Р!
16 АПРЕЛЯ 2021
15 апреля 2021

Миллион овец над солнечной Мензой – в обзоре краевых СМИ

Выбрать пару вечеров в неделе для того, чтобы не спеша, вчитываясь, пролистать все краевые газеты – удовольствие давно забытое, но легко организуемое. Общей для всех них темой стала жизнь в Забайкалье. Заходили с деревенских дорог близ акатуйской тюрьмы, глядели сквозь боль ветеранов на попытку установить критерий нуждаемости в льготах, взвешивали «за» и «против» на встрече с представителями пресс-служб.

Мария Вырупаева в свежем номере «Земли» рассказывает о сельском потребительском кооперативе имени Кирова в Могойтуйском районе и о надеждах власти увеличить поголовье овец до одного миллиона. Дерзкой целью видится это руководителям, пока председатели из-за нехватки кормов и кризиса стараются не забивать существующие стада. Далёкие, как вы понимаете, от миллионных.

В штатном режиме

Продолжается зимовка, и, по информации краевого Минсельхоза, этот главный животноводческий экзамен забайкальские хозяйства проходят в штатном режиме. Немногим более трёх тысяч овец, 120 голов КРС и 80 лошадей вошло нынче в зимовку в СПК им. Кирова Могойтуйского района, где, как оказывается, жизнь заставила перейти на совсем новые принципы работы.

К миллиону овец

С 2008 года хозяйство имеет статус племенного репродуктора по разведению овец забайкальской тонкорунной породы.

– Время тяжёлое, кризис, но мы сильно овец не трогаем, а если расходы бывают, то забиваем КРС понемножку, – рассказывает председатель СПК Абида Лхабанов. – Поэтому у нас идёт снижение по КРС, а по овцам на одном уровне держимся уже два–три года…

– Вы, наверное, работаете над тем, чтоб миллион овец был в крае?

– Ну, это задача такая… – Абида Мункуевич замолкает, чтоб подобрать слово. – Когда в прошлом году после выставки (Сибирско-Дальневосточная выставка племенных овец и коз, – авт.), был приём губернатора, с высокой трибуны сказали, что к 2020 году в крае должен быть миллион голов овец. Мы, председатели, сидели за одним столом, сложно передать нашу реакцию. Как? Каким образом будем это делать? Долго обсуждали этот вопрос…

– Вот из-за этого теперь и не трогаете овец-то, я смотрю, – заключаю я. – Бережёте каждую!…

Встреча наша проходит в бывшей колхозной конторе. И это, конечно же, шутка. Всеми силами не снижать поголовье в СПК им. Кирова стремятся по совсем иной причине – ведь получаемые государственные субсидии за статус племенного – это, по сути, главные реальные деньги, на которые и живёт это хозяйство. Осенью 2013-го года сельхозкооператив прошёл переаттестацию, подтвердил статус племрепродуктора.

«Зимовка идёт в штатном режиме, – замечает Абида Лхабанов. – Сеном обеспечены практически на 90%».

Половину от необходимого заготовили у себя на территории, остальное косили в Шилкинском районе. Затраты большие, ну а куда денешься? Кормить-то животных надо. Две своих полеводческих бригады было в кооперативе, но с 2014 года ушли они «в свободное плавание». С ведома председателя образовали КФХ, а техника и различное необходимое оборудование арендуют у «колхоза». Десять процентов урожая в конце года отдают в качестве расчёта.

Первые два года тяжеловато было – постоянно засуха была, много посевов потравил пасущийся без пригляду скот. Но упорство проявили люди – сперва одна бригада, а затем и вторая огородили практически всю посевную площадь, потравы исключили. Нынче помогла труженикам и погода – более-менее взяли урожай.

Председатели

СПК хозяйство называется с 2010 года. Как раз в это время его и возглавил Абида Мункуевич Лхабанов. Переименование вынужденное – как известно, колхозы в Агинском бурятском округе существовали много дольше перестройки, но потом всё-таки пришлось отказаться от названий советского времени. Хотя именно годы Советского Союза и являются главной частью жизни всех тружеников колхоза, и конечно, самого нынешнего председателя.

