Р!
02 МАРТА 2021

Читарушный майдан — обзор краевых СМИ

Один мой товарищ однажды сказал: «Жаль, что в icq нет такого смайлика, который может вылезти из монитора и дать собеседнику по роже». Но это на случай, если заканчиваются слова. Большинство журналистов, слава богу, пока имеют достаточный запас слов для того, чтобы обходиться без смайлов, да и без мордобоя. Даже если считают, что коллеги не правы.

Каждое воскресенье на «Чита.Ру» появляются обзоры событий недели — журналисты, редакторы, копирайтеры, иногда даже внештатники в нём коротко говорят о том, что в предыдущие несколько дней затронуло их более всего. Каждый по-своему, главное — честно. Последний обзор, опубликованный 7 февраля, показался главному редактору «Вечорки» Владимиру Кантемиру похожим на перегнутую палку. «В традиционном обзоре событий последних семи дней они, как сговорившись, стали хаять федеральные и региональные власти. А некая Кира Деревцова вообще, на мой взгляд, заслужила титул смутьяна и карбонария минувшей недели, обозвав нас всех совсем так по-киевски «лохами». От лица редакции «Чита.Ру» я хочу сделать небольшую поправку — мы не только не сговаривались, но и не «хаяли федеральные и региональные власти» поголовно. О чём писали журналисты? Шайтанова — о рэпере Oxxxymiron в школе; Скорнякова — о торговом центре там, где собирались делать спортзал; Стромилов — о тех, кто не умеет пользоваться мусорными контейнерами; Прокопьева — о странной инициативе генерального директора «СТС Медиа»; Шестакова — напутствие только что созданному в городе совету по озеленению; Мария Воронова — о том, что люди имеют право на семейный развод. Только три мнения с определённой натяжкой можно отнести к критике власти, и за них обзор событий недели в колонке редактора «Вечорки» был удостоен прозвища «читарушный майдан». Кажется, это из той же оперы, когда говорят, что из 10 новостей на «Чита.Ру» восемь — чернуха и расчленёнка. А надо больше про котиков, спортсменов и хороводы. Почитать тот самый обзор можно по ссылке, а сама редакторская колонка — здесь.

Колонка редактора

Козел и революция

Один знакомый чиновник из той, ещё гениатулинской грядки, умудрившийся остаться у кормушки и при новом руководстве, заскочил намедни в редакцию. Он по привычке нелестно отозвался о губернаторе Ильковском, членах его команды и как-то радостно заявил в моём рабочем кабинете:

Ерунда, Владимир Иванович, терпеть недолго осталось, до октября 2017.

А что в 17-м будет? – по-простецки спросил я.

Он посмотрел на меня заговорщически, приблизился и, дыхнув перегаром, прошептал на ухо: «Революция»!

Потом он говорил о путинском режиме, который вот-вот рухнет; о кризисе, из-за которого учителя и врачи скоро могут забыть приятный шелест новеньких купюр, получаемых пока в виде заработной платы; об Украине, Сирии и #Крымнаш (е), из-за которых исконные российские территории нищают в геометрической прогрессии. В общем, много еще чего «антирежимного» наговорил мне этот, казалось бы, единорос.

Свою ложку дёгтя в хандру, навеянную на прошлой неделе визитом в редакцию упомянутого квази-путиноида, добавили сотрудники информагентства «Чита.ру». В традиционном обзоре событий последних семи дней они, как сговорившись, стали хаять федеральные и региональные власти. А некая Кира Деревцова вообще, на мой взгляд, заслужила титул смутьяна и карбонария минувшей недели, обозвав нас всех совсем так по-киевски «лохами».

«Власть сегодня настойчиво воспитывает российского лоха, спуская по вертикали свою неустойчивую идею «поднятия соборной России с колен» до нищих провинций, окруживших высасывающую последнее из них Москву», – читаю я в Кирином пассаже коллективного труда читарушников…

После всего этого хотелось мне напиться до революционного состояния. Но я помнил о дефиците сена в Забайкалье, а также о том, что под Читой обитает здоровущий козел со своим гаремом. Знал я также о том, что козлу этому, до жути похожему на того самого Тимура из Приморского сафари-парка, подружившегося с тигром, глубоко начхать – будет в 17-м революция или каким очередным «ватником» или «лохом» обозвали меня на читарушном майдане. Ему здесь и сейчас нужны сено, капуста, соль и вода. Без них он обессилит и не сможет удовлетворить своих коз, каждая из которых принесёт меньше чем через полгода по одному, а скорее по два козлёнка. А это в свою очередь – целебное молоко, которое, по словам специалистов, лечит язву и отрезвляет погрязших в предбунтарской лихорадке чиновников и журналистов. Это также диетическое мясо, которое можно без опаски есть, не боясь набрать лишние килограммы – спутники представителей «сидящих» профессий, к которым смело относим тех же чиновников и журналистов…

Козел, почуяв издалека моё приближение с раздобытым ароматным сеном из Ононских степей заскакал по вольеру, как ещё недавно скакали потомки великих укров на майдане. На радостях это рогатое чудовище со всей силы налетело на маленького козлёнка – своего, по сути, сынишку. Удар был такой силы, что бедняжка козлик улетел метров на десять. А что поделать, козлы – они такие.



Владимир Кантемир, «Вечорка» №6

Возвращаясь к смайлам и силе слова полезно почитать опубликованное в «Читинском обозрении» интервью с читинскими филологами Валерией Сергеевой и Андреем Горковенко. Из текста можно узнать, что миф о совершенно переставшей читать нации уходит в прошлое, а благодаря Году литературы Россия сильно встряхнулась, в литературном, конечно, смысле. Сегодня встают новые задачи: «Самая большая беда информационного общества то, что подрастающее поколение не может самостоятельно отсеивать зёрна от плевел. Поэтому и существует качественная литература, специалисты, которые направляют. Не жёстко: вот это, это и это прочесть, а определяют направление, где можно найти что-то стоящее».

Россия…вспряла ото сна?…

– Такие ли уж мы нечитающие?

