Р!
04 МАРТА 2021

Строители с дольщиками и ненужными памятниками— в обзоре краевых СМИ

Краевые газеты на этой неделе много писали на околостроительные темы. «Забайкальский Рабочий» вспоминал не только тех, кто обманывал дольщиков, но и стройку вековой давности. Мнимые памятники исторического наследия в очередной раз взбудоражили строителей и пишущих об этом журналистов. Как ни странно, но эти материалы стали самыми интересными в подборке уходящей недели.

Со старейшей газетой Забайкалья было интересно вспоминать, откуда в регионе появились обманутые дольщики, и узнавать, кто нынче защищает их права. У материала есть предыстория, которую читатели знают по двум публикациям «Чита.Ру». В первой сообщалось об уголовном прошлом главы инициативной группы дольщиков Марины Зайцевой, во второй можно было узнать о позиции женщины, уверенной, что мешать прошлое с настоящим нельзя.

Дольщики: десять лет спустя

Откуда пришли и к чему пришли

Обманутые дольщики — это неприятный привет кризисным десятым годам из относительно благополучных нулевых. В Читу эта зараза пришла десять лет назад — в 2006 году. Вторая порция обманутых дольщиков появилась в забайкальской столице двумя годами позднее.

Сегодня по случаю скорбного юбилея — десятилетия появления в Забайкалье обманутых дольщиков — давайте поговорим о том, как эта эпопея начиналась, чем она продолжилась и когда закончится. Кому надо сказать «спасибо» за появление в Забайкалье обманутых соинвесторов? Как решаются их проблемы сегодня? Есть ли шанс, что обманутые люди когда-нибудь получат свои долгожданные квартиры? И кто пытается сделать на всём этом репутационный капитал?

Фонд развития непонятно чего

По иронии судьбы появлению обманутых дольщиков Забайкалье обязано строительной организации, в своё время активно поддерживаемой властями региона. Называлась эта структура «Фонд развития жилищного строительства Читинского области», размещалась в здании регионального минсельхоза по улице Амурской, 13 и возглавлялась неким Николаем Огородниковым. В начале 2000-х эта пирамида (теперь это можно говорить прямо — авт.) собирала с читинцев деньги на долевое строительство жилой многоэтажки по улице Ингодинской. Собирали почти пять лет — с 2004 по 2009-й, но только все собранные средства вдруг ушли на оплату расходов управляющей компании «Вместе», где Огородников являлся учредителем, а его дочь была директором филиала «Строим вместе» в Улан-Удэ, кафе «Никишиха» в пригороде Читы. Также деньги дольщиков были потрачены на уплату членских взносов в некоммерческое партнёрство «Гильдия народных кооперативов», выдачу займов для сотрудников, на рекламу, представительские расходы, обучение сотрудников и прочие расходы. В общей сложности с 2004 по 2009 год Фонд получил от забайкальцев более 164 миллиона рублей. На эти деньги дольщикам обещали построить элитную многоэтажную «свечку» по улице Ингодинской, 31. Однако вместо девяти этажей здания были построены только два. Дольщикам объяснили, что дальнейшее строительство дома невозможно, так как деньги закончились, а то, что уже построили, дало серьёзные трещины. В итоге «дом Огородникова» лишь к 2013 году достроила компания «Энегожилстрой», да и то не целиком. Примерно четверть людей свои квартиры не может догнать уже ровно десять лет.

«Стройинвест» с вами

Фирма «Стройинвест», собравшая с забайкальцев деньги за строительство домов по улицам Белика, 13 и Кайдаловской, 45, неспособность выполнить взятые на себя обязательства объяснила начавшимся мировым финансовым кризисом. Куда руководство компании дело почти треть миллиарда, собранного с нуждающихся в жилье читинцев, так и осталось загадкой. Уголовное дело в отношении руководства «Стройинвеста», возбуждённое за злоупотребление полномочиями, после четвёртой попытки возбуждения всё-таки зашло в тупик.
Бывшие руководители бывшего «Стройинвеста» Дмитрий Дроботушенко и Вадим Попов сегодня чувствуют себя весьма вольготно, проживают в Чите и довольно успешно занимаются несколькими видами бизнеса, в том числе и строительным. Квартир формально законопослушные предприниматели людям так и не дали. Возвращать деньги тоже не думают.

В 2011 году правительство Забайкалья, в бытность губернатора Равиля Гениатулина, смогло уговорить застройщика Веру Шаврову (ЗАО «Промышленно-гражданское строительство») почти в убыток для себя достроить многострадальный дом на Белика, 13. Сегодня в нём уже живут люди. А по улице Кайдаловской, 45, где давным-давно должен был быть широко разрекламированный микрорайон «Альпийский» из трёх 16-этажек, сейчас «красуются» зарастающие травой фундаменты. Без всякой перспективы их дальнейшей застройки.

Привет от «Севера»

Другому долгострою, безвозвратно сожравшему деньги дольщиков, дому по улице Токмакова, 30, «повезло» чуть-чуть больше. Строить его начала в 2007 году строительная компания «Север» (директор Б.Пахтанов), но из девяти предусмотренных успела возвести только два этажа. Потом деньги дольщиков неожиданно (или вполне предсказуемо) закончились, и стройка прекратилась. Народ, естественно, поднял бучу. После этого выяснилась весьма неприятная вещь. Оказалось, что, несмотря на то, что компания «Север» была застройщиком, все денежные средства принимали юридические лица, с которыми Пахтанов заключил агентские соглашения. Деньги дольщиков ушли в некие Фонд молодёжи против беспризорности и наркомании и строительную компанию «Дом», а у самого «Севера» в итоге не оказалось почти ничего. Недостройка по Токмакова, 30 была признана проблемной, а участникам её долевого строительства пришлось пополнить армию обманутых дольщиков. К слову сказать, достроить проблемную девятиэтажку сегодня возможно лишь при наличии ну очень больших денег — нужно тянуть теплотрассу стоимостью несколько сотен миллионов рублей.

Господин Пахтанов, к слову сказать, сегодня тоже не бедствует. Следствие его вины не нашло. Денег и квартир он не вернул, зато создал музей ретро-автомобилей, развитием которого с радостью для себя и занимается.

Закон, какой он есть

Власти края проблемой обманутых дольщиков начали заниматься ещё в 2010 году, когда жертв строительных пирамид не замечать было нельзя, слишком много их стало.

В 2014 году, благодаря совместным усилиям власти и дольщиков, был принят Закон Забайкальского края № 1008 «О защите прав граждан, инвестировавших денежные средства в строительство многоквартирных домов или приобретение жилых помещений на территории Забайкальского края». Мы стали одним из первых регионов страны, создавших нормативно-правовую базу для защиты прав обманутых дольщиков.

Закон предусматривает две основные меры господдержки обманутых соинвесторов — однократное предоставление в собственность земельных участков или жилых помещений. Изначально на все это могли рассчитывать лишь те дольщики, которые внесли 100 процентов стоимости квартиры и при этом не имели в собственности никакого другого жилья.

В октябре 2016 года правительство региона решило эту норму немного подкорректировать. Закон изменят, дав право на получение господдержки тем соинвесторам, которые заплатили менее 100 процентов от стоимости квартиры.

Результаты системной работы по поддержке обманутых дольщиков можно выразить всего четырьмя цифрами. За шесть лет число пострадавших дольщиков в Забайкалье сократилось с 764 до 279, а количество проблемных объектов — с 11 до 5.