Родился здесь, вырос, после армии окончил в Чите политехнический институт, изучал автомобильное хозяйство. Три года в Улан-Удэ отработал, а потом вернулся сюда. В колхоз принял его Бальжинима Мажиев, легендарный председатель, 17 января нынешнего года исполнилось сто лет со дня его рождения. Сначала Абида Мункуевич работал механиком, потом стал заведовать гаражом – в колхозе был большой парк, почти 70 машин. Почти 15 лет проработал он завгаром.

Если бы кто-нибудь лет двадцать назад напророчил ему пост председателя, ни за что бы не поверил Лхабанов. Но жизнь свои планы имеет на людей. В 2010 году Абида Мункуевич уже был главным инженером колхоза, тогда ему предложили возглавить СПК.

«Техника, конечно, вся устарела, уже не выдерживает, – замечает председатель. – Но мы ни одну единицу не продали, всё сохранили. В 2011 году попытались обновить парк – взяли в лизинг комбайн «Полесье» Читинского Машзавода. Техника хорошая, работал комбайн. Но он же дорогой, 4 млн 700 тысяч стоит, оплатить не смогли и продали в Могойтуй, со всеми долгами. Тогда и засуха началась у нас, а для такого мощного комбайна, конечно, нужны хорошие поля и хорошие урожаи».

Окот в СПК им. Кирова проходит в конце апреля. По требованиям к племхозяйству необходимо получить не менее 95 ягнят от ста овцематок.

«Нынче будет попозже, – рассуждает Абида Мункуевич. – От Могойтуя в сторону Первомайска снегу всё-таки побольше, чем в других местах. До стоянок тяжеловато добираться. И ещё неизвестно, какая весна будет – если ещё снега добавит, то придётся на стойловое кормление переводить. Это более чем затратно…

Недавно приезжали зам с округа и из отдела сельского хозяйства района, объехали стоянки – на двух стоянках надо около 40 тонн. Это немного. А всего в зиму съедает СПК около тысячи тонн, это почти 10 кормоединиц на условную голову».

Новая экономическая политика

Когда в 2010 году пришёл он на должность председателя, долги у хозяйства были 16 млн рублей. Казалось бы, раньше и возможностей много было, и времена получше, но почему-то прежнее руководство допустило такую ситуацию. Сейчас СПК должен 6 млн рублей.

«По зарплате, когда я пришёл, задолженность была 4,9 млн, налоги около 2 млн, – вспоминает Абида Лхабанов. – Жалобы пошли в прокуратуру. Меня сразу вызвали на межведомственную комиссию и дали срок до 25-го мая рассчитаться. Дело при прежнем руководстве было, Гениатулин был губернатором, Кошелев зам – на 8 этаже Чайковского нас воспитывал. К 1 июня я рассчитался – и с налогами, и с зарплатой. Из федеральных денег была поддержка – мясное скотоводство и корова–телёнок программа была, и много сдали скота тогда – ягнятами, овцами, половина натуроплатой пошла, половина деньгами…

До 2013 года выплачивали зарплату, тяжело было. Сколько раз собирались, обсуждали, и окружное совещание было – с 2014 года перевели чабанские бригады (здесь их по-колхозному называют ОТФ (овцеводческие товарные фермы), – авт.) на аренду. Вот, например, чабан содержит 400 овцематок, принимает на себя получить от ста 95 ягнят. После отбивки в августе 70% ягнят остаётся им, чабанам, а 30% они сдают нам, хозяйству. Только ярочек, конечно, сдают, чтоб матки потом были. От четырёхсот 70% – это 280 ягнят, им остаётся. И чабаны всё сами делают – нагул, нажировку, валушков сдают – с этих денег все затраты окупают. И кормление, сенокос, и стрижку даже проводят!»

Так что от необходимости платить заработную плату СПК полностью ушёл. Чабаны сами делают отчисления в Пенсионный фонд.

Какой-то совершенно иной, новый принцип хозяйствования – когда из колхоза ушли – и растениеводы, и животноводы… Что же осталось? Правление. Оно ведёт всю необходимую бухгалтерию, делает отчёты.

