Денис подделал подпись Татьяны, которая якобы за него поручается и взял кредит. Платежи вносил пару месяцев, а затем и вовсе бросил это занятие. Банк обратился с иском в суд — требовал Татьяну вернуть деньги. Специалисты помогли составить отзыв, о том, что девушка поручителем не является, подпись в договоре поручительства не её. Суд встал на сторону матери — одиночки.

Защита «должников» — дело рук самих заёмщиков

Истории всех трёх героев, закончились удачно во многом благодаря квалифицированной помощи юристов. На успешный исход повлияло и то, что Татьяна, Иван и Ирина решили бороться. Случаев же, когда люди предпочитают махнуть рукой на проблему гораздо больше. Тем временем, даже три наших героя могли только выиграть от сложившейся ситуации. Все они имели право на компенсацию морального и материального вреда.

Могли быть заведены и уголовные дела, к примеру, за подделку подписей. Но это, как говорится, дело каждого, а чтобы не попасться на удочку мошенников, не оказаться без долга должником специалисты советуют соблюдать несколько нехитрых правил:

— С осторожностью и только в проверенных организациях оставлять копии паспорта. Если же без этого никак, спрашивать перечень документов для заключения договора. (То есть проверять имеет ли данная организация право запрашивать личные данные).

— Хотя бы раз в год в бюро кредитных историй, смотреть — не числитесь ли вы должником;

— Информацию о долгах можно узнавать и у судебных приставов.

Ну, и пожалуй, самое главное — быть бдительными, подписывая документы, заполняя анкеты, соглашаясь на поручительство.



Яна Легун, «Земля» № 40

История показывает, что к любому кредиту нужно относиться с максимальной осторожностью. «Забайкальский рабочий» напоминает читателям о том, как и откуда в Чите появился кредитный потребительский кооператив «Русский Америко-Евро Финанс», кто был его учредителем и чего стоили забайкальцам услуги кооператива. Это история сгорающего от страсти к деньгам Алексея Матвеева, начавшего путь афериста с подделанной при помощи варёного яйца печати, пропустившего через свои карманы многие миллионы и осевшего в конце концов на тюремной койке.

Кооперативный Лёша

Почему основатель скандального кооператива «РАЕФ» вновь заставил о себе говорить

На прошлой неделе на информационном поле Забайкалья вновь засветился глава печально известного кредитного кооператива «Русский Америко-Евро Финанс» (РАЕФ) Алексей Матвеев.

Краевая прокуратура сообщила о том, что известному аферисту, отбывающему с 2013 года 11-летний срок за серийное мошенничество, подготовлено обвинительное заключение ещё по одному уголовному делу. Матвеев может получить ещё до 10 лет колонии за хищение 112 миллионов рублей. Связано ли это дело с деятельностью кооператива «РАЕФ», прокуратура не сообщает. Однако это не мешает нам вспомнить, кто такой Алексей Матвеев, как он раз за разом дурил голову забайкальцам и как народ клевал на все уловки афериста.

Пацан к успеху шёл

Свою первую аферу из тех, о которых известно правоохранительным органам, Алексей Матвеев совершил в своём родном Петровске-Забайкальском, едва-едва справив своё 19-летие. Было это в мае теперь уже очень далёкого 1997 года.

Тогда молодой работник Петровск-Забайкальского райПО и по совместительству частный предприниматель решил сделать гешефт за счёт работодателя. Матвеев напечатал бланк гарантийного письма, согласно которому районное потребительское общество гарантирует возврат 50 миллионов рублей (после денежной реформы 1998 года 50000 рублей — авт. ) в случае неуплаты Матвеевым нескольким читинским фирмам. Затем он печатает текст договора, подделывает подписи директора райПО, бухгалтера и нотариуса. Все это дело он заверяет нотариальной печатью, переведённой на документ с помощью…горячего яйца.

Липа осталась незамеченной. Матвеев без проблем получает по ней мебель, стиральный порошок и продукты питания. В мае-июне 1997 года он трижды провернёт эту схему, продав через свои магазины целую гору продуктов питания и хозтоваров. Когда обман раскрылся, юный мошенник попытался скрыться. Перед этим, очевидно, чтобы бегать было не так страшно, он покупает незарегистрированный газовый пистолет.

На суде все свои преступные деяния Матвеев признал и раскаялся (или сделал вид, что раскаялся). Судья Петровск-Забайкальского районного суда ему поверил (или сделал вид, что поверил). За тройное мошенничество и незаконное хранение оружия будущий основатель «РАЕФа» в июне 1999 года получил четыре года лишения свободы условно.

«Гарант» обмана

Когда именно наш аферист перебрался в приграничный Забайкальск, доподлинно неизвестно. Однако впервые его фамилия попала в поле зрения СМИ в ещё 2004 году, когда в редакции читинских газет из Забайкальска пошли письма о том, что некто Алексей Матвеев пытается совершить рейдерский захват одной из управляющих компаний посёлка.

Вскоре Матвеев материализовался в кресле, нет-нет не директора, а целого президента компании «Гарант-Плюс», которая занималась сделками с недвижимостью. Герой этой истории и там показал свою аферистическую удаль. От лица «Гаранта» его глава умудрился продать за 982 тысячи рублей квартиру в Забайкальске, на которую ни у него, ни у фирмы никогда не было оформленного права собственности. После продажи Матвеев с бухгалтером без ведома покупателя смогли ещё и внести фактически чужую квартиру в качестве залога по банковскому кредиту. Но это были ещё цветочки.

В марте 2005 года Матвеев предложил своей знакомой совместно приобрести земельный участок и построить мотель. Для этого женщине необходимо было оформить кредит, который потом якобы должен выплатить сам Матвеев. Она получила 650 тысяч рублей, отдала Матвееву. Он для вида внёс по кредиту 300 тысяч рублей, кинув банк с остальной суммой.

Дальше — больше. Матвеев размещает в рекламе недостоверные сведения о строительстве фирмой «Гарант-Плюс» многоквартирных домов и гаражей. Заключив семь мнимых договоров купли-продажи недвижимого имущества, он похитил у граждан почти 8 миллионов рублей.

Изворотливый ум все время находил разные способы криминального обогащения. Для получения очередных кредитов Матвеев… придумал себе залог. Он предоставил в банк подложные документы о нахождении у него якобы в собственности четыре башенных и козловых крана. С помощью чужого оборудования, хозяин которого не знал вообще ничего, он получил в общей сложности пять банковских кредитов на сумму 31,6 млн рублей.