Немалым подспорьем для обманутых соинвесторов должен стать дом по улице Курнатовского, 70. Достраивающая его компания «РУС», выиграв аукцион на данный земельный участок, обязалась выделить 3 510 квадратных метров жилой площади для нужд обманутых дольщиков. Это ни много ни мало 60 квартир.

А главный кто?

Сами дольщики тоже без дела не сидят. Инициативная группа обманутых соинвесторов за последние несколько лет буквально забомбила письмами все федеральные и региональные органы власти, ответственные за решение их проблемы, от краевого Госстройнадзора до администрации Президента России.

Представители инициативной группы уверяют, что объединение у них общественное и равноправное, где нет и не может быть лидера. Однако движущей силой инициативной группы дольщиков можно назвать читинку Марину Зайцеву, лишённую в начале 2000-х статуса адвоката, а ныне позиционирующую себя в качестве юриста.

Примечательно, что эта бесспорно активная и харизматичная женщина сама обманутым дольщиком не является. Марина Васильевна представляет по доверенности интересы своей дочери, оплатившей в своё время квартиру по улице Кайдаловской, 45.

Формально Зайцева ничем не отличается от своих коллег по группе, но по чиновничьим кабинетам бегает именно она, она же готовит все письма, а остальных дольщиков почему-то называет «мои дольщики». Наличие среди обманутых соинвесторов такого инициативного и юридически грамотного человека однозначно могло бы радовать, если бы не одно «но». Бэкграунд у Марины Васильевны специфический. О своём прошлом лицо инициативной группы дольщиков без надобности старается не распространяться, но приговор Центрального районного суда от 18 июля 2016 года, как слова из песни, не выкинешь никуда.

Согласно ему Марина Зайцева была признана виновной в пяти фактах мошенничества, совершённых ею в Чите с 2007 по 2011 год. Сценарий обманного завладения чужой собственностью во всех случаях был различным, но все дела крутились вокруг недвижимости.

Так, суд установил, что в 2007 году Зайцева обманным путём присвоила чужой дом стоимостью 600 тысяч рублей. В 2009 году, как гласит приговор, она пообещала жительнице Читы помочь в оформлении в собственность земельного участка. Получила авансом 46 тысяч рублей, но работу не сделала и деньги так и не вернула.

В 2011 году, по мнению суда, наша героиня обманом присвоила 1,1 миллиона рублей, пообещав знакомой из Краснокаменска вместо неё внести эти деньги в кассу компании-застройщика за новую квартиру. Через несколько месяцев гостья забайкальской столицы, как гласит приговор, неожиданно узнала, что деньги в кассу так и не поступили, а Зайцева ещё и отчитала её за самодеятельность.

В том же 2011 году наша героиня обманным путём становится председателем ТСЖ «Дом». В течение двух месяцев, пока правление не разобралось и не указало ей на дверь, Зайцева, согласно делу, облегчила кассу предприятия на 304 тысячи рублей, выдавая самой себе деньги под отчёт.

Пятым эпизодом стало мошенническое хищение 473 тысяч рублей, которые фигурант дела взяла в качестве аванса с предпринимательницы за помощь при продаже производственной базы. Итог понятен и предсказуем — объект не продан, деньги не возвращены. Всем этим фактам суд дал надлежащую оценку и приговорил Марину Зайцеву к шести годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания в 5 лет. Приговор на данный момент пока не окончательный. Зайцева, по её словам, обжаловала его в Забайкальском краевом суде.

Свою вину активистка, разумеется, не признаёт. Как говорит Марина Васильевна, в эпизоде с квартирой для знакомой краснокаменки имел место банальный оговор. Дескать, никто ничего покупать был не должен, а имел место быть… заём денег, которые, вроде бы, потом были возвращены.

Информацию о своём уголовном деле, обнародованную в СМИ, юрист Зайцева предсказуемо называет «заказом» и очень настойчиво просит не говорить о своём прошлом в контексте её бурной деятельности по защите прав обманутых дольщиков.

Обвинять Марину Зайцеву в том, что она намерена нажиться или тем более «кинуть» дольщиков на деньги, никто не собирается. Но, по крайней мере, сами обманутые соинвесторы имеют право знать о доказанном судом первой инстанции не совсем законном прошлом представителя своей инициативной группы. За знанием последуют и выводы — стоит ли до конца доверять такому человеку? И ответов на этот вопрос может быть много.

Алексей Будько. «Забайкальский рабочий» №№207-208 от 2 ноября.

Работа по строительству лечебницы Красного креста в Чите в 1904 году могла бы стать примером для руководства организаций, сделавших дольщиков обманутыми. Историк Дмитрий Скажутин в «Забрабе» раскрывает тайны этой стройки — выделенную на строительство сумму сократили почти на две трети, столичный князь бесстыдно торговался с читинцами, но тем не менее здание стоит и сейчас.

Первый дом Красного Креста

Как из-за небольшого здания в Чите полгорода перессорилось

3 апреля 1901 года состоялось торжественное открытие Забайкальской общины сестёр милосердия имени «Ея Императорского Высочества Великой Княжны Марии Николаевны». Общину разместили в одном из домов при Читинском женском монастыре. Практически сразу число пациентов превысило ожидаемое количество. Если в июне было зафиксировано 46 обращений, то месячное количество посещений в августе и сентябре составило более 300. В 1902 году в отдельные месяцы количество посещений достигало уже 600. Таким образом, необходимость в новом помещении возникла практически сразу при создании общины.

Для местного управления общества Красного Креста эта задача была финансово неподъемной. Шансом на изменение ситуации стала русско-японская война.

Начало строительства

При размещении в Забайкалье лазаретов остро ощущалась нехватка помещений больших площадей. Аренда была экономически невыгодной, и в некоторых случаях постройка зданий для временных лазаретов рассматривалась как единственный выход. Этим и решило воспользоваться Забайкальское отделение. Исполняющему обязанности главноуполномоченного РОКК (Российское общество Красного Креста) доктору Сулиме было предложено использовать под застройку землю, отведённую Забайкальской общине сестёр милосердия. Естественно, предполагалось, что возведённые постройки после окончания войны перейдут в собственность общины. На постройку зданий было выделено 40 000 рублей. Участок под застройку был отведён постановлением городской думы от 8 января 1903 года и размещался на углу улиц Бульварной (Бабушкина) и Якутской (Николая Островского). Но местное управление из-за практических соображений данное место не устраивало. Близость кладбища, малая площадь участка в 1 000 саженей (4 500 квадратных метров), его удалённость и расположение на возвышенности (что кратно повышало затраты на рытье колодца и организацию водоснабжения здания) — были признаны существенными факторами. Тогда 12 мая 1904 года по результатам экстренного заседания Читинской думой был отведён новый участок: площадью 2000 квадратных саженей, по улице Большой (Ленина), рядом с городской больницей.

В конце мая 1904 года в Читу прибывает назначенный главноуполномоченный РОКК князь Александр Щербатов. По прибытии он сокращает сумму выделенных средств до 15 000 рублей с условием, что весь перерасход возьмёт на себя Читинское отделение. Материалы (бревна) при этом будут отпущены бесплатно из лесного склада кабинета его величества в Нерчинске, но их транспортировка будет осуществляться также за счёт местного отделения.

