Р!
13 МАЯ 2021

Чего мы не знали о читинских бомжах — обзор краевых СМИ

Идёт по улице бомж. Цель обычная — пройтись по ежедневному маршруту, проверить обновления во всех мусорных контейнерах, насобирать съедобного, полезного, возможно, разжиться копейкой. Вдруг к бомжу подходят прилично одетые люди и предлагают трудоустройство и заодно место проживания. Фантастика?

Газета «Эффект» на этой неделе опубликовала интервью с невероятным человеком — сотрудницей некоммерческого партнёрства по оказанию помощи социально неблагополучным гражданам «Родная земля» Мариной Мыльниковой. Есть в этом городе люди, которые не просто сочувствуют потерявшим дом, но и настойчиво тащат наверх, в прежнюю социальную жизнь тех, кто согласен приложить усилия и начать работать, восстанавливать документы, искать возможность возвращения в семью. Это рассказ о том, как опасно закрывать глаза на растущее сообщество бомжей, как люди достигают этого дна и каким способом можно вернуть им всё то, что казалось потеряно навсегда.

А я ваш брат, я человек

Кто помогает бомжам уйти с улицы?

Слово «бомж» – как клеймо. Когда мы идём по улице и видим оборванного человека, копающегося в мусоре или просящего милостыню, мы стыдливо отводим глаза или брезгливо морщимся. Отбросы, дно общества. Какими только ещё эпитетами мы ни награждаем этих людей, решая для себя, что сами виноваты. С нами-то такого никогда не случится. А ведь это люди, такие же, как мы – из плоти и крови.

Но даже в наше время, когда каждый сам за себя, а фраза «человек человеку – волк» становится образом жизни, есть те, кому не безразлична судьба таких людей. Сегодня на наши вопросы отвечает сотрудник некоммерческого партнёрства по оказанию помощи социально неблагополучным гражданам «Родная земля» Мыльникова Марина Сергеевна.

Идём навстречу

– Марина Сергеевна, расскажите о том, чем занимается ваша организация?

– Наша организация сделала попытку не кормить бездомных и давать им койку, а устраивать на работу с местом проживания, то есть дать возможность начать жить по-человечески. Кроме того, мы оказывали юридическую, психологическую помощь, содействовали в получении медицинских услуг и восстановлении документов. Мы подходили к гражданам бомж на улице и предлагали устроиться на работу с местом проживания, воспользоваться нашей поддержкой для возвращения к обычной жизни.

– Как реагируют работодатели на вашу инициативу? Многие ли готовы принять на работу бывших бомжей?

– Работодатели, с которыми мы сотрудничаем, заинтересованы в наших людях. Почему? Потому что если нужен сторож, человек будет жить на работе и сторожить автоматически, просто присутствуя. Если же приглашать сторожа, то одним не обойдёшься, нужна как минимум трехсменка, и платить нужно будет нормальную зарплату троим вместо одного. В селе Талача с руководителем артели «Талачинская» Черниковым Виктором Никитичем мы даже составили договор о предоставлении им рабочих мест с проживанием. Там у нас работали около 20 человек, но, проработав зиму, они обычно к лету бросают работу. Там есть питание в «кредит» так сказать, после получения заработка производится расчёт. Когда человек проработает 2-3 месяца или зиму, обычно бросает работу и убегает, мы подыскиваем на освободившееся место других, а те, кто бросил работу, часто возвращаются к нам с просьбой подыскать другое место.

– Как происходит выделение жилплощади? Её должен предоставить работодатель?

– Выделение жилплощади на Каларской, 33, которое взято нами в аренду, предоставляется при наличии свободного места и при условии, что человек подписывается не пить спиртное и курить на улице. Есть и другие требования, касающиеся запрета приводить посторонних и нарушать законодательство России. Также предполагается оплата электроэнергии в долевом размере, но платить они почти все не способны, так как нечем. Но на Каларской жилплощадь предоставляется только до момента, когда мы подыщем рабочее место. Жилье у работодателей разное, иногда это вагончик, иногда койка в теплом помещении с другими рабочими. Понимаете, это горожане воспринимают бомжей как нечто дикое и нечеловеческое. Когда человек отмоется и начинает работать, выясняется, что бомжами не рождаются.

– Как происходит процесс восстановления документов, учитывая то, что у человека нет даже паспорта?

– Восстановление документов происходит так: после установления личности человек зарабатывает на фото и фотографируется. Затем зарабатывает на паспорт и получает паспорт. Если же ему дать денег на паспорт, то, скорее всего, через полгода он его теряет и все снова, да ладом. Никаких исключений не делаем. Первый заработок можно получить на разгрузке-погрузке. Затем после устройства на работу.

Было бы желание

– Как происходит адаптация бывших бездомных? С какими проблемами чаще всего обращаются?

– Адаптация происходит по-разному. Зависит от степени запущенности. У нас прошлой зимой жил человек, который за три месяца не мог научиться спать на простынях и раздевшись. Он ложился на диван поверх покрывала и спал, укрываясь своим полушубком. Простыни комком подкладывал под голову. Умывался только по требованию. Когда стало тепло, ушёл. Он является инвалидом, очень плохо ходит, но группы у него официальной нет. Не могли ему восстановить документы, так как он не выполнял простейших инструкций. Зато в других случаях достаточно дать человеку место, и он абсолютно обычно выходит на работу. Сейчас у нас живёт очень собранный человек, у которого вообще нет никаких свойств бомжа, так как, даже скитаясь и ночуя по кочегаркам, он пытался работать.