– Во что превращается литература?

– Почему китайцы знают Проханова и Улицкую лучше нас?

– Почему никак не родится «новый Пушкин»?

– Как помочь ребёнку «шагнуть в литературу»?

Забайкальский государственный университет, Факультет филологии и массовых коммуникаций. Здесь растят будущих филологов, учителей литературы и русского языка, а среди них нередко – писателей и поэтов. На подоконниках лежат книги, наборы открыток – свободный книгообмен полюбился так, что перешагнул временные рамки 2015-го – Года литературы.

И в целом настолько высокой, животворящей была волна самых разных мероприятий – от чтения стихов в троллейбусах до международных конференций, что до сих пор не схлынула.

Каким был год, что принёс – в интервью с доцентом, кандидатом педагогических наук, заведующей кафедрой литературы Валерией Сергеевой и доцентом, кандидатом филологических наук Андреем Горковенко.

Литература никуда не исчезает

– Евгений Евтушенко в Чите (для читающих читинцев встреча с ним стала одним из подарков 2015 года) сказал, что Россия первая объявила Год литературы. А может, в других странах ситуация просто не требует бить в колокола, что привлечь внимание к книге?

Андрей Евгеньевич: Если говорить о литературе как о школьном предмете, то в других странах её в школьной программе вообще нет. Если говорить о читающих странах мира, то мы свои позиции утратили – самой читающей страной сегодня является Ирландия, островное государство с колоссальными литературными традициями, где очень распространены литературные кафе (знаменитые пабы), литература находится в состоянии законсервированном, сохраняются литературные ценности…

Но благодаря Году литературы Россия очень сильно встряхнулась. Масса мероприятий, посвящённых ему. По линии МАПРЯЛ (Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, которую возглавляет знаменитая Людмила Алексеевна Вербицкая) в сентябре в Гранаде прошёл XIII конгресс «Русский язык и литература в пространстве мировой культуры». В 2012 году мы с моим коллегой Сергеем Владимировичем Петуховым побывали на конгрессе МАПРЯЛ в Шанхае. В 2015-м, к сожалению, но финансовым причинам участвовать не могли. Но ездила Лилиана Вячеславовна Воронова, заведующая кафедрой русского языка как иностранного ЗабГУ. В сентябре нам удалось практически всей кафедрой за свой счёт съездить в Улан-Удэ на международную научно-практическую конференцию «Русская литература в России и мире». Почти все выступили руководителями секций, докладчиками.

Что касается Забайкальского края, то работа проделана потрясающая. Это и мероприятия всероссийского уровня – наши научно-практические конференции («Иннокентьевские чтения», «Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты», «Россия – Запад – Восток: взаимодействие мировых литератур и культур»). Это и «Тема дня с Равилем Гениатулиным» на «Маяке», посвящённая вопросам литературы: вышло 40 передач! Фантастический материал собран ГТРК «Чита», начиная с истоков – протопопа Аввакума, Фёдора Бальдауфа – и до наших дней. Вышли замечательные фильмы по творчеству Вишнякова, Никонова, Гармажапова, Кузакова, Лавринайтиса…

– Не без помощи кафедры?

Андрей Евгеньевич: Конечно. В фильмах можно видеть наших преподавателей. Цикл закончен (все передачи есть на сайте ГТРК «Чита»), Сейчас идёт некое послесловие. Планку мы взяли очень высокую, и хотелось бы, чтобы эта работа продолжалась.

2016-й объявлен Годом кино. А разве кино может существовать без литературы? В 2011 году в Читу приезжал заведующий кафедрой истории русской философии МГУ Михаил Александрович Маслин (у нас проходила международная научно-практическая конференция «Языковая картина мира и творческая личность в условиях трансграничья»). У нас с ним была дискуссия по поводу, что, мол, вот литература исчезла, никто книг не читает… И настоящий русский философ, потомственный (династийный!) профессор сказал: «Нет, литература никуда не исчезает – она переходит в другие виды искусства. Посмотрите, сколько фильмов снято, какие театральные постановки созданы по классике…». То есть, литература существует, развивается.

– Игорь Александрович Романов (декан факультета филологии и массовых коммуникаций, доцент кафедры литературы, кандидат филологических наук) об этом тоже много говорит…

Андрей Евгеньевич: Да, поскольку он занимается новейшей русской литературой. Кстати, у нас с ним в планах создать хорошее учебное пособие по современным писателям, которые живут, творят, публикуются; у которых есть интерактив с читателем; которых обсуждают, пишут дипломные работы по их творчеству…

Вот сегодня студенты сдали мне курсовые: «Образы главных героев в романе Алексея Иванова «Географ глобус пропил», «Особенности художественного времени и пространства в романе Дины Рубиной «Почерк Леонардо». Темы для исследования новые, в сети такое не найдёшь, не спишешь (улыбается). Студенты – первопроходцы, и это замечательно.

Если говорить о работе научной, то в 2015 году у нас на кафедре вышло шесть монографий и только что – учебное пособие Олеси Юрьевны Барановой, заместителя декана по учебной работе (кафедра занимается не только просветительской и учебной, но и научной деятельностью).

Наконец, появилась возможность на новом уровне разрабатывать курс «Литература Забайкалья»…

– В чём новизна?

Валерия Андреевна: В том, что курс наполняется не только информацией о персоналиях (наших земляках-современниках) и их творчестве – писатели и поэты будут непосредственно представлены студентам. Уже приходили ребята из молодёжного крыла забайкальского отделения Союза писателей. Есть среди них довольно интересные – те, с которыми действительно можно составить разговор. Есть проходные фигуры. Но студенты всё очень тонко чувствуют, и такие встречи, конечно, нужны. Хотя молодым авторам хотелось бы пожелать более критично относиться к себе, своему творчеству. Потому что пока не всё, что они делают, исключительно.

Андрей Евгеньевич: Но то, что они делают, – это уже хо-ро-шо: литературное творчество ещё никому не помешало в развитии.

