Р!
29 НОЯБРЯ 2021
28 ноября 2021

Село бойкотирует выборы — обзор краевых СМИ

Жители посёлка Арей Улётовского района решили бойкотировать выборы, симметрично отвечая на бездействие властей в отношении их проблем. А проблемы нешуточные — земля, на которой стоит посёлок, принадлежит лесному фонду.

Именно это мешает оформить в Арее право собственности на недвижимость, а значит ни один из арейских домиков не может быть продан, куплен, перерегистрирован, завещан в конце концов. При этом сама недвижимость здесь имеет свою привлекательность — рядом с посёлком расположено одно из живописнейших озёр Забайкалья. Газета «Земля» опубликовала эмоциональное обращение жителей посёлка к власти.

На выборы не идём всем селом

Доведённые до отчаяния жители п. Арей решились на крайний шаг: демонстративно, всем селом отказаться от участия в выборах депутатов в Государственную думу. Почему?

«Не видим смысла в этой деятельности, кроме как потратить средства на выборы, это ничего не даёт. А этих средств вполне хватило бы для того, чтобы решить наши проблемы. В любом крошечном селе умирающая бабушка или дед могут завещать свой домик внуку. У нас такое распоряжение будет незаконным. В любом селе можно продать свой дом и перебраться в другое место. Нам эта «малость» тоже недоступна. Проживая много лет – некоторые с рождения в п. Арей, мы не можем получить право собственности на своё жилье, распорядится им по своему усмотрению. И всё потому, что это – земли лесного фонда. В момент возникновения посёлка, построенного как времянка для рабочих леспромхоза, никто не задумывался над статусом этих земель. Теперь же – проблема за проблемой.

Жильё у озера Арей привлекательно, и находятся такие, кто хотел бы купить домик у озера. Это совершенно невозможно сделать. Ну не дикость ли? На дворе – 21 век!» – горячится Н.А. Бадусев. Ему вторит Л. Горковенко: «Прописаться не могут, квартиры разваливаются, люди желали бы приехать, а прописку не дают. Значит, нашему государству просто выгодно развалить село. Я собственную племянницу не могу прописать. Поэтому решение селян однозначное – игнорировать выборы всем селом. Государству нет заботы о нас, а нам – о его Думе. Арей окрестили «селом бомжей». Арейцы – люди без адреса, потому что лишены земли под своими домами. Жители деревни не могут использовать своё право на бесплатную приватизацию жилья, на которую имеют право все жители нашей страны! Сроки её заканчиваются в этом году». Государственная лесная служба оформила эту землю на себя, проигнорировав тот факт, что некоторые дома уже были частными. Вроде бы и стоит село. Но в Госреестре записано, что нет его, на самом деле здесь сосновый бор.

На месте посёлка Старый Арей с древности жили люди, а зарегистрирован он был советской властью как посёлок лишь в 1941 году. Лесозаготовители приезжали семьями, жили в землянках, палатках, затем в бараках. Позднее на их месте построили двухквартирные дома. Уезжать от целебного озера многим просто не хотелось – рядом грибы, ягоды, рыба. Многие остались здесь навсегда. Со временем построили новую школу, открылись магазин, почта и фельдшерский пункт. В 1977 году в селе проживали 366 человек. Посёлок вошёл в структуру сельского поселения с администрацией в п. Ленинск. На озере читинские профсоюзы построили две туристические базы, куда летом с удовольствием приезжали отдыхать многие забайкальцы.

Леспромхоз развалился. Базы пришли в запустение. Работать стало негде. Жители начали уезжать из села в поисках лучшей доли. Сегодня здесь живут порядка 160 человек, в местной школе всего 24 ученика…

Сходы не дают результатов. А приезд кандидатов в депутаты различного уровня вызывает только злость: всё равно эту, основную для села, проблему никто не решает. Земли лесного фонда для населения не переводятся в земли муниципального образования. И понятно, что эту проблему простым людям не решить. Но чиновники разных рангов ею не занимаются, а начав что-то делать – попросту не доводят до конца. Поскольку очень уж хлопотно. Поэтому решение селян однозначное – игнорировать выборы всем селом. О чём и заявляют через СМИ.



Елена Чубенко, по просьбе инициативной группы жителей с. Арей Н. Бадусева, В. Прокушевой, Л. Горковенко, С. Ильенко, «Земля» № 44

Проснувшись рано,
В окно увидела Татьяна
Поутру побелевший двор,
Куртины, кровли и забор,
На стеклах легкие узоры,
Деревья в зимнем серебре,
Сорок веселых на дворе
И мягко устланные горы
Зимы блистательным ковром.
Все ярко, все бело кругом.

А.С. Пушкин

А потом Татьяна выпила кофе и пошла на работу. Троллейбусы и маршрутки на дорогах буксовали, поэтому сразу было понятно, что добраться вовремя не получится. Такси в такое утро дождаться нереально, идти по заваленным снегом и скользким тротуарам просто опасно для жизни. Таким бывает утро, когда на город выпадает месячная норма снега. И хотя в ночь на понедельник техника работала на дорогах всю ночь — это могут подтвердить невыспавшиеся жители центральных улиц Читы — утренний коллапс был неизбежен. Газета «Аргументы и факты. Забайкалье» узнавала, кто и как убирал последствия большого снегопада в краевой столице.

Снег на голову

Коммунальщики не выдержали испытание осадками?

«В понедельник в Чите выпал большой снег. Утром я шёл на работу и не видел ни одной снегоуборочной машины. Почему? Лишь после обеда единственный трактор появился на Центральной площади города. А тротуары – почему их не убирают от снега – дворников у нас нет?»

И.Алексеев, Чита

Такие вопросы забайкальцы задавали в адрес нашей редакции в течение всего дня в понедельник. Читатели возмущались: почему власти города не приложили достаточно усилий для борьбы со снегом, который стал причиной многих ДТП на дорогах и травм среди пешеходов?

