Р!
19 АПРЕЛЯ 2021
18 апреля 2021

Он перезагрузит читинский футбол — обзор краевых СМИ

Несколько недель назад руководителю селекционно-аналитического отдела футбольного клуба «Урал» позвонил министр спорта Забайкальского края. Так началась новая страница в истории футбольного клуба Чита. Футбольному аналитику, а им оказался один из лучших забайкальских игроков Евгений Алхимов, предложили возглавить ФК «Чита», достигший к этому моменту глубочайшего, самого унизительного дна своей карьеры.

Сжатая до предела пружина начала разжиматься. В Читу вернулся не только легендарный Алхимов, но и ещё более одиозная фигура забайкальского футбола — Александр Ковалёв — тренер, при котором читинские футболисты достигли своих самых выдающихся успехов. «Чита спортивная» публикует первое после возвращения большое интервью с Ковалёвым. Ответы Александра Петровича внушают очень большую надежду на то, что читинский футбольный клуб встанет с колен: «Когда у вас в редакции денег нет – вы от этого сразу же плохо пишете? Работать отказываетесь? Можно подумать, что когда мы работали здесь, у нас были деньги. Их никогда в этом регионе не было… И не будет!»

«Играем за Читу и за тебя, Петрович»

Встречайте, друзья: Ковалёв приехал в Читу. Для одних – патриарх нашего футбола, для других – нежеланный и непрошеный гость. Вряд ли его ум особо волнует хоть какое-то из этих определений. Навязывать своё мнение и компанию он никому не собирается. А почивать на лаврах он не привык: «Не вижу смысла писать мемуары и вспоминать о прошлом этого клуба, в то время как его настоящее хуже некуда».

Разговор, как принято выражаться, давно назрел. Болит. Человеку, создавшему здесь солидную команду мастеров и уж простите за столь пафосные и банальные речи — поднявшему забайкальский футбол из ничего, должно быть противно и мерзко наблюдать за его развалом. Он-то никогда не боялся говорить вслух всё, что он об этом думает – да вот только слушать его все эти годы было не принято. А теперь мы – на дне, ребята. И речь не только о девятом месте в турнирной таблице. То самое вышеупомянутое «НИЧЕГО», из которого Ковалёв когда-то создал боеспособную команду, оно уже снова стало наше. Домолчались.

Невозможно вычеркнуть 20 лет из истории футбола. Но мы старались. Доходило до смешного – в определённых кругах Ковалёв был, как тот самый «Тот-чье-имя-нельзя-называть» из серии знаменитых детских романов о волшебниках – воплощение Зла, Нарушитель Вселенского Равновесия.

Из персоны нон грата – в мессию

Зато теперь, оказавшись в глубокой яме турнирной таблицы, кого мы зовём на помощь одним из первых? Правильно, Александра Петровича Ковалёва. Избавителя. Патриарха. Дескать, тогда, в восьмидесятых, смог – и сейчас поможешь. А то, что мы тебя гнобили все эти годы – так это у нас правило такое. Забывать хорошее. Алхимова, Крейсмана, Гаранникова и иже с ними – с глаз долой, из сердца вон. Какие там ещё у нас любимые поговорки? Та, где «молчание – золото» – тоже из репертуара клуба. Ежели не входишь в состав руководства, то тебе слова, что называется, не давали. Отработал своё – и скройся по-хорошему.

«Лучшие годы в моей жизни связаны исключительно с читинским «Локомотивом». И мне неважно, что сейчас эта команда называется по-другому. Проблемы, с которыми команда сегодня столкнулась лицом к лицу, назревали уже лет десять. Докатились», – Александр Петрович сразу начинает разговор «по делу», не отвечая на традиционные вопросы о «нынешнем роде деятельности и творческих планах». Около года назад он открыл собственную школу футбола в Иркутске – но рассказывать об этом не считает нужным: «Сомневаюсь, что забайкальским болельщикам интересен этот вид моей деятельности. Вы лучше просто напишите, что я – не пропал. Живу».

На вопрос, в чём причина столь отвратительного результата в сезоне, Александр Петрович отвечает откровенно: проблема в некомпетентности руководства.

– Борисов хорош – но в юношеском футболе. Его удел – заниматься с детьми, он в этом мастер. Но руководить профессиональным футболом с его характером нельзя. Нельзя работать, не обладая способностью постоять за интересы клуба, и, в частности, игроков. Нельзя работать, будучи подавленным – и придавленным.

Я всегда был убеждён, что главное в клубе – это футболист. Не руководители и не тренеры – а игроки. Это они дают результаты, они создают великий футбольный спектакль, который приходят посмотреть тысячи болельщиков. Благодаря им команда становится любимой и известной в городе – благодаря им, а не руководству, понимаете? В 1988 году на «Локомотив» приходило в среднем по 9 с половиной тысячи зрителей. Сейчас полторы тысячи по официальным данным. По-честному – несколько сотен. Играют не для людей. Стадион – пустой. Вот что страшно.

– Все в клубе уже несколько лет жалуются, что нет денег…

– А где они есть? Когда у вас в редакции денег нет – вы от этого сразу же плохо пишете? Работать отказываетесь? Можно подумать,что когда мы работали здесь, у нас были деньги. Их никогда в этом регионе не было… И не будет!

– Тогда вам помогала железная дорога.

– А почему сейчас не помогает, вы знаете? Почему никто из этих людей не идёт ни в железную дорогу, ни к банкирам, ни к золотарям? Возникает ощущение, что им выгодно сидеть на месте и жаловаться на нехватку средств.

Вообще, в чём проблема? Ты пришёл работать. И да – ты пришёл работать за эти деньги! Не берись за эту работу, кто тебя заставляет страдать? Другой вопрос – выполняешь ли ты эту работу? Если нет – уйди. Найди в себе смелость – и уйди!

В клубе главные – игроки. А здесь об игроков вытирают ноги. Многим из них теперь закрыта дверь на стадион – Синицыну, Рябухе, Крейсману, Алхимову. Но, на минуточку – Чадов не устанавливал рекорды. Заидов не устанавливал рекорды. Их устанавливали те люди, которым теперь нет места даже на стадионе.

– Что скажете о нынешнем тренерском составе клуба?

– Все они были хорошими игроками. И сейчас они неплохие специалисты. Но – ни один из них не главный тренер. Почему? Потому что они не могут отстоять позиции игроков. Всё это время Чадов набирал футболистов в состав. Вот это и обидно: ведь крайними за девятое место могут сделать Илью Макиенко и Андрея Недорезова. Их будут обливать грязью – а они опустят голову и не смогут за себя постоять. Решение проблемы только одно — весь клуб нужно очистить от бездельников и непрофессионалов. Футбол – это не игрушка. Это вид спорта номер один во всём мире. И в Чите тоже.

– Нет, у нас это шахматы и стрельба из лука.

