Р!
26 ОКТЯБРЯ 2021
25 октября 2021

Хорошие новости? Получите, распишитесь — обзор краевых СМИ

Однажды на родительском собрании в школе я услышал нечто, поразившее меня очень сильно. Несколько родительниц, объединив усилия, пытались повлиять на одну хорошую учительницу иностранного языка — та, мол, задаёт бедным детям какие-то сложные задания. Одна из мам пошла ещё дальше и предложила не ставить детям тройки. Не нужно быть педагогом, чтобы понять чудовищную абсурдность таких рацпредложений. Возможность ставить детям тройки, двойки и единицы в школах — порядок естественный, принимаемый и понимаемый большинством здравомыслящих людей. Откуда же в последнее время появилась абсурдная идея о том, что СМИ должны массово штамповать «хорошие» новости, уходя от «негатива», «чернухи» и всего, от чего бедный читатель, зритель или слушатель может взгрустнуть. Чей бесконечно далёкий от понимания миссии журналистики мозг породил и понёс этот бред в массы?

Журналист и автор регулярной колонки в «Читинском обозрении» Владимир Тихомиров с восторгом принял пожелание бывшего губернатора края Ильковского «отражать только хорошие новости». С большим энтузиазмом автор навскидку назвал главную хорошую новость последнего времени — да, это отставка губернатора Константина Ильковского. Тихомиров учит, как с восторгом относится к новостям о пожарах, дефиците бюджета и даже известиям о злополучном фонде капремонта. Против обыкновения, автор не приводит многочисленные статистические выкладки и выдержки из бюджета, он всего лишь напоминает о влиянии оптических свойств зеркала на отражение кривизны рожи.

Новость, приятная во всех отношениях

О дамах, приятных во всех отношениях, писал Гоголь.

А вот о событиях так не писал ещё никто.

Прощаясь с журналистами, экс-губернатор Константин Ильковский посоветовал им отражать только хорошие новости. Его поддержал полпред Николай Рогожкин. Примерно ту же мысль высказала и Наталья Жданова. Безусловно, это новое слово в журналистике.

Ну, давайте попробуем. Первая новость, разумеется – это отставка губернатора Константина Ильковского. Новость более чем приятная во всех отношениях. В числе прочих и для самого экс-губернатора. Теперь Константин Константинович вздохнёт свободно, о зарплате бюджетников может не думать, о ветхом жилье не вспоминать, а об аренде забайкальских земель китайцами и в страшном сне не видеть. Будет жить в столице, учиться пилотировать воздушное судно, обозревая орлиным взором окрестности Подмосковья с высоты птичьего полёта.

Приятная новость номер два – это торжественное обещание врио губернатора Натальи Ждановой выполнять все социальные обязательства в первую очередь. Новость уже подкреплена обещанием заплатить все долги по зарплате забайкальским бюджетникам, прозвучавшее и со стороны вице-премьера федерального правительства Ольги Голодец, министра финансов Антона Силуанова и даже… генерального прокурора Юрия Чайки. Под нового врио федеральная власть раскошелилась на круглую сумму. И если для выплаты каждой зарплаты учителям и врачам понадобится смена губернатора края, то лично я готов с большим удовольствием тиражировать такую приятную новость хоть ежемесячно.

Если вдуматься, то даже 14-миллиардный дефицит краевого бюджета, о котором не раз говорил теперь уже бывший первый зам. председателя правительства края Алексей Шеметов, может стать хорошей новостью. Дело в том, что по его версии, «величайшей трагедией для края» явился перевод СибВО в другой регион, и в результате край недополучил множество налогов. Так вот, столкнувшись в сентябре с дефолтом Забайкальского края, поскольку бюджет по социальным выплатам принят только на восемь месяцев, и не имея возможности дать денег из федерального бюджета, правительство РФ, возможно, срочно примет решение вернуть округ обратно. И он снова станет «мощным генератором налоговых платежей». А мы, читинцы, снова будем привычно видеть на улицах города наших доблестных военных, красивых, здоровенных, и у наших девушек появится больше шансов хорошо устроить свою судьбу.

Кстати, люди уже и сами по своей природе воспринимают даже такие новости, как пожары, с большим оптимизмом. Всё чаще жители сёл, у которых прошлым летом сгорели дома, в репортажах тележурналистов радостно улыбаются и говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Ибо вместо своих сгоревших халуп получили к зиме прекрасные дома с удобствами. Их пример – другим наука.

Уверен, что даже плата за капремонт, которая пока не вызывает у населения радостных эмоций, может стать прекрасной новостью, если Фонд капитального ремонта покажет всем нам первые сверкающие своей красотой отремонтированные дома за счёт этих средств. А одновременно раскроет тайну зарплаты руководителя Фонда Евгении Кирсановой, отчаянно скрываемой в заведении. И тогда каждый читинец скажет: «Мы потерпим, вы только вовремя и побольше собирайте с нас средства и краше ремонтируйте».

Позиция редакции иногда может не совпадать с мнением авторов газеты



Владимир Тихомиров, «Читинское обозрение» №10

Старейшая газета региона на этой неделе выносит сор из избы. Между позапрошлым главным редактором «Забайкальского рабочего» и ещё более опытной гвардией, создававшей газету в 60-х и 70-х годах, возникло недопонимание. Причины разлада могут быть разными, от бытовых неурядиц до принципиальных идеологических разногласий. Как бы там ни было, представитель старой гвардии, ветеран «Забайкальского рабочего» Тамара Пенягина, будто оправдываясь, отвечает на недавнюю публикацию Александра Баринова, обнажая застарелый и не поддающийся пониманию со стороны конфликт.