Иных уж нет, а те далече?

– Старшее поколение писателей идёт на контакт?

Андрей Евгеньевич: Они постоянные гости кафедры. Алла Георгиевна Озорнина, Олег Георгиевич Петров… Это взаимодействие всколыхнулось тоже именно в Год литературы.

Валерия Андреевна: Принимали мы в 2015 году и представителя московской братии литераторов – Александра Петровича Торопцева; его отправил нам литературный институт имени Горького (они тоже организуют встречи «писатель – вузу»). Он встретился со студентами и преподавателями. А во-вторых, что тоже очень ценно, – провёл практическое занятие с молодыми пишущими людьми.

Андрей Евгеньевич: Торопцев работает на кафедре литературного творчества. «Играющий тренер», это сразу чувствуется.

Валерия Андреевна: Очень интересный человек.

Акция охватила всю Россию, и очень много «кровеносных сосудов» теперь, благодаря Году литературы, соединяют разные города и веси.

В 2008-м тоже была очень интересная акция «Литературный экспресс»: в регионы выезжали бригады писателей, тогда в Забайкалье побывал, в том числе, Захар Прилепин. Когда обсуждались организационные моменты, нам «достался» литературный критик Павел Валерьевич Басинский, чему мы были несказанно рады, потому что человек интереснейший и очень и очень известный сегодня. Думаю, и он остался с хорошим впечатлением от вуза. Итоги «Экспресса» они подводили с Виктором Ерофеевым на канале «Культура», и Ерофеев-то говорил о том, что удивительно неначитанный народ живёт в стране, особенно в глубинке; он был в Хабаровске, и там ему сказали что-то вроде: «Так вот ты какой, Венечка» (приняли за Венедикта, автора книг «Москва – Петушки», «Вальпургиева ночь» и др. ). А Басинский в этом диалоге высказался напротив: «А мне показались интересными и студенты, и преподаватели. Особенно впечатлило, что студенты-китайцы задают вполне вменяемые вопросы по современной русской литературе».

Здесь большую роль сыграла, конечно, Галия Дуфаровна Ахметова (доктор филологических наук, профессор, член Союза писателей России, главный редактор научного журнала «Молодой учёный» и литературно-художественного журнала «Встречи», редактор филологической серии журналов «Гуманитарный вектор» и «Учёные записки», почётный работник высшего профессионального образования РФ, скончалась 21 сентября 2015 г. – прим. ред. ). Мы вспоминаем её с большой любовью как коллегу, друга и замечательного поэта, прозаика (публиковалась под псевдонимом Нина Ганынина).

Андрей Евгеньевич: Год литературы принёс нам большие филологические потери. Это и Виктор Степанович Левашов, и Георгий Геннадьевич Богданов…

Валерия Андреевна: Их уход в Год литературы трагичен и… по-своему знаменателен. Многие ли знают, что та же Галия Дуфаровна попала в «короткие списки» литературных премий – в число выдающихся авторов нашего времени. Она очень тонко чувствовала саму литературу, ощущала текст как живой. Поэтому ей в чём-то было легко создавать его, пересоздавая реальность. При этом по натуре своей была человеком чрезвычайно скромным. Поэтому, возможно, не было того, что называется сегодня раскруткой, пиаром. К сожалению, серьёзных талантливых людей, даже находящихся здесь, в Забайкалье, мало знают.

«Раскручивать» как?

Валерия Андреевна: Хотя бы этим – сегодня, например, придут Алла Озорнина, Галина Рогалёва. Обговорим, когда и кто из авторов сможет провести встречу со студентами. Здорово, что делается шаг в нашу сторону. Потому что студенты, пожалуй, самые мобильные, самые активные и самые читающие в стране люди. Как, между прочим, и школьники. Сегодня взяла новый лицейский класс. Провожу опрос. Говорят: «Читать не очень люблю». И называют целые серии прочитанного! Совсем нечитающих – ну, может быть, один, максимум два. Но при этом и те заявляют, что любят читать, до пустим, техническую литературу, энциклопедии. То есть, ушло то поколение, о котором говорили, что практически ничего не знают, не читают, не могут сказать.

Вы помните, вы всё, конечно, помните!

– По студентам судите: кривая тоже пошла вверх?

Валерия Андреевна: По студентам труднее, поскольку студенты филфака должны нам, преподавателям, сдавать, прежде всего, классическую литературу, и бывает недовольство: здесь что-то не дочитали, там… А в целом, они такие же, как остальные, – со своими литературными пристрастиями.

Мы с Андреем Евгеньевичем проводили анкетирование (я в лицее, он – на факультете). Ребята называют очень много – целые блоки! – авторов, произведений. Причём, видно, что называют со знанием дела, не просто так, как один выпускник в ЕГЭ написал: «Мне очень хочется рассказать об одном произведении. По, к сожалению, забыл автора, название тоже не помню и герои также забыты. По очень хочу о нём рассказать!». Таких уже практически не наблюдается, и это тоже какое-то новое веяние.

В 2015 году в рамках конкурса педагогического мастерства одна из участниц (сегодня уже магистрант) выходила с анкетой на огромную массу студентов всех специальностей. Предложила: давайте посмотрим, насколько мы не читающие – развеем миф или действительно всё так. Она начинает строчки – они продолжают, она им название – они автора. И сами всколыхнулись: «Не такие уж мы ограниченные, оказывается!».

Точно так же, расставаясь с 11-классниками, говорю: оглянитесь назад, подумайте: сколько прочитано за школьные годы! И дети зауважали себя.

– Школьникам проще – определены списки для обязательного прочтения. Как ориентироваться в массе классических и новоизданных произведений тем, кто вышел из школьного и студенческого возраста?

Андрей Евгеньевич: Самая большая беда информационного общества то, что подрастающее поколение не может самостоятельно отсеивать зёрна от плевел. Поэтому и существует качественная литература, специалисты, которые направляют. Не жёстко: вот это, это и это прочесть, а определяют направление, где можно найти что-то стоящее.