– Я считаю правильным и логичным развивать те виды спорта, которые приносят результаты. Если есть специалисты и хорошие спортсмены в этом виде спорта – значит их необходимо поддерживать. Самое главное – это наличие в регионе специалистов и материально-технической базы.

У забайкальского футбола есть и база, и специалисты. А в руководстве – непрофессионалы. Понимаешь, любить футбол и быть профессионалом – это немного разные вещи…

«Там» платят больше?… Свободен!

– Я бы добавила к списку причин наших поражений ещё и равнодушие самих игроков. Не говорю обо всех – но большинство, по моему мнению, не имеют стремления быть лучшими. В их глазах – страшное равнодушие ко всему происходящему. Зачем так жить?

– Всё потому, что они не знают, за кого играют. Самые приятные слова, которые я слышал в своей карьере, – это когда футболисты говорили мне: «Мы играем за Читу и за тебя, Петрович». Причём, говорили это и не местные футболисты. Это действительно дорогого стоит.

– Отдельные личности жалуются на низкие зарплаты. Мол, зарплата на порядок ниже, чем в том же «Сахалине». Это соответствует действительности?

– Допустим. Хорошо! Ребята, вы подписали контракты на эту зарплату. Теперь будьте добры – выходите и играйте. Не нравится оплата – поезжайте, пожалуйста, на Сахалин. Кто вас здесь держит? Кто вас сюда, в Забайкалье, на аркане затащил? За все годы своей деятельности ни разу не слышал жалобы от игроков, что «там» платят больше. Да, платят там больше. Свободен!

– Как «прочищать» это сознание? Брать в штат психолога?

– Для чего вообще в клубе второго дивизиона все эти штаты? Давайте сначала эту «грязь» из клуба вынесем.

В клубе жалуются, что нет денег, а там ведь уже кабинетов на всех этих «специалистов» не хватает! Они oт безделья ходят и запинаются друг об друга. Главный принцип: меня не трогают – и хорошо. И ладно. Приехали утром, чай попили, разъехались. Пожаловались кому-нибудь, что денег нет. А у самих в клубе сидят два бухгалтера. Они вам зачем? Зачем кассиры-то, если считать нечего?

Клубу можно зарабатывать даже на том же стадионе. Там столько помещений! Их можно сдавать в аренду. Где нормальная реклама на стадионе? Этот клуб сам не умеет зарабатывать хотя бы минимальные средства. Зато жаловаться – первые.

– Что скажете о детском футболе? Дети показывают достойные результаты.

– Достойные результаты? Вы о чём сейчас? Они даже на половину соревнований не ездят. Детский футбол в Чите – в полном загоне. Вы пишете, что все в порядке. Откройте глаза. Это – не порядок. Я видел и слышал тренеров, которые там работают. Это низкий уровень. Это ненормально – стоять на бровке и, как граммофон, всю игру кричать и оскорблять своих мальчишек.

Хочется подойти и отправить его… к зеркалу. Сказать: встань напротив зеркала и ори. Сам на себя. Это ты его научил так играть. Это ты бездарность, а не он. Ты ничему его не научил. Кричи на себя.

Первая лига – наш вид спорта

– Падение уровня футбола в нашем регионе с тех времён, когда вы руководили командой, налицо. А что можно сказать о других регионах?

– Уровень футбола упал везде. Не то что упал – он словно застопорился. Но сейчас я смотрю первую лигу и вижу довольно-таки хорошие молодые составы команд, укомплектованных своими воспитанниками. Значит, с детьми в регионах работают. Подрастающее поколение есть.

– Иркутский «Байкал» тоже смотрится неважно.

– Там такие же проблемы, как и в «Чите». Это случается, когда у руководства главный принцип – «я в футболе», а не «футбол во мне». Но там очень сильные тренеры – Константин Дзуцев и Сергей Кормильцев.

Я считаю, что «Чита» должна играть в первой лиге. Она обязана там быть. Потому что это – наша история. И в первой лиге – наша игра. Не во второй. Радимов сказал правильную вещь: первая и вторая лига – это разные виды спорта.

Традиции нашего футбола развивались годами. Мы годами завоёвывали свои позиции. К нам сюда боялись приезжать сильнейшие команды – потому что в Чите они теряли очки.

А теперь? Теперь нас на нашем поле легко обыгрывают «Сибирь-2» и «Томь-2».

Нужны реформы? Играйте лучше! Стимула, говорите, нет? Задачу, говорите, не ставят? Так вы сначала займите его, это первое место! Того, кто не хочет быть первым, нужно гнать из любого спорта.

– Несмотря ни на что, вы по-прежнему говорите «мы», «к нам»…

– Чита стала моей родиной. Чита сделала мне имя. В этом городе меня учили – и тренеры, и начальники, и простые люди. Здесь я научился тому, что главный – это не тот, кто выше всех в руководстве, а тот, кто стоит в очереди за билетами. Здесь я научился тому, что нужно уважать труд каждого человека – спортсмена, шахтёра, журналиста, губернатора… Труд каждого человека нужно ценить.

Бережно нужно относиться к своим партнёрам. Галимов бы не был Галимовым – если бы рядом с ним не было таких партнёров.

– Кстати, об игроках той вашей команды, легендарного «Локомотива», всегда говорят как о примерах верности и преданности клубу…

(смеётся) У нас Истомина и Рябуху приглашали в московское «Динамо». Помню, сидим на переговорах с Газзаевым и Истоминым, и Андрей выдаёт: «А можно я сюда попозже приеду? Я ещё винтовку опробовать не успел».

Что же это такое, думаю, любой нормальный человек за квартирой в Москве гоняется, а этому счастье – гоняться за изюбром.

– А что ответил Газзаев?

– А что он может ответить? Он глаза округлил и говорит: «Петрович!… Это чё?!»…

– Так всё-таки – чем занимаетесь сегодня?

– Я – русский пенсионер. Я встречаю и провожаю самолёты и поезда.

P.S. На прошлой неделе Александр Петрович Ковалёв был приглашён Евгением Алхимовым в качестве советника футбольного клуба «Чита».



Беседовали Александр Мячин и Анна Васеева, «Чита спортивная» № 22-23

А вот ещё одна готовящаяся перезагрузка славного некогда читинца. Когда-то давно неподалёку от Читинской ГРЭС создали Черновский овощесовхоз, теплицы которого отапливались бесплатно, за счёт использования горячей воды, уже обогревшей квартиры читинцев. А когда в стране сменился общественный строй, когда Читаэнерго превратилось в ТГК-14, а Черновский овощесовхоз в «Черновский овощевод», тёплая водичка перестала быть бесплатной. За тепло 140 тысяч рублей каждые сутки, почти 5 миллионов рублей в месяц — столько «Черновский овощевод» платит сегодня энергетикам. О банкротстве и дальнейшей судьбе предприятия на этой неделе писала «Земля».