Не успев отдохнуть от очередной аферы, Матвеев уже планирует следующую. Он обманом составил договоры купли-продажи двух участков земли с домами, по которым денежные средства в сумме 39 и 32 миллионов рублей соответственно им якобы были переданы продавцам. Используя подложные договоры купли-продажи для залога, Матвеев выступил поручителем учреждённого им же общества «Алмазный Дворъ» и заключил с одним из банков два договора об открытии кредитной линии на 26,3 миллиона рублей.

Все эти обстоятельства правоохранительным органам были известны с самого начала. Собственно говоря, именно за это он получил 11-летний срок. Однако тянулось это дело несколько лет. Находясь под следствием, Матвеев начинает свою аферу с «РАЕФом».

Поле чудес под названием «РАЕФ»

Если верить многочисленным рекламным материалам, которые до сих пор можно найти в интернете, кредитно-потребительский кооператив граждан «Русский Америко-Евро Финанс» начал свою работу в марте 2008 года. Однако массированная рекламная кампания организации в краевых СМИ стартовала лишь в 2011 году.

Механизм действия кооператива оригинальностью не отличался — кладёшь деньги на определённый срок под хорошие (до 25 % годовых) проценты, потом снимаешь либо всю сумму, либо только навар.

Средств на корпоративный и личный пиар Матвеев не жалел. Офисы в Чите, районах Забайкальского края, а также в Улан-Удэ и Красноярске росли как грибы. От желающих обогатиться фактически ни на чем первое время не было отбоя. Бюджетники, пенсионеры, крестьяне, служащие и мелкие предприниматели, клюнув на обещание больших процентов, несли Матвееву и его команде все свои сбережения.

При этом людей особо не смущали ни сайт «РАЕФа», созданный на бесплатной (!) платформе narod.ru, ни сложность получения денег (нужно было писать заявку, ждать рассмотрения, потом приходить через несколько дней, в случае опоздания заявка аннулировалась — авт. ), ни подозрительная схожесть матвеевского детища с другой известной пирамидой — МММ.

Первое время, как и все финансовые пирамиды, кооператив исправно платил по счетам. Самые оперативные вкладчики «РАЕФа» подзаработать успели. Но потом начались проблемы. Матвеев начал экономить на рекламе. Вместо живых денег менеджеры кооператива разносили по редакциям СМИ гарантийные письма, денег по которым редакции в итоге не увидели. Потом у вкладчиков начались проблемы с получением назад своих денег. Народ зароптал, бросился за помощью к журналистам и в суды. А тем временем начали закрываться офисы «РАЕФа». Потом Матвеева арестовали по делу «Гаранта», предотвратив его возможное бегство за границу.

На какую сумму «РАЕФ» кинул жителей Забайкальского края, точно не известно. Сотрудники правоохранительных органов и обманутые вкладчики шёпотом говорят минимум о 140, а максимум о 300 миллионах рублей. Где эти деньги, не знает никто.

Криминальное братство

Философия любого серого и полукриминального бизнеса заключается в тесном взаимодействии с организованной преступностью. Когда ходишь по грани и получаешь лёгкие деньги, то спортивные парни с крепкими кулаками материализуются сами.

Матвеев взаимовыгодно сотрудничал сразу с несколькими преступными группировками, вёл с ними общие дела и платил в криминальный «общак».

Это из-за него десять лет на зад слетели с должности офицеры краснокаменского СИЗО, в том числе сын тогдашнего начальника УФСИН Юнуса Амаева. Когда Матвеева на некоторое время арестовали по делу «Гаранта», криминальные партнёры несколько раз свободно проходили к нему в камеру, принося с собой деловые бумаги и даже приводя юристов.

Потом Матвеев станет жертвой вымогательства со стороны своих криминальных партнёров. Руководство банка, где он кредитовался, отчаялось получить обратно свои деньги и обратилось за помощью к криминальному авторитету Константину Дубинникову (Костя Татарин), позиционировавшему себя как специалист по взысканию дебиторской задолженности и впоследствии повесившемуся в камере читинского СИЗО.

Дубинников, заручившись поддержкой авторитетных бандитов Ведерникова (Ведера) и Новикова (Бомж) и солидной группой уголовников рангом поменьше, взялся за Матвеева всерьёз. Афериста даже вывозили в один из читинских спортзалов, требуя вернуть банку деньги. Как сообщает прокуратура Забайкальского края, в счёт долга по кредиту бандиты силой отобрали несколько престижных иномарок и строительную технику.

Но Матвеев и тут всех переиграл. Будучи сам фигурантом уголовного дела за мошенничество, он пишет заявление о вымогательстве. Полиция, заинтересованная в ликвидации в Забайкалье организованной преступности, заявление принимает. Афериста, по которому уже тюрьма плакала, официально признают жертвой и приставляют к нему государственную защиту — слишком уж беспредельными были парни, которых он посадил.

О нравы!

Вообще-то, сведения о лицах, находящихся под госзащитой, являются засекреченными. Однако в случае с Матвеевым это с первого дня было секретом полишинеля. Босс «РАЕФа» буквально упивался обществом вооружённых бойцов полицейского спецназа, очевидно сравнивая себя с крупным чиновником или олигархом.

Автоматчиков в форме мог видеть любой клиент, приходящий в офис матвеевской «пирамиды». Своим видом они пугали жильцов дома, где жил мошенник. Один раз даже грубо отодвинули в сторону экс начальника УФСБ Сидорова, который жил с Матвеевым в одном подъезде. А в Петровске-Забайкальском приезд уроженца-афериста до сих пор сравнивают едва ли не с визитом боярина в бедное поместье. Антураж был соответствующий — дорогущий джип Porsche Cayenne, меховая шуба до пола, вооружённые охранники по бокам.

Поговаривают, что один раз охрану с Матвеева едва не сняли. Талантливый аферист умудрился открыть подпольное казино, которое охраняли его телохранители. Забайкальские силовики от такой наглости буквально ошалели. Под страхом снятия охраны игорный клуб заставили закрыть.

От редакции.