Согласно смете

На заседании Забайкальского отделения РОКК 30 мая 1904 года была составлена смета строительных расходов. По приблизительным расчётам, стоимость основного здания, двух бараков, прачечной, бани, дезинфекционной камеры, сарая, амбара с ледником (даже с учётом отпущенного леса) составила более 26 тысяч рублей. За подписью епископа Мефодия от 5 июня 1904 года был составлен ответ главноуполномоченному о том, что местному управлению на предложенных условиях не хватит собственных средств на строительство. Таким образом, князь сразу по прибытии умудрился вступить в конфликт с местным отделением.

Вопрос оставался открытым до 15 июля 1904 года, когда состоялось заседание Забайкальского управления РОКК, на котором присутствовал и князь Щербатов. Членами местного управления И.И. Ульрихом и А.Д. Давыдовым был составлен проект комплекса из двух бараков на 10 мест каждый и основного корпуса из дерева всего площадью 173,5 квадратных сажени и стоимостью в 19 000 рублей; бани с прачечной стоимостью в 2 тысячи рублей; амбара с ледником в 1 тысячу рублей и оградой за 700 рублей, учитывая стоимость строительного материала. Т.е. сумма менее 22 тысяч местное управление не устраивала. Ситуация обостряется до предела, когда Щербатов сообщает, что у него имеется договорённость с железной дорогой. По результатам соглашения между главноуполномоченным и железной дорогой весь свободный лес с городского склада передаётся в распоряжение дороги. На станции Чита будет осуществлено совместное строительство бараков на 200 человек. Половину стоимости расходов дорога берёт на себя, но с условием, что возведённые постройки после войны поступают в её собственность. Местное отделение РОКК активно препятствует данному решению. И князь будто делает «последнее» предложение — половина леса со склада и 7 500 рублей. В целом развитие событий больше похоже на неуместный торг. Возможно, что этот конфликт как-то повлиял на непродолжительное нахождение князя на занимаемой должности, а именно до 1 ноября 1904 года.

Но половины леса, имеющегося на складе, было недостаточно для строительства, а сумма в 7,5 тысячи рублей, по самой скромной смете, перекрывала лишь треть затрат. Местное управление соглашается, однако просит использовать на постройку средства, собранные в пользу больных и раненых. Общая сумма пожертвований, поступивших на тот момент в кассу местного управления, превышала 17 тысяч рублей.

Здесь будет сад

На заседании 5 августа 1904 года эпопея со строительством продолжила своё развитие. Было сообщено, что лес в Чите кончился и приобрести таковой ранее мая 1905 года невозможно. Поскольку деньги в размере 7,5 тысячи рублей уже поступили в местное управление, ничего не поделаешь, придётся взамен проектируемых деревянных зданий возвести кирпичное. Было сообщено, что его стоимость превысит смету по деревянным сооружениям не более чем на 20%. Строительному комитету было поручено разработать план и смету уже к 10 августа, к следующему заседанию. К участию в составлении этого проекта также был привлечён доктор Сулима, о чём говорится в постановлении. Князь Щербатов в данном заседании не участвовал, и в протоколе заседания присутствует формулировка «довести до сведения главноуполномоченного» вынесенное постановление. Остаётся сделать вывод, что главноуполномоченного на тот момент просто не было в городе, иначе зачем такая спешка в подготовке строительной документации. Да и формулировка «довести до сведения» не подразумевает никакого согласования, а ставит перед фактом. Присутствие доктора Сулимы, второго человека после князя, придаёт легитимность данному решению.

Торжественная закладка

В воскресенье, 5 сентября 1904 года, в 12 часов дня состоялось торжественная закладка здания с молебствием. Здание начали возводить на отведённой городом земле по улице Большой, рядом с городской лечебницей (нынешний район горбольницы по улице Ленина). Исходя из значительной площади участка, впоследствии на территории планировалось разбить сад.

Членом комитета И.П. Ивановым был нанят подрядчиком читинский мещанин Бендхен для доставки 50-60 кубов камня. Камень для фундамента здания был доставлен с окрестных дач. На заседании городской думы от 20 сентября 1904 года было постановлено освободить от обязательной пошлины в пользу города местное отделение РОКК и «вообще освободить от пошлины потребное количество камня для указанного здания». Для доставки 200-250 тысяч штук кирпича был подряжён мещанин Вамбург, для доставки извести — Караваев.
Весной 1906 года строительство находилось на завершающей стадии. Согласно записке, составленной ранее, в ноябре 1905 года, для здания требовалось «830 стёкол различного размера», 550 пудов и 12 фунтов железной кровли. Но с материалом возникли проблемы. Все необходимое пришлось закупать через иркутского посредника Савалева. Стекло было закуплено в Самаре, а железо в Нижнетагильске. Естественно, отсутствие необходимых материалов в Чите, закупка его в удалённых регионах отразились на стоимости здания.
Главному управлению в письме от 31 мая 1906 года сообщалось, что строятся «каменное с жилым полуподвалом здание размером 23 на 7 саженей», а также комплекс деревянных сооружений: прачечная, помещение для стерилизации, баня, два амбара. Дополнительно сообщалось, что на окончательную отделку требуется ещё 15 тысяч рублей.

На заседании местного отделения РОКК 16 ноября 1906 года строительным комитетом было доложено, что постройка окончена и здания готовы. Для приёма была составлена комиссия. Официальный приём зданий состоялся в воскресенье 26 ноября 1906 года. Всего на постройку было израсходовано 44 219 рублей 45 копеек. И уже 28 августа 1907 года попечительным советом общины было составлено письмо с просьбой о постройке дополнительного здания, вызванной необходимостью увеличить в больнице число палат, так как при существовавших 4-х палатах отсутствовала возможность предоставлять больным специальный уход после операций.

Новое здание, рассчитанное на 40 стационарных коек (а не на 15, как первое), было передано общине в 1909 году. Здание 1906 года продолжало функционировать как амбулатория. С 1927 года комплекс построек местного отделения Красного Креста принадлежит Дорожной клинической больнице и в настоящее время первое здание Забайкальской общины используется как хозяйственное помещение.
Дмитрий Скажутин, исторический факультет ЗабГУ. «Забайкальский рабочий» №№207-208 от 2 ноября.

Материал Виктории Сивухиной в «Азии-Экспресс» тоже повествует об архитектурной старине. Однако эпитеты в нём совсем не походят на описание объектов исторического наследия. Впрочем тема эта не нова — строители не первый год мечтают стереть с лица Читы «деревяшки». Они якобы виноваты в точечной застройке. Но памятники, которые вовсе не памятники — не самое большее зло.

Деревянная удавка на шее Читы

Так образно назвал бараки, по документам относящиеся к объектам исторического наследия, а по сути являющиеся чёрными дырами на строительной карте города, заслуженный работник культуры Читинской области кандидат исторических наук Александр Баринов.

Во вторник в Чите состоялось расширенное заседание комитета по развитию производительных сил, инфраструктуры и инновациям Законодательного cобрания Забайкальского края. Участники говорили о проблемах градостроительной деятельности в части вовлечения земельных участков муниципальных образований в хозяйственный оборот на примере города Читы.