— За все 25 лет работы в редакции, — пишет автор статьи, — я получала задание от обкома через редактора только дважды: когда в Чите появился первый взяточник – директор ресторана «Забайкалье» и первый коррупционер – директор института «Гипросовхозстрой».

Мы писали по указке сердца

Иные люди, выбившись в начальники, полагают: история отныне подвластного его руководству предприятия, учреждения, хозяйства (неважно чего) начинается с него.

Эта мысль явилась мне после прочтения в газете «Читинское обозрение» разгромной рецензии А. Баринова на книгу А. Пузанова «Красная цитадель». Я задалась вопросом: чем же провинился перед ним его предшественник? Почему Александр Олегович при каждом удобном случае старается вычеркнуть имя человека, который 20 лет редактировал газету «Забайкальский рабочий»? Это не единственный «камушек», который А. Баринов бросил в него, кстати, и в нас, ветеранов этой газеты. Подавая список журналистов для опубликования в «Энциклопедии Забайкалья», он «забыл» включить фамилию А. Пузанова. Пришлось мне, тогда председателю совета ветеранов журналистики Забайкалья, писать справки о нём и о К. Рубцове, тоже бывшем редакторе «Забайкальского рабочего», и о других именитых журналистах старейшей в России газеты.

Горькую пилюлю преподнёс А. Баринов нам, ветеранам, тогда, к 100-летию «Забайкальского рабочего». На совете ветеранов мы составили и обсудили план книги об истории нашей газеты и хотели представить его А. Баринову. Но он уклонился от встречи с нами. Как потом выяснилось, он задумал издать такую книгу сам, и мы ему – не указ. У него свой взгляд на историю газеты. По его мнению (он выразил это публично в одном из номеров юбилейного 2005 года всего в двух строках): «В 60-70 годы «Забайкальский рабочий» информировал читателей о событиях в области и стране». Вычеркнуть 20 лучших лет за всю историю газеты! Настоящий плевок в живых свидетелей, больше – участников событий того времени!

Не вычеркнуть!

Отнюдь, мы не просто «информировали» читателей, а выражали идеи и настроения, витавшие в общественной жизни Забайкалья, страны. Вникали в проблемы, искали истоки их возникновения, пути разрешения, освещали передовой опыт, соревнования между колхозами, предприятиями, передовиками и прочее. Газета была авторитетной (выпускники столичных вузов – будущие журналисты – считали за честь проходить у нас практику), популярной (тираж зашкаливал за 160 тысяч экземпляров). Какими людьми ни были бы А. Пузанов и К. Рубцов, при них с участием газеты происходили исторические перемены в крае во благо забайкальцев. Начато строительство комбинатов: Приаргунского горно-химического, камвольно-суконного, «Балейзолото», построена Читинская ГРЭС, электрифицирована Забайкальская железная дорога, возобновлено строительство БАМа. По всей области шло строительство и обеспечение новой техникой и оборудованием коровников, свинарников, овцеферм и птицеферм. Внедрялись новые методы хозяйствования. По Чите пошли первые троллейбусы, начал работать телевизионный центр. Всего не перечесть. «Забайкальский рабочий” привлекал внимание читателей не только своим содержанием. Люди доверяли газете, потому что она умела их защитить в трудную минуту. С жалобами, предложениями, отзывами люди шли в редакцию толпами.

По указке сердца

Для нас, ветеранов, газета – главное дело нашей жизни, каждую статью мы вынашивали как ребёнка, каждую строчку выстрадали. С болью в сердце следили за падением тиража газеты. Тогда, 10 лет назад, после невразумительной справки о роли её в «Энциклопедии Забайкалья» мы решили объясниться с Александром Олеговичем напрямую, лицом к лицу. Встретились с ним в редакции Петр Игнатенко, Вячеслав Смирнов, Виктор Дианов и я. Что же мы услышали? Поглядывая на нас свысока, он утопил свои доводы в велеречивых рассуждениях и заявил, что во всем, даже в критике, мы действовали исключительно по указке КПСС.

Будучи печатным органом обкома партии и облисполкома, мы, конечно, придерживались их политической линии, но не слепо, не безрассудно. На втором съезде писателей классик советской литературы Михаил Шолохов сказал: «Каждый из нас пишет по указке своего сердца, а сердца наши принадлежат партии и родному народу, которому мы служим…». Мы, журналисты, верили, что служили именно народу, а партия вела нас по верному пути. Нередко выламывались из установленных рамок, когда указания сверху противоречили нашим внутренним убеждениям. Например, Слава Филиппов, если ему предлагали написать положительный очерк о каком-нибудь партийном боссе, отказывался: «А он мне не симпатичен». Слышали бы работники обкома, как их «честили» на летучках и партсобраниях в редакции. Вставал очередной оратор (кивок в сторону обкома – здание его видно из окна), бросал: «Не для протокола”. Начинался разговор начистоту. Каждый выкладывал все, что наболело на душе из-за «зигзагов» руководящих органов. Доставалось и напрямую работникам обкома партии.

Как это было

Остановлюсь подробнее на критике. Сошлюсь здесь на статью Валентина Логунова «Забайкальский рабочий» не заглядывал в рот обкому партии». (Колонка «Забрабочего» от 14 мая 2005 года). Слово самому автору: «Однажды приехал в бригаду Лобарева, известного в Чите бригадира строительного управления, орденоносца. Сооружала бригада клиническую больницу. Хожу по объекту – никого нет. А дело было осенью, конец года, стало быть, план надо гнать, да и объект пусковой. К тому же работал Лобарев на бригадном подряде, и по договору стройуправление не имело права его перебрасывать на другой объект. Наконец я обнаружил пятерых помощников, спрашиваю, что случилось. Оказывается, сняли бригаду и направили на строительство конференц-зала обкома партии. Звоню начальнику центрального стройуправления Ульянову. Подтверждает: да, на клинической больнице работы свёрнуты. По-дружески поясняет: сопротивлялись, но ничего поделать нельзя – звонок оттуда, из обкома… Быстро строчу заметку за подписью рабочих. И материал прошёл!