Такой вот разносторонней личностью войдёт в историю Забайкалья Алексей Матвеев. Как видим, настоящий, не плакатный образ этого человека весьма далёк от фото того гламурного молодого человека в модном костюме, которым щедро иллюстрировалась реклама «РАЕФа» и на которую клюнули сотни забайкальцев. Что-то подсказывает, что нынешнее уголовное дело у многостороннего мошенника не последнее, а значит, к нарисованному нам образу добавятся ещё несколько неожиданных, но показательных историй.



Василий Стрюков, «Забайкальский рабочий» № 179 — 180

Журналистка «Читинского обозрения» Ирина Комогорцева вспомнила о приближении Дня учителя и провела несколько часов в читинской школе №45. Если не считать суеты вокруг ЕГЭ, то всё остальное из увиденного ей мало отличалось от школьных реалий ХХ века. Те же стеснительные первоклашки, которые никак не запомнят имена своих одноклассников, те же троечники, в панике списывающие на подоконниках домашнюю работу, те же профессионалы маскировки, растворяющиеся в пространстве во время, когда вызывают к доске.

От звонка до звонка

Корреспондент «ЧО» вернулся на один день в школу

Мало тех, кто не захотел хотя бы на лень повернуть годы вспять и сесть за парту, за которой прятался, когда проходила проверка домашнего задания или, наоборот, тянул руку, чтобы первым дать ответ; войти в стены, где заводил новых друзей или терял старых после глупых ссор, которые казались безумно важными. Всем желающим накануне Международного дня учителя предлагаем окунуться в шкальную пору.

Вновь оказаться в коридорах, которые во время перемен превращаются в непроходимую бурную реку из детей, пытающихся пробиться к кабинетам любой ценой, оказывается трудным испытанием, особенно, когда сталкиваешься с ним, только переступив порог образовательного учреждения. До начала первого урока ещё около двадцати минут, а холл средней школы №45 Читы уже забит учениками разных возрастов. Все переговариваются, что-то кричат, размахивают руками в небольшом помещении, грозя заехать кому-нибудь по лицу. И над всем этим хаосом возвышается директор. Догадаться нетрудно, что чем ближе к нему ученики, тем спокойнее и скромнее они себя ведут. Он окидывает внимательным взглядом школьников, оценивает их внешний вид и поведение, делает для себя какие-то выводы и пропускает стремящихся к знаниям детей по коридорам к классам. Парадный холл за считанные секунды опустошается, а гам волнами распространяется по храму знаний.

Причины, заставляющие детей прийти за полчаса до звонка на урок, разные. Кто-то хочет поскорей рассказать друзьям о том, как прошёл вчерашний день. Есть те, кто испугался опоздать на уроки, поэтому пораньше вышел из дома. И, конечно, как всегда, находятся «списывальщики». Расположившись поудобнее на подоконнике с чужой тетрадью в руках, они аккуратно выводят ответы на домашнее задание, будто сделали его вчерашним вечером, а не впопыхах перед уроком. Время от времени они отрывают голову от тетрадок, оглядываются по сторонам в поисках тех, кто бы мог их застукать за этим постыдным деянием, и вновь продолжают скрипеть карандашом по бумаге или выводить буквы шариковой ручкой.

Девятиклассники, у которых по расписанию первым уроком стоит обществознание, приходят заранее приготовиться к предмету. Они обсуждают предстоящий день, доставая из небольших компактных сумок, как фокусник кролика из шляпы, пенальные принадлежности, учебник и тетради. Как у них всё это туда помещается, непонятно.

— У какой группы сегодня английский? — раздаётся на весь класс звонкий девичий голос.

Кто-то из её одноклассников после вопроса на секунду отвлекается от своего дела и тут же возвращается к нему, бросая, что информатика сегодня у второй группы, а у первой, в которую и входит, сама вопрошающая, соответственно английский. Девочка успокаивается, а вот парень, который стоит рядом с ней, в немой панике озирается по сторонам (видимо, перепутал предметы).

Гомон в классе прерывает юношеский, только начинающий ломаться, голос. Его обладатель пытается узнать, задавали в прошлый раз что-нибудь или нет. Повезло — домашнюю работу можно успеть сделать устно, а забытый учебник — взять у соседа по парте.

Перед началом урока в кабинет заходит классный руководитель девятиклассников. В этом году им сдавать основной государственный экзамен, а значит, надо знать, факультативы по каким предметам им нужны.

— Кто, какие экзамены будет сдавать по выбору? Вы можете потом их изменить. Это пока предварительный опрос.

— Физику и, возможно, химию, — отвечает один из парней. В классе смешок — мало кто верит, что их одноклассник осилит именно эти экзамены.

— Историю и обществознание, — отвечает девочка, сидящая за первой партой.

Классный руководитель быстро записывает предметы.

— Не знаю ещё. Мне главное -математику сдать, — раздаётся голос с задней парты.

Звенит звонок. На две минуты раньше начала занятия он предупреждает: пора спешить в кабинет. «Списывалыцики», не успевшие закончить работу, в панике ускоряются, переходя на другой почерк. Звонок звенит повторно. На этот раз уже сердитее, будто подгоняя неторопливых школяров. Коридоры остаются пустыми. Их заполняет тишина, нарушать которую кажется преступлением. Любой шорох или скрип отдаётся эхом едва ли не по всей школе. В отдаленье слышно, как с глухим стуком закрывается дверь за последним опоздавшим.

Девятиклассники рассаживаются. Класс большой, почти все парты заняты. Кто-то молча стоит в ожидании, когда учитель разрешит сесть, другие, видимо, ещё не отошли от перерыва и продолжают разговаривать, испытывая терпение преподавателя. Наконец, последние смешки и шепотки прекращаются, и Анна Викторовна Эпова — молодой педагог, преподающий историю и обществознание, разрешает классу сесть.

— Поднимите руки те, кто собирается сдавать обществознание. Это пока предварительно, но мне нужно знать, кого ждать на факультатив.

В воздух взлетают руки большей части класса, в том числе тех, кто ещё пару минут назад собирался сдавать физику.

— Проще записать тех, кто не сдаёт, — комментирует учитель такую активность. — Вы можете ещё передумать.

— Нет, нет, нет, мы точно не передумаем, — перебивая друг друга, заявляют учащиеся.

Пока Анна Викторовна фиксирует имена тех, кто должен присутствовать на факультативах, девятиклассники повторяют домашнее задание. Кто-то умудряется делать его на ходу, чтобы не угодить в двоечники.