Так, и.о. руководителя Департамента государственного имущества и земельных отношений Забайкальского края Алексей Хосоев в числе главной, требующей немедленного решения, проблемы назвал отсутствие утверждённых в определённом порядке правил землепользования и застройки поселения. С 1 июля 2017 года этот факт повлечёт ряд негативных последствий. Например, запрет на предоставление земельных участков с основным видом разрешённого использования, предусматривающим строительство зданий и сооружений на землях, находящихся в государственной и муниципальной собственности, отказ в выдаче разрешений на строительство.

— Отсутствие средств в местных бюджетах на оплату разработки документов территориального планирования, рост задолженности перед проектными институтами являются основными причинами отсутствия утверждённых генеральных планов и правил землепользования и застройки поселений. А между тем, сегодня комплексное развитие территорий напрямую зависит от сроков решения проблем подготовки и утверждения документов территориального планирования, градостроительного зонирования. Отсутствие документации создаёт условия для противоправного распоряжения земельными ресурсами, затрудняет реализацию федеральных и краевых программ г I по предоставлению участков для строительства, — отметил глава с Департамента.

Главный архитектор города Александр Михайлов подчёркивает, что необходимо осуществить корректировку действующего генерального плана Читы, потому что возможности для многоэтажного строительства, определённые старым генпланом, практически исчерпаны.

Действующий генплан столицы Забайкалья был утверждён о 2011 году. С учётом планируемого расселения, развития транспорта, инженерного обеспечения в нём предусмотрено создание шести крупных планировочных районов. Два из них планировали разместить на землях площадью более 500 га, принадлежащих Министерству обороны. Это аэродром «Черемушки» и стрельбище в посёлке Каштак. Но сегодня эти территории используются для нужд Минобороны, и передача их в хозяйственный оборот для нужд города не планируется.

Кроме того, в генеральном плане Читы не была установлена граница населённого пункта, поскольку земельные участки лесного фонда, собственником которых является Российская Федерация, не были поставлены на кадастровый учёт.

Учитывая, что на актуализацию генплана города требуется 17 миллионов рублей, заместитель председателя городской Думы Александр Зенков предложил заложить в краевой бюджет субсидию в размере 17 миллионов рублей на 2017—2018 годы.

Продолжая разговор о строительстве, Александр Михайлов обозначил ещё одну проблему — неучтенное индивидуальное строительство, которое могло бы стать дополнительным источником финансирования в бюджет края. В рамках подпрограммы «Стимулирование» Федеральной нелепой программы «Жилище» на 2015—2020 годы при распределении субсидий между бюджетами субъектов Российской Федерации установлена зависимость размера средств, выделяемых на подготовку градостроительной документации, от количества введённого в эксплуатацию жилья.

Вот что по этому поводу сказал генеральный директор «Забайкальского агентства стратегического планирования, развития и внедрения наукоемких технологий» Василий Бородин: Серьёзное внимание нужно обратить на план плода жилья в Забайкальском крае. Чем больше жилья мы введём в эксплуатацию в 2016 году, тем большее субсидирование мы можем получить о следующем году. Фактически построено 83 тысячи квадратных метров в индивидуальном жилищном строительстве, а отчитались за 20 тысяч квадратных метров. В итоге, по статистическим данным, край занимает последнее место по Сибирскому федеральному округу по вводу жилья. Соответствующие структуры должны проследить, чтобы статистика была объективной.

Другой проблемой генерального плана города является отсутствие зон охраны объектов культурного наследия, что противоречит требованиям Градостроительного кодекса России. Как выяснили участники заседания, даже нет официально утверждённой цифры — сколько же у нас объектов культурного наследия. Выступающие называли разные числа. Так, на момент подготовки генплана имелась информация о 14 объектах культурного наследия федерального значения и 202 объектах регионального значения.

Александр Зенков назвал 275 архитектурных памятников, на сайте Министерства культуры края значится информация о 15 памятниках федерального значения, 246 регионального и 112 вновь обнаруженных.

— Без генерального плана строительные организации края оказались и тяжелейшей ситуации, вынуждены идти на точечные застройки, которые часто взламывают архитектурный ансамбль города, грубо ломают облик Читы. А чтобы актуализировать генплан, нужно создать зоны охраны мест культурного, исторического наследия, — говорит Александр Баринов.

И здесь, по мнению Александра Олеговича, возникает хаос. В этом году исполняется 25 лет со дня создания Центра историко-культурного наследия. Специалистами центра создан список реальных памятников наследия и «псевдо-памятников», который продолжает расти, не давая городу развиваться, строиться.

— Львиная часть из вновь обнаруженных к памятникам никоим образом не относится. У нас есть целые улицы, где идут подряд деревянные дома, включённые в список памятников. Это неправильно. Раиса Горбачёва на закате советской эпохи решила возглавить фонд no восстановлению памятников истории и культуры. На места была дана команда учесть все памятники, потому что под них предполагались инвестиции. Естественно, все, что можно было включить в этот список, включили. Думаю, жители города и туристы хотели бы увидеть достопримечательности Читы, а не те развалившиеся бараки, в которых когда-то жил какой-нибудь неизвестный на тот момент революционер. Это позор города и мучения людей, которые до сих пор в них живут, — говорит историк Александр Баринов.

А начальник Управления по реализации государственной культурной политики Министерства культуры края Татьяна Жеребцова напоминает ему: Да, есть разное отношение к объектам культурного наследия, но есть законодательство, главная задача которого — презумпция сохранения объектов культурного наследия. Но соглашается с тем, что в федеральном законе есть такое понятие, как перемещение объекта.

В данном контексте можно рассматривать территории, в том числе исторической застройки, в части сохранения исторической среды, но путём перемещения объектов, которые утратили средовую обстановку Выслушав доклады, участники заседания не вынесли конкретных решений, однако был принят проект, предложения и рекомендации в который, по словам председателя комитета по развитию производительных сил, инфраструктуры и инновациям Анатолия Романова, можно внести до 15 ноября.

Виктория Сивухина. «Азия-Экспресс» №44 от 3 ноября

Плавно отойти от строительных дел поможет Мария Вырупаева, рассказавшая в крестьянской газете о забайкальских дачниках. Их Союз, оказывается, может дать фору некоторым общественным организациям. У дачного объединения есть обширные связи практически во всех органах власти, наработана практика защиты своих прав, есть опыт проведения семинаров. Да и вообще, забайкальские дачники на шаг опережают вице-премьера Дмитрия Медведева.

О «хап-способе» и тарифе сельской местности

Забайкальский краевой Союз садоводов и огородников попросит ОАО «Читаэнергосбыт» перенести официальный срок расчётов за электроэнергию для дачных кооперативов с 20-го на 25-е число каждого месяца. Такое решение приняли председатели садово-огороднических и дачных кооперативов, обсуждая насущные вопросы электроэнергетики.

Впереди Медведева

В нынешнем сезоне в садово-огородническом сообществе Забайкалья 47 новых председателей кооперативов и товариществ. «Молодёжь очень активно желает занять такие посты, – отметила председатель Союза садоводов и огородников края Тамара Кобина. – Но, к сожалению, не все готовы работать с Союзом и понимают, в чём его значение».

Это осознание приходит позже, когда, например, СНТ (здесь и далее – садово-некоммерческое товарищество, общее обозначение дачных кооперативов и садово-огороднических товариществ, – авт.) приходится обращаться в суд. Или, напротив, в суд подают на них. Союз садоводов и огородников имеет обширные связи практически во всех государственных учреждениях власти, со многими налажена рабочая практика, с кем-то даже подписаны договоры о взаимодействии. Здесь идёт активный процесс обучения председателей кооперативов, консультации казначеев, проводятся тематические семинары по разным вопросам.