Господи, что было утром следующего дня. А. Пузанова в тот день не было, вызвали в восемь часов утра на заседание секретариата обкома зама А. Воинова. Вернулся Саша красный, руки дрожат, мне и жалко его, и винить себя не могу. Говорю ему: «Они в этом конференц-зале один раз в месяц позаседают, а людей негде лечить… Да и не из-за конференц-зала они ополчились, столовая у них там, в пристройке, предусмотрена». – «Давай письмо рабочих, – говорит Воинов, – обком требует». Примерно через месяц в редакции отчётно-выборное собрание. На него прислали секретаря обкома по пропаганде. В получасовом выступлении он умудрился минут двадцать посвятить мне. Фактов не приводил, ни слова не сказал о письме рабочих, а все крутил-крутил, из чего выходило, что человек я легкомысленный, никчёмный, журналист никакой, в партии лишний”. (Этот «никчёмный» позднее был приглашён в Москву заместителем редактора газеты «Гудок», потом – замом в «Московскую правду». Был заместителем министра печати и средств массовой информации РСФСР. В 90-е организовал «Российскую газету», три года был её главным редактором. Его избирали народным депутатом СССР, был помощником члена Совета Федерации, руководителем секретариата заместителя председателя Совета Федерации – авт.)

Продолжим монолог В. Логунова: «Началось выдвижение кандидатов в члены партбюро. И (какая наглость!) называют мою фамилию. Секретарь обкома проглотил вызов, ничего не сказал. Члены нового бюро стали выбирать секретаря парторганизации. Анатолий Митрофанович сообразил, что назревает бунт (он же – член бюро обкома партии – авт.), предложил кандидатуру Ю. Курца. Тут встаёт Владимир Сбитнев, называет мою фамилию. И меня избрали. Надо было видеть физиономию секретаря обкома. Пришёл выгонять журналиста с работы за политическую незрелость, а его избрали вожаком партийной организации».

Я, тогда заместитель секретаря партийной организации, хорошо помню тот эпизод. Мы, члены бюро, сидели молча, стиснув зубы, а потом все дружно подняли руки за В. Логунова, поступили по-шекспировски: «Достойней, отмолчась… сразиться противоборством».

Рука на пульсе

Редко кого из нас не вызывали в обком «на ковёр» за критические выступления. Об этом могли бы рассказать Владимир Сбитнев, Александр Алешкин, Василий Кустов, Геннадий Билецкий, Леонид Фадеев и другие, иных уже нет в живых. Поэтому кое-что расскажу я, имея на это полное право как заведующая отделом писем, куда стекались жалобы со всей области. Послания читателей заставляли нас держать руку на пульсе времени. Лично я объехала почти всю область – каждый раз с письмом в руках, разбираясь в конфликтах. Партийные органы принимали меры по критическим выступлениям: кого-то освобождали от руководящей должности, кого-то исключали из партии, а то и отдавали под суд. Отстояв позицию автора, доказав его правоту, мы чувствовали себя четвёртой властью. Умные работники обкома и облисполкома поощряли нас, в частности, секретарь Н. Тартышев: «Смело пишите о недостатках. Вы, журналисты, увидите на местах больше наших инструкторов». Председатель облискполкома Н. Дмитриев обращался к редактору: «Пришли-ка мне журналиста побоевитее. Есть тема». И все же лично я, да и другие в основу своих выступлений часто закладывали письма читателей. Я получала задание от обкома через редактора за все 25 лет работы в редакции только дважды: когда в Чите появился первый взяточник – директор ресторана «Забайкалье» и первый коррупционер – директор института «Гипросовхозстрой».

Отдел писем играл в редакции роль генератора, поддерживавшего незатухающий пламень острых, проблемных выступлений (редакция получала в год более 20 000 писем). Журналисты отдела выбирали из почты самые «занозистые» послания для «часа интересного письма», заведённого заместителем редактора Г. Кобяковым. Ведь обычно читатель «что болит, о том и говорит». Это и настраивало нас на критический лад. Ознакомившись с содержанием писем, тут же откликались на зов, мчались в командировки. В критическом настрое мы не были пионерами.

«Пятый угол»

Если заглянуть в 30-е годы, рабочие и сельские респонденты тоже занимались критикой. Правда, подписывались они под острыми заметками псевдонимами: «Оса», «Пчела», «Лиса», «Волк», «Очевидец», «Наблюдатель» и др. Продолжая их традицию бичевать мерзости жизни, в 50-е годы Сергей Виноградов, заведующий отделом пропаганды, завёл рубрику «Забайкальский ёж». Её постоянным ведущим стал Николай Ященко, выросший в профессионального фельетониста, а позднее – писателя. В 60-х, начале 70-х кто только не пробовал писать фельетоны: А. Пузанов, Л. Фадеев, В. Шергов, А. Игнатенко, И. Подорожанский, В. Братушев, А. Лашкаев и даже наш идеолог В. Комаров. В 70-е В. Логунов придумал сатирический 5 угол», где так доставалось разного рода бюрократам, рвачам, несунам и прочим недоумкам, что этим «героям» не хватало четырёх углов, где бы они могли спрятаться от всеобщего обозрения. Все уже смело подписывались своими именами. Настоящими фельетонистами стали А. Алешкин и В. Кустов. На страницах газеты постоянно присутствовал «Воскресный фельетон». Идеологи же выдавали критические статьи аналитического характера. Боевой лозунг «Критика как воздух нам нужна!» просто витал в воздухе.