– Как вы считаете, почему человеку тяжело уйти с улицы?

– Отвечу очень горько и просто: в обществе создаются устойчивые группы по сходным интересам, образу жизни и т.п. Так, все отлично знают, что люди, отбывавшие сроки наказания в местах лишения свободы, создали своё распространённое «братство» и сохраняют связи между собой годами, педагоги, работавшие вместе, тоже группа, есть сослуживцы, делившие пайку в окопах и тд. Вот такая группа «профессиональных бомжей» тоже есть. Отчаянная борьба за существование в подвалах и на помойках, за кусок, за ночлег, за территорию обработки «банок», как они называют мусорные баки, создаёт некий человеческий тип, обветренный, как скалы. Понимаете, столкнувшись с презрением общества, даже получая помощь от него, бездомные люди глотают много обид и уходят из него обратно «к своим, которые их понимают»…

Кто, если не мы?

– Что побудило вас создать этот проект?

– Создать этот проект побудило сострадание и то, что через рассказы одного из очень талантливых бомжей, Иванова Александра Владимировича, слепого гитариста, узнала, что среди бомжей много попавших в беду людей. До создания организации мы носили продукты в канализационные люки, пробовали направлять в деревню к знакомым и т.д.

– Реализуются ли в других городах подобные программы?

– Общество растит класс своих врагов, который становится все многочисленнее. В США и других странах есть целые пригороды никому не нужных бездомных людей. Вот и у нас появились настоящие обитатели трущоб. Точнее, люков канализации и подвалов. Осложняет дело то, что почти все эти люди имеют зависимость от употребления спирта, выживали за счёт воровства и т.п. Но стали бы вы судить кошку, стащившую мясо со стола? Это наши сородичи, которые потеряли человеческие привычки вследствие полного равнодушия общества к росту этого позорного явления. У нас был один молодой бездомный, инвалид 2 группы, у которого сгорел дом. Бомж около двух лет. Ночью боится ходить по улицам. Спрашиваю, почему? Отвечает: «Ночью ходят бомжи по улицам». Знаете, если так говорит человек со знанием дела, то для нас лучше будет, если мы всё-таки победим бомжовщину по-человечески. Нужен закон против бродяжничества и тунеядства. Но как же тогда тунеядцы наверху? Им же тоже нельзя будет тунеядничать? Вот поэтому нет такого закона. Истории некоторых отверженных можно описывать не хуже Виктора Гюго. Это обычные люди, которых мы выбросили за борт и топим в презрении. Однако для спасения всех утопающих есть одно правило: спасать нужно жёстко, например, за волосы. Иначе утопит. И все общество заражено всеобщим равнодушием к утопающим той или иной разновидности, мы разобщены каждый в своих болотах. Каких? Ну, кредиты, например, что, не болото? Предлагаю поискать болото, которое затягивает нас самих, и оно найдётся. Нам пора объединяться и дружно вытаскивать друг друга и всех, кто попал куда-то в разные болота.

Примеры удачной реабилитации

Молодой мужчина уехал на заработки в Читу от семьи, заработал деньги, но их задержали. Будучи деревенским, не мог выходить эти деньги, его кормили обещаниями выплатить. Жил в подвалах, бомжевал более полугода. Связали его с родными, помогли получить деньги с работодателя, дали очень много вещей его детям и отправили домой на автобусе.

Пожилой мужчина был в рабстве в Волгоградской области, куда уехал якобы на вахту. Был закрыт и принуждаем к работе 4 года. Освободила полиция. У нас находился недолго, Православная Церковь помогла с деньгами на дорогу, уехал.

Молодой мужчина приехал в Читу в поисках заработка. Жить было негде, жил возле костра на берегу реки Читинка. Был бит несколько раз молодыми людьми. Забрали, устроили сторожем на предприятие 22 маршрута, затем заработал денег на дорогу и уехал к родным.

К сожалению и печали, бездомных женщин реабилитировать в десятки раз труднее. Все попытки помочь им осложняются отсутствием отдельного помещения для них, так как содержать с мужчинами их невозможно. Нужно представить, что это пещерный образ жизни, только намного хуже, потому что пещерные люди не пили спирт галлонами.



Беседовала Александра Котова, «Эффект» № 41

Недалеко от центрального читинского кладбища можно найти деревянное сооружение, напоминающее полевой штаб. Стены из отёсанных сосновых брёвен, печка, хозяйничают гладко выбритые, опрятные в целом люди, почти не пьют. Но это читинские бомжи. Неподалёку есть ещё одна землянка. А подальше — ещё. Журналист «Вечорки» Борис Ветров знакомился с бомжами и тоже пришёл к выводу, что чем дальше, тем их больше.

Отверженные

Люди живут возле кладбища. Погост – рукой подать, сразу за оврагом. Однако жителей лесной обители это не пугает. Они-то уж точно знают, что бояться надо живых. А сами выживают назло всем.

Это строение даже нельзя назвать землянкой. Скорее, оно напоминает запасный командный пункт или полевой штаб. Стены отделаны сосновыми брёвнами (при этом в округе нет пней от спиленных деревьев). В углу топится печка. На ней в ведре греется вода.