Чабаны, живущие уже несколько лет самостоятельно, по совсем новым, арендно-договорным условиям, стригут шерсть, а СПК эту шерсть у них закупает – ведь как племрепродуктор обязан показать настриги. А чабаны на вырученные у колхоза деньги летом закупают солярку и проводят сенокос. Вот такой круговорот рублей в рыночных условиях сельской экономики бывших колхозных тружеников…

Кризис

Надо ли говорить, какими непростыми, насколько выстраданными являются все эти решения? И пока, к сожалению, особой, так сказать, глобальной перспективы колхозники, селяне забайкальские не видят. Хоть и говорят с высоких трибун о необходимости повышенного внимания к АПК, да задачи ставят, реальных механизмов, способов их решения не показывают.

Вот и миллион овец можно было бы развести в Забайкалье, да только особая государственная поддержка должна быть – и овцеводству, и овцеводам.

«Сейчас нам дают только субсидии на овцематку, а до этого давали ещё на поддержку отечественного овцеводства, – рассказывает Абида Лхабанов. – Теперь такую субсидию дают только товарным хозяйствам, а для племенных убрали. Да и то, только федеральную часть получили, краевую нынче, видимо, не дадут – сами видите, какие условия!»

Кредитов у СПК им. Кирова нет. В 2012 году он попытался взять, оказалось, что нужно представить документы 39 наименований.

«До половины дошёл и бросил, ужас! – вспоминает Абида Мункуевич. – А в прошлом году, когда снега тоже много было, с кормами трудности были, приезжал Виктор Александрович Якимов (бывший министр сельского хозяйства и продовольствия края, – авт.). Ездили мы по стоянкам, ну я, естественно, о проблемах и трудностях говорил. Обещал он помочь, дать денег. Я приехал в Читу, собрал документы и через фонд АПК мне дали 400 тысяч – на вывозку, на сено. Так что с колёс весь окот провёл».

За какие-то шесть лет – уже четвёртый министр сельского хозяйства в регионе. Как можно работать в таких условиях? Начали шутить крестьяне – уж плохой ли, хороший, но пусть хоть какой-нибудь задержится, поруководит. А то всё ознакомительные поездки совершают новые руководители, только впечатлений набираются…

А здесь, в СПК им. Кирова, добрым словом вспоминают Любовь Гарголло, в течение пяти лет – с 2008 по март 2013 года возглавлявшую отрасль. «При ней лучше было, – говорит Абида Мункуевич. – И специалисты были. А сейчас приезжаешь в Минсельхоз, там все молоденькие сидят, на производстве ни дня не работавшие».

Кадры

Не только в Минсельхозе самый острый – кадровый вопрос.

В первую очередь, нуждается СПК им. Кирова в зоотехниках. Предпенсионного возраста и бригадиры ОТФ. Молодёжь не идёт – первым делом спрашивают: сколько платить будете?…

А ведь в племенном овцеводстве только два главных события – расплодная кампания и участие в Сибирско-Дальневосточной выставке племенных овец и коз! Каждый год по две-три медали привозит СПК им. Кирова. Есть победители и в конкурсе стригалей. Например, зоотехник хозяйства Сэсэг Лубсанова два года подряд занимала первое место! Сейчас, к сожалению, мастерица ушла на пенсию. Вот – вопрос кадров.

А дважды орденоносец Рабдан Цыбенов работу чабаном продолжает, хоть в колхоз он пришёл 45 лет назад! Одна из его овец в течение шести лет (!) была серебряным призёром выставки!

…Из почти сорока, а ещё раньше шестидесяти стоянок колхоза имени Кирова, за кооперативом осталось 13. Но все они электрифицированы, на каждой имеется водокачка. У каждого чабана есть сенокосная техника, стригальные аппараты. Всё это – наследие прежних времён.

Нынче год благоприятствует, – замечают чабаны. Редко такой декабрь бывает, когда больше 25 градусов не морозило. Уже и январь на исходе, две недели и солнышко пригреет… А затем начнётся у овцеводов ответственная пора расплодной кампании, от которой и будет зависеть – даже не колхозный, а лично их, индивидуальный, трудовой год. Будет ли он сытным и благополучным – каждый определит сам. Своими трудовыми руками, неустанной работой и многолетним опытом.

Мария Вырупаева. «Земля» №4 от 31 января

«Казалось бы, ничто не предвещало несчастья. Но в 2006 году наш соотечественник «погорел»: случился пожар, и в одночасье наработки нескольких десятилетий превратились в прах. Он был уже не молод, подходило к 60. Страховку вовремя не заплатили, и ему пришлось продать всё», — рассказывает о нашем соотечественнике из Австралии Михаиле Овчинникове в этом же номере Татьяна Михеева.