При отделе писем активизировался внештатный отдел действенности под руководством внештатного корреспондента И. Арзамасцева. На совет приглашали самых нерадивых работников целыми коллективами, чаще из сферы обслуживания: почтовиков, торговцев, бытовиков. Отдел писем подстрекал на дискуссии читателей в ежемесячной полосе «Письма и о письмах». «Атакующее зло» (о работе милиции), «Совесть – не разменная монета» (о расхитителях народного добра), «Почему болеет ребёнок?» (о педиатрии), «Чёрствость» (о халатности) – эти рубрики держались на страницах газеты месяцами. Постоянными «говорящими» были: «Отписку – под прицельный огонь», «Острый сигнал», «Тревожим молчальников». Отдел писем давал комментировать ответы руководителей ведомств авторам критических публикаций, печатал интервью с комментариями руководителей, рассылал вырезки критических материалов секретарям партийных организаций с просьбой воздействовать на мастеров отписок, любителей напустить тумана в ответах, корреспонденты проверяли, как работают руководители с жалобами трудящихся.

Оттепель

Оттепель (время, обозначенное этим словом, пришло из названия книги И. Эренбурга) пьянила нас. В 60-е, начале 70-х мы смелее, чем когда-либо, высказывались в адрес нерадивых руководителей. Настрой на критику передавался и нашим помощникам – внештатным корреспондентам. Эта бесстрашная армия помогала нам вскрывать и устранять недостатки на производстве, в быту, культуре. Рабочие и сельские корреспонденты участвовали в движении за экономию и бережливость, проверяли, как на предприятиях, в хозяйствах берегут металл, горючее, электроэнергию, стройматериалы, рабочее время. Они помогали проводить взаимные проверки хозяйств, вести перекличку соревнующихся, выставляли посты на уборке урожая, стрижке овец, важнейших стройках… Вот так на самом деле в 60-70-е мы «по указке” партийных органов воевали с бюрократами, чинушами, рвачами и прочими. Кстати, в отличие от А. Баринова, который как раз заглядывал в рот администрации области.

Разжаловать!

Со временем не все стало сходить нам с рук. Придушенный было культ личности начал оживать. Однажды вышла очередная полоса «Народного контроля», которую готовил постоянно отдел советского строительства (им заведовал Г. Билецкий). Её острые материалы вызвали большой резонанс среди читателей и раздражение обкома партии. Подлила масла в огонь и я, сотрудник этого отдела. Вернувшись из поездки в Югославию, где подсмотрела опыт в борьбе с несунами, лентяями, прогульщиками, в своей корреспонденции предложила для борьбы с такими людьми контроль рублём. Мой материал в числе других стал предметом обсуждения на летучке. Наши идеологи меня убеждали: в социалистическом обществе не может быть контроля рублём. В общем, меня пожурили, а Геннадию редактор устроил такой разнос, что он подал заявление об увольнении и ушёл из редакции.

Пострадали и мы с Андреем Сорокиным. Он заведовал отделом партийной жизни. Приходит как-то к нам мужчина, измученный на вид, с рюкзаком за плечами, вываливает на стол кучу бумаг, говорит: «Не могу нигде добиться правды. В суд обращался, прокуратуру, обком партии. Без толку. Помогите!» Посмотрели его бумаги. В самом деле: на все его обращения – одни отписки. Оказалось, он лесник, а злостный браконьер – первый секретарь райкома партии. Хозяин района выезжал на охоту зимой в белом маскхалате, на «газике» с яркими фарами, чтоб ослеплять крупное зверье (так его легче подстрелить), с полуавтоматом в руках. Как-то столкнулись они лицом к лицу, лесник спросил у высокопоставленной особы лицензию, тот смерил его презрительным взглядом, молча сел в машину и удалился. Лесник пожаловался нам, что в него уже дважды стреляли. Мы с Андреем подготовили статью в газету, вырезку из неё направили в прокуратуру РФ. Та нашла жалобу лесника и наше выступление в газете обоснованными. Но пока шло расследование, того секретаря райкома уже повысили: он стал секретарём обкома партии. Деваться коммунистам партийной организации этого органа некуда, надо выполнять требования Закона. Вынесли партийному браконьеру строгий выговор. Нас же с Андреем убрали из ведущего отдела: его перебросили в сельхозотдел (вскоре он ушёл из редакции), меня – в отдел писем. Как неблагонадёжных. К тому же выяснилось, что мы из семей «врагов народа», репрессированных в 1938 году.

Сослать!

Испытал гонения и А. Алешкин за фельетон «Человек на орбите» (о тех руководителях, которых перебрасывали с одного места на другое, и тоже руководящее, если он проваливал дело). Его «сослали» в Северную Осетию.

За бойцовский характер преследовали журналистов «Забайкальского рабочего» и за пределами области. Газета служила для целого ряда её сотрудников «взлётной полосой», высоких профессионалов приглашали на работу в центральные издания. В их числе: М. Озерский, И. Бельдинский, В. Хмара, В. Логунов, В. Сбитнев, В. Пашин, М. Рожков и др. Так, Валентина Хмару пригласила «Правда» литературным консультантом. Да только наш правдолюб там не прижился, ушёл, стал одним из организаторов и замом редактора нового журнала «Литературное обозрение». Володю Сбитнева тоже взяла «Правда» – собкором по Казахстану. Но за острые выступления и ершистый характер ЦК КПСС запретило ему вообще работать в партийных изданиях. Приютили «Известия». Валентина Логунова за строптивый характер убирали из редакции «Российской газеты», которую он организовал и редактировал в Москве, вооружённые люди уже при Б. Ельцине, объявившем свободу слова и печати…

Думаю, этих примеров достаточно, чтобы доказать, что мы не просто «информировали» читателей о событиях в стране и области, а главным нашим оружием была критика. Мы умело ею пользовались.