Ни проехать ни пройти

Шутка ли – за ночь в Чите и ещё в некоторых районах края выпала месячная норма осадков! А коммунальные службы края к снегопаду, по мнению забайкальцев, оказались не готовы. Хотя об осадках синоптики предупреждали всех.

– Мы прогнозировали снегопад, – говорит Светлана Хрусталёва, начальник отдела метеопрогнозов краевого управления Гидрометцентра, – и об этом предупредили власти города и края.

Для жителей окраины Читы оказалось непосильной задачей добраться в понедельник в центр города – на работу, на учёбу, в больницу. Несколько автобусов не вышли на маршрут утром.

Из-за обильного снегопада были отменены и несколько междугородних рейсов. А в интернете даже появилась информация о троллейбусе, который не смог сдвинуться от остановки из-за обледенелой дороги.

Спросите дворника!

Понятно, что с природой не поспоришь, и ловить снег на подлёте к земле ни одна коммунальная служба не может. С другой стороны, всё-таки непонятно: почему снег убирают так плохо, когда он уже на земле?

– Не хватает ответственности, – считает Георгий Разгильдеев, независимый эксперт в сфере ЖКХ – Я тоже, как и читатель, утром шёл на встречу и не видел ни снегоуборочных машин, ни дворников.

Понятно, что добиться абсолютной чистоты на дорогах, тротуарах и во дворах нереально. Но ведь недопустима ситуация, когда вообще ничего не делается!

Чиновники Читы оправдываются: с шести утра в понедельник на дорогах города работало 20 единиц техники – машины щётками расчищали улицы, особенно по направлениям общественного транспорта, а там, где нужно, ещё и посыпали песком.

– Что касается уборки снега во дворах многоквартирных домов – по этому вопросу обращайтесь к специалистам управляющих компаний, – комментирует Сергей Скурыдин, заместитель председателя комитета ЖКХ …О том, куда можно жаловаться на плохую уборку снега, можно узнать на нашем сайте chita.aif.ru

Кстати

В Перми подрядчиков, некачественно убирающих улицы, наказывают рублём – здесь с начала года сильно выросли штрафы коммунальщикам. А во Владивостоке в прошлом году возбудили уголовное дело по факту плохо организованной уборки снега.



Алексей Воеводин, «Аргументы и факты. Забайкалье» № 44

Гостем редакции газеты «Забайкальский рабочий» на этой неделе стал начальник регионального Управления ФСКН России, генерал-майор полиции Борис Инхереев. Разговор за чашкой чая коснулся и вновь оказавшейся в центре внимания темы ночных клубов, которые были и остаются одним из неизменных звеньев в цепи наркоторговли.

– Не случайно мы регулярно проводим там рейды, внезапные проверки. В этих заведениях, как правило, и распространяют, и потребляют наркотики. Чаще всего, в последнее время, спайсы – так называемые курительные смеси… К сожалению, вся молодёжь, которая посещает такие заведения, в той или иной степени вовлечена в потребление… Есть и положительные примеры. Недавно один из клубов даже обращался к нам с просьбой предоставить фильмы антинаркотической направленности. Они успешно крутили их там для своих ночных посетителей.

Наркопреступность – это гидра с двумя головами

Ровно год исполнится в ноябре, как в Забайкальском крае приступил к своим обязанностям начальник регионального Управления ФСКН России, генерал-майор полиции Борис Инхереев. Более 10 лет он возглавлял аналогичное управление в соседней Республике Бурятия. Борьба с наркопреступностью для этого человека давно стала не только работой, но и делом чести. В канун годовщины своей службы в Чите Борис Васильевич согласился стать гостем нашей редакции, поскольку, как признался, давно хотел познакомиться с журналистами главной краевой газеты. О работе забайкальских наркополицейских, о задачах, планах и перспективах, о личном опыте руководителя регионального Управления в непростой борьбе с самым страшным злом нашего времени эта беседа.

– Борис Васильевич, первый вопрос традиционный, расскажите немного о себе.

– Я – коренной сибиряк. Свой профессиональный путь начал в 1981 году в органах государственной безопасности Иркутской области. С 1995 по 2003 служил в Управлении налоговой полиции Республики Бурятия. В 2003 году был назначен на должность начальника Управления ФСКН России по Республике Бурятия. Так что в правоохранительных органах служу уже более 30 лет.

Заслуженный юрист Республики Бурятия.

– Кроме этого, Вы имеете звание «Заслуженный работник правоохранительных органов Республики Бурятия», «Почётный сотрудник органов наркоконтроля», а ещё награждены Почётной грамотой ФСКН России, именным оружием, медалями «За отличие в службе в органах наркоконтроля» 3-х степеней, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Эти награды за какие-то конкретные операции?

– Профессиональные награды, в том числе три медали – за текущую работу по совокупности результатов труда.

– А именное оружие?

– Именное оружие – это пистолет ПСМ, знаете, маленький такой, «генеральским» его ещё иногда называют. Можно сказать, что эта награда за определённую операцию. Вернее, за определённые операции. Тогда мы раскрыли несколько организованных групп, занимающихся наркобизнесом. В числе прочего изъяли партию наркотиков весом до 500 кг. Огромная партия, если учесть, какими крошечными дозами распространяется это зелье! Была задержана и группа лиц из десяти человек, которые занимались изготовлением и сбытом.

– Какова общая характеристика наркоситуации в Забайкалье? Каковы тенденции, динамика?

– По итогам девяти месяцев Забайкальский край занимает 30 место (из 77 регионов) в России по уровню криминогенности и наркопреступности на 100 тысяч населения. Это не самый плохой результат. По моему мнению, статистика отражает реальность.

Для сравнения: по общеуголовному уровню преступности мы занимаем второе место в стране.

И ещё несколько цифр. Чтобы была понятна динамика, я сразу, для сравнения, буду давать цифры и за прошлый год.

С начала 2015 года сотрудниками УФСКН России по Забайкальскому краю зарегистрировано 638 наркопреступлений (аналогичный период прошлого года – 692), в том числе по тяжким и особо тяжким составам 497 (461). Выявлено 286 преступлений, связанных со сбытом наркотиков (143).