Что читать – вопрос сложный. Скажем, я открыл для себя Дину Рубину, и тут же пошли курсовые по её творчеству; Алексея Иванова – не потому, что по роману снят фильм с Хабенским в главной роли, а потому что дельная книга. Читаю то, что публикуется в журналах, обязательно посещаю российский «Журнальный зал». Но что именно читать, должно определить само время.

У нас существует целая масса различных литературных премий. Китайцы делают очень просто – они мгновенно переводят тех наших современников, которые получили ту или иную премию. Начали с Полякова, перевели Улицкую. Проханов переведён на китайский язык.

Причём зачастую переводят не с русского, а уже с европейских языков (видимо, специалистов со знанием русского пока не хватает). Вот сейчас китайцы переводят «Историю русской литературы» Святополк-Мирского. Эту книгу у нас мало знают, а они заинтересованы!

– И в китайских темпах все это «переваривают»…

Андрей Евгеньевич: Именно. И с ними приятно работать. У меня были лекции в Хайдаре, Харбине. Китайские магистранты задают замечательные вопросы: почему у вас не родился новый Пушкин – второе столетие проходит со дня смерти? Что такое «загадочная русская душа»? Русские студенты подобных вопросов не задают, а современная китайская молодёжь спрашивает.

– Так почему же до сих пор не родился второй Пушкин?

Андрей Евгеньевич: Не время ещё. Слишком велик он. Дистанция временнАя должна быть. А может, он уже и подходит…

«Встречи» требуют продолжения

– С современными авторами России и мира у кафедры налажена связь?

Андрей Евгеньевич: Откройте литературно-художественный журнал «Встречи» (издаётся на факультете с октября 2004 года) и увидите, что география обширнейшая: Америка, Китай, Германия… Вхожу в редколлегию и точно могу сказать, что всё это абсолютно личные контакты с авторами. Эта связь осуществлялась благодаря всё той же Галие Дуфаровне Ахметовой.

– Есть кому теперь подхватить нити?

Андрей Евгеньевич: Журнал был авторским. Так же, как авторской была газета «Земля» Виктора Родионова, «Чадо» – Жанны Родионовой. Поэтому очень сложно. Но, по крайней мере, мы выпустили номер – уже посмертный (Галия Дуфаровна готовила его, зная, – что выйдет он уже без неё). Готов ещё один. А дальше – посмотрим. Может быть, эта инерция живого слова, живого текста (её терминология) помогут нам. И совсем неслучайно журнал назван именно так.

Я убеждён, что «пиарить» писателя не надо. Нужны именно встречи. Пусть их не будет много, но чтобы читатель был понимающий, соучаствующий. Сейчас мы приходим к пониманию литературы, как её понимали в 19-м веке. Пушкин, Лермонтов, Грибоедов – элита. Писательский труд был трудом элитарным (вспомните «разночинцев»). Сейчас тоже совершенно не нужны площади, которые собирал Вознесенский; для читателя достаточно продуктивных творческих встреч.

– Интернет сократил дистанцию между писателем и читателем? Андрей Евгеньевич: Сократил. Раньше книга была в шаговой доступности (можно было, допустим, прийти в Пушкинскую библиотеку, читать ночью). Сейчас – даже не в шаговой, а в твоей собственной доступности!

Но когда информацию получаешь сразу же, ты её не очень сильно ценишь. Одно дело – собрать макулатуру и получить Дюма – я буду его беречь, перечитывать. Другое дело – ткнул пальцем в экран, прочитал и… ничего не осталось.

К вопросу информационного общества: информация должна обрабатываться и дозироваться. Сегодня можно встретить совершенно ошалевших, всё прочитавших людей. Они, может, чего-то и помнят из прочитанного, но это такой поток сознания, о котором ещё в своё время писал Фёдор Михайлович Достоевский.

Мы пытаемся что-то делать для того, чтобы помочь людям определиться с руслом – проводим мероприятия, семинары, лекции, конференции, встречи. А иногда даже учим читать! Практикую со студентами четвёртого курса комментированное чтение: открываем книгу и просто читаем, обсуждаем, и такие глубины открываются. Медленное чтение, от которого получаешь наслаждение, – совершенно другое чтение. Медленное чтение, потом перечтение, обратное прочтение… Это и есть работа с живым текстом, который можно разворачивать, поворачивать.

Есть такое понятие – ризома («грибница»); можно кликнуть в интернете на один текст и уйти в такие дали, что непонятно, где было начало, где конец – абсолютная бесформенность. А традиционное линейное медленное прочтение порой рождает читательский отклик на писательский замысел.

«Что делать?»

– Учителя литературы бьются, чтобы дети вообще хоть что-то хоть как-то читали. Что скажете им?

Андрей Евгеньевич: Старший брат у меня – абсолютный книжник; как только научился читать, с фонариком под кроватью «садил» зрение. Я был совершенно не читающий, мне нужно было носиться с собаками, луком, стрелами по оврагам, лесам. И вдруг мама подсовывает мне книжку Куприна «Ю-ю» (про кошку). Андрюшенька начинает читать все книги о кошках, собаках… Тот интерес реальный был перенесён на книжный интерес, и с тех пор я зачитал.

– Предлагаете для каждого ребёнка найти ту самую книгу?

Андрей Евгеньевич: Даже не книжку найти, а его – ребёнка – интересы. Присмотреться. Уж если родители не читают, то учителя литературы должны читать.

Валерия Андреевна: Сегодня нередко дети учат читать родителей («провального» поколения 90-х) – рассказывают о своих открытиях в литературе.

Андрей Евгеньевич: Ещё вариант привлечения к книге – от обратного. Когда вышел фильм «Мастер и Маргарита», смели с прилавков роман. Были очереди! Так же и «Высоцкий». Книга даёт толчок кино, а кино возвращает нас к книге.

А вот заставить читать нельзя. Будет обратный эффект. Православная церковь же не заставляет, не заманивает, а люди идут. На чём держится православная культура? На слове.