«Черновский овощевод» к перезагрузке готов

Общую задолженность почти в 40 миллионов рублей остаётся только «списать» путём банкротства

Дело – труба

140 тысяч рублей за тепло ежесуточно, почти 5 миллионов рублей в месяц – таковы на сегодня основные траты многострадального предприятия «Черновский овощевод». Дело в том, что тепличному хозяйству круглогодично нужно тепло, и обходится оно очень дорого. По завышенным ценам или нет – не известно, ТГК – монополист. К тому же ругать энергетиков здесь боятся, а не ругать не могут. Даже замминистра сельского хозяйства края Владимир Лоскутников почти шёпотом сказал, что изначально предприятие было построено самими энергетиками и называлось Черновским овощесовхозом, отапливалось оно бесплатно, за счёт «обратки» – горячей воды, уже обогревшей квартиры читинцев.

– Получается, что энергетики с одной и той же воды берут деньги дважды: с владельцев квартир и с «Черновского овощевода», – говорит Владимир Лоскутников. – Нам они в этом не признаются, но мы-то видим: какой температурный режим.

То же самое говорит нынешний директор предприятия Геннадий Стрельцов. Если «Черновского овощевода» не станет, слив отработанной воды будет осуществляться в озеро.

Впрочем, указывать на «нечестную игру» монополиста, особенно, если твой статус – должник – это самое бесперспективное во всех отношениях поведение. Буквально на прошлой неделе, 27 ноября, энергетики в очередной раз продемонстрировали, кто сильнее. Взяли да и отрубили подачу тепла «Черновскому овощеводу». В это время в четырёх теплицах подрастали огурцы для новогоднего стола читинцев. Вентиль не открыли, пока предприятие не заручилось поддержкой правительства края. Кстати, именно правительство остаётся собственником (98,8% акций).

Нельзя сказать, что государство бросило предприятие на произвол судьбы. Сумма ежегодной субсидии составляет 17-18 миллионов в год. Но, то ли этого не достаточно, то ли предприятию хронически не везло с директорами, раз они подвели его к банкротству. С октября 2013 года, когда этот пост покинула Елена Бондарева, предприятием руководили Губанов, Мальцев, Тараканов. Каждый новый управленец винит во всех бедах предыдущего, а следственные органы до сих пор рассматривают дела, связанные с невыплатой зарплаты, налогов, пропажей трёх фур консервированных овощей, выплатой незаконных премий и «золотых парашютов» (сумма, выплачиваемая директору в случае увольнения). До сих пор ни одного заключения по названным «правонарушениям» так и не было обнародовано.

Вновь назначенный директор – Геннадий Стрельцов – тоже ругает своих предшественников за бесхозяйственность и утверждает, что получаемой субсидии ему хватило бы, чтобы за несколько лет выстроить аналогичное предприятие. Насколько адекватны эти амбиции – покажет время.

Инвестор из Китая

Если проследить историю событий, несложно понять: государство в лице краевого правительства и радо было бы избавиться от головной боли, вызванной убыточным предприятием, да не может. Несколько лет назад «Черновский овощевод» хотели «сплавить» успешному холдингу «Янта». Потом – госструктуре УФСИН. Буквально в январе этого года речь зашла о продаже основного пакета акций новосибирской компании. Но, рассказывает замминистра Владимир Лоскутников, и эта договорённость сорвалась:

– В ООО «Теплицы Сибири» сказали, что предприятие стало бы выгодным приобретением, если бы в Забайкалье был газ. А пока этого нет, вышеназванному ООО дешевле поставлять нам огурцы из Новосибирска, их цена при этом составила бы 60-70 рублей. Поэтому нам остаётся только создавать альтернативный источник тепла.

Будет в Забайкалье газ или нет – вопрос не одного года, а кушать огурцы без «химии» хочется уже сейчас. А раз есть спрос, будет и предложение. Экс-директор предприятия Елена Бондарева рассказала, что ежегодная выручка от продажи свежей и консервированной продукции может доходить до 40 миллионов рублей (как в самом успешном 2011-м году), поэтому поиск инвесторов не приостанавливался, и, видимо, желающие поработать на площадях предприятия периодически находятся.

У нового директора Геннадия Стрельцова опыт работы на тепличном хозяйстве имеется. Под его руководством – довольно успешный ООО «Новый материк», базирующийся в Маккавеево. По сути это российско-китайское предприятие, одно из многих других, работающих в Читинском районе и снабжающих краевой центр овощами и зеленью. Значит ли это, что теперь на базе «Черновского овощевода» будут работать китайцы? Этот вопрос беспокоит не только покупателей, но, прежде всего, самих работников, ведь в таком случае они могут лишиться своих рабочих мест. На встрече с депутатом Госдумы от КПРФ Владимиром Поздняковым Геннадий Стрельцов заверил, что китайцы будут работать отдельно, как другая организация, просто базирующаяся на этой же территории.

В краевом минсельхозе возрождение «Черновского овощевода» в виде российско-китайского предприятия тоже никого не пугает.

«Новый материк» – предприятие известное, у всех на слуху, как и «Фаворит» и ИП «Орёл». Кто плохо о них скажет? – восклицает замминистра сельского хозяйства Владимир Лоскутников. – У китайского бизнеса есть возможность вложить деньги, и я заверяю: здесь будут работать только граждане России и по российским технологиям. Да, вопросы к ним были, я в это время работал в Россельхознадзоре, курировал отдел карантина растений, но сегодня они работают под контролем, и я не вижу у них продукции, которая не соответствовала бы качеству.

В свою очередь, директор предприятия Геннадий Стрельцов заверяет, что тотальных сокращений на предприятии не будет: «Сейчас здесь работают 60 человек, останутся 40, а 20 будут сокращены». При этом в планах нового директора не сокращение производства, а, наоборот, его расширение и создание нового цеха.

«Прогнившая система»

Огромный шлейф из долгов, который тянется через все эти годы, не даёт предприятию встать с колен. Все счета заморожены, любые поступления – будь то выручка от торговли продукцией или господдержка – уходят на погашение долгов энергетикам в службу судебных приставов. Поэтому единственным выходом из этого положения здесь видят банкротство. В этом случае счета будут открыты, и хотя бы долги по зарплате погашены. Отдельным работникам предприятие задолжало около 100 тысяч рублей (при том, что зарплаты здесь небольшие – около 6 тысяч оклад), общая сумма долга по зарплате уже перевалила за 5 миллионов рублей.

Работники предприятия – многие из них трудятся в теплицах по много лет – повидали на своём веку всякое, но и они считают, что «Черновский овощевод» погубила «прогнившая система».

– Как нельзя выключать свет в операционной, так и нельзя прекращать подачу тепла в тепличник, – возмущён работник предприятия Сергей Машуков. – На монополиста тоже должна быть управа. Надо раз и навсегда определиться: нужно это предприятие городу или нет и как-то скоординировать действия госструктур.