Тамара Пенягина, ветеран «Забайкальского рабочего”, заслуженный работник культуры Читинской области, «Забайкальский рабочий» №40-41

На страницах «Вечорки» развивается и обрастает мнениями дискуссия вокруг движения АУЕ, которым заинтересовались уже и на федеральном уровне. Забайкальское УМВД видит проблему так: «Сегодня, надо сказать, с «лёгкой» подачи «Вечорки» всех подростков и молодёжь, отличающихся противоправным поведением или имеющих связь с криминалом, в Забайкалье стали именовать «АУЕшниками». Ими стали и пьяные воспитанники хилокской школы-интерната, бросившиеся с камнями на полицейское здание, и подростки из Новопавловки, устроившие разборки со сверстниками и их родителями. А ещё несовершеннолетние подучётники и выходцы из неблагополучных семей, которых в Забайкалье немало. Может они и считают себя «крутыми», только ни о каком криминальном движении ничего не слышали».

Как мухи превращаются в слонов

Это реакция краевого УМВД на публикации в газете «Вечорка». Пока одни делают вид, что проблемы никакой не существует, редакция Народной газеты из номера в номер трубит об обратном. Побывав на прошлой неделе в командировке в одном из районов Забайкалья, мы в очередной раз убедились в том, что АУЕ это не выдумка (см. стр. 5).

Врачи не всегда уверены в одном и том же диагнозе больного. Поэтому нельзя сказать, что им полностью доверяют пациенты. Часто не верят граждане и полицейским – не хотят делиться с ними информацией, как говорят, «от греха подальше». В нынешнее время большинство людей вообще стопроцентно доверяют только самым родным и близким. Отсюда появляется сомнение в подлинности строк некоторых журналистов «Вечорки», способных, по их мнению, расположить к себе всех от мала до велика. Тем более, что некоторые факты напрямую говорят об обратном.

Удивительно, что большинство жителей Забайкалья и даже далеко за его пределами беспристрастно верят газете. Поверили они, что в каторжном крае властвуют криминальные законы, а вся молодёжь живёт по понятиям. Что со школьной скамьи, а то и раньше, дети вступают в ряды «АУЕ», везде и всюду следуя этому укладу. Поверили из-за неординарности темы и потому, что её в течение длительного времени еженедельно «вбивали» в головы читателей.

Пока простые граждане запоминали вновь открытую аббревиатуру, каждый материал «Вечорки» проверялся соответствующими структурами, но особых подтверждений не находилось. В конечном итоге информация дошла до Москвы и тема «АУЕ»-движения получила новый импульс для муссирования журналистами «Вечорки».

Очередную публикацию о проблемах шилкинского детского дома недавно проверили сотрудники краевого УМВД, посетившие районный центр. Изложенные на страницах народной газеты факты опровергали все – руководители детдома и воспитатели, воспитанники и выпускники. Сотрудники полиции также нашли и опросили бывшего преподавателя физкультуры этого социального учреждения, от лица которого повествует автор статьи. Интересен тот факт, что мужчина после прочтения публикации очень удивился, кто мог предоставить ложную информацию журналисту издания от его имени? Бывшим инструктором по физической культуре шилкинского детдома мужского пола был только он один. Но он не наблюдал среди детей приверженности к какому-либо неформальному движению или совершение противоправных действий, связанных с вымогательством денег и ценностей. К тому же с представителем редакции бывший физрук не общался.

Нельзя утверждать, что проблем воспитательного характера в шилкинском детском доме нет, несмотря на все доводы опрошенных. Там среди сотни ребятишек находятся 16 несовершеннолетних, состоящих на учёте в полиции за совершение имущественных преступлений. Негласный лидер среди воспитанников ранее был судим, а его близкий друг привлекался к уголовной ответственности за грабёж, кражу и побои. В прошлом году полицейские раскрыли 10 преступлений, которые совершили детдомовцы. Вот только приверженцами какого-либо движения они себя не считают. Да и расшифровку пресловутых трёх букв не знают.

Сегодня, надо сказать, с «лёгкой» подачи «Вечорки» всех подростков и молодёжь, отличающихся противоправным поведением или имеющих связь с криминалом, в Забайкалье стали именовать «АУЕшниками». Ими стали и пьяные воспитанники хилокской школы-интерната, бросившиеся с камнями на полицейское здание, и подростки из Новопавловки, устроившие разборки со сверстниками и их родителями. А ещё несовершеннолетние подучетники и выходцы из неблагополучных семей, которых в Забайкалье немало. Может они и считают себя «крутыми», только ни о каком криминальном движении ничего не слышали.

Реакция главного редактора «Вечорки» на эти обвинения УМВД будет озвучена в следующем номере газеты.



Пресс-служба УМВД России по Забайкальскому краю, «Вечорка» №10

Как видно, сразу под заголовком публикации от УМВД редакция «Вечорки» направляет читателя на страницу 5 того же номера. А уже там под заголовком «Десант «Вечорки» и «России 24» высадился в Новопавловке» пишет: «Субкультура АУЕ (арестантский уклад един – для тех, кто ещё не в курсе) в Забайкалье из прячущегося по дворам юркого зверя переросла в полноценного монстра, требующего новых жертв. По крайней мере, чиновникам и правоохранителям пора бы перестать оспаривать сей факт, особенно после того, как в край хлынул поток столичных комиссий и репортёров». Статья же рассказывает об Алексее Ланичеве по кличке Моментик — человеке, который строит церковь и поддерживает систему отбора денег детьми у детей.