Вот и тема этого семинара – «Вопросы электроэнергетики в работе СНТ Забайкалья» собрала полный зал краевого министерства сельского хозяйства и продовольствия (в этом здании последние годы и работает правление Союза, – авт.).

Бессменный его руководитель Тамара Кобина рассказала об основных проблемах, с которыми сталкиваются дачники, и о главном достижении последнего времени: тринадцать лет борьбы увенчались успехом, с 2015 года дачники платят по тарифу, установленному для сельской местности. «И этих позиций мы не сдадим!» – подчеркнула Тамара Яковлевна.

Между тем, энергетическая составляющая работы СНТ вышла и на государственный уровень. Так, заметила Тамара Кобина, 22 августа в Курской области эту тему обсуждал и председатель российского правительства Дмитрий Медведев на встрече с представителями садоводческих, огороднических и дачных хозяйств России.

Примечательно, что по ряду вопросов забайкальские дачники оказались «впереди планеты всей». Вот, например, о тарифе для сельской местности премьер 22 августа только сказал, а у нас он уже действует! Или о необходимости свой праздник утвердить. Предложил Медведев это сделать, в качестве даты даже второе воскресенье сентября наметил. А у нас – уже есть! Пять лет сражались за него члены Союза садоводов и огородников Забайкалья, и теперь последнее воскресенье августа по краевому законодательству является Днём садовода и огородника в Забайкальском крае.

О субсидиях

Традиционно на семинарах Союза практическим опытом работы делятся председатели разных СНТ. Так было и в этот раз.
Как устроить в дачном кооперативе современное электрооборудование и получить при этом субсидию от государства (то есть вернуть часть понесённых затрат)? Вопрос более чем актуальный.

Кооперативу «Восход» (некоммерческое огородническое товарищество № 14), что расположен в Ингодинском районе Читы, уже 35 лет, в должности председателя девятый год трудится здесь Игорь Зиновьев. Его рассказ на семинаре был очень эмоциональным и практически-содержательным.

«Наследство» досталось ужасное, – рассказал Игорь Викторович. – Опытный дачник знает, что в те времена строили «хап-способом» – где чего «хапнули», то и воткнули. Таким образом были построены и наши энергосети. Трансформатор был умирающий, столбы сгнившие, падать начинали, провода алюминиевые – несоответствующего сечения, да и схема распределения проводов по кооперативу была составлена неправильно. Когда я стал председателем, круглый год жили 8 семей, сейчас – 157. Причём дома строят капитальные, со всеми благами, и потребление электроэнергии, соответственно, возросло в десятки раз. Трансформатор не вывозил такой нагрузки, и если напряжение в сети достигало 130, то это считалось праздником. Выкручивались всевозможно, покупали домашние трансформаторы-стабилизаторы, что приводило к ещё большему потреблению электроэнергии. Нужно было искать выход. Собрал правление, обсудили сложившуюся ситуацию. Сначала хотели провести свет по улицам: сделать сначала одну, потом вторую… Специалист отговорил, посоветовал сразу делать весь кооператив. Мы начали с опор. Собрал бригаду – восемь мужиков, техника своя, и давай менять опоры. Пасынки, соответственно, новые – где металлическую рельсу, где бетонный пасынок. То есть уверенность, что завтра какая-то опора упадёт и кого-нибудь задавит или замкнёт, мы сразу исключили. Следующий шаг – всеми правдами и неправдами поменял трансформатор – не на более мощный, но в более лучшем состоянии, чем наш. Следующий этап – это протяжка линий СИП. Кто не знает, СИП – это самонесущий изолированный провод. Во-первых, эти провода значительно уменьшают возможность воровства электроэнергии. Ну а самое главное – совершенно иное её качество получаем.

Деньги мы собирали постепенно, целевой взнос составил 5 тысяч рублей с каждого собственника. За зимний период с октября по декабрь были выполнены все электромонтажные работы по протяжке новой линии СИП. Дальнейшее подключение каждого дачника к линии осуществлял электрик, который работает в товариществе на полставки. Каждый дачник докупал персональное оборудование – счётчик, ящик, провода и т.д. Сначала люди не очень-то верили, но после того, как подключили первых 15-20 человек, по кооперативу разнёсся слух, что меньше 220 в сети не бывает! Народ повалил, электрик не успевал подключать».

Конечно, не всё так однозначно радужно было в «Восходе» при всеобщей электрификации. Как всегда, нашлись и противники доброго дела. Восемь членов товарищества наотрез отказались вносить целевые взносы, а когда общее собрание решило прекратить подачу электричества по старым аварийным сетям, и они остались без света, то сразу же обратились в суд.

«Суд они выиграли, – рассказал Игорь Зиновьев, – поэтому делюсь опытом – даже, если у вас есть решение общего собрания об отключении кого-то, то проиграете. Суд мотивировал своё решение тем, что я не являюсь поставщиком электроэнергии, а значит, не имею права её отключать. Тогда мы снова возобновили подачу электроэнергии этим товарищам, а потом я подал в мировой суд и взыскал с них средства на установку всего нашего электрооборудования. Более того, им пришлось заплатить уже не по 5 тысяч рублей, а с учётом прошедшего времени, ещё и пени – по нашему уставу просрочка составляет 0,3% в день. В принудительном порядке все заплатили, теперь эти деньги мы планируем пустить на облагораживание кооператива. После этого мы подали документы на получение субсидии в минсельхоз. Долго ждали. Потом пообещал Ильковский и слово сдержал: через месяц после встречи нам выплатили 331 тысячу рублей. Мы их направили на покупку нового трансформатора. Теперь у нас всё новое. Ближайшие 50-70 лет нам гарантированы без проблем по электроснабжению».

Устрашающие цифры

Их на семинаре дачников привела Ирина Борисова, начальник Центрального межрайонного отделения «Читаэнергосбыта», в зоне деятельности которого и находится Читинский район. По состоянию на 1 октября в отделении числится 136 СНТ, 118 из них имеют задолженность за электроэнергию. Всего дачники Читинского района должны за свет 12 миллионов 864 тысяч рублей.

«Это колоссальные деньги, никогда за время моей работы такого не было, – подчеркнула Ирина Николаевна. – Долги стали прирастать в 2015 году, к 1 января 2016 года задолженность приросла на 5 млн. 56 тысяч рублей! Стабильно не доплачивают за потреблённую электроэнергию 67 СНТ, они должны 11 млн. 265 тысяч рублей. Текущую задолженность имеет 51 СНТ. Соблюдают платёжную дисциплину только 12%, а 18 потребителей имеют кредиторскую задолженность, потому что стабильно оплачивают вперёд».

Должники не торопятся исполнять свои обязательства. И даже имея право рассрочки платежа на три, четыре, пять месяцев, возможностью реструктуризации в нынешнем году воспользовались только два дачных кооператива из 11, которые заключили с энергосбытом такие соглашения.