* * *
Редакции стало известно, что вопрос по дальнейшей судьбе «Черновского овощевода» будет решаться 30 ноября с зампредом правительства края Алексеем Шеметовым. Поэтому мы продолжаем следить за развитием событий.



Татьяна Михеева, «Земля» № 49

Остроумный, злободневный, талантливый текст простого читинского пенсионера опубликовал на этой неделе «Забайкальский рабочий». Хотите узнать, как живут современные читинские пенсионеры, как относятся к жизни, на что тратят свои невеликие тысячи? Всё есть в этой статье с названием «Старость не радость, или Кому на Руси жить хорошо». Тут вам и бесплатные лекарства, и приветливые кондуктора в троллейбусах, и капремонт с треклятым ОДНом. «Могу ещё согласиться, что жилец сверху, поднимаясь к себе, ухватывает света побольше, чем мы – первоэтажники. Но как соседи, живущие дверь в дверь, ухитряются по-разному пользоваться освещением одной лампочки? Может, каждый, тишком открыв свою дверь, веником загоняет в квартиру световые волны? Иначе чем объяснить диспропорцию сборов по ОДН. Прикинешь ненароком, какая вообще сумма складывается на сто двадцать квартир – за голову схватишься: каждую ночь дом должен утопать в невообразимой иллюминации».

Старость не радость, или Кому на Руси жить хорошо

Замечательный русский поэт Николай Некрасов ещё в XIX веке размышлял о том, кому на Руси жить хорошо. Однако как до него, так и после (да и теперь тоже) столь прозаический вопрос, увы, актуальности не потерял.

Тяжело быть пенсионером в России (или, может быть, только в Забайкальском крае?). Неприятно и унизительно в свои восемьдесят с лишним бегать по разным ведомствам, выстаивать длинные очереди к окошечкам, чтобы выяснить, кому и за что задолжал, выслушивать сентенции о своей правовой несостоятельности…

Вздыхали наши предки, что старость не в радость. Но им, вероятно, хоть всякие должностные чины не очень докучали. А сегодня вот едет в троллейбусе женщина: по всему видно, что не молодуха, давно, как у нас любят говорить, на заслуженном отдыхе. Кондуктор тем не менее требует у неё пенсионную справку – не утаивает ли она от «МП г. Читы ТУ» восемь нельготных рублей. Ну чем не сцена с почтальоном Печкиным: «А документ у вас имеется? Усы и приклеить можно…». Неужели наши, пережившие свои семьдесят и более лет граждане (их возраст, даже на мимолётный взгляд, в кармане не утаишь) не являются ветеранами труда? Ну не из олигархов же они, раз едут в общественном транспорте.

Конечно, в преклонном возрасте человек бывает забывчив – оставить дома какое-либо удостоверение, разрешающее льготу, дело нехитрое. Вот и слышишь нередко, как с особо настырными кондукторами конфликтуют пожилые пассажиры. И даже те, которые квиточки на льготу держат при себе. Это понятно, не пристало им, старшему поколению, терять честь и совесть из-за каких-то нескольких пресловутых рублей. Сколько пользуюсь общественным транспортом, не припомню, чтобы старые люди когда-либо не оплатили свой проезд.

И откуда занесено к нам столь неуважительное отношение к дедушкам и бабушкам, которым, по большому счету, ездить следовало бы бесплатно. Впрочем, если в Чите сделать этого не могут, то хотя бы не подозревали стариков в нечестности.

А их самих обирают иначе. Если не приглядываться к некоторым маршруткам и автобусам, то навряд ли усмотришь на них указание на льготу: хитроумные водители прячут таблички либо где-то сбоку, либо под стеклоочистителем. Коли же не видишь – отдашь деньги по полной цене. Зато когда «ЛЬГОТ НЕТ», указано весьма броско. Детей, между прочим, недобросовестные водители вообще умудряются обсчитывать.

Существует ещё одна не особо эффективная льгота – бесплатные лекарства. Это как побегать надо, чтобы их заполучить! То доктор отсутствует, то рецепты составить не успели, то лекарства не поступили. Поволнуешься и в ожидании, когда печать пришлёпнут на бланк… Затем в аптеке огорошат: препаратов этих (как правило, неких заменителей) уже нет, кончились; скоро поступят, ждите, заглядывайте.

Ближний свет к фармацевтам – до троллейбуса пешочком метров четыреста — пятьсот и катить ещё две — три остановки. Куда деваться – едешь. Дистанция хоть и не марафонская, но и не спринтерская.

Это ещё что. Проблема, как пенсию потратить. Каждый месяц раздумываем с супругой над этим философским феноменом. Казённые пилюли, к примеру, только для отвода глаз. Куда больше требуется не льготных. Лекарские специалисты советуют для эффективности употреблять те капли и таблетки, которые они рекомендуют. А это в разы дороже. Не меньший расход – на коммунальные услуги (пенсия никак не компенсируется в сравнении с их ростом).

Бытует шутка: получали – веселились, подсчитали – прослезились. Что осталось от пенсии – на покупку еды, где подешевле да попроще… И самый минимум – для одежды. Зато вдруг возникает масса каких-то непредвиденных расходов, и среди них…

Что такое плата за ОДН? Это трата электричества на общедомовые нужды. Они, безусловно, есть. Но соразмерность расхода и погашения вызывает большие сомнения. Не скажу, каждый месяц или не каждый (скорее всего, ежемесячно) разносчики бросают в почтовый ящик приметный лист от Читинской энергосбытовой компании с совершенно непонятными выкладками. Трудно уяснить, какая сумма искомая, а какая нет, но все они между собой разнятся. Отличаются и поквартирно: кому шестьсот целковых, кому за триста, случается и по нулям. Не странно ли?

В нашей трехкомнатной квартире восемь лампочек (простых), два холодильника, телевизор, сетевой радиоприёмник (по утрам слушать вести), электроутюжок (стиральной машины нет). И вся эта бытовая техника за месяц накручивает энергии на счётчик рублей этак на 350-400. В подъезде на двадцать хозяев светят шесть лампочек (не всегда), и горят они не круглосуточно, только по темноте. Интересно, из каких соображений и каким образом ОДН перекрывает квартирное потребление электричества?

Могу ещё согласиться, что жилец сверху, поднимаясь к себе, ухватывает света побольше, чем мы – первоэтажники. Но как соседи, живущие дверь в дверь, ухитряются по-разному пользоваться освещением одной лампочки? Может, каждый, тишком открыв свою дверь, веником загоняет в квартиру световые волны? Иначе чем объяснить диспропорцию сборов по ОДН. Прикинешь ненароком, какая вообще сумма складывается на сто двадцать квартир – за голову схватишься: каждую ночь дом должен утопать в невообразимой иллюминации.