– Литература развивается, множится год от года, век от века… Не боитесь, что настанет момент, когда Пушкину, Гоголю в школьной программе и кругу читательских предпочтений попросту не останется места?

Андрей Евгеньевич: Владимир Маяковский давно предлагал выбросить Толстого, Достоевского, Пушкина с парохода современности (смеётся). Так что, нет, не боимся. Классика вечна. Слово – вечное, если это слово настоящее. У Гумилёва (помните?): «И, как пчёлы, в улье опустелом, Дурно пахнут мёртвые слова». А живые слова, они всегда живые.

Валерия Андреевна: Мы сами с удивлением обнаруживаем: какое-то время прошло, перечитали, а текст-то по другому «задышал».

– Многие возразят, что слово Достоевского для школьника «задышать» не может – слишком сложно.

Валерия Андреевна: Наверное, здесь ещё дело в том, как читать. Неправильно вошли в книгу – кажется тошной, скучной, неподъёмно трудной. Но ведь успешен опыт педагога-новатора из Санкт-Петербурга Евгения Николаевича Ильина. Схожий метод применяет знакомая учительница: старшеклассник «Войну и мир» прочёл всю, кроме батальных сцен. По хорошо рисовал. Она ему: «Слушай, для урока полностью есть материал, кроме иллюстраций к этим эпизодам…». Прочёл – нарисовал…

У меня был случай: готовила класс к ЕГЭ, рассказала про приём зеркальной композиции, использованный в «Евгении Онегине», и мальчишка (собирался на экономиста) задумался: а туда ли я документы подаю? Литература-то какая интересная! То есть, человек должен что-то такое для себя открыть в литературе, что бы захотелось в неё… шагнуть.

«Я недавно прочитал…»

– Закончите, пожалуйста, эту фразу.

Андрей Евгеньевич: Я недавно прочитал «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого. Естественно – перечитал. Но это абсолютно новое прочтение, потому что на фоне всех постмодернистских тенденций и ризоматического построения сюжета и композиции это фантастически красивая книга, с красивыми образами, замечательной развязкой и с полётом толстовской фантазии с крыльями!

– Вот для чего ещё классика нужна – как кофейные зёрна в лавке парфюма!

Андрей Евгеньевич: Да! А до того с упоением перечитал «Девяносто третий год» Виктора Гюго. Такой романтизм, такие истинно французские преувеличения, авторская идея, которая ведёт тебя невозможно оторваться.

Валерия Андреевна: А я бы назвала «На пуантах и «Нарисованный тигр» Галии Дуфаровны Ахметовой. Мне кажется, должны наши земляки знать своих писателей и поэтов.



Беседовала Елена Сластина, «Читинское обозрение» №6

Действительно, даже листая газеты, сейчас можно видеть что эффект от прошедшего Года литературы действительно есть. Филологи и литераторы стали появляться в материалах СМИ гораздо чаще, чем раньше. «Аргументы и факты» опубликовали интервью с руководителем региональной писательской организации Аллой Озорниной. Она тоже уверена, что литературу хоронить рано: «Я как минимум раз в неделю захожу в книжный магазин и вижу, сколько людей стоит возле книжных полок. И, даже несмотря на высокую стоимость, книги покупают. Думаю, это хороший знак».

«Не писать не могу!»

Книги покупают, и это хороший знак.

Недавно региональную писательскую организацию в крае возглавила Алла Озорнина.

О том, почему дети из глубинки интереснее своих городских сверстников, легко ли быть писателем в провинции и как привить любовь к чтению, мы побеседовали с Аллой Георгиевной.

– Ещё совсем недавно в нашу организацию входили только члены Союза писателей России. А несколько лет назад мы решили создать Забайкальскую краевую общественную писательскую организацию. Теперь в неё входят те, кто решил связать свою жизнь с литературой. Сделали мы это для того, чтобы начинающие писатели могли напрямую общаться с опытными авторами, а потом получить рекомендации в Союз писателей России. Сейчас наша организация насчитывает около сорока человек.

Это призвание!

– Алла Георгиевна, думается, вы не могли не стать писателем, ведь ваш отец – известный поэт и писатель Георгий Граубин.

– Я выросла в окружении книг. Их у нас было (да и осталось) очень много! Они занимают стеллаж во всю стену в папином кабинете от пола до потолка, стоит по книжному шкафу в каждой комнате и даже в коридоре.

Порой папа рекомендовал, что мне почитать, но не всегда учитывал возраст. В итоге в 5-м классе я прочитала всего Гюго. Сама удивляюсь – как это удалось?! Скажем, сейчас бы я не осилила его «93-й год». Потом взялась за книги Фенимора Купера, и в один прекрасный момент, читая о войне белокожих с индейцами, вдруг поняла, что я хочу научиться писать так же. А когда из предисловия узнала, что Купер начал писать в возрасте сорока лет, то и вовсе воодушевилась: мне-то было всего одиннадцать, и я решила, что к сорока уж точно превзойду любимого писателя, по крайней мере, по количеству написанных книг. Увы, жизнь распорядилась по-другому.

– Когда и как состоялась проба пера?

– В школьные годы. Но поскольку папа категорически отказывался читать мои опусы, полагая, что в этом возрасте ничего умного сказать миру невозможно (и, в принципе, был прав), то я просто забросила это дело, хотя продолжать очень хотелось.

Много лет я подавляла в себе желание писать. Думала, что вряд ли мне удастся осилить писательский труд. Послушная дочка – после школы я получила профессию врача и работала психиатром. Но после тридцати на меня словно откуда-то сверху… посыпались слова. Не смейтесь! Это чувство особенно хорошо знакомо поэтам. Я помню, мыла пол и решила, что, если не запишу то, что приходит в голову, все слова и свои мысли забуду. Бросив тряпку посреди комнаты, я схватила ручку, бумагу и стала писать.

Потом, примерно так же, появился второй, третий, четвертый рассказ – получился сборник рассказов для детей. Я поняла, что писательство – это моё призвание, и что без этого я не смогу жить.