– Это так, времянка, – говорит один из обитателей землянки, – к зиме капитальную сложим.

Тут, с восточной стороны Центрального кладбища, живут четверо человек. Серега с Газ-Завода, молодожёны Димка и Ольга из Читы и Витя, который промолчал о своих корнях. Диме и Оле нет ещё и тридцати, Сереге – за сорок. Витьке – тоже. Витя с испитым лицом и хриплым голосом более всех подходит к типажу бомжа. Остальных назвать так язык не повернётся. Гладко выбритые, с чистыми волосами и в относительно нормальной одежде. В отличие от ауешной шпаны, речь у них правильная, без обилия ненужных матов. И на судьбу они, в общем-то, не сетуют.

– Я сам с Газимурского Завода, – рассказывает Серега. – Работал там сперва на прииске, потом на фабрике по обогащению плавикового шпата. Фабрика обанкротилась, нас всех – за ворота без копейки. Подался в Читу. Работал на стройках, там и жил. Потом с Димкой познакомился. У него кантовался.

Диму из дома выставил отчим вместе с женой. Дима не рассказывает обо всех семейных коллизиях, но факт остаётся фактом – из дома в районе Телецентра он переехал в лес. При этом у него есть прописка, он отслужил в армии, работал в охране, пока фирма не закрылась.

Когда я пришёл в гости к этим «лесным братьям», они обедали. На столе – сосиски, помидоры, варёное мясо, чеснок, минеральная вода. Спиртного не было. Выяснилось, что пьют тут редко.

– Работаем, конечно, где придётся. Нас уже знают тут, приходят, зовут. Мы ж все можем – по ремонту квартир – штукатурка, побелка. Обои, покраска. Земельные работы любые тоже можем, сам видишь, – показывают они на ещё не до конца обустроенную землянку.

Проблемы создают другие бомжи, которые обосновались в верховьях Первого Ручья.

– Они с кладбища таскают металл. Недавно ходили, смотрели, у них там оградки валяются новые совсем. С кладбища мужики пришли, давай на нас орать, решили, что это мы утащили.

Грядущей зимы в этой маленькой коммуне не боятся – по их расчётам, землянка получится достаточно тёплой. Пока же, в преддверии холодного сезона, они вывесили на проветривание одеяла и одежду.

– Тут рядом ещё землянка есть, там пара семейная живёт. И подальше чуток мужик поселился, тоже в землянке. Так что мы не одни такие, – рассказывает Ольга.

На жизнь эти люди не жалуются – верят, что она повернётся к ним в конце концов лицом. Не ругают ни президента, ни правительство. У них более прозаичные задачи – выжить. И они верят, что выживут.

– Мне бы прописку сделать читинскую, – говорит Серега, – я бы легко работу нашёл более-менее приличную. У меня специальностей много. А без прописки куда денешься?

И тем не менее, эта четвёрка настроена на лучшее.

Соседей их дома не оказалось. А ещё одно, не такое капитальное, пристанище оказалось пустым. Совсем недавно тут жил пожилой тихий мужик по имени Василий. Не так давно, отвечая на вопрос, не страшно ли ему жить у кладбища, он ответил: «А чего боятся? Я и сам уже почти мертвец. Скоро зима, я все равно замёрзну».

– Помер Васька недавно, – равнодушно заявила попавшаяся навстречу чумазая бомжиха неопределённого возраста, – увезли его.
Население пригородных лесов растёт постоянно – умирающие забайкальские деревни поставляют краевому центру всё больше и больше лишних людей. Они никак не вписываются в концепцию сильного государства, в праздничные отчёты по итогам оптимизаций и модернизаций, и потому о них предпочитают вовсе не вспоминать. Может, оно и к лучшему. А то, помните, несколько лет назад мэр пожалел, что у него нет лицензии на отстрел?

Впрочем, учитывая сегодняшние реалии, никто из большинства жителей края не застрахован от переселения из квартир в лесные землянки, учитывая драконовский рост цен на ЖКХ, особенно в части пресловутых ОДН и взносов на капремонт. Так что пока сити-менеджер Читы вертится у шеста в китайском стрип-клубе на деньги налогоплательщиков, нам пора изучать опыт строительства землянок и выживания на подножном корме. Неровен час – пригодится…

От редакции

Когда верстался номер, стало известно о крупном поселении бомжей, которое не так давно образовалось в районе Атамановки. Чем живут атамановские скитальцы и что занесло их туда, подальше от краевого центра? Читайте об этом в ближайшем выпуске «Вечорки».



Борис Ветров, «Вечорка» № 40

Сразу несколько краевых изданий на этой неделе цитировали депутата Государственной Думы Николая Говорина. Одну такую выжимку из недавнего общения депутата с журналистами приводит «Читинское обозрение». Кроме того, что Говорин надеется на принятие закона о возвращении Забайкалью прежнего часового пояса, в тексте можно найти много интересного о том, в какую лужу села оптимизация здравоохранения сейчас и что делается, чтобы вернуть медицине здравый смысл в ближайшем будущем.