Не меньший интерес к карману пенсионера проявляет другой сборщик налогов – Забайкальский фонд капитального ремонта жилых домов. Недавно в почтовый ящик подкинули счёт-извещение. До конца года вместе с «задолженностью за предыдущие месяцы» образуется кругленькая сумма платежа. Уместно спросить, однако, что за структура этот фонд. Предприятие государственное или частное? Если государево, то, похоже, давно бы долги содрали (попробуйте не платить федеральные налоги!). Коли же частное, то кем уполномочено и по какому праву? И какие есть при этом гарантии и от кого?

В нашем доме не столь уж давно провели капитальный ремонт (провели – мягко сказано). Средства пришли из госказны да с квартировладельцев собрали по три тысячи. Домовой комитет сразу по окончании восстановительных работ вкупе с независимыми экспертами выявили серьёзные финансовые, инженерно-технические и ремонтно-строительные нарушения как подрядчиком, так и со стороны управляющей компании. Это подтверждено было и представителями надзорных органов.

Затем начались изнурительные хождения по чиновничьим кабинетам. Бюрократы из надзорных ведомств с доводами проверщиков соглашались, но ничего не предпринимали. В конце концов домкомовцы устали что-либо доказывать, разуверились в заинтересованности прокурорских, судебных и иных представителей закона. Домовой комитет распался, кто-то из его членов сменил место жительства, кто-то и вовсе покинул родные пенаты. В управляющей компании ликовали – все осталось шито-крыто.

Чешешь в затылке и думаешь: отдать ли фонду, перед которым не брал никаких обязательств, свои кровные, накопленные на домовину, или жить одним днём. Не коптить же небо ещё лет тридцать, когда приблизится срок очередного обновления обветшалого жилища. Впрочем, лишь в буйной фантазии привидится, что можно дотянуть в своём возрасте до ста десяти или ста пятнадцати. Помните, как небезызвестный Ходжа Насреддин пообещал эмиру научить своего ишака не только читать, но и говорить, а друзьям пояснил: «За двадцать лет умру я, эмир или ишак».

Невозможно избавиться и от мысли, что в один прекрасный момент фонд капремонта «испарится» в небытие. Кто-нибудь гарантирует иное? Едва ли не ежедневно жизнь подтверждает самые худшие предположения.

Нам, поколению военной поры, уже не дотянуть до «светлого будущего». А ведь так ждали.



Юрий Нестеренко, ветеран труда с 1989 года, «Забайкальский рабочий» № 223

Впрочем, есть ещё в этом городе неформалы, настоящие пираты, которые не то, что ОДН, но и вообще никакую коммуналку не платят. Такую вольготность им дают дома-призраки, снятые со всех балансов и готовые к сносу, но при этом ещё худо-бедно подходящие для проживания. О жизни в таких оплотах первобытной свободы писало «Читинское обозрение».

Круговорот жильцов в пригороде

В бараках, непригодных для проживания, кипит жизнь: и чайники свистят, и счётчики крутят – правда, впустую.

Больше четырёх лет бараки в Кадале официально расселены по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Однако до сих пор (!) есть в шатких стенах и жильцы, и их питомцы, и электроприборы, подпитываемые энергией от сети Забайкальской железной дороги.

Железнодорожные энергетики инициировали рейд по ветхому жилому фонду Читы с представителями городской власти, компаний «Читаэнергосбыт» и «Читаэнерго».

Под снос? Вопрос…

Платить за электричество некому, потому что жильё-то официально уже не жильё, договор с поставщиком электроэнергии не заключишь, даже если квартирант согласен рассчитываться. Составить акт о неучтённом потреблении электроэнергии тоже нельзя – нет ни договоров социального найма, ни свидетельств о праве собственности.

Снос многоквартирного ветхого дома по адресу: Транспортная (Карпатская), 14 забуксовал на стадии выделения квартир переселенцам в 2010 году – одну из жилиц (Нестерову О.В. ) не устроило качество жилья в микрорайоне Девичья сопка. Благоустроенное, с иголочки, но стены «плачут», квадратных метров, положенных по закону, хозяйка тоже не досчиталась, а потому переезжать отказалась и пошла в суд. Суд встал на её сторону, и город рад бы помочь с новосельем (подтверждает ведущий специалист по ЖКХ администрации Черновского района Валерий Владимиров), но нет возможности выделить истице другое жильё. Пока – нет. А барак, пока его последнего законного жителя не переселили, снести нельзя, и он потихоньку заселяется прежними и новыми хозяевами.

Не впервые нас приглашают в такие объезды – навидались проводов мимо счётчика – «удочек». Но ситуация с ветхим жильём выбивается из общей канвы и кажется особенно абсурдной и тупиковой. Выселить самовольщиков не вправе даже законный хозяин жилого фонда – муниципалитет. Лишь по решению суда. Да и тот не всегда встаёт на сторону справедливости. Наслушались в рейде былей о «рационализаторах», которые новые квартиры сдают, а в прежних – живут (на земле привыкли). О мамочках, которые заселяются с одним ребёнком в барак, идущий под снос, рожают там ещё парочку малышей, а потом шлют толстые конверты в Кремль президенту: выселяют многодетную мать, такие — сякие, царь-батюшка, помоги! Таких не то что выселить – перед ними как бы в долгу не остаться.

Акты составляют, в судах разбираются, а пока суть да дело, энергопотребители хлебают дружно из общего котла, а по счетам платит в данном случае железная дорога. Бизнес привык скрупулёзно считать доходы и расходы, вот и бьёт тревогу, созывая к диалогу разные службы и ведомства.

Домик для кроликов

По скрипучим ступеням, по которым хаживают второе столетие, идём к «старожилам» барака на Карпатской. Лихмановым выделили новую квартиру на Девичьей сопке, но переезд тоже не состоялся.

– Брат заехал, замок сменил, – разводит руками немолодая женщина. Надо отдать ей должное, не шумит и не противится непрошеным гостям. Только уточняет, когда в захламлённой прихожей рассеивается морозный кумар: «Все ли?».

Разуваться нужды нет – квартиранты пятый год «на чемоданах», запустение то ещё. Но в светлой горнице буйно цветут растения. Копошится в клетке морская свинка. И – тепло. Хотя большая печь на кухне холодная… Счётчик на стене висит, и жильцы согласны завести книжки, оплачивать электроэнергию. Но договор на электроснабжение «несуществующей» квартиры заключить нельзя.

– Буду с братом судиться, – гася волнение сигаретной затяжкой, ответствует женщина.