— Кто готов отвечать? — спрашивает учитель. Все молчат. Избегая прямого взгляда на учителя, ученики пытаются сделать вид, что они «невидимки». Но ничего не выходит, приходится давать ответ наполовину с домашней подготовкой, наполовину с импровизацией.

Учитель доволен ответами, градус напряжённости в классе спал, ученики заметно расслабились. Те, кто был не готов и их не спросили, вздохнули с облегчением, не скрывая радости. Но проверка «домашки» — начало. Впереди изучение новой темы.

Звонок с урока звучит так же неожиданно, как и на него. Все тут же начинают собираться и переговариваться. Тишина, царившая в коридорах во время урока, рассыпалась, как разбивается вдребезги витрина магазина, в которую хулиганы бросили камень. Мальчишки и девчонки помладше, которые ещё в прошлом году учились в начальной школе, тут же, как только открылась дверь кабинета, побежали по коридорам, оставляя позади кричащих дежурных. Законы старшей школы им ещё не понятны. Желая растратить накопившуюся за 45 минут энергию, они гоняются друг за другом, играя в «пятнашки», сломя голову носясь по коридорам, пока особенно ловкий дежурный не поймает нарушителя спокойствия за руку и не поставит около стены рядом с собой, чтобы было удобнее следить за маленькими хулиганами. А те, постояв немного рядом со стеной, аккуратно, бочком, продвигаются подальше от дежурного, чтобы спустя несколько минут вновь умчаться по коридору.

Второй урок Анны Викторовны. Обществознание, но на этот раз у пятиклассников. По сравнению с девятым классом дети ведут себя более активно. Охотно отвечают на заданные вопросы, пытаются показать, как усвоили предыдущую тему. Перед тем как сказать что-то, они обязательно поднимают руку.

— Старшие классы учить намного проще, чем среднее звено с 5-го по 9-й. Люди, которые приходят в 10 класс, уже знают, чего хотят, зачем они учатся. Пятые классы ещё для родителей это делают, а с 7-го по 9-й вообще не понимают, для чего учатся, — скажет позже наедине Анна Викторовна. — У меня сейчас 45 часов нагрузки (норма — 20 часов в неделю — прим. авг. ). Две смены. Плюс свой класс. К урокам готовлюсь по ночам либо во время перемены в школе, — смеётся молодой учитель.

Перемены не очень большие, самая длинная — 20 минут, а обычные — по 10. Как за такое время отключиться от школьного гама и собраться мыслями?…

Жизнь учителя — это множество бумажных завалов, проверка контрольных работ и тетрадей (в особенности — у учителей русского языка и математики).

— У меня два девятых, один десятый, три пятых, два шестых, один седьмой, один восьмой, и это только если по истории и обществознанию считать. За год, наверное, больше суток уходит на проверку контрольных работ среднего звена.

— А как разбирать письменные задания, ведь почерк у всех разный? — интересуюсь у Анны Викторовны.

— Со временем привыкаешь. Даже если слово неправильно написано, схватываешь по контексту. У одной девочки был ужасный почерк. Я её работы напоследок оставляла, потому что после них за тетрадки больше браться не могла. На её почерке я натренировалась и теперь любой легко разбираю.

Остаток дня решаю провести в начальной школе. Это словно другой мир. Такое ощущение, что чем меньше школьник, тем больше у него энергии…

— Учебный день начинается с 8 утра. К этому времени дети приходят ещё спящими, но на переменах они оживляются и быстро входят в учебный процесс. Первый класс ещё адаптируется, они очень сильно устают. Родители жалуются, что многие приходят домой — кто-то спит, кто-то просто вялый. Они друг с другом ещё только знакомятся и называют пока не по именам, а просто «мальчик» и «девочка», — рассказывает Ирина Геннадьевна Кашуба, учитель младших классов школы №45. В этом году она в очередной раз приняла первоклашек. — Ребятишки приходят подготовленными. Фигуры геометрические, буквы — всё знают. Есть несколько человек, которых спрашиваешь, они по слогам могут что-нибудь прочитать, но многие просто буквы знают, не читают. Дети разные. Есть такие, которые приучены к порядку в семье, а есть те, кого приходится поправлять где-то, к новым правилам приучать.

В начале года в школах бывают нестыковки в расписании. Так произошло и сегодня. На пятом уроке первоклашки должны были пойти на урок ИЗО/музыки. Но выяснилось, что на это время назначен урок ИЗО/музыки у второго класса. Таким образом, у малышей выдалось окно. Пошли в столовую на обед — чего времени зря пропадать.

— По всей школе идут уроки, поэтому нужно вести себя как можно тише. Не разговаривайте, пожалуйста, и держитесь в строе, — попросила малышей учитель. Они покивали, встали по парам. Пошли. Но не удалось сделать и пятнадцати шагов, как дети загудели. Остановились. Ирина Геннадьевна предложила сыграть в «молчанку». Но и её надолго не хватило. Так и шли до самой столовой с остановками через каждые два метра.

…Побывав один день в школе, я будто вернулась в своё ученическое прошлое. Вспомнилось, как мы сказывались больными, чтобы прогулять контрольную, вели «войны» между классами, играли в «лавовый пол» на «продлёнке», ругались между собой, вплоть до разделения коллектива на два враждебных лагеря, а потом мирились под грозным взглядом классного руководителя. Во время учёбы никогда не задумывались о том, насколько тяжело приходилось учителям мириться с нашим отвратным поведением. На переменах мы, как сумасшедшие, рассекали по коридорам, сбивая всех, кто окажется на нуги, а на уроках из положенных 5 из 45 минут тратили на приветствие, потому что находился тот, кто постоянно болтал…

Спасибо нашим учителям за их труд, терпение и за те знания, которые они нам дали! Надеюсь, нынешние школяры через годы искренне смогут сказать то же самое.