Мораторием по оптимизации

Николай Говорин: «Так всё не оставим»

Переведём ли стрелки на час вперёд? Почему попадаем на приём к неврологу только через две недели? На эти и другие вопросы журналистов ответил Николай Говорин, депутат Госдумы, сопредседатель регионального отделения Народного Фронта. Слово – Николаю Васильевичу.

Не оттого умираем

7 сентября в Москве мы провели форум «За качественную и доступную медицину!». Состоялась своеобразная национальная дискуссия, в которой участвовали эксперты, врачи и, что очень важно, сами пациенты.

В ходе форума мы выявили, что с реформами в здравоохранении значительно снизилась доступность и качество медицины в первичном звене. С конца 2014 года и за полгода 2015 года в России произошёл всплеск смертности. Когда мы начали изучать её структуру, то оказалось, что смертность была не по характерным заболеваниям (сердечно-сосудистые, онкология и прочие) – люди умирали от пневмонии, туберкулёза, инфекционных заболеваний. На 28% выросла смертность от заболеваний органов пищеварения. Это о чём говорит? О том, что системные меры оптимизации здравоохранения привели к снижению доступности медицинской помощи.

Так писатели или врачи?

Остро стоит проблема кадрового обеспечения. В ходе реформ здравоохранения в России было сокращено 90 тысяч медработников. Мы также наблюдаем сегодня, что врачи уходят из отрасли. Заканчивают нашу медакадемию, например, учатся шесть лет и уходят. Идут работать продавцами. Самые крутые бизнесмены в Чите – врачи. Почему они уходят? Чего хотят врачи? Они хотят уважения и достойной зарплаты. Меня эта проблема волнует. Работаю в отрасли сорок лет и знаю, что такое работа врача сутки через сутки.

Все доктора любят свою профессию. Это замечательная работа, когда ты помог человеку, избавил его страданий и видишь его улыбающиеся глаза. Но врачи сегодня завалены бумагами. Они работают не врачами, а писателями. Всё время пишут, на больного некогда посмотреть.

Считаю, что в ходе реформ мы должны сохранить кадровый потенциал, ведь лечение зависит не только от высоких технологий, многое зависит от докторов. Ещё 30 лет назад не было компьютерных томографов, но грамотный врач, используя стетоскоп, мог услышать пневмонию. Я не хочу сказать, что техническое оснащение не нужно, но за техническим гоном мы, возможно, теряем профессионалов.

Хрупкие народные плечи

Наряду со снижением доступности медицинской помощи обозначилось увеличение платных медицинских услуг. У народа стало формироваться мнение, что государство как будто пытается перенести отрасль здравоохранения в платную сферу, то есть переложить на плечи народа. Цифры говорят за себя: только за 2014 год объём платных медицинских услуг возрос на 445 миллиардов рублей, а за полгода 2015 увеличился на 13%. Расходы людей на лекарства в прошлом году увеличились почти на 24%.

О докладе президенту

После форума возник синдром растерянности, когда они (авторы реформ – прим. авт. ) услышали правду об итогах оптимизации. Сейчас все активно с нами сотрудничают. И, конечно, у нас много недоброжелателей. После форума мы подготовили сообщение для президента. Я лично докладывал, что происходит в сфере здравоохранения, какие болевые точки и что делать. Нашей рекомендацией было наложение моратория на оптимизацию здравоохранения (глава государства с этим не согласился – прим. авт. ).

Поездки по районам

Нами был создан центр мониторинга качества и доступности здравоохранения. Активисты ОНФ будут выезжать в регионы, смотреть, как оказывается медицинская помощь. Я планирую проехать но всем районам Забайкалья и посмотреть, как оказывается медицинская помощь. Учитывая, что теперь работаю в Госдуме, в комитете по охране здоровья, так мы всё не оставим, будем продолжать работу.

Встреча с министром

Я уже встречался с нашим министром Михаилом Лазуткиным. Мы обсудили ряд проблем, в том числе проблему укрупнения поликлиник, повлияло ли это на доступность медицины. Он утверждает, что нет. Но по нашим данным это не так. Из-за этого (слияния поликлиник – прим. авт. ) узкие специалисты отодвинулись во второй эшелон, увеличились очереди в поликлиниках. Как быстро можно попасть на приём к неврологу, кардиологу? Только через две недели. А если у вас ишемическая болезнь или начинающийся инфаркт? Мы наметили с министром план работы. Это развитие первичной сети, усовершенствование скорой помощи, контроль за платными услугами. Михаил Николаевич настроен конструктивно. Мы же будем проводить постоянный мониторинг.

Перевод стрелок

В Думе сейчас находится проект закона о переводе времени на час вперёд, разработчиками которого были наша городская Дума и Законодательное собрание. Я курирую этот законопроект. Надеемся, до Нового года закон будет принят. Приложу все усилия.

Суррогаты без поля

Вынашиваю мечты вернуться к законопроекту о монополии на алкоголь, который вот уже пять лет лежит. Сегодня нет правого поля, законодательной базы, которая раз и навсегда прекратила бы возникновение этих случаев (отравление суррогатами – прим. авт. ). Я принимал участие в программе Андрея Малахова (вышла весной 2014 года и была посвящена массовому отравлению суррогатами в Красном Великане – прим. авт. ). Натерпелся стыда за наш регион, честно говоря. Нужно сделать так, чтобы существовал закон о гарантиях государством качества алкогольной продукции. Должна быть государственная монополия на производство крепкого алкоголя.