Но судя по тому, как вяло тянутся жилищные распри между родственниками, никто из Кадалы уезжать не спешит: привыкли. Акт о том, что комиссия была, хозяйка подписать отказывается: мало ли что. Осведомлённость граждан о том, что подпись под документом может сыграть не на руку, повышается с каждым выпуском передачи «Час суда»…

Её соседка приходит поговорить с комиссией сама. Живёт в бараке пять лет, с дочкой-школьницей (бывшего хозяина квартиры посадили – «он пока заселиться разрешил»). Тоже говорит: согласна оформить и платить по всем счетам, но договоры без документа о социальном найме или праве собственности не заключают. Их в принципе не может быть.

В другие помещения не наведываемся – живым там не пахнет, однако «новосёлы» время от времени появляются и кидают «удочки» на провод к единственной официально жилой квартире. Соскребают изоляцию с опасностью для жизни и «кормят» лампочки, чайники, обогреватели. Приедет комиссия – отрежет воровские провода. Но скрылся за поворотом УАЗ – опять полезли цепляться. Местные мужики, кто с электрикой дружит, даже рады таким комиссиям – калым «светит».

– Пока барак как бы есть и как бы его нет, ситуация не разрешится, – уверен начальник Читинского линейного отдела Алексей Есенбаев. – Даже если отключим спорную квартиру, чтобы к её проводам не кидали «удочки», подключиться вновь – вопрос только большей технической сложности и стоимости услуг местных «монтёров». А из-за самовольных подключений снижается общее напряжение в сети – жалуются законные потребители.

– Сейчас это действительно наша проблема. Принимает претензии и несёт убытки железная дорога, – подчёркивает заместитель начальника дирекции по энергообеспечению Анатолий Белозёров. – Но морозы ударили – в ход пошли электрообогреватели. А поглядите на провода – они же истерзаны. Малейшая искра, и вспыхнет барак, люди погибнут!

Ходящих по лезвию это беспокоит мало: контингент разный. Оттого хозяйка квартиры, из-за которой весь сыр-бор, на Карпатской не живёт: «Страшно». За электроэнергию платит исправно, летом огородничает на участке, а осенью вместе с нехитрым скарбом держит в барачной квартире кроликов. Вернее – кролика. Потому что его ушастую родню потихоньку растаскали по чужим кастрюлям.

Благодаря рейду кроличья судьба разрешилась благополучно: животинку хозяйка забрала с собой на съёмное жильё. Квартиру (фактически нежилая) временно отключили от электроэнергии. Но если вопрос с переселением женщины затянется, она оставила за собой право вернуться в барак, распаковать чемодан и ждать манны небесной.

А энергетики ждут нового года – вступает в силу федеральный закон №307 от 3 ноября 2015 года (направлен на укрепление платёжной дисциплины потребителей энергоресурсов), ужесточится наказание за самовольное подключение к сетям. Для физических лиц штраф вырастет с 3-4 до 10-15 тысяч рублей. Но поможет ли это в отношении тех бараков, которых официально-то и нет?

Тем временем

Тем временем в городской администрации состоялось очередное заседание рабочей группы по инвентаризации муниципального жилищного фонда.

Главы районов города представили информацию о свободных жилых муниципальных помещениях, в которых требуется ремонт. Комитету жилищно-коммунального хозяйства дано поручение подготовить сметы на ремонт этих помещений, а также комнат в общежитиях.

По словам председателя комитета ЖКХ Андрея Галиморданова, управляющие компании продолжают передавать сведения о должниках и незаконно проживающих гражданах. Шесть управляющих компаний сведения пока не подали, для них установлен срок контрольной подачи сведений до 4 декабря.

За 2015 год администрацией Читы подготовлено 50 исковых заявлений в суд о выселении граждан, незаконно проживающих в муниципальном жилье, и неплательщиков. 22 иска уже удовлетворены. К примеру, в июле Черновским районным судом принято решение выселить без предоставления другого помещения семью Л. , не имеющую правовых оснований для вселения в квартиру и договора социального найма. Решение суда пока не исполнено. Железнодорожный районный суд вынес решение о выселении без предоставления жилого помещения гражданки В. , которая незаконно занимала муниципальную квартиру. Рабочая группа рассматривает процесс выселения не только должников и граждан, незаконно занявших квартиры, но и тех, в отношении которых будут установлены факты разрушения муниципального жилья.

Имеются в судебной практике и факты выселения злостных должников из муниципальных квартир. Так, в 2014 году из муниципальной квартиры выселен читинец, который задолжал за коммунальные услуги и по договору социального найма более 100 тысяч рублей. После вступления решения суда в законную силу ему было предоставлена комната в общежитии.

На заседании представители федеральных структур, в том числе правоохранительных органов, высказались о поддержке этой работы. Она будет заключаться в обмене сведениями, юридической помощи, работе в комиссиях. (Пресс-служба администрации городского округа «Город Чита»)



Елена Сластина, «Читинское обозрение» № 48

И ещё одна перезагрузка, раз уж именно это слово стало определяющим в заголовке. О перезагрузке угледобывающей отрасли в крае, где уголь был и остаётся стержнем экономики, пишет в «Забайкальском рабочем» профессор ЗабГУ Владимир Салихов. Этот текст попал в низ обзора по одной простой причине — не каждый читатель захочет разбираться в тонкостях забайкальской угольной промышленности, её проблемах и предложениях, которыми профессор предлагает эти проблемы решить. Но и не обращать внимания на такие публичные обращения науки к власти тоже нельзя.

Угольную отрасль Забайкалья – на новую ступень освоения

Угледобывающая промышленность России – одна из базовых отраслей индустрии, определяющих устойчивое функционирование многих объектов экономики. Уголь столетиями был основой тяжёлой промышленности, его по праву называли «хлебом промышленности», и именно с него начинались промышленные революции, а шахтёры рассматривались как передовой рабочий класс, способный существенно повлиять на социальные проблемы.

Стержень экономики

Для забайкальской экономики уголь также является стержнем, на котором держится вся электроэнергия, тепло и жилищно-коммунальное хозяйство, т.е. является основным полезным ископаемым по балансовым запасам, вовлечённым в хозяйственный оборот. На территории края известно 46 угольных месторождений, из которых 22 оценено и разведано. Угли представлены почти всеми известными разновидностями – от бурых, до каменных и коксующихся, а марочный состав углей весьма широк.

Однако в последние десятилетия в связи с бурным развитием нефтегазовой отрасли доля угля как мирового производителя энергии существенно снизилась, чему вдобавок способствовала основная трудность в использовании угля – высокий выброс экологически вредных веществ в твёрдом и газообразном виде при прямолинейном его сжигании, даже в циркулирующем кипящем слое.

Но в последнее время происходит корректировка программы Энергетической стратегии России, утверждённой правительством страны на период до 2030 года. Об этом сообщил недавно (май 2015 года) заместитель министра энергетики РФ А. Яновский (интервью журналу «Уголь Кузбасса»). Подчёркнуто, что главным приоритетом Стратегии становится не количественное наращивание объёмов производства ТЭК, а качественное обновление (модернизация) энергетического сектора страны.