Ирина Комогорцева, «Читинское обозрение» № 39

В том же номере «Читинского обозрения» обнаруживаем выдержки из новой книги «Из Читы в «Ясную поляну», написанной на основе переписки врача, писателя Петра Алексеева с Львом Толстым. В 1888 году Петра Семёновича Алексеева назначили помощником областного врачебного инспектора Забайкальской области, и только 7 недель у него ушло на то, чтобы добраться в Читу из Москвы. «Из нашего дома минут через 20 можно взобраться на высокую вулканическую сопку, откуда теперь весною восхитительный вид на долину Ингоды и Яблочный хребет. Но в самом городе, который зовут песочницей, ничего, кроме жгучего песку и пыли». Алексеев промучился в провинциальной Чите до 1895 года, покинув её совсем незадолго до появления в городе Транссиба, до того, а Чита стала превращаться в ту, которой мы её знаем теперь.

С приветом из края диких ослов

Письма из Читы Льву Толстому

«Чай здесь беспошлинный: 86 копеек за фунт, что в Москве рубля два. Всё остальное дорого…», — писал великому писателю из Читы Пётр Алексеев, врач-акушер, писатель, которого в 1888 году направили работать в Забайкалье. Эти письма недавно были опубликованы — в книге «Из Читы в «Ясную поляну», которую подготовила краевед Раиса Гончаренко (помогла ей в этом научный сотрудник Яснополянского дома-музея Людмила Новожилова). Полистаем книгу вместе.

Переезд в… песочницу

В августе 1888 года Петра Семёновича Алексеева назначили помощником областного врачебного инспектора Забайкальской области. Пришлось ему вместе с супругой собираться в дальние края. «…Путь (до Читы — прим, авт. ) наш был труден, но благополучен — семь недель путешествовали, из коих шесть просидели в санях…», — пишет Алексеев Толстому, с которым познакомился в Москве. Лев Николаевич проявлял интерес к трудам Алексеева, всячески помогал в издательстве его книг. После того, как Пётр был направлен в Забайкалье, их общение заключилось в письма. В архивах Петербурга, Риги хранятся подлинники писем Толстого, которые имели честь доходить до Читы.

По приезду в наш город доктор подмечает, что здесь мало снега, а сама Чита стоит на песке в пыли. Пётр Семёнович пишет о ценах, например, говорит, что мука в городе привозная (из Западной Сибири и Амура), стоит дорого. «Всё продовольствие привозное — мы точно на острове — горы и степи отрезали нас от всего». Поразили его дацаны с «тысячами лам» в каждом.

В следующем письме от 4 июня 1889 года Алексеев извиняется перед Толстым за долгое молчание и пеняет на работу почты: «Весною почта не ходит более месяца, иногда недель шесть. Теперь только получаем мартовские газеты».

Первая весна в Чите произвела на доктора особое впечатление: «Растительность здесь какая-то своеобразная, необыкновенная: на песке роскошная трава, которую можно косить, на голых горах азалии, ирисы, разные душистые кустарники, которые у нас разводятся в садах». Отмечает, что вокруг города леса мало, всё малорослые берёзы, сосенки и лиственницы. После холодной забайкальской зимы, которую Алексеев называет «не русской – разливов рек, грязи нет», он начинает исследовать окрестности, бывает на Титовской сопке: «Из нашего дома минут через 20-ть можно взобраться на высокую вулканическую сопку, откуда теперь весною восхитительный вид на долину Ингоды и Яблочный хребет. Но в самом городе, который зовут песочницей, ничего, кроме жгучего песку и пыли».

Неопрятные люди

В Чите Алексеев начинает обзаводиться знакомствами. По роду службы ему приходится сталкиваться и с высокими чинами, и с местными жителями. Последние, говорит он, «почти все евреи» (он жил в домике в еврейском квартале). Рассказывает, что они обрусели, хотя язык и привычки, религию свою всё же сохранили. Ещё доктор подмечает, что евреи хоть и пьют вино, но среди них не встретишь пьянства: «Зато всё остальное пропивается и проигрывается -здесь редко кто не садится каждый вечер за вино. Отрадно, что военные — губернатор и прокурор — дают хороший пример — ни тот, ни другой не пьёт и не играет. Среди населения их прозвали «навозными», то есть люди, которых навезли из России, и которые редко живут здесь долго. Свежеприехавшие ещё ничего, а прослужившие здесь лет 10-20 -люди неопрятные».

Интересной показалось врачу ламская медицина: «Кажется, что тибетская медицина лам — сбор суеверий, тесно связанных с испорченным буддизмом». Он очень удивился добросовестности, терпеливости, исполнительности, вниманию к больным бурятских лам. Однако рутина, их суеверие и незнание его поражало: «Лекарства из экскрементов, начиная экскрементов далай-ламы и кончая собачьими, играют главную роль… Но лечатся у лам Забайкалья все — архиерей говорил мне, что он советовался с ними, хотя и отказался принимать их лекарства».

«Вселенивы и неподвижны»

Алексеев подмечает, что «природа здесь всё-таки лучше людей»: «Чудное, жаркое, короткое лето легко сразу перешло в зиму: в сентябре выпал снег… Пыли, как в прошлую зиму, нет, хотя на санях ездят только по рекам». Уточняет он и то, что вегетарианцам в Забайкалье живётся плохо: «Летом растительную пищу дают только ягоды и некоторые дикие корни — а то круглый год здесь дикарям и полуцивилизованным бурятам приходится питаться исключительно мясом».

О нашем крае он отзывается как о родине хлебных злаков, «здесь дико растут рожь и пшеница». Но при этом хлеб, отмечает, является редкостью, мука завозится из Томска, Америки (Сан-Франциско). Кроме дикого хлеба доктор рассказывает, как растут дикие яблони, персики, крыжовник, смородина. А под самым городом наблюдает диких коз и оленей, диких лошадей Пржевальского, диких ослов, монгольских яков, «…здесь как будто всё дано для того, чтобы человек жил бы в Забайкалье как в раю — а между тем, живётся большинству людей здесь очень плохо — и плохо потому, что все ленивы и неподвижны». Пётр Семёнович объясняет, что население охотно работает на золотых приисках, добывая золото, землю не пашет, ремёслами не занимается — предпочитает покупать всё готовое: «Лежат, спят и пьют по праздникам».

Ярый противник алкоголя, Алексеев пытается создать в Чите общество трезвости, но ничего не выходит из-за разнообразия населения и разнохарактерности деятельности жителей: «Все враждуют между собой и ни до чего не договориться.

…Я завёл музыкальный кружок, сам играл в оркестре — но после года существования это учреждение стало колебаться и теперь влачит жалкое существование. Здесь, в Чите, природа прекрасна, к климату можно привыкнуть — но люди, люди — с ними никак не сладишь. Трёх лет здесь довольно — тянет уже домой, хочется вернуться в Россию». Но дело с переводом Алексеева никак не двигается с места.