Расследовано пять уголовных преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств. Установленная сумма легализованных денежных средств и имущества, полученная от преступной деятельности, составила 4 миллиона 575 тыс. рублей (в прошлом году тоже пять преступлений, но на сумму 176 тысяч рублей).

За девять месяцев раскрыто 70 преступлений, совершённых в групповых формах. Из них 28 по предварительному сговору (39), организованными преступными группами – 38 (8), в составе организованного преступного сообщества – 4 (в прошлом году – ни одного).

Рост групповой преступности, связанной со сбытом и распространением наркотиков, особенно синтетических, свидетельствует о возрастающей преступной активности в данной сфере.

– Какие наркотики наиболее популярны в Забайкалье?

– Свыше 95% изымаемых на территории края наркотиков изготавливается из местной дикорастущей конопли. Героин, кокаин встречаются крайне редко. Так, из 409 кг наркотиков и наркотических средств, изъятых из незаконного оборота всеми правоохранительными органами, 90 % – это наркотики каннабисной группы – производные от конопли.

В целях сокращения сырьевой базы для изготовления наркотиков растительного происхождения сотрудниками Управления в 2015 году вынесено 282 предписания собственникам земель и землепользователям о необходимости принятия мер по уничтожению дикорастущей конопли. К тем, кто не выполняет предписания, применяются особые санкции. Всего в текущем году в районах края выявлено 193 очага произрастания этого зелья на общей площади 1265 га. На сегодняшний день дикорастущая конопля уничтожена на общей площади 1243 га.

– Известно, что преступления в сфере незаконного оборота наркотиков всегда латентны. Поэтому могут ли все эти цифры отражать действительную картину?

– Вы совершенно правы. Поэтому и существует у нас определённый поправочный коэффициент. Проще говоря, имеющиеся цифры умножай на два, на три, а порой и на четыре – это и будет реальность. Но общие тенденции цифры отражают, потому кое-что в процентах.

За девять месяцев в крае выявлено 1421 преступление. Это на 11% меньше, чем в прошлом году. Преступлений, связанных со сбытом наркотиков, было на 100 с лишним случаев больше. За незаконные операции с наркотиками к уголовной ответственности привлечены 859 человек. В прошлом году – 1176 человек.

Из этих 859 привлечено к ответственности 39 несовершеннолетних. В прошлом году – 86 за те же девять месяцев. 44% от общего числа привлечённых – лица в возрасте от 18 до 30 лет. Это 58% – лица без постоянного источника дохода – безработные. Из числа 859 человек – 605 – лица, ранее привлекавшиеся к ответственности. То есть, рецидивная преступность в крае составляет 70%!

– Это говорит о том, что ранее наказанные или отсидевшие срок наркоманы так и остаются наркозависимыми и вновь идут на преступления?

– Да. И здесь нужно хорошо представлять, что у наркопреступности есть и ярко выраженная социальная сторона. Сегодня в крае на учёте стоит 1144 человека, как потребители, страдающие наркоманией. А всего на профилактическом учёте находится 4100 человек. Это те, кто постоянно употребляет, но ещё не в хронической форме. К сожалению, больше половины из этих 4100 – лица в возрасте от 18 до 40 лет. Самый продуктивный возраст! А теперь применим коэффициент, реально получается, что в крае до 20 тысяч потребителей!

Вот такая невесёлая наркоситуация.

Чтобы изменить её, нужно понимать, что она, как гидра о двух головах, имеет две стороны. Одна – преступность. Другая – болезнь.

Оружие против первой – уголовная ответственность. Чтобы было понятнее, это те, кто занимается изготовлением и распространением наркотиков. В этой же сфере наркопритоны и контрабанда.

Оружие против второй – административная ответственность. Она применяется к тем, кто потребляет. Добавлю, что все эти люди ставятся на учёт. К сожалению, сегодня ещё нет принудительного лечения от наркозависимости, хотя уверен, такое решение будет принято. Но и сейчас есть механизмы, при помощи которых этих людей можно вытаскивать к нормальной жизни.

Общая тенденция в этом плане весьма показательна: снижение уровня наркопреступности и увеличение тех, кто стоит на учёте.

– То есть, ситуация такова, что с наркопреступностью мы более-менее успешно бороться научились, а вот с профилактикой наркомании дела обстоят не очень хорошо?

– Как раз, чтобы переломить эту ситуацию, в России с 2010 года действует стратегия государственной антинаркотической политики. Она рассчитана до 2020 года. Стратегия выстраивается в двух направлениях и содержит определённые задачи.

Первое – борьба правоохранительными методами с групповой, организованной преступностью. Кроме непосредственной борьбы с конкретными преступниками здесь стоит задача подрыва экономических основ наркобизнеса. В рамках данной задачи и происходит изъятие партий наркотиков, финансовых средств, конфискация. Особая задача – борьба с наркопритонами. Именно там происходит, как правило, вовлечение в употребление наркотиков.

Следующая задача – борьба с контрабандой наркотиков. Наркотрафик того же героина в Россию идёт с разных сторон. Основные направления из Афганистана. В этом году потребление данного наркотика в нашем крае заметно снизилось. Одной из причин считаю то, что в конце прошлого года мы пресекли деятельность большого организованного сообщества, которое занималось поставками героина из Иркутска. Это были представители нашей местной цыганской диаспоры. Они действовали несколькими группами. В ближайшее время направляем дело в суд.

К сожалению, сейчас увеличивается поток синтетических наркотиков. В России они не производятся. Поступают к нам из западных государств и с востока – из Китая.

Специфика Забайкалья в том, что здесь очень распространено употребление «синтетики». Причина – относительно невысокая цена и пограничное состояние региона. Но мы учимся и уже имеем немалый опыт по пресечению этого зла. Как пример могу привести, что в конце прошлого года в Забайкальске на переходе мы изъяли огромную партию «синтетики» – порядка 50 кг.