«Основная задолженность складывается из актов безучётного потребления электроэнергии, – подчеркнула Ирина Борисова. – Свою лепту вносят и акты о невыполнении предписаний о замене трансформаторов тока. Так с 1 января 2015 года было составлено 58 актов безучётного потребления электроэнергии на 11860 киловатт-часов или 35 миллионов 463 тысячи рублей! Это страшные цифры. А причины у всех разные. Недавно сталкивались с тем, что нужно было переключиться с зимы на лето».

Представитель «Читаэнергосбыта» посоветовала дачникам очень внимательно изучать документы, которые они подписывают.

«Например, приезжает к вам сетевая организация, составляет акт технической проверки прибора учёта. Кого-то дома застали, вечером, некогда было разбираться, у кого-то электрик подписал документы, но факт остаётся фактом: акт безучётного потребления существует, и некоторые председатели только потом понимают, что произошло. Мы пытаемся разобраться в акте, написать в сетевую организацию, выяснить, спорить, но не всегда получается», – заметила Борисова.

Она попросила председателей СНТ сообщить точные сведения о количестве прописанных в кооперативах дачников (по данным «Читаэнергосбыта» в 102-х СНТ Читинского района вообще прописанных нет), а также предложила услуги своего отделения в качестве агента по сбору платежей за электроэнергию и членских взносов.

В свою очередь, председатели кооперативов попросили перенести официальные сроки оплаты за электроэнергию. Такое обращение будет направлено в ОАО «Читаэнергосбыт» от имени Союза садоводов и огородников – присутствующие на семинаре проголосовали единогласно.

Некоторые председатели СНТ полюбопытствовали, что за опрос ведёт «Читаэнергосбыт», запрашивая сведения о том, в чьей собственности находятся сети кооперативов и товариществ.

– Не собираетесь ли вы их у нас забрать? – спросили председатели.
– Мы не вправе ничего забирать, как гарантирующий поставщик электроэнергии, – ответила Ирина Борисова. – Но собираем такую информацию и надеемся инициировать совещание на уровне минтерразвития края, чтоб рассмотреть вопрос о передаче всего электросетевого комплекса на баланс «Читаэнерго». Пока это лишь одно из предложений, которое вынашиваем…
Мария Вырупаева. «Земля» №44 от 1 ноября.

Напоследок можно прочитать тёплый очерк о писателе Евгении Куренном, которому 6 ноября исполнилось бы 80 лет. Разворот «Читинского обозрения» наполнен любовью — к сопкам, тайге, людям, правде. Любовь эту писатель доказывал не только в книгах.

Звёзды Донбасса в небе Читы

6 ноября исполнилось бы 80 лет Евгению Куренному

Очерк написан от первого лица. У автора есть на это право, впрочем, как и стремление соблюсти дистанцию близкого писателю человека. Это удалось сделать только в первой чести повествования, во второй – обойти личностный фактор даже в небольшом отрезке времени не удалось.

О человеке и человечности

Приехав в Забайкалье после окончания Киевского университета и полюбив этот край всем сердцем, Евгений Куреной всегда переживал за его судьбу, как и за судьбу всей России. Хорошо известны десятки художественно-публицистических очерков журналиста и прозаика, поднимающие сложнейшие проблемы больших и малых таёжных и степных деревень, приграничных сёл, далёких северных посёлков. Не ушли с поля зрения сенокосные пастбища Приаргунья, агинских степей, проблемы сохранения заповедных уголков уникальной тайги и её обитателей, красночикойских кедрачей, байкальского бассейна, в который несут свои большие и малые воды забайкальские реки. Потом будут посвящённые человеку труда сборники «Кондратово новоселье» (Иркутск, 1969) и «Байкала родовая ветвь» (Иркутск, 1982).

«О человеке и человечности» — так назовёт свою критическую статью о повести Куренного «Подорожье» (Иркутск, 1988) его друг — военный писатель Аркадий Белый. Человечность и есть критерий творческой работы писателя о российской литературе, поскольку главным героем его публицистики, прозы и сатиры станет обыкновенный забайкалец-труженик.

С любовью к тайге и истории Забайкалья

В самом начале творческого пути Куренным написана повесть «Осенняя сухмень», вышедшая первым изданием в Иркутске в 1970 году, а в 1976 году переизданная в Москве, потом снова в Иркутске. Рассказ «Охота на тайменя» привлечёт внимание всесоюзной критики богатым, образным и сочным языком, запоминающимися точными сибирскими характера ми. Этот рассказ переведут на ряд европейских языков.

С середины 1980-х Куренной начнёт работу над большим историческим полотном о юности государственного деятеля, забайкальца Емельяна Ярославского. Но уже готовую к изданию рукопись романа он заберёт из столичного издательства из-за новых архивных данных, которые обнаружит в рассекреченных фондах Института марксизма-ленинизма.

Речь шла о финансировании в конце XIX века только что созданного Читинского комитета РСДРП (б) из-за океана американским финансовым магнатом — неким Фишером. Куренной вернёт издателям немалый гонорар и со свойственным ему юмором скажет, что теперь войдёт в историю России с чистой совестью. Только через шесть лет после трагической гибели писателя переработанная им часть текста романа «Постижение», повествующая скорее о жизни Читы конца XIX века и её социально-политическом статусе, чем о деятельности конкретного человека, будет опубликована в журнале «Забайкалье. Наука. Культура. Жизнь».

Серьёзная проза Евгения Куренного сочеталась с лиричностью, нежностью и заботливым вниманием к маленькому читателю. В 1984 году в Иркутске выйдет сборник таёжных былей-небылей «Кедровкины кладовки» с удивительной и искренней по своей человечности сказкой «Громобой-перо», переизданной в 2000 году отдельным красочным изданием.

Улыбка сквозь слёзы

В творчестве прозаика успешно разработан и жанр сатирического рассказа в виде «монологов» различных литературных персонажей: «Бывшего члена партии», «Советского нищего», «Подопытного обывателя», «Кандидата в президенты», «Человека из очереди», «Квартиросъёмщика», «Экстрасенса», «Фарцовщика», «Бывшего министра», «Сатирика» и «Игрока». Впервые монологи вошли в однотомник «Охота на тайменя» (Чита, 1993) в серии «Забайкальское слово».

Драматические события, происходящие в нашей стране после её развала, в эпоху смены политического строя не заставили себя ждать на страницах рукописей писателя. Его юмор тонко пронизывает серьёзное социальное обобщение, произведение становится ближе простому читателю, а сам он позиционирует себя как блестящий аналитик.

Михаил Вишняков писал: «Фигуранты «монологов» — «простые люди», они живут в России и неожиданно попали «под жернова» смены общественно-экономической формации. В силу своих способностей они ухитряются выжить и вырваться из «какого-то нечистого, но замысловато закрученного и ловко замаскированного эксперимента с неведомыми нам последствиями». Они предельно откровенны, слабы и сильны о своих действиях и убеждениях. Уже сейчас политологами ставятся, и в дальнейшей истории России будут ставиться вопросы: как выжило наше общество в «лихих 1990-х»? Политики не получат на них ответа, в том числе без «монологов» сибирского писателя Евгения Куренного».

Когда нельзя молчать

Как писатель он состоялся совсем молодым. Уже о 27 лет держал о руках первый сборник рассказов «Цветы и камни», в тридцать с небольшим стал членом Союза писателей СССР. В июне 1977 года Евгений Куренной был избран ответственным секретарём Читинской писательской организации. И какие бы отношения ни складывались на протяжении многих лет между его коллегами, очень разными по своему таланту и возрасту людьми, с этого времени писатели-забайкальцы на всех отчётно-выборных собраниях выбирали руководителем профессионального союза именно его. Это был редчайший случай в творческих союзах страны. Как к секретарю правления Союза писателей России к Куренному обращались со своими острыми проблемами многие забайкальцы, которые он старался решить и во властных структурах Читы и в Москве.