В 1891 году Пётр Семёнович сообщает, что прошедшее лето было урожайным. Однако хороший урожай плохо влияет на торговлю. «…Всё в Забайкалье идёт вяло, сбыту ни на что нет, денег нет ни у кого. Купцы плачут, ничего не закупают, и Чита пустеет. Сытый мужик ленив; он не везёт хлеба на продажу, ничего не закупает; прислуги нельзя достать — она жуёт дешёвый хлеб по станицам и не идёт в город; рабочие руки дороги, постройки не достраиваются; дров мало в продаже — окрестные крестьяне неохотно слезают с печи, чтобы рубить даровой хлеб (тайга никому не принадлежит — каждому предоставлено право рубить, сколько хочет) — лень возить в город».

Пожить среди других людей

Через год Алексеев сетует Толстому, что его врачебная деятельность недостаточно плодотворна. Бесконечные отчёты, официальные бумаги, но всё же иметь дело с бумагами лучше, чем с людьми: «Люди грызутся из-за казённой копейки; всё свершается на зелёном поле при зелёном вине, карты и вино не дают заикнуться о трезвости. В личном составе все перемешаны: Чита как бы станция на служебной дороге: только что приехал чиновник, как думает уже о перемещении».

Год от года письма становятся всё печальнее, но информативность их не уменьшается. Доктор в 1893 году пишет Толстому, что развитие города тормозит отсутствие людей, а те люди, что на улице, — лентяи, избалованные роскошной обстановкой, которым нет ни до чего дела: «Движение ни в чём не видно, прогресса ни в общественной, ни в нравственности не заметно — хотелось бы освежиться, пожить среди других людей».

Здесь же делает экскурс на цены в лавках. Например, мясо сто с лишним лет назад в Чите стоило пять копеек за фунт, барана можно было купить за два рубля, цена на зайца составляла 20 копеек. «…Чита немного пообостроилась, но населения не прибавилось в ней за последние пять лет — всё идёт мимо нас на Амур».

Пётр Васильевич пробыл в нашем крае без малого семь лет, последние из них он отчаянно просил великого писателя посодействовать его переводу из Забайкалья. Он устал в борьбе за трезвость, от климата, от людей. Несомненно, Забайкалье ему понравилось, однако остаться он здесь не пожелал, считая, что свою миссию здесь выполнил.

Его желание сбылось в апреле 1895 года. Благодаря содействию Толстого доктор переехал в Ригу, где прожил до самой своей смерти.



Новую книгу Р.В. Гончаренко листала Ольга Чеузова, «Читинское обозрение» № 39

О сегодняшней окраине пишет газета «Земля», гостем номера в которой стал глава Нерчинско-Заводский района Андрей Сарафанников. Один из самых интересных с точки зрения истории, флоры и фауны районов края пока только ждёт, что когда-нибудь к нему потянутся туристы. Сегодня же нерзаводчане считают каждую копейку. «На территории района работает пять золотодобывающих артелей, из которых только три зарегистрированы в налоговом органе нашего муниципалитета, одна зарегистрирована в Чите, другая – в селе Калга. Это категорически неправильно, поскольку, по логике вещей, налог на добычу полезных ископаемых должно платить там, где добываются драгоценные металлы, а не там, где внесена запись в регистрационный регистр. Из-за этого мы теряем порядка 13 миллионов рублей налоговых платежей ежегодно, а они могли бы быть большим подспорьем для районного бюджета».

Нерчинский завод или жизнь на окраине

Нерчинско-Заводский район Забайкальского края, настоящая, в буквальном смысле слова, окраина государства Российского, где до соседнего государства в несколько крат ближе, чем до краевого центра, а с берегов пограничной Аргуни, вот они, видны наши ближайшие соседи – китайцы. О том, как живётся в Нерчинско-Заводском далеке, рассказывает глава муниципального района «Нерчинско-Заводский район» Андрей Сарафанников.

Эх, дороги…

– Андрей Николаевич, расскажите, каково быть окраиной, жить и работать на таком отдалении от центра?

– Действительно, мы живём очень далеко от краевой столицы, на которой завязана вся наша жизнь и профессиональная деятельность, но никакого «второсортного» отношения к себе мы не чувствуем. Напротив, в нашем районе живут и работают прекраснейшие люди, профессионалы своего дела, у нас богатейшая история, о нашем районе, так повелось ещё со времён декабристов, знают все образованные люди, как говорится, от Москвы до самых окраин. Единственное, что огорчает, очень много времени приходится терять на переезды, а дороги у нас сами видели какие.

– Дороги больной вопрос для всех без исключения муниципалитетов, что в этом направлении делается у Вас?

– В этом году на ремонт дорог в Нерчинско-Заводском районе запланировано 12 миллионов рублей из муниципального дорожного фонда и чуть более миллиона из бюджета Забайкальского края. Из дорожного фонда поступило 5 миллионов, из которых 476 тысяч рублей потрачено на ремонт подъезда к селу Горный Зерентуй, по результатам аукциона определился подрядчик на ремонт 17 километров автодрома на участке Аргунск – Середняя. Финансовые затраты на этот участок определены в сумме 1 миллион 389 тысяч рублей.

Благодаря купцам Нерчинский Завод и сегодня сохраняет вид старинного селения. Дорожное хозяйство хлопотно и затратно, из-за разных категорий принадлежности, на которые делятся автодороги, очень сложно решать вопрос с ремонтом и строительством, но мы всё же ищем все возможные выходы, чтобы эти проблемы решались. В этом году выделялись деньги на ремонт дорог в сёлах Нерчинско-Заводского района Ивановка, Горный Зерентуй.

Отголоски мирового кризиса

– Андрей Николаевич насколько экономический кризис коснулся Вашего района, как вы выживаете?

– Вы затронули самое больное место – наполняемость бюджета. План по сбору налогов мы не выполняем.