В глубинке интереснее

– У вас много книг, в том числе в жанре детского детектива. Много ли удалось издать ?

– Сборник рассказов «Мы с Витькой», приключенческие повести «Неожиданная находка», «Чудеса начнутся завтра», «Тайна 13-го гаража», «В лабиринтах Бутинского дворца», «Эхо минувших веков», «Золото серебряной горы», «Пилюля на палочке», «Ночь в библиотеке». Почти все эти книги есть в школьных библиотеках, мало того, их можно бесплатно скачать из электронной библиотеки.

– У вас уже есть внучки. Специально для них что-нибудь пишете?

– Нет, старшая, Вероника, учится в 10-м классе, у неё уже свои интересы. Но то, что выходит из-под пера, она читает первая, и я всегда ориентируюсь на её мнение – что понравилось, а что не очень. Младшей, Даше, – три года. Для неё не пишу, но всё время придумываю сказочные истории. А вообще она очень любит стихи прадедушки Гоши.

– В одном из интервью вы сказали, что дети в глубинке интереснее. Чем же?

– У них меньше соблазнов, чем у городских. Они более пытливы, задают очень много вопросов и подолгу не отпускают. Встреча с писателями для них – настоящий праздник, которого ждут, к которому готовятся.

– Недавно вы стали писать и научные книги для детей…

– Работать над научно-популярными книгами для детей я стала но просьбе одного из издательств. Книга «Почему ты видишь сны?» уже вышла как отдельным изданием, так и в сборнике «Почемучкина энциклопедия». Другая – «Почему мы болеем» – готовится к изданию. И, наконец, по просьбе того же издательства, прошлым летом я взялась за разработку психологической серии для подростков, которая должна была включать 6-8 книг. Серию разработала и даже успела написать одну из книг «Что делать, если тебя обижают в школе?», а осенью из-за сложностей с финансированием проект закрыли.

– На мой взгляд, в школах книги сейчас не читают, а проходят. Можно ли изменить ситуацию в лучшую сторону?

– Думаю, да. Надо приучить детей к чтению, чтобы они почувствовали, что это гораздо интереснее, чем слоняться часами по улице или же сидеть перед компьютером. Порой достаточно дать ребенку интересную книгу, и он становится книгочеем. А порой встретиться с «живым» писателем. Именно поэтому наша организация старается сейчас наладить связи со школами и вузами.

Два писателя из ста

– Алла Георгиевна, с прошлого года вы возглавляете писательскую организацию в крае. Скажите, много ли у нас новых авторов?

– Слово «много», наверное, вряд ли уместно. Ведь, как говорят, писатели – штучный товар. А вот интерес к литературному творчеству, на мой взгляд, растёт. Это видно по числу участников ежегодного семинара, который проходит в рамках «Забайкальской осени».

Не так давно мы познакомились с творчеством Елены Чубенко, Зинаиды Лобачевой, Элеоноры Кузник (жены профессора Бориса Кузпика). В прошлом году она написала замечательную автобиографическую книгу. А ведь ей уже за 80!

В декабре 2015 года в Читу приезжал преподаватель Литературного института им. Горького, член Союза писателей России Александр Торопцев. Он подтвердил, что в последнее время не редкость, когда человек в довольно зрелом возрасте, скажем, за 60, начинает писать рассказы или стихи. И, как ни странно, такая проба пера приносит неплохие результаты.

– Сложно ли творческому человеку развиваться в провинции?

– Мне кажется, творческому человеку одинаково непросто развиваться, независимо от того, где он живет – в центре Москвы или же в самой что ни на есть глубинке. Но если у человека есть талант, литературные способности, трудолюбие и работоспособность, то, думаю, не важно, где он живет. Вот посмотрите, Елена Чубенко из Улёт, Зинаида Лобачёва – из Хилокского района, Юрий Мартыненко – из Чернышевского… В то же время ежегодно в Литературном институте им. Горького (г.Санкт-Петербург) выпускается свыше 100 человек! И только два процента из них становятся писателями. А ведь они целых пять лет учились литературному мастерству, посещали семинары… И все же получается, что научить быть писателем невозможно. Оно или есть, или его нет.

– Александр Гордеев, ваш коллега, считает, что книга… умирает. Вы думаете так же?

– Нет. Я как минимум раз в неделю захожу в книжный магазин и вижу, сколько людей стоит возле книжных полок. И, даже несмотря на высокую стоимость, книги покупают. Думаю, это хороший знак.



Подготовила Елена Лоскутникова, «Аргументы и факты» №6

Ещё один довод в пользу того, что люди не стали безразличны к литературе и книгам — резонанс вокруг любых попыток потеснить городские библиотеки. На очередном совещании городские власти подтвердили своё согласие с тем, что библиотеки должны работать на полную мощность и развиваться.

Библиотеки востребованы по-прежнему

Общественность Черновского района просит сохранить библиотеку

Роль библиотек как центров культуры, особенно для нашего района, переоценить сложно, – так начал совещание, посвященное итогам работы хранилищ науки в Черновском районе глава района Фарит Гизатулин.

На совещание были приглашены заместитель руководителя администрации городского округа «Город Чита» Александр Глущенко, председатель комитета культуры Николай Волков, депутаты Думы городского округа по Черновскому району, директор муниципального учреждения «Централизованная библиотечная система» Рамиля Румянцева, представители общественности района.

Сохранить, несмотря ни на что

В самом начале встречи Фарит Гизатулин сообщил, что им получено письмо от представителей общественности района о необходимости сохранить библиотеки, несмотря на трудности с бюджетом 2016 года. Ни одна из них не должна быть закрыта или перепрофилирована! Тем более что залы всех семи храмов знаний и культуры, как называют библиотеки сами читатели, никогда не пустуют. Помимо выдачи книг, библиотекари ведут и другую важную работу. Они проводят массовые мероприятия, посвященные государственным праздникам, юбилеям известных Деятелей культуры, а также знакомят читателей с творчеством местных авторов.