Но появились и новые вызовы. Распространение при помощи интернета, использование системы закладок. Здесь, конечно, нужна очень высокая квалификация сотрудников наркополиции, владение компьютерными технологиями. У нас есть такие люди.

Буквально в сентябре мы раскрыли организованное сообщество. Туда входили несколько групп. Все – молодые люди до 30 лет, активные пользователи всемирной сети. Работали изощренно: одни договаривались и получали оптовые партии «синтетики», другие распространяли. Через интернет подбирали клиентов. В данный момент идёт следствие.

Это не единственный случай. Было даже такое, когда в преступную деятельность вовлекались подростки.

Так что профилактика среди подростков и молодёжи на нашем невидимом фронте борьбы за здоровое будущее нации – наиболее сложное и ответственное направление.

– И здесь нельзя не спросить, а что же всё-таки конкретно делается в этом направлении?

– В программе государственной стратегии напрямую говорится о необходимости снижения спроса на наркотики, как об одном из рычагов борьбы с этим злом. Профилактика прежде всего должна вестись в молодёжной среде: среди школьников, студентов, в армии. То есть там, где существуют устойчивые группы.

Наши специалисты этим занимаются активно. Проводятся различные акции, операции, ежегодный классный час, лекции, беседы. Всё больший размах приобретает всероссийская акция «Здоровье молодёжи – богатство России”. Не проходит месяца, чтобы в крае мы не проводили подобные мероприятия. Летом работаем в оздоровительных лагерях. У нас есть много наглядных материалов, фильмов, показывающих неприглядное, а порой и жуткое обличье этой беды. По сути дела система уже работает.

– В школах сейчас проводится тестирование детей на употребление наркотиков?

– Согласно поправкам, внесённым в федеральный закон в прошлом году, в школах должны проводиться два этапа тестирования. Первый – психофизиологическое и второй – непосредственно наркотестирование. Есть приказы минобра и минздрава, которые предусматривают проведение первого этапа. Здесь не предполагается согласие родителей – это простое анкетирование, чтобы понять уровень вовлечённости наших детей в наркосферу. Второй этап – с согласия родителей. При помощи первого выявляются потенциальные и уже реальные наркопотребители в подростковой среде. В результате второго определяются дети, нуждающиеся в лечении или реабилитации. В конце нынешнего учебного года по Забайкальскому краю будет проанкетировано пять тысяч детей. К сожалению, финансовая ситуация в крае не позволяет проверить все школы.

И все же тестирование поможет выявить очаги и определить тенденции. Оно обязательно будет сопровождаться разъяснительной работой, чтобы не вызвать у детей обратный эффект и нездоровый интерес к предмету обсуждения.

Важно привить детям стойкое неприятие к любого рода экспериментам со своим здоровьем и психикой, какие бы удовольствия это ни обещало. А ещё подросток должен услышать, чем обернётся для него такое «баловство»: в будущем человек, замеченный в употреблении наркотиков, не сможет получить престижную работу, образование, служить в элитных войсках, правоохранительных органах, ему никогда не дадут водительские права и он не будет иметь машину, оружие, охотничье удостоверение и прочее.

– А как ведётся профилактическая работа с теми гражданами, которые уже стоят на учёте?

– Сегодня в нашей стране, и в Забайкалье в частности, ведётся работа по организации национального сегмента реабилитации и ресоциализации людей, употреблявших наркотики. Издан ряд нормативных документов. Как я уже говорил, пока не принято решение о принудительном лечении наркозависмых, но мы используем другие возможности. Суд вправе вынести лицу, потребляющему наркотики, ряд требований: пройти беседу со специалистом психологом, затем диагностику для определения уровня потребления и, главное, лечение. А после лечения – реабилитацию и ресоциализацию. Механизм исполнения этих требований тоже разработан. Исполнение этого решения под контролем у медиков из наркодиспансера и у сотрудников нашего ведомства. За невыполнение – административное наказание: штраф или 15 суток ареста.

Но нужно признать, что системы, отвечающей всем необходимым критериям реабилитации бывших наркозависмых, в Забайкалье пока нет. Мы этим только занимаемся. Первоочередная задача – найти, подобрать или создать учреждения, центры, организации, которые этим будут заниматься.

Частично выполняют данную задачу церкви протестантского направления. Мы работаем с ними, но их деятельность малопрозрачна и вызывает серьёзные вопросы. Есть несколько государственных и общественные организаций, которые занимаются лицами, попавшими в трудную жизненную ситуацию, бомжами, алкоголиками. Но этого мало. Нужно в этом направлении очень плотно работать. Однако главный камень преткновения – финансирование.

А ведь после реабилитации нужна ресоциализация. Это ряд мер, направленных на то, чтобы помочь человеку адаптироваться в окружающей среде.

Оторвать человека от наркотической зависимости невероятно сложно. Ведь проблема, что называется, в голове у человека. Так, важно грамотно перенастроить и его мозги, и весь организм.

Вообще-то излечение всё-таки возможно?

– Поскольку наркомания это психофизическая зависимость, то в мире принято говорить не об излечении, а о стойкой ремиссии. Скажем, 10-15-20 лет. Такая практика есть. В Америке процент людей, находящихся в стойкой ремиссии после комплексной реабилитации, составляет порядка 40-50 %. В Израиле – 70%. Это результат хорошо выстроенной системы. Системы, которую мы сейчас создаём в России. Пока же у нас этот процент невысокий.

И все же в ряде регионов нашей страны подобная система уже действует. В Забайкалье все в процессе. Поэтому и реабилитация пока не так эффективна.

Конечно, оценивая статистические показатели, можно делать различные выводы. С одной стороны, можно сказать, что увеличение количества наркозависимых – это показатель плохой работы, с другой, что мы стали больше выявлять. С одной стороны, падение показателей преступности можно расценивать как наши недочёты, а с другой стороны – как успехи в борьбе с ней.