На территории района работает пять золотодобывающих артелей, из которых только три зарегистрированы в налоговом органе нашего муниципалитета, одна зарегистрирована в Чите, другая – в селе Калга. Это категорически не правильно, поскольку, по логике вещей, налог на добычу полезных ископаемых должно платить там, где добываются драгоценные металлы, а не там, где внесена запись в регистрационный регистр. Эта проблема актуальна для многих районов и разбираться приходится на краевом уровне. Из–за этого мы теряем порядка 13 миллионов рублей налоговых платежей ежегодно, а они могли бы быть большим подспорьем для районного бюджета.

Кроме того, отклики мирового финансового кризиса докатились до нас результатом приостановленной работы горнопромышленной компании «Лунен». Из-за повышения цен на металлы на мировом рынке, разработка железорудного месторождения сейчас остановилась. Добавьте к этому шагающую по стране оптимизацию, безработицу, отсутствие промышленности и перерабатывающего производства и картинка сложится – тяжело нам приходится.

– Кстати, до чего дооптимизировались, Андрей Николаевич?

– В селе Аргунск была участковая больница, обслуживающая население четырёх сёл в границах двух сельских поселений Аргунское и Олочинское, теперь это фельдшерско-акушерский пункт, в котором работают фельдшер и медсестра. Расстояние между сёлами порядка сорока километров, людям в таких условиях не позавидуешь. Не тот у сельчан уровень благосостояния, чтобы по первой же необходимости можно было бы выехать к специалисту. ФАПом стала и Больше–Зерентуйская участковая больница. К сожалению, сокращение происходит во всех сферах деятельности, но есть такие финансовые затраты, которые сокращать и вовсе ликвидировать мы не имеем права. К этому относится организация транспортного сообщения внутри села. Старики по своим нуждам, дети в школу подвозятся, и будут подвозиться.

Вызывает озабоченность судьба дотационного, социально значимого маршрута Сретенск — Нерчинский Завод, который проходит через четыре района – Сретенский, Шелопугинский, Газимуро-Заводский и Нерчинско-Заводский. Есть информация, что с 1 января 2016 года будет снята дотация, которая, в основном, покрывает убытки перевозчиков. В ущерб себе предприятие работать не будет, велика вероятность, что данное направление, просто-напросто закроют, а это значительно осложнит жизнь сельских жителей, среди которых маршрут пользуется популярностью из-за своей регулярности и относительно невысоких цен за проезд.

Есть спрос – предложение будет

– Нерчинско-Заводский – район преимущественно сельскохозяйственный, как решаются проблемы реализации и переработки сельхозпродукции?

– Основной производитель сельхозпродукции в нашем районе предприятие в селе Ивановка. Ивановский совхоз славился высокими показателями в растениеводстве, производил восхитительный мёд, но это в прошлом, сейчас ивановцы переживают не лучшие времена. В нынешнем году почти 50 процентов посевных площадей уничтожено засухой, соответственно, и урожай будет небольшой. С трудом, по бросовым ценам, но сельхозпроизводители старались реализовывать зерно, чтобы удержать хозяйство, чем закончится этот год, пока трудно сказать, но перспективы не радужные.

Переработкой сельхозпродукции в Нерчинско-Заводском районе занимается Шестаков Сергей Михайлович. Его позы, пельмени, котлеты, другие мясные полуфабрикаты уже нашли своих покупателей в Шелопугинском, Газимуро-Заводском, Калганском районах, сейчас предприниматель решает вопрос с выходом на рынок краевого центра. Он единственный, кто принимает продукцию растениеводства — картофель и капусту у местных жителей и перерабатывает на своём производстве.

Очень актуальна сегодня проблема обеспечения бюджетных учреждений мясной продукцией. По нормам и требованиям санэпиднадзора мясо, предназначенное для питания людей в учреждениях, должно быть получено только на убойных площадках, а их строительство практически непосильно индивидуальным предпринимателям без помощи и поддержки государства. По программе «Развитие малого и среднего бизнеса» Сергей Михайлович получил грант на строительство этого производственного объекта. Запуск в эксплуатацию убойной площадки решит проблему с обеспечением школ, больниц и детских садов района мясом, и что не менее важно, это будет своё, качественное, вкусное и полезное сырьё.

У нас живут трудолюбивые люди, добрые хозяева своей земли, которые могут накормить и мясом, и картошкой, и овощами значительное количество населения Забайкальского края, был бы рынок сбыта. Если есть спрос – предложение будет.

Туризму в Нер-заводе быть?

– Андрей Николаевич, сейчас много говорят о внутреннем туризме, как способе пополнения бюджета и популяризации территории. Вам есть, что показать предполагаемым туристам?

– Несомненно, Нерчинско-Заводский район, наверное, один из немногих в Забайкальском крае, где интерес представляет всё – и история, и флора, и фауна.

В нашем краеведческом музее собраны интереснейшие материалы и экспонаты о декабристской ссылке, которым могут позавидовать крупнейшие музеи страны. Людмила Анатольевна Ковалёва, Татьяна Яковлевна Попова, Алексей Васильевич Чащин, Василий Анисимович Уткин – эти люди настоящий кладезь Нерчинско-Заводской истории, которые помогут желающим узнать свой край лучше всякой энциклопедии.

До наших дней сохранились фрагменты Мальцевской тюрьмы, в которой отбывала наказание за покушение на Ленина Фанни Каплан.

Определённый интерес представляет нерзаводское купечество. Лукины, Кандинские, Богомяковы внесли значительный вклад в просвещение, культуру и развитие приграничной торговли, благодаря им Нерчинский Завод и сегодня сохраняет вид старинного селения. До сих пор здания, построенные ими, служат народу, но, к сожалению, в большинстве своём, как торговые помещения, хотя это – историческое и архитектурное наследие.

В Нер-Заводском районе произрастает фундук, а биолог-эколог Забайкальского государственного университета Олег Валерьевич Корсун обнаружил в окрестностях реликтовое краснокнижное растение Бересклет Маака. В нескольких шагах от села находится гора Крестовая, в шахте которой в 1706 году было обнаружено первое серебро, из которого местные умельцы выплавили кубок-кораблик и преподнесли Петру I. Макет, точная копия этого кораблика хранится в нашем краеведческом музее.

Был бы интересен туристам маршрут к горе Чайник. Она завораживает не только своим видом, но и взаимодействием с окружающей средой. Зимой в этих местах можно снимать декорации к детским сказкам – тёплый воздух, выходящий из шахты, превращается в снежные узоры, и причудливые шубы и шапки укутывают деревья. Вряд ли ещё где-либо можно увидеть такой пейзаж.