Десант «Вечорки» и «России 24 высадился в Новопавловке

Субкультура АУЕ (арестантский уклад един – для тех, кто ещё не в курсе) в Забайкалье из прячущегося по дворам юркого зверя переросла в полноценного монстра, требующего новых жертв. По крайней мере, чиновникам и правоохранителям пора бы перестать оспаривать сей факт, особенно после того как в край хлынул поток столичных комиссий и репортёров.

На минувшей неделе по самым «горячим» криминальным точкам региона прокатил редакционный автобус «Вечорки» с журналистами Народной газеты и федерального телеканала «Россия 24» на борту. Дольше всего в рамках операции «Декриминализация» пришлось задержаться в посёлке Новопавловка Петровск-Забайкальского района, где по словам местных, начиная от главы поселения и заканчивая опасливо оглядывающимися селянками, правит бал положенец Алексей Ланичев, известный в кругу новопавловцев как Моментик. Здесь, как выражаются в их кругах, за такое нетипичное для Забайкалья погоняло пояснят на каждом углу – на лбу у авторитета выколота угрожающая надпись «Мементо море», на всякий случай напоминающая односельчанам о неотвратимости кончины. «Помни о смерти» – так эта фраза переводится с латыни.

Храм на общак

– По сути, весь посёлок работает на одного человека. Лично я его один раз видела, но обращаться не приходилось, – высказала своё мнение собеседница «России 24» и «Вечорки», поплотнее прикрывая входную дверь и через каждое слово умоляя её не называть. Предполагаю, что в лучшем случае произойдёт поджог, а в худшем – её дети не вернутся домой. – Думаю, что к нему, а не в полицию или к председателю идут по всем вопросам, начиная от установки забора и заканчивая «темами, которые надо разрулить». Беспризорных под себя подгрёб и организовал их похлеще, чем школа и непутёвые родственники вместе взятые. Те, кто вчера без дела по дворам шатались, сегодня под его началом. Церковь начал строить, правда, не думаю, что зачтётся ему – за общаковские-то деньги! По моему мнению, чёрные лесорубы (посёлок ещё дышит благодаря продаже леса, и судя по плешивым сопкам, дело спорится) отстёгивали ему на «богоугодное» дело по машине леса. А что при нашем председателе сделано? Да ничего! – отрезала женщина, напоследок ещё раз упрашивая не называть имён.

Тем временем в обустроенном на постсоветский манер кабинете местного «посёлкообразующего» предприятия-банкрота уже гудит местный люд. Поверить сложно – ещё полчаса назад одна из тех, кто обещался рассказать журналистам о бесчинствах на улицах посёлка, шептала в трубку, что у забора тусуется подозрительная толпа, а значит рисковать не стоит. Но чаша терпения переполнилась настолько, что месяцами подавляемый народный гнев перевесил чувство страха.

АУЕшники VS «мажоры»

– То от одного, то от другого ребёнка узнавали: в школе требуют деньги, продукты, сигареты, воруют телефоны и снимают вещи. После нового года у моего ребёнка сняли пуховик. Это стало последней каплей, – констатирует одна из родительниц.

– А мой ребёнок вообще школу бросил – не из-за этого ли? – вторит ей товарка по несчастью. – Дети молчали до последнего – боялись.

– Все началось с того, что стали поступать тревожные звонки из школы, – вводит в курс дела ещё один собеседник, – а рядом сидящий поясняет:

– Там произошёл жёсткий конфликт. Мой ребёнок, который в силах дать сдачи, встал на защиту всего класса от этих «сборщиков дани». Ну правда, сколько можно! И вот когда все встали против этой уголовной системы – пошли угрозы, вызовы на «стрелки». После этого позвонила директор школы, наказала повнимательнее следить за своими детьми. Дескать, что-то здесь назревает! – заявил Игорь Комаровцев, отец одного из детей, «подмятых» уголовной шпаной. В конечном итоге в разговоре снова прозвучало знакомое прозвище.

– Общак, или как его ещё называют «грев» собирают такие же школьники. Можно было предположить, что они делают это по собственной инициативе. Но когда обычные дети, или «мажоры», как их ещё называют в селе, отказались платить, и завязался конфликт, почему- то подключилась третья сторона. Это люди из мест лишения свободы и местные авторитеты – Ланичев, Афанасьев и вся их братия, – включаются в беседу другие участники импровизированного схода. – Ланичев этот – не раз сидевший, всех неблагополучных ребят организовал, – думают односельчане, делая акцент на последнем слове, словно намекая, что подобная структура отдаёт чем-то вроде организованной преступности.

Жители Новопавловки: «Ведера, выручай!»

Алексея Ланичева в селе величают не иначе как вторым председателем. Но возвращаясь к поднятой теме, подчёркивают: в случившемся школота и сама бы разобралась, без участия сидельцев.

Когда, по словам родителей, директор учебного заведения забила тревогу, школьников, объявивших протест, уже звали на «стрелку».

– Там их встретили 17-18-летние парни. Моего сына, например, пинали с ноги – двое как минимум. Когда мы с другими родителями подошли – их как ветром сдуло и остался один Ф., который теперь ещё и утверждает, я его бил, – снова включается в разговор Игорь. – Только домой приехали, а ребёнку уже через час назначили «стрелку» – я услышал телефонный разговор. Когда снова позвонили, решил разобраться по-мужски – взял трубку, поговорили. Я давай собирать мужиков. И представить себе не мог, что там за «дети» придут! Вы б их видели! Один весь синий – все тело в наколках, кроме кончиков ушей. И это её самый маленький из них, который из-за возраста и не оказался в СИЗО. Те, которые сидят под следствием, по моей информации скоро выйдут, и тогда придётся держать оборону, – настаивает Игорь, вооружённый до зубов – жизнь в поражённом криминальным вирусом посёлке поставила ему свои условия. В помощь полиции, как и в решительные шаги со стороны поселковой власти мужчина не верит. Как ни прискорбно, большинство селян с ним солидарны – надеются, что на одну силу всегда найдётся другая. «С волками жить – по волчьи выть», – отмахиваются селяне и уповают на куда более известного авторитета. Речь о Дмитрии Ведерникове (Ведере), на страницах «Вечорки» объявившем ауешному засилью войну. Как некогда в соседнем Могзоне, аналогично выживающем в основном за счёт продажи леса, местные, включая женщин, дали понять – готовы взяться за ружья, дабы защитить своих детей от криминальной поросли.