Как профессионал могу сказать, что наша работа и выстраиваемая система всё-таки дают себя знать. В крае запущен целый комплекс мер, которые приводят к реальному снижению как спроса, так и предложения на этом криминальном рынке.

– Какой опыт есть в других регионах?

– Например, созданы специальные реабилитационные центры. Большей частью при православной церкви. Мы тоже сейчас активно работаем с Забайкальской епархией. Благодаря поддержке митрополита такой небольшой реабилитационный центр скоро откроется в Атамановке, недалеко от Читы. Ещё один будем открывать в Шилке, при поддержке священника Александра Тылькевича.

Интересен опыт использования специальных сертификатов на лечение наркозависимых лиц. Первыми это начали внедрять в Ханты-Мансийском автономном округе. Сертификат позволяет проходить лечение и реабилитацию в любом специализированном реабилитационном центре страны. Здесь важно, что человек вырывается из привычной среды и одновременно лечится. Мы в Чите тоже хотим попробовать внедрить такую систему. С этим предложением мы вышли на правительство края. Там вопрос о выделении денег на сертификаты сейчас прорабатывается. Но важно ещё создать механизм, чтобы деньги не были потрачены впустую.

– А что сегодня в Забайкалье реально есть и работает?

– На мой взгляд, в крае сегодня есть все условия проходить лечение и реабилитацию. Первое – тот же краевой наркодиспансер. Второе – неплохой центр реабилитации при нем. Есть учреждения соцзащиты, где можно заниматься социальной реабилитацией. У нас работает краевая антинаркотическая комиссия. Аналогичные комиссии созданы в районах. У них перед глазами реальная ситуация, и они могут задействовать самые разные рычаги.

– Как вы отслеживаете реабилитацию человека.

– На каждого заводим личное дело и контролируем, лечится ли человек, после лечения контроль продолжается – вернулся или не вернулся к употреблению.

– Кто этим занимается?

– Отдел межведомственного взаимодействия нашего управления. В ближайшее время он будет расширен и усилен специалистами. Наша задача – организация и координация всей этой системы.

– В Чите висят жёлтые объявления «реабилитация наркозависимых» и номер телефона, что это?

– Это одна из общественных организаций. Главная их задача – вырвать человека из привычной среды, где он вовлечён в потребление наркотиков, и направить в те регионы, где есть центры реабилитации с большим опытом работы.

– Действительно очень важно для излечения наркомана изменить окружающую обстановку?

– Чтобы понять, почему это так важно, расскажу одну историю. Ещё в Бурятии однажды мы брали наркопритон. И там среди прочих завсегдатаев обнаружили красивую, хорошо одетую и очень приличную девушку. Я решил побеседовать с ней. На вопрос, что же её привело в это страшное место, она рассказала такую историю. Впервые попробовала наркотики ещё будучи студенткой. Уговорил молодой человек, в которого влюбилась. Первый раз ничего не почувствовала. А через некоторое время он, мотивируя, что, мол, ничего же страшного не произошло, уговорил попробовать ещё раз. В третий раз решила попробовать сама, сказав себе: ничего страшного. Потом ещё и ещё. Училась, сдавала сессии, но получить дозу хотелось все чаще. Когда узнали родители, незамедлительно отправили её лечиться в одну из самых знаменитых и дорогих клиник страны. К счастью, семья имела средства. Вылечилась. Закончила университет. Уехала в свой город и устроилась на престижную работу. На беду работа требовала время от времени выезжать в командировки в тот город, где она училась. Несколько раз отказывалась: какой-то внутренний голос подсказывал, что, вернувшись туда, обязательно сорвётся. Но однажды отказаться не смогла. Уверена была, что все позади, понимала, что не желает возвращаться к страшному прошлому, но как только вышла из здания аэропорта, ноги сами понесли её в знакомый притон…

– Борис Васильевич, ночные клубы и другие подобные заведения вносят свой негативный вклад в распространение наркотиков?

– Да, есть такое. Не случайно мы регулярно проводим там рейды, внезапные проверки. В этих заведениях, как правило, и распространяют, и потребляют наркотики. Чаще всего, в последнее время, спайсы – так называемые курительные смеси. Не раз в ночных клубах Читы мы задерживали людей в состоянии наркотического опьянения. Задерживали и распространителей.

К сожалению, вся молодёжь, которая посещает такие заведения, в той или иной степени вовлечена в потребление. Мы предупреждаем хозяев: вы отвечаете за порядок, при повторении будем лишать лицензии, закрывать заведение.

Плотно работаем с охраной, со службами безопасности.

Есть и положительные примеры. Недавно один из клубов даже обращался к нам с просьбой предоставить фильмы антинаркотической направленности. Они успешно крутили их там для своих ночных посетителей.

– Если на электронную почту гражданину приходит письмо с предложением приобрести спайсы или ещё что-то подобное, как себя вести?

– Не прерывать связь и обратиться в правоохранительные органы. У нас есть телефон доверия: 8 (3022) 39-98-51 или единый телефон 8-800-100- 98-90. Все звонки анонимные.

– Большое спасибо за беседу. Можете всегда рассчитывать на помощь «Забайкальского рабочего» в борьбе с этим страшным злом.



Валентина Корнилова, Алексей Будько, Алексей Баранов, Анатолий Квасов, «Забайкальский рабочий» № 200-201

Газета «Вечорка» продолжает пристально следить за ключевыми событиями в криминальной сфере Забайкальского края. На этой неделе «Вечорка» писала о задержании в Могоче дюжины членов местных преступных группировок, о целой веренице других арестов, а заодно опубликовала открытое письмо одного бандита другому с обещанием избавить Забайкалье от «беспредельшиков». Читать всё это интересно не только с историко-этнографической точки зрения — организованная преступность никуда не делась и остаётся одним из главных бичей для забайкальцев.

Бандит Ведера вору Тахи: храни вас Господь!