Какие бы меры принял я? Люди, которые занимаются незаконной торговлей суррогатной алкогольной продукции, должны получать очень серьёзные имущественные санкции. Лишение транспорта, имущества. Магазины, которые торгуют суррогатами, нужно закрывать. Раз и навсегда.



Записала Ольга Чеузова, «Читинское обозрение» № 40

Газета «Земля» опубликовала вторую часть статьи, подготовленной по итогам заседания консультативного совета руководителей органов местного самоуправления. Не спешите морщиться и перелистывать это место. В наше время очень многие любят размахивать газетами с заголовками о передаче китайцам сельскохозяйственных земель в аренду. Но редко кто утруждает себя попыткой хотя бы поверхностно ознакомиться с тем, что представляет собой сельское хозяйство в аграрном, в общем-то, регионе — Забайкальском крае. Чем живёт, какие проблемы и какие планы имеет, что значит для экономики края. В одной статье ответы на все вопросы вы, конечно, не получите, но кое-что понять из текста можно.

Стратегия догоняющего

Готово ли Забайкалье ускоренными темпами вытеснить с рынков сельхозпродукцию из других регионов? Какие проекты считает региональная власть приоритетными? И почему районщики против вывоза забайкальской картошки? Ответы на эти вопросы искали участники заседания Консультативного совета руководителей органов местного самоуправления.

Окончание, начало в №40.

Потенциал роста

По данным статистики, «уровень самообеспечения» основной сельхозпродукцией в 2014 году по краю выглядел так: молоко – 96,6%, картофель – 74,9%, мясо – 63,4%, яйцо – 34,5%, овощи – 26,7%. Любопытно, что при таких данных (опять же, по расчётам), в рационе забайкальца потребление молока оценивается как недостаточное, наряду с потреблением яиц, овощей, рыбы и фруктов. В достатке (по оценке среднего рациона питания населения края) потребляется у нас мяса и мясопродуктов, больше рекомендованных норм забайкальцы кушают хлеба, картофеля и сахара…

«И в ближайшей перспективе региональный рынок ожидаемо будет зависеть от ввоза продовольствия из других регионов России и импорта, – заметил зампред краевого правительства, министр сельского хозяйства и продовольствия края Виктор Якимов. – Собственное производство может удовлетворить спрос не по всем видам товаров. При этом оно обладает значительным потенциалом роста, так как продукция сельского хозяйства Забайкальского края является экологически чистой, с превосходными вкусовыми качествами».

Но ускоренного импортозамещения в Забайкалье не будет. По каким-то направлениям оно и невозможно, но «точки роста» министр обозначил. По его словам, активизация внутренних резервов региона связана с реализацией нескольких конкретных проектов. Это модернизация «Забайкальской птицефабрики», увеличение промышленного производства свинины и объёмов производства овощей на базе ОАО «Черновский овощевод», производство и переработка молока в Улётовском районе силами «ЗабайкалАгро», выращивание картофеля и строительство картофелехранилища в ООО «Забайкальский картофель», поднятие целины в Чернышевском районе, чем уже занимается «Племзавод «Комсомолец».

При этом руководители хозяйств, реализующих инвестпроекты, основной проблемой называют отсутствие оборотных средств, а некоторые из них считают, что минсельхоз не заинтересован в реализации их проектов. Причины таких утверждений две: хозяйства либо не обеспечены в полном объёме господдержкой, либо обещанный срок её оказания превышает все ожидания.

Наживаются перекупщики

Не столько импортозамещение, сколько увеличение доли собственной, региональной сельскохозяйственной продукции – с такой постановкой задачи согласны и на местах.

Председатель Совета Сретенского района Олег Черенщиков предложил коллегам вернуться на 25 лет назад и сравнил показатели того времени с нынешними. Если в 1990 году в обработке на территории района, по его данным, было 123345 гектаров земли, то в 2015-м только 2067; под пашню в настоящее время отведено 5700 гектаров в противовес 50 тысячам 1990 года, валовый сбор зерна, 25 лет назад составлявший 43233 тонны, в прошлом году был только 3846 тонн. В 1990 году в общественном секторе Сретенского района имелось 7730 голов КРС, а в личном – около 9 тысяч. По данным на 1 июля 2015 года в малочисленных сельхозпредприятиях района содержится лишь 969 голов КРС, у фермеров 727, основное же стадо сосредоточено на личных подворьях – это 5729 голов КРС.

«В 90-м году ещё работала сретенская птицефабрика, – продолжал перечислять Олег Юрьевич. – Из переработки имелись: Сретенский мясокомбинат, Сретенский пищекомбинат, маслозавод в Кокуе. Все они перерабатывали производимое в районе сырьё. На 2015 год из трёх не осталось ни одного. В районе 6 сельхозпредприятий, 11 КФХ и индивидуальный предприниматель, который производит овощи и закрывает потребность образовательных учреждений. Убойных площадок нет, а потому мясо, в отличие от овощей и частично молока, в школы и детские сады района не поставляется. В целом же население в полной мере обеспечено и мясом, и молоком, и овощами собственного производства».