Дорогами жизни к русскому музею

Михаил Овчинников – крупная фигура в русском сообществе Австралии. Но больше всего он известен как атаман австралийского казачества и основатель Русского дома-музея в Сиднее, открытия которого здесь ждали несколько лет. Михаил Моисеевич сам вышел на газету «Земля», чтобы рассказать соотечественникам о своей судьбе и деле всей свой жизни – Русском доме-музее.

Бизнес после 50

Михаил Овчинников родился в 1946 году в Китае, у русских эмигрантов Моисея Ивановича и Екатерины Тихоновны. Семье пришлось пережить много скитаний и вынужденных переездов, но мысли оставить старообрядческие иконы и книги никогда не возникало.

Вот что можно прочитать о Михаиле Моисеевиче на портале Сводно-казачьей станицы в Австралии: «Было время, когда в Китае Михаил из-за политических репрессий вынужден был не посещать школу и учился самостоятельно дома. С детства он научился преодолевать трудности. До сегодняшнего дня помнит Михаил Моисеевич песни бородатых русских странников, которых он впервые услышал в китайском Трёхречьи. Песня, начинавшаяся со слов «Гремела буря, дождь шумел…» до сих пор волнует его душу, навевая воспоминания детства и отрочества».

Надо ли говорить, что в Австралии – новой стране с непонятным языком и другими жизненными устоями, куда семья решила отправиться, – всё было не просто для 16-летнего молодого человека. «Поработав чернорабочим в прачечной, Михаил понял, что, чтобы добиться успеха, требуется, в первую очередь, много работать над собой. За три года он изучил английский язык в вечерей школе и в 19 лет решился начать своё дело. Были трудности, потери, поражения, но в груди билось сердце казака. Он не собирался сдаваться и, оправившись от неудач, снова садился в «седло», чтобы двигаться к цели. В 21 год к нему пришёл успех, которого он добился благодаря своему духу, терпению и желанию победить. Теперь компанию «Kelso Building Trade» знают во всей Австралии. Сколько было возведено домов, офисов, гостиниц, рабочих помещений! В 1997 году компания «Kelso» вошла в число пятисот лучших частных компаний штата Новый Южный Уэльс. В 2003 году учредитель и директор компании Михаил Моисеевич Овчинников получил высшую награду на конкурсе бизнесов и вот в марте 2014 года, наряду с маститыми бизнесменами, его имя и портрет вошли в книгу-летопись этнических бизнесов Австралии «Celebrating Diversity», говорится в статье на портале.

Казалось бы, ничто не предвещало несчастья. Но в 2006 году наш соотечественник «погорел»: случился пожар, и в одночасье наработки нескольких десятилетий превратились в прах. Он был уже не молод, подходило к 60. Страховку вовремя не заплатили, и ему пришлось продать всё. «Было очень трудно. Но я смог рассчитаться со всеми и идею бизнеса не бросил, начал всё сначала, можно сказать с нуля. Снял небольшое помещение для магазина. Затем купил землю в районе Вентворсвилл и начал строить своё помещение. И вот уже три года как мы открыты здесь», – рассказывает Михаил Овчинников.

У предпринимателя торговый центр строительных материалов «Kelso», а за вывеской – ежедневная работа с клиентами-строителями. С ними у Михаила Овчинникова выстроены замечательные отношения. Приезжают покупатели не только из Сиднея, но даже из Брисбена и Канберры. Именно бизнес помог Михаилу Овчинникову сделать мечту о Русском доме-музее реальностью.

О памяти через поколения

Большую часть своего личного времени Михаил Моисеевич отдаёт общественной деятельности. С 2013-го года он – атаман казачьей станицы Австралии, все члены которой с русскими корнями.

Общественная жизнь казачьего сообщества в Австралии протекает очень интенсивно, интерес к событиям, происходящим в России, не затухает. Поводом собраться и поговорить здесь может стать даже премьера документального фильма на Первом канале российского телевидения. Михаил Овчинников – постоянный участник этих встреч, т.к. всегда интересовался историей и относится к поколению переселенцев, которым есть что рассказать потомкам.