Эх, дать бы в морду тому правителю Руси, который придумал в приснопамятные временна ссылать в Забайкалье всяких убийц, насильников, изменников и волюнтаристов. Из-за его опрометчивого шага нам, современным забайкальцам, никак не соскрести с себя бандитско-масонский жупел. Минувшая неделя в криминальном Забайкалье лишь подтверждают эти слова.

Бандит Ведера обратился к вору в законе Тахи

Под занавес недели, в субботу, 24 октября, в руки сотрудников отдела расследований газеты «Вечорка» попало открытое обращение бандита Дмитрия Ведерникова по прозвищу Ведера к вору в законе Георгию Омаровичу Углаве, он же Тахи.

В нём Ведера обращается к своему заклятому врагу нарочито уважительно на «Вы» и утверждает, что таких, как они оба, из тюрьмы выпускать нельзя.

Ниже мы публикуем это эпохальное обращение без купюр:

«Открытое обращение к Тахи и его своре.

Так как у меня нет другой возможности ответить Тахи и его своре, кроме как через газету, я делаю это. Не так давно мне поступило предложение от адвокатов Тахи, чтобы я, как они выразились, исправлялся, и тогда все вопросы от вора будут исчерпаны. Потом мне и моим родным поступил ряд угроз, что меня ударят заточкой на «продоле» или отравят в тюрьме. До этого мне предлагали деньги.

Отвечаю, Георгий Омарович, Вам и Вашим поклонникам. Я Вас вообще не только не боюсь, но даже всерьёз не воспринимаю. Я каждый день хожу в тюрьме мимо Ваших поклонников и ни от кого не прячусь. Все меня знают в лицо, а когда спрашивают, я всегда отвечаю, что я Дима Ведера. Все жду, когда же они наконец-то накинутся. Давить буду вот этими руками и сорваться не дам никому. А Ваши деньги, Георгий Омарович, которые Вы собирали по школам, оставьте себе, а то как представлю, сколько детей остались без обеда, кусок в горло не лезет. Я считаю, что такие, как Вы и я, вообще не должны выходить из тюрьмы. Из-за Ваших интриг гибли люди, так же как и от моих выстрелов. Но мы – «осиновские»–были всегда честными врагами. Ваших родных не трогали, ментам никогда не стучали, а от Вас видели только подлость, особенно после наших арестов.

Я очень много зла причинил жителям Забайкалья, но сегодня я им пообещал, что избавлю их от разного рода беспредельщиков, и своё обещание я сдержу. Ни в какие досудебные соглашения я не верю, это, если хотите, моя гражданская позиция, и я не отступлюсь, даже не пытайтесь. Удачи Вам желать не буду, скажу Вам – ХРАНИ ВАС ГОСПОДЬ!

Д. Ведерников» Редакция «Вечорки» готова предоставить Георгию Омаровичу газетную площадь для ответа Дмитрию Ведерникову.

В Могоче «тахинские» упакованы, «боксёры» выпущены

Но начиналась неделя в криминальном Забайкалье куда прозаичней. Застрявшие в могочинской тайге корреспонденты наконец-то разнюхали, кого в районе задержала полиция. Оказалось, что это как минимум двенадцать участников двух ОПГ. Часть из них входят в группировку местного положенца Владимира Трудолюбова (Трудолюба – человека Тахи), а часть – в группировку «боксёров».

Источники, близкие к криминальным кругам, сообщают, что ранее Вова Трудолюб ронял свой статус авторитета за компрометирующие контакты. Однако за регулярные взносы в общак смотрящего по Забайкальскому краю Георгия Углавы (Тахи) он был «разминирован», то есть вновь повышен в статусе.По данным источников из правоохранительных органов, люди из группировки Трудолюба уже стали давать показания по сорока эпизодам их преступной деятельности, за что им были оформлены явки с повинной. Люди из «боксёрской» бригады, согласно тем же источникам, в большинстве своём выпущены на свободу. Это объясняется тем, что «трудолюбовские» промышляли вымогательством и разбоями, а «боксёры» крышевали подконтрольные им объекты малого бизнеса, и заявлений на них не поступало.

На минувших выборах мэра Могочи одним из кандидатов был зарегистрирован некто Игорь Бородай, который руководит могочинским спортивным клубом «Забайкалье». Этот клуб, по информации отдела расследований, является штаб-квартирой «боксёрской» бригады и кузницей кадров для группировки.

Дрюня-младший избил АУЕшника* в ИВС

А через два дня, 22 октября, стало известно, что профессиональный убийца Андрей Дрюнин по прозвищу Дрюня-младший, находясь в изоляторе временного содержания (ИВС), не желая того, был вынужден вспомнить своё боксёрское прошлое.

Как сообщил источник «Вечорки» в правоохранительных органах Читы, то ли по ошибке, то ли специально во время вывоза из СИЗО на следственные действия Дрюню совместили в ИВС с одним из читинских АУЕшников. Там между ними произошёл конфликт.

– АУЕшник, не подозревая, что Андрей занимался профессиональным боксом, накинулся на него. Через мгновение он бредил в глубоком «нокауте». Его унесли в соседнюю камеру для оказания медпомощи, – сказал тот же источник.

Информатор «Вечорки» по другую сторону баррикад – человек из окружения вора в законе Тахи (Георгий Углава) – недоумевал по поводу случившегося.

– Как так?! По любой выходит, что менты сами организовали этот конфликт на своей территории, поместив нашего пацана с этим «осиновским» отморозком? Чем тогда они (полиция – ред. ) отличаются от нас, так называемых бандитов? – справедливо вопрошал воровской приспешник.

По данным отдела расследований «Вечорки», Дрюня-младший входит в ОПГ «Меценатовские» – силовое крыло ОПС «Осиновские». С 2010 года он находился в розыске. Задержан он был в апреле этого года на окраине Иркутска.

У следствия к нему есть вопросы по нескольким десятков тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых в период с 1998 по 2010 годы. В частности, он может быть причастен к убийствам авторитетов Сергея Ческидова (Кашкоед), Виктора Кравцова (Кравец), Николая Парыгина (Парыга) и Андрея Княжева (Князь), а также киллера Андрея Ананских (Анан) и др.