К его мнению прислушивались и власти, и горожане. Хорошо помнится история с задумкой городских властей в начале 1990-х поставить в самом центре областного города, близ Театральной площади, памятник японским военнопленным. Инициатива шла от японской стороны. За неё ратовали некоторые читинские журналисты и архитекторы, готовые за неплохой заработок исполнить любой вариант заказчика.

На одном из городских совещаний Куренной в этом общем хоре и эйфории задуманного, на его взгляд, непатриотичного мероприятия отверг неразумный и унизительный шаг и предложил достойно увековечить память по сути оккупантов и интервентов края в местах их захоронений, После его речи, обычно звучавшей мягким тембром, а теперь с металлом и голосе, читинцы как будто стряхнули с себя пелену наваждения и предательства погибших от рук японцев земляков-забайкальцев в 1904—1905, в 1918 и 1945 годах, а также тех, кто умер от ран в эвакогоспиталях. Национальная гордость за погибших героев русско-японской, Гражданской, Второй мировой войн и российское достоинство были сохранены.

Тоска по Донбассу

Уехав однажды в дальние сибирские края, что понял не каждый из друзей, родственников и однокурсников Жени Куренного, он продолжал любить свою родину и часто тосковал по её раздольным каменистым степям, вишнёвым садам и абрикосовым рощам, километрами тянущимися по обочинам трасс. Его звала на родину смешанная предками кровь: русских, украинцев, турок, греков и других этносов, живущих с глубокой древности в тех благодатных и плодородных землях Приазовья и Причерноморья.

Где-то в душе он мечтал вернуться в Донбасс, и в 1992 году в виде разведки сделал такую попытку. Евгения Куренного пригласили возглавить литературно-художественный журнал «Дон», объединяющий литераторов Восточной Украины. Но три десятилетия вдали от родной земли изменили многое, в том числе его самого и тех, с кем ему предстояло там жить и работать. Общение с друзьями-письменниками в почтовых конвертах и поздравительных открытках — это совсем не то, что общение в живой полнокровной жизни. Здесь уже сложились свои межличностные отношения, приязнь и неприязнь друг другу, клановость и борьба честолюбия, характерная для любого сообщества людей (не обязательно творческих). Это был уже другой мир.

По возвращении из Донецка в город за сибирским морем Куренной окончательно понял, что наш край ценен не только богатством лесов и ширью полей, а теми, кто тебя окружает и ценит — коллегами и друзьями. Он не решился оставить наших писателей в творческом застое (тогда издать книги было практически невозможно), в тяжёлых бытовых условиях новой общественно-экономической формации, разрушившей нс только «фабрики и заводы», но и моральные устои общества.

«У меня две родины…»

Пристальное внимание к своей, казалось бы, благополучной родине — плодородному и благодатному Донбассу -он уделял с самого начала своего творческого пути. «По моим повестям и рассказам, — писал Евгений Куренной в автобиографии, — нетрудно определить: у меня две литературные родины — Украина и Забайкалье. Да, это так. Я, конечно же, не мог переступить через всё то, что было моей жизнью, судьбой в детстве и юности. Но так же естественно, закономерно пришли в мои книги сибирские темы, они давно стали для меня главными». Ирина Грешилова: «Этим, наверное, и объясняется неповторимость языка его произведений, отличающихся особой самобытностью, где забайкальские диалекты наряду с украинизмами создают неповторимое сочетание звучания речи».

Да, литературный язык Куренного практически и значимо отражает особенности эпохи, жизни, социальной среды, культуры и духовного мира нашего полиэтнического региона. Недаром опыт словаря языка писателя нашёл отражение в отдельном научном исследовании А.Д. Шантиной и других сибирских лингвистов.

Боль детства

Итак — раннее военное детство в Украине. Эта тема в образах войны и народной трагедии занимает видное место в творчестве Куренного, в его главных повестях «Скирды горят» (Иркутск, 1968), «Трофейная овчарка» (Иркутск, 1979) и «Поезд на рассвете» (М., 1981). К ним отправляют читателя сегодняшние события в Украине и тем временам, когда Донбасс топтал гитлеровский сапог.

«…Писатель жёстко и строго показал общую трагедию народа через судьбу молодой женщины, бредущей по дорогам войны с двумя маленькими детьми, показал, как государство преступно бросило миллионы своих детей на произвол судьбы, истребление и вымирание. …Это очень трудно понять, это — как слёзы в глазах фронтовиков, видевших по телевизору вывод наших войск из Германии… Что может противопоставить этому человек со своей единственной душой и одним сердцем? Как художник Евгений Куренной и пытался дать ответ своими произведениями», — писал Михаил Вишняков.

Так-то, хлопцы…

Политически актуальны не только военные повести Куренного. Тема Украины звучит и в монологе сатирика «Позвольте поздравить-с…». Он был написан в начале 1992 году, сразу по следам «преступления без срока давности», когда Ельцин, Шушкевич и Кравчук 8 декабря 1991 совершили «беловежский сговор» и из личных шкурных соображений расчленили историческую территорию великой страны, которую веками собирали русские государи. Тогда более 25 миллионов людей оказались иностранцами на родной земле. Особенно пострадало русское население прибалтийских государств, Северного Кавказа, Молдавии и Восточной Украины. Тогда ещё никто не помышлял о трагических событиях, грядущих почти через четверть века. Но дар аналитика позволил забайкальскому писателю с большой точностью предугадать дальнейшее развитие постсоветского общества и политических событий в стране.

Литератор и опытный журналист предвидел закрытие границ, которые президенты и их команды при разделе СССР пообещали оставить неприкосновенными, как следствие этого — разрушение общего экономического пространства, идеологическое зомбирование населения, уничтожение кровных родовых уз и дружбы между сёстрами и братьями, матерями и сыновьями, живущих по обе стороны границ.

— Общий рубль? Да поди он… под зад его. Пусть остаётся только российским. Зато Черноморский флот — только украинским.

— Э-э-э, погодите, братцы дорогие, -раздаются недоуменные голоса из древней Москвы. — Мы же так не договаривались.

— Ну и що? — снисходительно ответствуют родственные голоса из ещё более древнего Киева. А мы так постановили — и всё тут. Вы нам больше не указ, идите гетъ. Мы — самостийные. О так-то, хлопцы.

Такие вот юмористы. Ну чего с них взять?… И не удивлюсь, если кто-то другой из гордо-непреклонных членов придуманного СНГ завтра потребует не только флот разделить, но и поделить поровну ракеты и ядерные боеголовки, следом — бомбардировщики и перехватчики, танки, пушки и бэтээры, автоматы и гранатомёты, дозиметры и курвиметры, солдатские котелки и портянки. А там недалеко и до таможен, погранзастав и боевых дозоров. Такая выходит цена разным договорам, соглашениям и протоколам, цена провозглашённому содружеству».

Самый страшный результат этой самостийности — массовая гибель людей в 2014—2015 годах, взятые в плен и замученные защитники городов, разрушенные города и угольные шахты юго-востока, посёлки и сёла, стёртые с лица Земли, блокпосты и баррикады.