ОПГ»Новопавловские»

Родители вынужденные оказать сопротивление банде подростков, и представить себе не могли, что те сходу примутся объясняться блатными словами. Всего в назначенном месте припарковались две машины, в одной из которых оказался и Ланичев. Родителям запуганных ребятишек он заявил, что так называемых «детей», ещё недавно демонстрирующих свою наглость и безнаказанность, повезли на освидетельствование. По мнению местных, даже предложил забыть, что взрослые мужики проучили обнаглевшую шпану, но в обмен на сто тысяч рублей.

– Когда это все произошло, нас вызвали в опорный пункт полиции – писать заявление, – переходят к самому главному собеседники «Вечорки» и «России 24». – Мы же обратились письменно с просьбой, чтоб просто разобрались в этой ситуации. Но прошло совсем немного времени, прежде чем наших детей снова вызвали к школьному туалету на очередную разборку. На этот раз, 26 января родители снова скооперировались, созвонились с полицейским. В отделении был участковый. Сели составлять протоколы, но как черти из табакерки появились все те же Ланичев с Афанасьевым. Чуть по морде не надавали! Участковый их вытолкал. Уехали, но к вечеру для составления протокола явились уже со свитой. Тогда возле опорного собралось человек 15-20, и в самом пункте – человек 8-10, – вспоминают жители Новопавловки.

По свидетельствам местных, отморозки вели себя более чем бесцеремонно – дёргали участкового за форму, не давали ему заполнять документ и хамили. Полицейскому ничего не оставалось, кроме как взяться за ствол и пальнуть в воздух. Но если эта история уже стала в Забайкалье нашумевшей, то продолжение известно не многим. Практически в это же время подростки в отместку, а заодно чтоб припугнуть, подожгли гараж Игоря Комаровцева – вышеупомянутого отца одного из школьников. В эти же минуты на трассе ждали сигнала две машины – как уверяют новопавловцы, затаившиеся в них пацаны должны были по указке сверху рассосаться по селу и с кулаками наброситься на конкретных односельчан.

Самих же родителей настораживает вот что: за школьников, обвинённых местной общественностью в вымогательствах и поборах, «встряли» не мамы и папы, убеждённые в их невиновности. Оказалось, что за их спинами стоят закоренелые уголовники под покровительством местной знаменитости – положенца Алексея Ланичева (Моментика).

– Если в одном месте стреляют, в другом поджигают, а в третьем ждут сигнала и готовятся к драке – речь идёт о скоординированном преступном сообществе. А это значит только одноместные авторитеты контролируют ситуацию, и реальная власть совсем не принадлежит заседателям из поселковой администрации, – такой итог подводят сами жители села, не раз столкнувшиеся с тотальным произволом.

Вот уж не удивительно, что при таком раскладе они уповают на покровительство «меценатовского» авторитета. Коллектив «Вечорки» единодушно считает, что наше общество смертельно больно: жить по законам одного уголовника и просить помощи у другого мы не хотим и не будем. Надеемся, государство когда-нибудь позволит нам жить по Конституции РФ.

(Продолжение следует)



Мария Снегова, «Вечорка» №10

«Экстра» пишет о том, как и кем используется в Чите детектор лжи. Услуга частной проверки людей на полиграфе появилась в Забайкалье 6 лет назад. Сегодня она помогает сохранять и разрушать семьи, разрешать и усугублять рабочие и деловые конфликты и даже вычислять сбежавших с места ДТП.

Правда в цене

Популярность проверки на детекторе лжи в Забайкалье постепенно набирает обороты. И даже кризисная ситуация в стране не стала камнем преткновения в данной сфере услуг. «Продавцы правды» остаются востребованными, не взирая ни на что.

В лидерах – супружеские измены

С момента зарождения в Чите столь специфического бизнеса, основанного на беспристрастном поиске правды, минуло практически шесть лет. Впервые подобное ноу-хау появилось на вооружении у представителей крупных охранных предприятий и индивидуальных предпринимателей в лице специалистов-полиграфологов. Владельцы этой чудо-техники не стали отходить от практики западных коллег по цеху и сделали главными аспектами своей деятельности поиск правды, связанной с возникновением спорных вопросов на поприще семейных взаимоотношений и ведении различных форм бизнеса.

Чаще всего, обращаясь к полиграфологу, клиенты желают изобличить ложь уже в запущенных формах, которая угрожает, например, союзу двух сердец – это измены, проявление чуждых семейным отношениям чувств и многое другое. Или же вопросы, ставящие под удар основы предпринимательской деятельности.

Наиболее распространённые из них связаны с лояльностью подчинённых сотрудников к работе, с наличием вредных привычек и судимостей у кандидатов на должность, а также со всевозможными инцидентами, где установить правду обычными способами не представляется возможным.

Как правило, каждый «сеанс» в кабинете полиграфолога начинается с так называемой предтестовой беседы, когда специалист настраивает своего клиента на определённые вопросы, которые он будет задавать ему на протяжении «разоблачительной процедуры». После этого начинается второй этап – собственно само тестирование и межтестовая беседа. Именно в этот промежуток времени проверяемый на ложь и вскрывает все свои карты. Затем по необходимости может быть инициирована послетестовая беседа, призванная уточнить некоторые моменты.