По информации «Вечорки», за время нахождения в розыске Андрей успел в очередной раз стать отцом.

Арестован второй эшелон «тахинских» бандитов

В тот же день, 22 октября, по Забайкалью прокатилась очередная волна громких арестов. По информации «Вечорки» из источников в силовых структурах, за решёткой оказались очередные главари банд, подконтрольных смотрящему за Забайкальем вору в законе Тахи.

За решёткой очутились бандиты: Коля Ушак, Вова Ерофей и Коля Газик. По информации отдела расследований «Вечорки», первый, в прошлом учитель физкультуры, был смотрящим за Ясногорском – городом в Оловяннинском районе. Ерофей «приглядывал» за урановым Краснокаменском – вторым по значимости городом в Забайкалье. А о Коле Газике тепло отзывался в своих воспоминаниях опальный олигарх Ходорковский, отбывавший наказание в краснокаменской «десятке».

Ерофей же и Газик служили в армии, но при этом имеют криминальный «статус» бродяг.

– По воровским понятиям такого быть не должно, однако у Тахи, видимо, это возможно. И не удивительно, ведь в его понятиях личная преданность и умение собирать деньги в общак являются главными, – комментирует ситуацию один из бывших «осиновских» бандитов, ныне честный бизнесмен, но до сих пор не рискующий афишировать своё имя.

Отметим, что вместе с упомянутыми авторитетами был задержан ряд лиц, по версии следствия, имеющих отношение к совершению особо тяжких преступлений.

Бандитско-русский словарь:

АУЕшник – производное от аббревиатуры АУЕ – «арестантский уклад един». Движение среди криминально настроенной молодёжи, организованное положенцами и ворами. За красивыми воровскими понятиями скрывается банальное собирательство денег якобы на общак, а на деле – на усладу криминальных авторитетов.



Отдел расследований, «Вечорка» № 43

«Комсомолка» уже писала на прошлой неделе о том, как в Чите регулируют численность бездомных животных. Сейчас эту неблагодарную работу делают не дорожники — что было совсем уж не логично, а ветеринары. Тема волнует многих, поэтому приводим более обстоятельное исследование вопроса, проведённое журналисткой «Читинского обозрения» Ольгой Чеузовой, сумевшей поговорить и с ветеринарами, и с зоозащитниками.

– Если бы у нас был приют для бездомных животных, то увозили бы туда. А так… – машет рукой ветеринар.

Айболит с пневматикой

Проблему бродячих псов в Чите призваны решать… ветеринары

В УАЗе читинской городской станции по борьбе с болезнями животных невообразимая вонь – в багажнике возят отловленных и усыплённых собак. Вместе с ветеринарами, заместителем руководителя организации помощи бездомным животным Забайкалья Натальей Арсалановой мы выезжаем на отлов бездомных животных. Никто из нас не испытывает восторга от выезда – тошно всем, включая семерых щенков в багажнике, которых предстоит пристроить в хорошие руки.

Не по своей воле палачи

Долго наша власть думала, как решить проблему бродяжек. Тяжкие думы привели к принятию постановления «О некоторых вопросах регулирования численности безнадзорных животных на территории Забайкальского края». Был утверждён порядок проведения отлова и содержания безнадзорных животных. Функцию, которую много лет выполняло читинское муниципальное предприятие «Дорожно-мостовое ремонтное управление», возложили, как ни странно, на хлипкие плечи станций по борьбе с болезнями животных, подведомственные ветеринарной службе Забайкальского края. Те, кто призван лечить животных, мгновенно стали палачами, обязанными умерщвлять собак.

Согласно установленному порядку, отлов собак осуществляется по устным и письменным заявкам населения.

– Заявок, как говорится, выше крыши. Доходит до двадцати в день. Люди оставляют свои номера телефонов, мы выезжаем, они нам показывают, где находятся собаки, – рассказывает Чимит Цырендоржиев, ветеринар, на которого возложили обязанности «собачьего санитара». Кстати, речи об оплате ветеринарам дополнительной нагрузки не идёт.

– Да мы выполняем свою работу, – опустив глаза в землю, отвечают сотрудники ветстанции, вынужденные оставить в сторону шприцы, скальпели, иглы и микстуры для псов.

Ловить всех!

Заявки и выезды по ним должны фиксироваться в специальном журнале строгой отчётности. Власти строго указали, что отлову подлежат абсолютно все безнадзорные животные. Отлов запрещён в присутствии детей, если только это не угрожает их жизни. В день, когда пса поймали, его нужно обязательно доставить в пункт содержания животных, то есть на ветеринарную станцию (Бабушкина, 42). Но вот вопрос: где же их там размещать?

«А так» – собаки засыпают здесь навеки.

Делается это следующим образом. Выезжая по заявке, ветеринары прихватывают с собой пневматические ружья, которые заряжаются шприцами с анестезирующим препаратом. С трудом догнав четвероногого друга, его усыпляют, затем загружают в УАЗ (отсюда и запах в машине – под действием лекарства собачий кишечник самопроизвольно очищается). Стоит уточнить, что краевая власть прописала, что отвозить уснувших собак до пункта содержания нужно на спецсредствах. УАЗ ветстанции трудно назвать специальным транспортным средством.

– У нас нет никаких условий, техники. Вот усыпим мы пять собак, и куда их? Под ноги себе класть? – вопрошает Чимит Балданович.

После доставки собак на станцию проводится эвтаназия, путём увеличения дозы того же препарата. На своей же не ахти какой технике ветеринары увозят трупы на скотомогильник. Говорят, что иногда им помогает ДМРСУ, подгоняет самосвал.