Старый нарыв

Писатель знал и хорошо понимал скрываемую на авось советской пропагандой давнишнюю звериную ненависть Западной Украины к Восточной. Он подчёркивал, что живущие там люди в большинство своём другие. В основной массе это перемешанные между собой разные европейские нации с разным менталитетом и мировосприятием, говорящие на особом «тарабарском» языке, который никому не понятен, кроме них самих. Это смесь польского, венгерского, украинского, немецкого и других языков и наречий. А его земляки Донбасса в подавляющем большинстве говорят на русском, по существу — это русские люди, подвергшиеся насильственной украинизации. В письмах, адресованных нашей семье, племянница Евгения Куренного — Ирина Говорущенко, живущая вместе с матерью в Мариуполе, писала об этом ещё в 1981 году: «Дяди Жениной книги у нас в магазинах ещё нет. Вообще, в наших книжных — засилье украинских издательств. Книги только на украинском языке, если появляются книги на русском, их сейчас же разбирают. Я не знаю, удастся пи мне купить эту книгу у нас».

Дело, конечно, не в том, какой национальности человек и на каком языке он говорит (мы интернационалисты, в Чите — многонациональном и добром людьми городе — это особенно ощутимо). Но именно Западная Украина вскормила новых фашистов и их приход к власти в матери городов русских — Киеве. Рано или поздно нарыв должен был лопнуть…

Случай в Ирпене

В 1984 году мы отдыхали в Ирпене — в замечательном живописном уголке -доме творчества Союза писателей СССР недалеко от Киева. С нами за столом сидела пожилая женщина, юрист, мать одного из молодых русских писателей столицы Украины. Напротив её номера жили «эападенцы» — муж, жена и их взрослый сын. Однажды утром наша соседка повздорила с ними по какому-то пустяковому поводу. После небольшой перепалки мы услышали от матери «западенского» семейства: «Ничего, ничего, мы подождём! Настанет время, и мы вашей кровью ещё будем красить наши крыши».

Услышанное ввергло в состояние шока, но только меня. Куренной удивлён не был. Его детство и юность прошли на Украине, и, несмотря на внешнее спокойствие отношений Запада и Востока, он видел и другие моменты националистической агрессивности земляков-украинцев. Я негодовала: и это так называемая дружба народов в стране Советов? Сразу захотелось домой, в Забайкалье, где национальное самосознание наших земляков проявлялось само собой, не насильственно и не по указанию сверху. Здесь и сегодня никто не упрекнёт тебя в том, что кто-то воздвигнет на трассе православный крест, а на сопке буддийский субурган или обоо.

Будь он сегодня…

В юбилейной статье, посвященной творчеству Куренного, его друг, бывший читинец, ныне живущий в Москве, журналист и прозаик Александр Алёшкин, сетуя, что развалилась великая страна, в 2012 году всё ещё оптимистичен в национальной политике страны: «Распад CCCР породил межнациональную резню и взаимную неприязнь некогда братских народов. С украинцами дело до крови, славе Богу, не дошло. Но сколько мы наслышались и сколько мы узнали горьких слов друг о друге! Как тут не вспомнить добрыми и благодарными словами времена, когда мы действительно ощущали себя братьями — русские, украинцы, татары, узбеки и все сто народов одной страны!».

Если бы дальнейшие события развивались хотя бы так… Мы хорошо понимаем слёзы и чувства наших фронтовиков, ветеранов и можем представить боль Евгения Куренного за Украину, будь он сегодня среди нас. Он не остался бы в стороне.

У него было много планов, он их не единожды озвучивал: «С нашим — ещё так мало освоенным писателями краем — с его историей и сегодняшним днём, с нашими общими непростыми заботами связаны мои новые публикации, начатые рукописи и новые замыслы».

Всматриваясь в вечность

Куренной часто смотрел на забайкальское небо. Он любил звёзды, иногда сравнивал их с украинскими, с теми, которые наблюдал в сакральных «Каменных могилах» его дальних предков. Чёрные и серые гранитные останцы в целинной донецкой степи уже много веков охраняют скифские погребальные курганы. Эти естественные святилища, созданные миллионами лет, ветрами и дождями, произвели на будущего писателя в его молодости огромное впечатление. Сюда, в эти загадочные места, где находились алтари богов, где когда-то произошла трагическая битва при Калке, где находятся неразгаданные тайнописи, он мечтал однажды вернуться и вновь увидеть там огромные и необычайно яркие ночные звёзды.

В один из последних вечеров, глядя на небосвод, Женя вспомнил слова Канта о том, что в мире более всего поражает звёздное небо над нами и нравственный закон внутри нас. Этот внутренний закон души он привнёс на степные просторы Забайкалья, его тайгу, его посёлки и крохотные сёла, затерявшиеся в громадье хребтов, а также город, где он жил и работал свыше трёх десятков лет. Своим талантом он воспел его, как и весь край, над которым вечно раскинут точно такой же небесный купол, как и над его родной многострадальной донецкой землёй.

Ирина Куренная. «Читинское обозрение» №44 от 2 ноября.

НазадВперёд
10 отзывов
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Все деревянные дома, которые определены памятниками - некогда были изумительной красоты. Высокий цоколь, витражные веранды, ажурный резной декор, парадные двери и козырьки. Внутри комнат изразцовые печи, подполья, где зимой и летом одна температура. В глубину двора двухэтажные пристройки. Во дворах ледники, сараи из толстенных бревен и бетонным полом. Люди строили для себя на века. Сейчас дома потеряли прежний вид, их застроили уродливыми заборами, каждый хозяин пристроил все, что мог. Присмотритесь к этой увядшей красоте, читинцы, и вы увидите совсем другой город. Разрушить легко, попробуйте потом создать. Однотипных городов много, такой как Чита - один. Он самобытен, а поэтому уникален.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Плюс поставил за последнее два предложения.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Знамо дело - для своих денег дорогу расчищают товарисчи! Снесть все в центре к такой матери и застроить коробками. Так? Уберите грязь, сараи, помойки во дворах, сделайте тротуары и устройте цветники. Не город будет, а сказка. Надо с хорошего пример брать, а не слушать речи тех, кто заинтересован в свободных территориях города. Посмотрите на Иркутск.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кабы так о ком еще написали, как о Е.Е. Куренном.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну те кто обманул дольщиков не так уж и спокойно живут проклятия людей докатились все таки копните родственников и увидеть как бумеранг возвращается с другой стороны. Так что за них ответили их близкие хоть они и не все это ещё осознали и ещё будет.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тут гулял недалеко от новостройки районе Шилова рядом здание дореволюценной постройки ни один кирпич не треснул в кладке. Так строят заслуженные строители даже не знаю что лучше.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А что страшно опубликовать куда деньги ушли которые федералы дали. Журналист Кира деревцова была на приеме у Кулакова и сумм слышала. Что слабо Чита иу или боитесь

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Путину жалобу написали и все узнают где деньги. А вы боитесь чиновников

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Людей расселите и сделайте каждому по дому - отделу мини стерства культуры Забайкалья офисы и поселите их там,для сохранения, в России о людях не хотят думать,кроме президента , главное свой карман и пост,

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Все гораздо сложней и серьезней, господа, чем вы это представили публике в амебном варианте.