Обмануть полиграф невозможно

– Всего каждая процедура занимает порядка 2-3 часов: в это время входит проверка на детекторе лжи, а также процесс обработки полученных данных, – пояснил «Экстре» полиграфолог одного из частных охранных предприятий Дмитрий Труфанов, отмечая, что аппарат-разоблачитель провести нельзя, возможно обмануть лишь специалиста, ведущего беседу с клиентом.

Другие полиграфологи, работающие в Чите, тоже солидарны с высказыванием своего коллеги. Они уверены, что любая разновидность этой дорогостоящей машины выполняет все задачи, возложенные на неё безукоризненно. Главный аргумент заключается в том, что работа детектора лжи основывается на показателях определённых раздражительных реакций, происходящих внутри организма человека во время того, когда он отвечает на каверзные вопросы.

– В организме человека происходят процессы, которые ему неподконтрольны. Это дыхание, давление, кровоток, кожно-гальванические реакции. Данные процессы невозможно подавить никаким образом, либо наоборот обострить их течение. Все они происходят на уровне подсознания человека, ведь всякая ложь оставляет значительный отпечаток в памяти, от которого никогда не получится избавиться, а скрыть каким-либо методом – тем более, – объясняет полиграфолог с многолетним стажем работы и по совместительству частный детектив Александр Прасков.

В качестве примера собеседник издания приводит случай из своей практики, когда молодой человек, проходя проверку на детекторе лжи, пытался уйти от правдивых ответов на заданные вопросы с помощью обычной иглы.

– Мужчина хотел, чтобы его ложь не вскрылась. Начитавшись различной информации в Интернете на тему, как обмануть полиграф, он заложил между своими пальцами во время сеанса обыкновенную иголку и колол ей себя, когда я задавал ему неудобные вопросы. Обман удалось вскрыть по двум причинам. Первая – показатели на мониторе (кожно-гальванические реакции и прочее) были неоправданно приглушёнными. Второе – мной были замечены странные телодвижения со стороны тестируемого, – поделился Прасков.

На благо общества

Кроме дел, связанных с бизнесом и внутрисемейными разборками, специалисты по лжи в Чите работают и в интересах правоохранительных органов.

– Конечно, данные показания полиграфа не являются прямыми доказательствами на суде.

Они по-прежнему остаются в статусе косвенных улик у нас в России, чего не скажешь про страны Западной Европы и США. Но, все же, иногда услуги специалиста по лжи, оказанные органам правопорядка, могут поставить точку в том или ином деле ещё на этапе его расследования, – говорит Дмитрий Труфанов.

Рассказами о подобных делах из своей рабочей практики полиграфолог охотно поделился и с нами. Одним из самых запоминающихся эпизодов его бескомпромиссной борьбы с преступностью оказался случай, связанный с наездом на малолетнего пешехода.

– Это произошло два года назад в Антипихе. Подросток катил через дорогу мопед, и в этот момент его сбил автомобиль. Водитель с места происшествия сразу же скрылся. Единственным свидетелем инцидента оказался мужчина. На первый взгляд, он был случайным прохожим. Однако по ходу дела выяснилось, что это не так – он состоял в приятельских отношениях с виновником ДТП. Сам свидетель отвергал какие-либо дружеские связи с подозреваемым и уверял правоохранителей изначально в том, что он не запомнил номер транспортного средства, – добавил собеседник издания.

Всё встало на свои места после того, как очевидец событий прошёл проверку на полиграфе.

Уже во время первого сеанса ложь вскрылась, а вместе с ней в распоряжение следствия попали ценные доказательства.

– Основной задачей было выяснить у свидетеля номерной знак автомобиля, на котором сбили подростка. Но так как мужчина упорно не хотел его вспоминать, мне пришлось задать ему серию провоцирующих вопросов. Ответом на каждый из них с его стороны должно было быть твёрдое «нет». При этом вопрос звучал так: «первая цифра номера машины, попавшей в ДТП…». Итак, я опрашивал его три раза, перебирая цифры от нуля до девяти, – пояснил Труфанов, добавив, что в итоге из них сложился госномер транспортного средства, который отказывался назвать свидетель. Это стало возможно благодаря высокой реакции многих показателей на предложенные мужчине в ходе процедуры числа. Уже через пару дней предполагаемый виновник ДТП был задержан.

Детектор лжи подчинится не каждому

Опытные полиграфологи заявляют, что вопреки финансовому кризису данная сфера бизнеса вряд ли уйдёт в тень и станет не нужной. Такое ноу-хау будет востребовано, не взирая ни на что. Однако просто купить прибор и разбогатеть на этом в кратчайшие сроки невозможно. Для того чтобы заниматься таким родом деятельности, необходима соответствующая квалификация. Как заявляют «продавцы правды», купить полиграф – это мелочь. Куда важнее квалификация специалиста, в руки к которому он попал. Здесь важен каждый нюанс. Так что выносить вердикты, напрямую касающиеся жизней других людей, у неподготовленного человека не получится. Для этого требуются профессиональные навыки психолога плюс большой опыт.



Максим Макаров, «Экстра « №10

НазадВперёд
5 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тихомиров умница!А давайте и впрямь губеров каждые полгода менять)))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ух я вам цензуру то скоро введу! Ой введу! Будете у меня только про праздники писать!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Народ,подскажите,а чего это цены в магазинах прыгнули?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В Госдуме одобрили повышение акцизов на бензин, от повышения цены на топливо зависят цены на продовольствие, т.к. хлебушек по магазинам не на воздухе разводят.Простая арифметика в стране напуганных идиотов.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

жизнь многогранна и сми отражают разные стороны жизни как есть и это правильно