Стоит отметить, что именно в Нер-Заводе в XVIII веке была открыта первая аптека, химическая лаборатория, работали музей и театр. Село Булдуруй Нерчинско-Заводского района – родина известного писателя Василия Балябина, написавшего роман «Забайкальцы».

Кроме того, хотелось бы воплотить в жизнь опыт наших соседей-китайцев, которые зарабатывают деньги на туризме в граничащем с нами селении. Уже стало доброй традицией, ежегодно, в тёплое время года проводить концерты на Аргуни. Интересное мероприятие – на одном берегу наши артисты, на другом – китайские. Мы знакомимся с культурой Китая, они с интересом слушают наше выступление. У соседей собирается много туристов, чтобы посмотреть культурную программу, мы же пока этим похвастаться не можем. Необходимо развивать инфраструктуру – строить гостиницы, организовывать питание для гостей и, опять же, наши расстояния и дороги…

Андрей Николаевич Сарафанников

Родился в селе Нерчинский Завод в 1975 году. В 1992 году окончил Нерчинско-Заводскую среднюю школу, в 1993—1994 годах проходил военную службу по призыву в Вооружённых Силах РФ

В 2012 году окончил Курский финансово-экономический институт по специальности менеджер управления предприятием и персоналом.

С 1995 по 2012 годы работал в ОАО «Прииск Усть-Кара» Сретенского района. Трудовой путь начал с должности стрелка, в 1998 году назначен заместителем генерального директора, в 1999 – коммерческим директором.

С 2012 по 2014 годы – начальник отдела ЖКХ Нерчинско-Заводского района.

С июля по март 2015 работал администратором Нерчинско-Заводского районного суда.

10 марта 2015 года избран главой муниципального района «Нерчинско-Заводский район».

Разведён.

Интересуется исторической и военной литературой. Настольная книга – рабочий блокнот. Свободное время – нет.



Беседовала Галина Балагурова, «Земля» № 40

В том же самом интервью Андрей Сарафанников говорил и о засухе, которая уничтожила 50% урожая. Тем не менее, сельскому хозяйству в крае нужно не только выстоять в этот проблемный год, но и думать о будущем. «Экстра» пишет о том, что к 2018 году в Забайкальске построят первый зерновой железнодорожный терминал для экспорта зерна в КНР. Сейчас в Китай идёт очень много зерна из США, Канады и Австралии, а это морские перевозки и соответствующие цены. С постройкой терминала через Забайкалье в КНР начнутся масштабные поставки сибирского зерна — до 50 миллионов тонн в год. Сегодня же весь годовой российский зерновой экспорт составляет 20 миллионов тонн.

Чтобы накормить Китай

Для экспорта зерна в КНР в Забайкалье построят терминал стоимостью свыше $60 млн

Первый зерновой железнодорожный терминал для экспорта сибирского зерна в КНР построят в посёлке Забайкальск до 2018 года. Договор о намерениях по реализации инвестпроекта на прошедшей неделе подписали губернатор края Константин Ильковский и гендиректор компании «Забайкальский зерновой терминал» Карен Овсепян.

— Объем необходимых инвестиций превышает 60 миллионов долларов. Сейчас идёт проектирование. Строительные работы начнутся в 2016 году, и, я думаю, в 2017-м они завершатся, — рассказал Овсепян. Он отметил, что речь идёт, прежде всего, о частных инвестициях. По его словам, на сроки реализации проекта повлияют «глобальные факторы, которые не зависят от организаторов».

— Например, получение разрешения Россельхознадзора на экспорт зерна в Китай. Его планируется получить уже в декабре 2015 года, — пояснил гендиректор.

Планируется, что зерновой терминал будет обслуживать только сибирские регионы, которые после его введения в строй получат конкурентное преимущество перед ключевыми поставщиками зерна в Китай — компаниями Канады, Австралии и США. «Эти страны поставляют зерно морским путём, что экономически менее выгодно по сравнению с сухопутным зерновым коридором в Забайкальском крае», — добавил Овсепян.

Инициатор проекта добавил, что через терминал планируется экспортировать до 50 миллионов тонн зерна в год.

— Это позволит реализовать огромный потенциал Сибири по производству зерна. Выручка от экспорта составит порядка десяти миллиардов долларов, — сказал он. — Китай — очень перспективный партнёр. Даже восемь миллионов тонн перевалки в год в Китай позволят выручить два миллиарда долларов, которые пойдут российским сельхозпроизводителям.

Для сравнения, сегодня весь российский экспорт составляет 20 миллионов тонн зерна в год.

По словам Овсепяна, создание терминала — первый этап большого проекта по экспорту сибирского зерна в Китай.

— Речь идёт о больших возможностях для Забайкальского края и Сибирского федерального округа в целом, поскольку проект позволит ввести в оборот огромные массивы неиспользуемых пахотных земель. Некоторые эксперты сравнивают перспективы развития экспорта зерна с экспортом газа по газопроводу «Сила Сибири», — считает руководитель компании.

Глава «Забайкальского зернового терминала» уточнил, что сейчас «экспортный потенциал зерна в СФО отсутствует, потому что нет технической возможности перевозить его по железной дороге из-за разной железнодорожной колеи (на российской и китайской сторонах границы — прим. авт. )».

— Решая техническую проблему на границе двух стран, мы даем региону возможность производить, например, один-полтора миллиона тонн зерна в год, — подчеркнул Овсепян.

Говоря о возможных инвесторах, Овсепян подчеркнул, что создание терминала подразумевает глобальное сотрудничество, «поскольку тема зерна — это тема продовольственной безопасности как России, так и Китая, и поэтому многие вещи здесь происходят в рамках совместных предприятий». То есть участниками проекта станут не только отечественные компании, но и, по всей видимости, их партнёры из Поднебесной. И, по словам губернатора, «за этот год компания проделала большую работу — провела множество деловых

встреч с представителями ОАО «РЖД», китайскими и российскими партнёрами, поставщиками».

— Забайкальский край имеет определённые преимущества — наличие государственной границы и огромные площади пахотных земель, — уверен Ильковский. — Зерно, выращенное, как в Забайкальском крае, так и в других сибирских регионах будет поставляться на экспорт в Китай через «Забайкальский зерновой терминал».



Илья Баринов, «Экстра» № 40

НазадВперёд