Он также рассказал, что сретенские мясо и картофель активно вывозятся как перекупщиками, так и самими производителями в Амурскую область и в Якутию. А на картофель, по мнению районной власти, следует обратить особое внимание: если в середине 80-х годов, к примеру, отдельные хозяйства на этой земле добивались его урожайности от 100 до 124 ц/га, то нынче, в не самый лучший год, урожайность его по отдельным ЛПХ достигает 160 ц/га! Но весной своей картошки сретенцам не хватает, а потому люди покупают китайскую, ей и держатся до урожая.

Константин Ильковский поинтересовался, в чём опасность вывоза собственного картофеля за пределы Забайкалья, о которой говорил Олег Черенщиков. Тот ответил, что нужно отрегулировать рынок внутри края, чтоб исключить перекосы. «Плохо, что наживаются перекупщики, – пояснил он свою позицию, – забирают картофель за продукты, по заведомо низкой цене. А хранить картофель в районе мы не можем! Есть несколько объектов, которые могли бы быть переоборудованы под овощехранилища, мы завозили туда всех высокопоставленных гостей. Но никто не берётся, потому что хранение – дело рискованное!»

Единый оператор

А в Читинском районе уже почти готовы два новых овощехранилища, – об этом рассказал начальник руководитель администрации района Андрей Эпов. В прошлом году сельхозпроизводители района реализовали собственной продукции на 410 млн. рублей, а это, оказывается, на 13% больше, чем в 2013-м. Что поспособствовало?

«Мы провели работу с сельхозтоваропроизводителями в части создания единого оператора, – сообщил Андрей Александрович. – Идея в том, чтобы наши хозяйства и фермеры могли участвовать на электронных площадках со своей продукцией. Есть несколько критериев, по которым предприятия не готовы – надо человека в городе содержать, линейка лота не устраивает, поскольку они занимаются производством, а не торговлей. И третий момент – фермеры задействованы на весенне-полевых и уборочных работах, им некогда! Но не смогли мы решить с финансовым обеспечением этого единого оператора, поэтому пошли другим путём – создали СПК, куда вошли хозяйства района, уже появились первые результаты: началась реализация картофеля и овощей и это первый год, когда мы не заморозили капусту! Ежегодно 200-300 тонн морозили, потому что не успевали продавать!»

Особенности сельхозгода-2015 – пожары и засуха, подвели итог специалисты отрасли. По данным статистики, на пожарах погибло 4019 сельхозживотных, в 32 хозяйствах уничтожены объекты инфраструктуры. Ущерб от пожаров превысил 173 млн рублей, а на его компенсацию выделено только 31,9 млн рублей. От засухи в Забайкалье пострадали 189 сельхозтоваропроизводителей, списано 90,9 тыс. га посевов яровых культур.

«За счёт средств краевого бюджета поддержка сельскохозяйственных товаропроизводителей, пострадавших от ЧС, пока не предусмотрена, – заметил зампред правительства Виктор Якимов. – А на оставшихся площадях затруднена уборка урожая в связи с отсутствием финансирования, в том числе из-за невыплат по ЧС». Он сообщил, что в Минсельхоз России направлены документы для экспертной оценки материального ущерба от засухи (по данным региона это 555,4 млн рублей) и возможного возмещения части прямых понесённых затрат сельхозтоваропроизводителям.



Мария Вырупаева, «Земля» № 41

Размышляя о конкурентоспособности забайкальской сельхозпродукции, да и других товаров на внутреннем рынке, есть смысл помнить и о краеугольных камнях вопроса. «Забайкальский рабочий» на этой неделе писал о том, какие опасения принесла новость о понижении энерготарифов на Дальнем Востоке. Например, снижение цены на электроэнергию позволит нашим соседям снизить себестоимость любой производимой ими продукции, что поставит забайкальские компании в неудобное положение. Это если не считать того факта, что вся нагрузка по снижению тарифов для Дальнего Востока может лечь на все остальные регионы России — через увеличение тарифов, разумеется.

Свет. Дешёвый, но не вам

Тарифные бонусы для Дальнего Востока за счёт остальной России?

Дальний Восток получил очередной плюс к оптимизму: помимо многочисленных программ развития ему светит понижение энерготарифов. Президент России Владимир Путин подписал ряд поручений, по которым цена за электроэнергию для Дальневосточного федерального округа станет инвестиционно привлекательной.

Забайкальцам по этому поводу остаётся только порадоваться за соседей. И огорчиться, потому как, выплачивая немалые суммы за электроэнергию, наш регион на такой бонус пока рассчитывать не может. Кроме того, есть информация, что тарифные каникулы Дальний Восток получит с помощью остальной России, в том числе и за счёт нас. А от этого совсем грустно.

Восточные контрасты

Идея о снижении на Дальнем Востоке энерготарифов прозвучала с подачи президента РФ на экономическом форуме в начале сентября. А затем Владимир Путин поручил сделать тарифы на электроэнергию в ДФО привлекательными для потребителей и инвесторов. Но как при этом будут компенсированы потери энергетиков? По одним данным, появится надбавка к цене мощности гидроэлектростанций на оптовом рынке. По другим данным, за тарифные послабления хором заплатят все остальные регионы России. Ещё вариант поиска средств – создание фонда поддержки энергетики Дальнего Востока, в который генерирующие компании отчисляли бы до 2% выручки от продажи мощности на оптовом рынке.