Здесь нелишне напомнить слова Д. Менделеева о том, что топить нефтью – то же самое, что топить ассигнациями. Как химическое сырьё нефть гораздо выгоднее, чем как топливо. Это в не меньшей мере относится и к углю: роль углеводородного сырья как сырья химического важнее и выгоднее, чем как топливо. И в этом направлении значение угля будет возрастать.

О качестве добытого угля говорит и губернатор Кемеровской области А. Тулеев, так как Кузбасс является базовым угольным бассейном России.

Губернатор подчёркивает, что главное — не количество «добытых тонн угля, а качество и безопасность», и утверждает, что «нельзя безгранично рыть нашу землю, мы просто обязаны сохранить природу и недра для потомков». Устанавливается и экологический предел добычи угля для Кузбасса.

Таким образом, российская власть осознала, что глубокая переработка угля имеет важное значение, для чего необходимо вкладывать немалые средства, а Кузбасс определён как центр глубокой переработки угля.

Важно, что в новой Программе развития угольной промышленности России на период до 2030 года (утверждена Правительством России в июне 2014 года) отведено место и Забайкалью, где предусмотрено создание новых центров угледобычи (Чикойский район и Апсатское месторождение).

Среди основных задач Программы красной нитью проходит глубокая переработка угля. Это подчёркивается в формируемых кластерах: 1 – «Комплексная глубокая переработка угля», 2 – «Развитие добычи и утилизации метана», 3 – «Комплексная переработка угля и техногенных отходов». Эти пункты (кластеры), безусловно, должны найти место в развитии угольной отрасли Забайкалья, равно как и промышленное производство и обязательная дегазация в шахтах. Это становится актуальным при отработке Апсатского месторождения с его высокой метаноносностью.

Дегазация угольных шахт и получение угольного метана пока ещё сравнительно дорогостоящее деяние, но, несмотря на это, оно проводится на Кузбассе, не без «пожеланий» президента РФ, который подчеркнул, что жизнь шахтёров дороже стоимости дегазации угля, а взрывы газа с человеческими жертвами всё-таки имеют место. Получаемый же при дегазации метан поступает на тепловые электростанции, используется для промышленных нужд.

Как отметил А. Яновский, необходимость изменения технологической платформы угольной промышленности России и технологической реструктуризации отрасли на базе комплексного использования энергетического потенциала угольных месторождений побудил мировой экономический кризис 2008–2009 годов. Эти преобразования предусматривали создание кластеров с получением продукции с высокой добавленной стоимостью непосредственно на местах добычи угля при его многоцелевом использовании.

В кластере «Комплексная переработка угля и техногенных отходов» впечатляет углехимическое направление с планируемым федеральным финансированием, с получением химических полупродуктов – фенол, крезол, диметиловый спирт, битумы, бензолы, медицинские препараты, технические газовые смеси и т. д. (углерод – основной строительный материал современной химии), а также продукты коксохимии, углеродные материалы (высокорентабельные наноматериалы из угля), сорбенты (активированный уголь), углеродные волокна и нанотрубки, переработка отходов (строительные материалы, микросферы из золошлаковых отходов, сырье для каменного литья).

Уголь – очень востребованный продукт для сельского хозяйства (гуматы – соли гуминовой кислоты). Интересны исследования и по брикетированию угольной крошки и угольной пыли, проводимые в институте горного дела (Хабаровск).

О глубокой переработке угля говорит и А. Тулеев, глава угленосного края, который подчёркивает, что из угля можно получать 130 видов химических полупродуктов, более пяти тысяч видов продукции смежных отраслей. И добавляет образно, что «мы пока дальше угольных таблеток, которые народ с похмелья пьёт, никуда не ушли». Относительно больших инвестиций в развитии углехимии губернатор утверждает, что от государства требуются не деньги, а долгосрочные гарантии, перспективные проекты в углехимии профинансируют и частные компании.

Таким образом, угли – многоцелевое уникальное, многофункциональное, демократическое минеральное сырье разнообразного состава и свойств. Да и промышленная классификация угольных месторождений пополнилась в последнее время ещё двумя новыми классами: газоугольными месторождениями и месторождениями минерализованных углей.

Технологические направления формируемых кластеров необходимо реализовать и при отработке угольных месторождений Забайкалья, а потребительская стоимость (ценность) углей при этом может быть существенно повышена.

Что для этого нужно?

Нужна лаборатория

Первоочередной задачей следует считать создание лаборатории углехимии при институте ИПРЭК СО РАН. И хотя у нас в стране пока отсутствует единый научный центр по комплексному использованию угля, необходимость создания такого центра понимают уже в Правительстве РФ. Об этом свидетельствует то, что среди мер по комплексному развитию углехимической промышленности ФАНО (Федеральное агентство научных организаций) России начало работу по созданию в Кемерове Федерального исследовательского центра угля и углехимии РАН на базе институтов Кемеровского научного центра СО РАН (институт угля, институт углехимии и углехимического материаловедения, институт экологии человека), которому поручено проводить координацию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области углехимии.

Примечательно, что вопросы коммерциализации результатов исследования по глубокой переработке угля находятся под постоянным вниманием председателя Президиума Кемеровского научного центра СО РАН академика А.Э. Конторовича, что вполне позволяет вписаться нашему академическому институту (ИПРЭК) в разработку тематик по переработке углей.

Важно, что углехимия присутствует в тематике целого ряда научно-исследовательских организаций. Такая тематика имеется в Кемеровском и Новосибирском государственных университетах. Последнее нам близко, поскольку у Забайкальского Государственного университета есть соглашение о сотрудничестве (а также с Правительством Забайкальского края) с Новосибирским университетом и СО РАН, в котором отмечен пункт: разработка и внедрение технологий переработки и рекультивации отходов горно-обогатительных производств.

На горном факультете ЗабГУ создана базовая кафедра геофизики, в работе которой принимают участие учёные из Новосибирска. В продолжение этого к углехимическому направлению вполне логично привлечь кафедру химии ЗабГУ. На горном же факультете ЗабГУ есть и специалисты, доктора наук, которые хорошо владеют угольной тематикой.

Федеральная программа РФ нацеливает на местное использование сырья, на его энерготехнологическое и углехимическое направление. Важным является кадровое обеспечение и подготовка специалистов по углехимии, которое вполне возможно организовать при ЗабГУ, а специалистов среднего звена можно готовить в Горном колледже по программам среднего профессионального образования. Тем более, что в настоящее время Минэнерго России и Минобрнауки рекомендуют проводить такую работу по подготовке кадров.

В плане рекультивации земель, нарушенных угольными разрезами, уместно отметить достижение института углехимии и химического материаловедения СО РАН, о чём сообщает С. Жеребцов, заведующий лабораторией химии бурых углей («Уголь Кузбасса», 2014). Получаемые гуминовые препараты, не только стимулирующие добавки – удобрения и антистрессанты для сельского хозяйства (стоимость их достаточно высокая), но и препараты, используемые для рекультивации нарушенных земель и облагораживания почвы.