Для этого встречи проводятся не только в стенах библиотек, но и за их пределами. К примеру, все четыре работника библиотеки №19, что находится в поселке КСК, – частые и желанные гости в соседних школах. Там они проводят заседания литературных кружков, многочисленные классные часы. Список социальных партнеров библиотеки тоже впечатляет. В их числе: муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 52» г. Читы, муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 26» г. Читы, муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 6» г. Читы, МБОУ ДОД «Детская школа искусств № 5», МБДОУ «Детский сад № 34», МБДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 81», МБДОУ «Детский сад комбинированного вида № 69», МБДОУ «Детский сад № 50», МБОУ ДОД «Станция юных натуралистов», ГПОУ «Забайкальский техникум профессиональных технологий и сервиса», МБОУ «Открытая (сменная) общеобразовательная школа № 8», ГУСО ЧКЦСОН «Берегиня» Забайкальского края, ГУСО ЦПППН «Доверие» Забайкальского края, ГАУСО «Социальный приют» Забайкальского края, ГКСУ СО СРЦ «Надежда» Забайкальского края, Чернове кий Совет ветеранов, Забайкальская региональная общественная организация «Ассоциация одиноких граждан», молодежное объединение «Клуб «Наследник» Забайкальского края, районный женский клуб по интересам «Вдохновение», дворовый комитет ул. Труда д. 3,4,5. Библиотечный фонд здесь – более 23 тысяч экземпляров, количество постоянных читателей – свыше 3000, а количество книговыдач ежегодно превышает 52000 экземпляров. Число посещений – более 24000 в год.

Культурный островок

Свое отношение к ситуации в библиотеках Черновского района выразила от лица общественности старейший педагог, литератор Людмила Львовна Усанова. Она когда-то сама начинала трудовой путь в качестве библиотекаря и, по ее словам, за эти годы роль островков культуры в работе с молодежью, просветительской деятельности, патриотическом воспитании, знакомстве с культурным наследием нашей великой страны ничуть не снизилась. Книги по-прежнему нужны, за ними в библиотеки приходят представители всех возрастов. Школьники прибегают сюда целыми классами.

Порой, если нужна литература для подготовки к урокам, а в библиотеке ее недостаточно, сотрудники срочно обращаются к коллегам в Центральную библиотечную систему и организуют необходимое количество томов. Все они тут же доходят до читателей и помогают юным горожанам знакомиться с творчеством великих классиков литературы и открывать для себя волшебные миры знаний. Для личностного роста библиотеки просто необходимы. И пусть хранилища знаний далеко не всегда расположены в роскошных условиях, но их отличной работе это не мешает. На примере всё той же библиотеки №19 Людмила Львовна отметила, что в день здесь бывает по нескольку десятков читателей.

Некоторые приходят, чтобы поработать в интернете, ведь цена вполне доступная – 21 рубль в час. Конечно, было бы неплохо, если бы помещение стало побольше. Сейчас она располагается на площади около 160 квадратных метров. С учетом переданного дополнительного помещения, которое требует ремонта, площадь составит 587 метров. Это лишь дело времени. Необходимо при всех сложностях городского бюджета изыскать деньги на разработку проектно-сметной документации. Выходит, речи о закрытии такой нужной для жителей района библиотеки не ведется?

Сохраним и сейчас

Этот вопрос Людмила Львовна задала Николаю Волкову и Александру Глущенко. Они заверили представителя общественности, что это абсолютно исключено. Несмотря на сложности бюджета, ежегодно изыскиваются средства на пополнение книжного фонда, ведется работа по программе «Доступная среда». И уж если даже в тяжелые 90-е годы городу удалось сохранить все библиотеки, то сейчас об их закрытии речи тем более нет.

Как отметила Рамиля Румянцева, все семь библиотек района ведут активную ежедневную работу для простых горожан, которые приходят к ним за знаниями и общением. Рабочий день библиотекарей расписан буквально по минутам.

На примере все той же библиотеки №19 стоит отметить, что ее сотрудники организовали большую работу в честь 70-летия Победы, причем они не только принимали гостей в стенах библиотеки, но и сами побывали у участников войны, поздравили их с праздником.

Депутаты Думы городского округа, присутствовавшие на совещании, также выразили свое мнение, что библиотеки района работают отлично, они востребованы, а значит, им нужно оказывать поддержку. Свою позицию о необходимости сохранения библиотек выразил и глава городского округа «Город Чита» Анатолий Михалев. Завершая заседание, Фарит Гизатулин поблагодарил всех присутствующих за оценку деятельности храмов науки района и за готовность оказать посильную поддержку в их благородной миссии нести культуру и знания в широкие массы читателей.



Ольга Харчева, «Эффект» №7

Журналист газеты «Экстра» Максим Макаров на этой неделе заинтересовался тем, что уровень преступности, связанный с незаконным оборотом наркотиков, постепенно начал снижаться. Руководитель регионального наркоконтроля Борис Инхереев рассказал ему, почему это происходит и можно ли сохранить тенденцию. В частности, неплохие результаты принесла акция «Сообщи, где торгуют смертью», по результатам которой было возбуждено 17 уголовных дел. Но проблем у службы хватает, одна из них сформулирована в заголовке — «У районов нет средств на уничтожение конопли».

«У районов нет средств на уничтожение конопли»

В 2016 году уровень преступности, связанный с незаконным оборотом наркотиков, постепенно начал снижаться. О том, какие факторы повлияли на данную статистику, и как сохранить подобную тенденцию в будущем, «Экстре» рассказал начальник Управления ФСКН России (наркоконтроля) по Забайкальскому краю Борис Инхереев.

«Синтетика» не дает покоя

– Борис Васильевич, расскажите, как в Забайкалье продвигается борьба с незаконным оборотом «синтетики»?

– Ситуация, связанная со сбытом синтетических наркотиков в крае, вызывает у нас большую обеспокоенность. К тому же с этим становится все сложнее бороться в нынешних реалиях. Например, потому, что наркоторговцы распространяют «синтетику» по территории региона бесконтактным путем, через интернет.