Готовя список поручений, Владимир Путин отметил, что минвостокразвития и минэкономики до 16 октября должны рассчитать инвестиционно привлекательные тарифы на электроэнергию по каждому региону на Дальнем Востоке, а ФАС и Минэнерго к тому же сроку – определить экономически обоснованные тарифы, которые учитывают затраты энергокомпаний на эксплуатацию оборудования.

Что и говорить, Дальний Восток просит льготные тарифы не от хорошей жизни. По информации РСТ Забайкальского края, плата за киловатт-час для предприятий северных регионов Дальневосточного федерального округа сегодня колеблется от шести до десяти рублей. В Хабаровском крае – от двух до четырёх рублей, в Амурской области – от трёх до четырёх рублей. Разница с иркутскими тарифами весьма ощутима: там электроэнергия для предприятий стоит от 1,6 до 2 р. 28 к. Сельское население Иркутской области платит за свет 64 копейки.

Посчитали, приуныли

Тем временем, по данным ОАО «Читаэнергосбыт», в Забайкальском крае плата юридических лиц за киловатт-час, в зависимости от напряжения, колеблется в пределах от 2,9 до 4,9 рубля. Население за свет платит 2 р. 58 к. по соц– норме, 4 рубля 28 копеек сверх соцнормы. То есть повод взывать о помощи есть. Правда, все попытки обратить внимание федералов на энерготарифы Забайкалья безрезультатны. На это посетовал Сергей Белоногов, депутат и гендиректор Дарасунского завода горного оборудования. К слову, его завод – одно из немногих предприятий забайкальской промышленности, которое все ещё держится на плаву. О том, что тарифы душат производство, Сергей Анатольевич говорит не первый год. Депутату и производственнику Белоногову вторят другие народные избранники, чиновники от исполнительной власти, а также население в междусобойчиках, разговорах на кухнях и выступлениях на митингах.

– Сегодня Дарасунский завод горного оборудования заказывает крупногабаритное литьё в городе Ангарске Иркутской области, где один киловатт-час дешевле, у нас его стоимость приближается к четырём рублям. 14% в себестоимости продукции Дарасунского завода горного оборудования – электроэнергия. В месяц завод отдаёт полтора миллиона рублей за свет, – привёл безрадостные данные Сергей Белоногов.

Нищий для нищего

О том, что за льготные тарифы Дальнего Востока будет отдуваться вся страна, говорилось не только в федеральных СМИ. Анатолий Старостин, энергетик, представитель общественно-консультативного совета при УФАС Забайкальского края и краевой общественной палаты, считает, что снижение тарифов на Дальнем Востоке предполагается осуществить за счёт роста стоимости электроэнергии в других регионах, в том числе и в Забайкалье.

– Минэнерго поручено «рассчитать повышение цен на электроэнергию, необходимое для компенсации снижения тарифов», – цитирует Анатолий Старостин официальный текст поручений. – Суть третьей части поручения, в моём понимании, заключается в том, что Минэнерго, определившись со снижением тарифов в регионах Дальнего Востока «до уровня инвестиционно привлекательного», определяет величину увеличения тарифов во всех других ценовых зонах для компенсации снижения тарифов на Дальнем Востоке. Проще говоря, тарифы на территории ДФО понизятся, а чтобы энергетикам вернуть выгоду, цены на электроснабжение увеличатся в других регионах. Конкретных величин и цифр, вероятно, пока нет.

Старостин добавляет, что в результате реализации тарифных поручений наши дальневосточные соседи, например, сельхозпредприятия Амурской области получат преимущества. А их продукция на прилавках магазинов Забайкалья и сейчас успешно конкурирует с другими производителями. Получается, что о конкурентоспособности Забайкалья и маломальском развитии не может идти и речи. Тем временем, считает представитель совета при УФАС, вопрос о том, реально ли убедить федеральные власти и применить аналогичные льготы для потребителей электроэнергии Забайкалья, следует задать руководству Забайкальского края.

* * *

Разумеется, тарифные льготы для Дальнего Востока – одно из направлений в развитии этого региона. К слову, у ДФО есть своё федеральное министерство, а программы по социально-экономическому развитию Востока появляются регулярно. Не удивительно, что чиновники, работающие в интересах ДФО, рано или поздно задумаются и об энерготарифах. Можно, конечно, смириться: в некоторых регионах Дальнего Востока плата за электроснабжение выше раза в два. Только вот хорошо ли Забайкалью от того, что Чукотке худо? Ни разу. Особенно тогда, когда тарифные условия Амурской области, Хабаровска и Приморья одинаковы с нашими, а по некоторым показателям даже лучше.

Не хотелось бы обвинять федеральные власти в некой слепоте по отношению к Забайкалью, которое, как нелюбимый ученик, не попадает в программы развития и списки льгот для инвесторов. Ведь, может, мы просто тихо просим?



Виолетта Вдовяк, «Забайкальский рабочий» № 184-185

С 24 по 27 сентября в Севастополе проходил Международный фестиваль-конкурс духовой музыки. Муниципальный духовой оркестр из Читы на этом конкурсе не только показал себя, но и победил. А потом вернулся в Читу, продолжать репетиции… где придётся. Дело в том, что муниципальный духовой оркестр под управлением Заслуженного работника культуры России Андрея Гандзий вот уже 20 лет не имеет в своём городе собственного угла. Об этом писала на неделе

Бесприютный оркестр вернулся с победой

Лучший духовой оркестр страны ютится в спортзале читинской школы, а между тем музыканты заняли первое место в Международном фестивале в Севастополе. Фестиваль проходил в столице Крыма, на открытых площадках прямо на берегу Чёрного моря, где в музыкальных батлах участвовали более 11 коллективов – мастеров своего дела из Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Читы, Магадана, Братска, Сызрани и Барнаула.