Кемерово неслучайно определено головным по углехимии: Кузбасс также пионер технологии производства из угля жидкого топлива, а в СССР существовала специальная государственная программа в области технологий производства жидкого топлива из угля. Однако, как утверждают некоторые специалисты, пока природный газ дешевле угля, продвинуть и изменить топливный баланс в России затруднительно, но вполне возможно, в связи с последними корректировками Энергетической стратегии России.

Напомним, что китайские компании исследуют угли Уртуйского месторождения вблизи города Краснокаменска для получения дизельного топлива. Эксперты считают, что получение синтетического жидкого топлива из угля рентабельно при стоимости нефти более 60 долларов за баррель.

Угли – сырьё многоцелевого использования, в соответствии с их принадлежностью к той или иной марке, группе или подгруппе. Существующие классификации и систематизация углей основаны на нескольких десятках параметров качества углей. Марки углей, их многообразие отмечаются на всех месторождениях (углепетрография, степень метаморфизма, окисленность и многое другое). Поэтому уже несколько десятилетий существует концепция, понятие «стандартизированное угольное топливо» – это смесь углей, отличающаяся стабильными, с заданной степенью равномерности по всему конкретному объёму, качественными показателями. Специалисты считают, что усреднительное производство, производство стандартизированного угольного топлива вполне приемлемо и для обеспечения проектов глубокой переработки сырья, оптимального для конкретных технологических процессов.

Необходимо отметить, что вопросы и перспективы глубокой переработки ископаемых углей Забайкалья ставились и ранее, ещё в конце XX века. Энтузиастом этого направления была Г. Кукпина при активном участии Главного управления природных ресурсов по Читинской области (В. Чечёткин) и администрации области. Были исследованы угли восьми разрабатываемых месторождений Забайкалья и показана возможность использования углей нетопливного назначения высокого качества – гуминовые препараты и сорбционные материалы (особенно сферические адсорбенты), продукты полукоксования, а также возможности использования отходов угледобычи (волокнистые сорбенты и др. ). Отмечено, что потребительская ценность углей Забайкалья может быть значительно повышена при переработке их в нетопливную товарную продукцию многоцелевого назначения.

Что же в итоге? Какие выводы?

Глубокая переработка

  1. В Правительстве России стали понимать, что корректировку энергетической стратегии России на все более длительный (поэтапный) срок необходимо проводить не за счёт наращивания темпов угледобычи и не прямолинейного сжигания угля, а за счёт его глубокой переработки. Уголь – стратегическое сырьё многоцелевого назначения, а углехимия – важнейшая научная проблема и приоритетное направление. Хотелось бы, чтобы такое понимание было не очередным, одномоментным, а всерьёз и надолго. В сложной экономической ситуации в стране сделать это непросто, поскольку углехимическое направление требует финансирования, но в условиях Забайкалья необходимо уже сейчас проводить научно-исследовательские работы в этом плане и создавать лабораторную базу. Совершенно ясно, что со временем ископаемый уголь в новом качестве станет более востребованным.
  1. Создание в Кемерово Федерального исследовательского центра угля и углехимии с привлечением множества академических институтов СО РАН и университетов нужно учесть ИПРЭКу и ЗабГУ.
  1. Освоение уникального газоугольного месторождения в Забайкалье Апсат (буквально нашпигованный газом) требует корректировки. Исследования, проведённые ещё в 2001 году Промгазом, Газпромом и Читинским региональным отделением РосГео (В. Чечеткин), по оценке возможностей добычи метана из угольных пластов Апсата и Читканды показали хорошие результаты и перспективы промышленной добычи метана и его использования на ТЭЦ мощностью в 400 Мвт, что позволит решить энергетические проблемы забайкальского севера (при его промышленном освоении).

Напомним, что сегодняшнее освоение Апсата уже испытывает проблемы с газом, особенно при штольневой отработке. Дегазацию же нижнего угольного горизонта можно проводить уже в настоящее время, а сжиженный газ в баллонах можно поставлять на местные нужды (малые модульные установки для этого имеются).

  1. Уникальное угольное месторождение Зашулан, собственниками которого стали недавно ООО «Разрез Уголь» совместно с крупнейшей китайской компанией «Shenhua», с проектной мощностью до 6 млн тонн угля в год предполагается использовать для нужд энергетики и ЖКХ Забайкальского края. А ведь это уголь (исследование Г. Куклиной) многоцелевого назначения – адсорбенты, полукоксование, ожижение, производство гуматов, металлургия. Особенно впечатляют различные адсорбенты, которые можно использовать для очистки сточных вод и извлечения золота из растворов при кучном выщелачивании. Угольные же адсорбенты, например, для Апрелковского месторождения и Савкино везут из Южной Кореи. Правда, эти адсорбенты, изготовленные из скорлупы кокосовых орехов, пока более качественны. Однако есть определённые подвижки в столичных институтах для изготовления подобных адсорбентов из угля.

В углях Зашулана немало элементов-примесей, включая германий. Напомним, что германий извлекали до 1993 года из золы уноса на Читинской ТЭЦ-2 при сжигании углей Тарбагатайского месторождения, и оно являлось одной из основных сырьевых баз германиевой подотрасли страны. Нужно полагать, что уголь Зашулана, вывезенный в Китай (50%), найдёт более должное применение.

Между тем, СУЭК (владелец Забайкальских углей) обратилась к учёным Института Горного дела (лаборатория физико-химического исследования углей, г. Москва) с просьбой проанализировать наши угли с целью извлечения из них германия и других редких элементов.

  1. Разведанные запасы угля в Забайкалье хоть и невелики (1,2% от общероссийских), но их вполне хватит на удовлетворение собственных нужд как энергетики, так и по всем компонентам глубокой переработки угля. Продукты из них – с высокими потребительскими свойствами, а стоимость марочных углей многократно повышается (с вполне приемлемой окупаемостью), что очень важно для районов с отсутствующей нефтегазовой отраслью.
  1. Рациональное использование угля, его глубокая переработка существенно отразится на экологической обстановке края и соответственно приведёт к повышению качества жизни.


Владимир Салихов, профессор ЗабГУ, «Забайкальский рабочий» № 224-225

НазадВперёд
8 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а что, обязательно такую поляну показывать? летних фото нет?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

есть

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

когда был локомотив,был футбол.сейчас его нет! а сейчас лучше ребятишки в коробке играют!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

видно,ты паря,не видел Локомотив в 70х годах.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В коробке- это не футбол, знайте.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Алхимов и Ковалёв, верим в вас клуб стал как болото, надеемся сможете запустить свежего воздуха и разогнать лягушек!!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ничего не будет. И команды тоже.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Крокодил Саша , все съест до июня !