Ищет полиция, ищет…

Вся эта процедура, считающаяся гуманной, идёт вразрез с установленным в Забайкалье порядком отлова и содержания брошенных людьми собак. Там чётко прописано, что эвтаназии подлежат одичавшие агрессивные и безнадзорные животные, неизлечимо больные, с серьёзными травмами, не поддающимися лечению. В двух последних случаях эвтаназия вполне оправдана, но применяется она почему-то для всех. Думаю, дело в том, что возможности размещать собак на территории станции или устройства их в приют нет, все собаки просто-напросто усыпляются, несмотря на постановления и порядки. Гуманно происходит полное истребление.

Согласно порядку «зачистки» наших улиц и дворов от псов, все они обязательно регистрируются, после этого ветстанция заявляет в полицию или орган местного самоуправления, которые принимают меры по розыску хозяев. Смешно, не правда ли? Если хозяев нашли (в большинстве случаев этого, понятно, не произойдёт), собаку отдают, а хозяин возмещает расходы, которые понесла ветстанция.

Если хозяин не нашёлся, то собак могут отдать в хорошие руки любому желающему, который имеет необходимые для лохматого друга условия (интересно, как это можно проверить, кто это должен делать?).

В течение 12 дней с момента отлова собаку наблюдают: выводят паразитов, делают обследования на предмет инфекций. Псов с признаками бешенства нужно держать в изоляции, а это – дополнительные вольеры.

«Человеческая жизнь дороже»

– Агрессия не показатель для убийства собак, – говорит Наталья Арсаланова, пока мы добираемся по заявке на одну из баз по улице Лазо.

– А куда мы должны их девать? – отвечает ей Цырендоржиев.

– Надо создавать приюты! – отрезала зоозащитница.

– Что вы сделали, столько уже лет работаете? – задаёт вопрос ветеринар.

– Я что, должна их на свои деньги строить? Мы давно предлагаем властям передать эти функции нам. Мы отчитаемся за каждую копейку. Мы не станем убивать животных. Вы нарушаете закон! – парировала Наталья.

Она привела в пример мудрого губернатора Псковской области, который поделил область по районам и отдал их в руки волонтёров и правозащитников, которые сами решают проблему бездомных животных, получая финансирование из бюджета. До такой мудрости в Забайкалье ещё не дожили.

Так, с перепалкой, всем участникам которой жалко до боли животных, мы подъезжаем к воротам предприятия «Еврохимчистка». К машине сразу же подбегают здоровые, хвостатые «хозяева» базы. Их тут целая стая.

Руководитель химчистки пожаловалась, что её сотрудницы не могут пройти к месту своей работы – собаки не пропускают.

– Мои девчонки боятся. По одной не ходят. Я хочу, чтобы собак не было здесь. Мне человеческая жизнь дороже. Моих работников покусают, и что я буду делать потом?

И тут снова разразилась перепалка: зоозащитница отстаивала право собак на жизнь, ветеринары говорили, что они вынуждены выполнять новые обязанности и что другого выхода нет, хозяйка «Еврохимчистки» требовала убрать всех собак до единой, опасаясь за жизни людей. Этого спора можно было избежать, будь у нас хотя бы один приют для животных.

Временный приют

Если взглянуть на последнюю страницу документа о порядке проведения отлова и содержания бездомных животных, то можно увидеть ещё одну нестыковку с реальностью. В документе сказано, что животные, которые не подлежат по показаниям умерщвлению, содержатся в пунктах содержания в течение шести месяцев. На протяжении всего документа чиновники говорят о таких пунктах. Но где же они? Где полгода можно содержать собаку?

Сегодня ветстанция заключила договор с ООО «Таёжная компания», директором которой является Борис Пахтанов. Ветеринары доставляют щенят на его базу по улице Молоковской. Тех семерых горемык, болтающихся в багажнике за нашими спинами, мы отвезли именно по этому адресу. Борис Алексеевич, к сожалению, отсутствовал, но мы успели посмотреть небольшие вольеры, в которых было уже около 30-ти щенков.

– К Борису Алексеевичу мы тоже привозим щенков (взрослых собак не берёт). Помогаем искать им хозяев, привозим корма. Он намерен строить ещё вольеры, так как их не хватает, – рассказывает зоозащитница Наталья Арсаланова.

По словам Чимита Цырендоржиева, на каждого привезённого щенка составляется акт, каждому устанавливается в районе шеи микрочип, каждый получает идентификационный номер. Но всех принимать в этом ещё не разросшемся приюте не могут. Вопрос упирается в деньги (уход за собаками, питание, лечение, работа персонала и пр. )

Приют необходим, но решит ли он проблему уличных псов? Многие видят решение проблемы в стерилизации, но процедура «кусачая» – стоит денег. Так почему бы ветклиникам и ветстанциям, учитывая аховое положение в городе с бродячими животными, не делать на неё скидки?

…За тех, кого приручили, нужно держать ответ. А пока наши головы затмила безответственность и жестокость, никакие приюты, стерилизация и непродуманные постановления и законы властей не помогут. Прежде чем брать пса, задайтесь вопросом: а сможете ли ответ держать до конца? Кстати, ветеринары уже отмечают наплыв бродячих псов после закрытия дачного сезона. Они стали не нужны людям, а другое будущее кроме эвтаназии их не ждёт.



Ольга Чеузова, «Читинское обозрение» № 43

НазадВперёд
5 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А жители посёлка Арей чем думали, когда занимались самовольной застройкой земель лесного фонда? Они, ведь, нарушали закон.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Правильно, правильно делаете! Не ходите вообще на выборы, нам проще будет избираться!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы страдаете слабоумием сэр? ;-))

Например: В Англии, если земля в течении десяти лет, была освоена кем-то и не были за это время предъявлены права на эту землю, то она автоматически присваивается текущему владельцу! Это нормально! А то что у нас, надо еще и найти, кто же там владелец и почему он налоги не платит - это не нормально! Тем более новым приобретателям земельного надела, должно быть фиолетово, какие налоги не заплатил предыдущий владелец!

Вот так и должно быть!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Лесной фонд много налогов за это время заплатил в казну? ;-))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

в СССР за всех думало государство. правильно делают иначе будет как с "Багульником" или Смоленкой.

ОБСУЖДАЕМОЕ