Чита, только Чита

По словам участников фестиваля, больше всего оваций, эмоций и аплодисментов досталось читинскому духовому оркестру.

– На набережной было народу не счесть. По площади свободно гуляли люди и между делом слушали музыку. Вы не поверите, когда начал играть наш коллектив, то всех как магнитом притянуло. Хлопают, кричат: «Чита! Чита!». Я фотографирую, а у самой слезы на глаза наворачиваются, руки трясутся,
– рассказывает одна из участниц коллектива.

Владимир Забелин, сити-менеджер Читы, вручая подарок руководителю лучшего духового оркестра России Андрею Андреевичу Гандзию, отмстил:

– Поздравляю вас со столь трудной победой! Вы внесли свою достойную лепту в прославление нашего города, где живут и работают такие прекрасные и талантливые люди, как вы и ваш коллектив. Хочу от всего сердца пожелать вам счастья, здоровья, семейного благополучия и всего самого наилучшего. Мы искренне гордимся вами.

Бесприютный оркестр

По прибытии в Читу победители устроили небольшую пресс-конференцию, на которой исполнили для присутствующих несколько произведений из своей музыкальной программы. В благодарность зрители аплодировали стоя.

Андрей Гандзий, выражая благодарность администрации города за финансовую поддержку, не смог сдержать эмоций:

– Я благодарю городскую администрацию, если бы не они, эта поездка не состоялась бы. Нелегко нам далась победа, вы сами понимаете, что там были собраны лучшие оркестры России из всех регионов, начиная от Магадана, заканчивая Санкт-Петербургом.

Коснулся в своём благодарственном слове руководитель оркестра и больной темы – неустроенности коллектива:

– Ни для кого не секрет, что мы работаем в очень сложных условиях. Я общался с дирижёрами из других коллективов: у них хорошие помещения, целые оркестровые студии, а у нас уже 20 лет нет вообще ничего. Мы ютимся в музыкальной школе, спасибо ей за это, в общежитиях и спортивных залах читинских школ.

Мы надеемся, что теперь читинский оркестр, добившийся успеха на всероссийском уровне, наконец-то, обретёт свой дом.



Александр Черемных, «Комсомольская правда» № 113

НазадВперёд
8 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

для оркестра места нет, зато развелось детских центров, где морочат головы детям и их родителям, уча этикету так сказать, два прихлопа - три притопа, проверите и место для оркестра найдётся.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Для начала выложили бы фонограмму как они дудят. Слышал их как-то на стадионе, начинают и заканчивают дружно, вместе. А вот в средине кое-кто из музыкантов то ли в ноты забывает поглядеть, то ли на другое произведение съезжает. Временами уж лучше притоп да прихлоп.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это точно)) Два прихлопа - три притопа. Родителям лишь бы сплавить детей, чтобы не воспитывать их, чтобы не мешали в офисах тусоваться да по барам ресторанам шляться. У кого денег нет , то обычно дедушкам и бабушкам сплавляют.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Какой спортивный зал школы? Это актовый зал музыкального училища, где у студентов проходят уроки физкультуры, а по вечерам репетирует муниципальный оркестр!!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Так совпало, час назад проехал до КСК, посмотрел на Читу и пришла мысль: "Забайкалье - регион богатый энергетическими ресурсами и удобный для размещения производств". Необходимо только искоренить неуемные амбиции энергетиков-монополистов и тогда у Забайкалья появятся перспективы развития. Теперь вот прочитал статью Виолетты Вдовяк о возможном росте энерготарифов. Загнали энергетики население России вместе с президентом в угол и делают теперь с ними что хотят. Очевидна необходимость поддержки альтернативы особенно в Забайкалье.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Однажды пришлось поставить пломбу на зл.счётчик.Не зная куда обратиться,я с удивлением проехав по городу обнаружил массу контор, конторюшек относящихся к электричеству. Везде евроремонт и масса людей которые сидят на рабочем месте возле своего компьютера и заняты работой. Я подумал - Днепрогес у нас что ли построили?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Федералы, вкладывая деньги в ДВ, забывают посмотреть на карту.

Если ЗК отчалит от РФ, то транссиб и бам, окажутся на "вражеской территории"! Связь останется поддерживать только по северному морскому пути! :-)

Предлагаю требовать проведения референдума как в Крыму. Уже одно это обстоятельства отрезвит ветренные московские головы! Ибо - ДОКОЛЕ? ;-)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А какую альтернативу предлагаете вы? Солнечные и ветряные генераторы? Индивидуальные источники света и тепла? Возможно, но трудновыполнимо.

По идее, в Забайкалье есть все для дешевой энергетики - электростанции находятся рядом с угольными разрезами. Вот только создать единый комплекс по производству дешевой энергии из дешевого угля не получается. Ведь прижучить монополистов, угольных и электрических может только Москва и Самизнаетекто, но этого не делается.

ОБСУЖДАЕМОЕ