Отмечу, что на этом фоне поставки синтетических наркотиков в Забайкалье в 2015 году увеличились. Но все же многие препятствующие факторы не помешали сотрудникам ведомства выявить несколько преступных групп.

– Что представляли собой эти группы, и какими методами они действовали?

– В них состояли люди из разных регионов страны. А поскольку основная часть «синтетики» приходит в Забайкалье из КНР, то к списку дилеров соответственно прибавляются и граждане этого государства. Схема проста – российский наркоторговец связывается со своим китайским поставщиком через интернет, и они обговаривают детали отправки «посылки» к нам. После этого незаконный груз, например, в виде почтового отправления пересекает границу в вагоне поезда. Главная же проблема здесь состоит в том, что такие «посылки» сложно отследить, так как на таможне пока еще нет достаточного количества специальных электронных установок, с помощью которых можно было бы просматривать рентгеновским методом целые вагоны.

– Почему Китай является главным поставщиком этой наркотической заразы?

– Ответ прост: там многие виды «синтетики» еще остаются узаконенными. И этот факт во многом осложняет ситуацию в целом. Сейчас вместе с коллегами из КНР мы пытаемся влиять на подобные обстоятельства.

– Расскажите в целом о незаконном обороте наркотиков в крае? За минувший год произошли изменения в лучшую сторону?

– Общее количество зарегистрированных наркопреступлений в крае в прошлом году все же снизилось. В 2015-м сотрудники УФСКН зарегистрировали 755 наркопреступлений, что на 6,7 процентов меньше, чем в предыдущем году. Из них 596 преступлений проходили по тяжким и особо тяжким составам. Также было выявлено 338 преступлений, связанных со сбытом наркотиков. К сожалению, эта цифра оказалась почти в два раза больше аналогичного показателя 2014 года – 173 преступления. Кроме того, наркополицейским в прошедшем году удалось раскрыть 76 преступлений, совершенных в групповых формах: из них 36 – организованными преступными группами и 4 – в составе организованного преступного сообщества.

– За счет чего удалось достичь снижения?

– Благодаря плодотворной работе с жителями нашего региона. Одним из таких примеров можно назвать акцию «Сообщи, где торгуют смертью». По её результатам было возбуждено 17 уголовных дел по фактам наркоторговли.

Коноплю необходимо выжечь…

– Основную долю изымаемых наркотиков в крае по-прежнему составляют производные дикорастущей конопли?

– Да, это 95 процентов от общего числа изымаемых наркотиков. К оставшимся же 5 процентам относится «синтетика», амфетамины, героин и прочее. Например, в ходе операции «Мак» в 2015 году нами было выявлено 305 очагов произрастания дикорастущей конопли, что составило более 2 тысяч гектаров земли в разных районах края. Однако только около половины из них было уничтожено.

Главным недочетом в данном направлении оказались низкие финансовые возможности муниципалитетов и общая экономическая ситуация в регионе.

– Какие районы являются наиболее проблемными в этом плане?

– Самыми неблагоприятными районами в плане произрастания конопли остаются Читинский район и Чита, Оловяннинский, Петровск-Забайкальский, Краснокаменский районы и город Краснокаменск.

В свою очередь с позитивной стороны можно отметить, например, Чернышевский район. Там регулярно со всей серьезностью подходят к решению подобной проблемы. Деньги на покупку гербицидов у них находятся всегда, независимо от экономического положения.

Отмечу, что всего за 2015 год главам районов и сельских поселений, а также рядовым землепользователям было вынесено 283 предписания за непринятия мер в этом направлении.

Стоит добавить, что ситуация с ликвидацией участков дикорастущей конопли осложнялась еще и погодными условиями, в частности, лесными пожарами и засухой. На этом фоне период произрастания наркотического растения начался в некоторых районах края с опозданием – не в начале лета, а ближе к осени. Подобный факт ввел в некоторое замешательство тех, кто должен был заниматься уничтожением конопли.

Церковь поможет

– Какие нововведения планирует внедрять в свою работу краевой наркоконтроль в текущем году?

– Мы планируем плодотворно начать развитие взаимодействия с представительством Русской православной церкви.

В рамках подобных мер наркополицейские в 2016 году надеются создать при забайкальских храмах и церквях центры поддержки и реабилитации наркозависимых граждан.

Замечу, что мы уже ведем переговоры с местной Епархией о массовом создании подобных центров помощи. Думаем, это поможет в корне изменить ситуацию. Ведь одно дело, когда такие учреждения ведут свою деятельность от лица медицинских структур, а совсем другое, когда этим занимается церковь. Так, сейчас в поселке Атамановка уже строится один из таких центров реабилитации.

– Будете ли вы сотрудничать с другими религиозными движениями, относящимися к христианству?

– Мы будем вести работу исключительно с Русской православной церковью. Остальные же религиозные движения, например, такие как «Преображение» и «Спасение в Иисусе», в наши планы не входят. Ведь до этого фиксировались случаи, когда их прихожане на добровольной основе отдавали церкви свое имущество и прочее.

– Назовите число наркозависимых людей в крае?

– По официальным подсчетам на учете в наркодиспансерах в 2015 году числится 1129 человек. Среди них многие получили зависимость на фоне употребления героина, амфетаминов и различных опиумных средств.



Максим Макаров, «Экстра « №6

НазадВперёд
6 отзывов
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Мдаа.., прочитав по ссылке отрывок из вечОрки, не до конца понял, кто посетил Кантемира - козёл или белочка. Там вообще бессвязный набор слов.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это называется проще - мужской климакс

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ахахахахахахахахахаа! В точку! И как я сразу не поняла))))))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Конкуренты Вы друг другу, что тут скажешь, обычные СМИ-конкуренты

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нда(( то ли в наших местных СМИ читать нечего, то ли уважаемый мною Роман Шадрин делает это из-под редакторской палки - все скучнее и скучнее и совсем "ниАчём". Грусть-пичалька берет.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Впечатлен, Кантемир.

ПОПУЛЯРНОЕ