«Первая организованная большая группа казаков вступила на землю Австралии ещё 4 ноября 1923 г. В этот день в Брисбене высадилось 66 уральских, оренбургских и забайкальских казаков во главе с генералом В.С Толстовым. Позднее, и другие группы казаков стали прибывать в Квинсленд и Новый Южный Уэльс… В 1930-м году и в Сиднее была создана станица, которая объединила 150 казаков. Её атаманом 20 лет был полковник Николай Павлович Солнцев. С 1950 г. общеказачья станица в Сиднее была официально зарегистрирована. 16 лет её атаманом был Иннокентий Владимирович Киборт, а после него 26 лет атаманом был Димитрий Михайлович Речкалов. Самыми главными заботами в тот период было сохранение казачьих реликвий, икон и архива…», – говорит Михаил Моисеевич.

Казаки Австралии живут слишком далеко от России и совсем в других условиях, но это не мешает им вот уже 85 лет исполнять наказ своих атаманов сохранять историю и лучшие традиции.

Сейчас герой нашей публикации подыскивает себе заместителя, более молодого человека, чтобы казачье дело продолжалось. В перспективе рассказать с помощью новых книг, выставок, лекций о тех казаках, которые приехали в Австралию в прошлом веке и знают о жизни в России не понаслышке.

«Уже не раз приходилось говорить, но готов повторить ещё и ещё раз: сохранение казачьего наследия и русской культуры, их изучение и передача новым поколениям – главное поле нашей деятельности. Именно с этой целью Сводно-казачья станица создаёт в Сиднее культурно – просветительский Казачий центр, Русский дом-музей и библиотеку. Мы имеем ясную программу привлечения молодёжи к активной работе. Мы хотим, чтобы не прерывалась связь новых поколений с культурно-историческим наследием, с Россией, с русской культурой», – говорит Михаил Овчинников.

Русский музей

Русский дом-музей был открыт в начале 2016 года. Михаил Моисеевич на личные средства купил для него помещение и передал его в общественное пользование. Надо сказать, что это первый музей в Австралии, а то, что создаётся впервые, всегда продвигается с какими-то сложностями. К счастью, этим делом занимаются настоящие профессионалы, все – специалисты музейного дела.

Идея необходимости такого музея посетила Михаила Моисеевича давно, когда целое поколение уходило из жизни… «Многие старые вещи и книги, которые рассказывали о большом, интересном этапе русской жизни, оказались выброшены за ненадобностью, – вспоминает Михаил Моисеевич. – Хотелось сохранить это для наших потомков, для новых поколений русских людей». К настоящему времени собраны уже целые коллекции, многие экспонаты музею дарили люди, которые автоматически становились его членами. Целую коллекцию старинных предметов буквально со всего мира передал Пётр Сергеевич Татаринов – председатель Русского Исторического общества Австралии. За 20 лет своей работы члены этого Общества собрали большую коллекцию уникальных вещей, каждая из которых, даже самая маленькая и неприглядная, была свидетельницей многих важных событий русской истории. К примеру, старинная белая кружка была выпущена во время коронации Николая II (такая же точно кружка является экспонатом коллекции Русского музея в Сан-Франциско). А блюдце, случайно приобретённое на распродаже в соборе, оказалось частью сервиза, изготовленного во Франции специально для офицеров Порт-Артура.

Последние годы Пётр Сергеевич сетовал, что годы его уже немолодые, а передать коллекцию некому. Поэтому новость о создании Русского музея в Сиднее стала для него настоящим бальзамом на душу.

Мысли о дальнейшей судьбе музея не покидают и самого Михаила Моисеевича, ведь ему уже 70: «Я надеюсь, найдутся более молодые люди, которые смогут продолжить это дело. В крайнем случае всё это уйдёт государству. Нами уже заинтересовались музей Владивостока, музей Казачества в Москве и мы будем обмениваться с ними документами, экспонатами, которые у нас есть в двойном экземпляре. Иногда люди говорят, что мы сделали частный музей и будем наживаться на этом. Это, конечно, полная неправда. Многие музеи начинались как частные, а затем были переданы в руки государства. Всё собранное сохранится и будет доступно людям, которых интересует наша история».

Продолжение следует…

Подготовила Татьяна Михеева, по материалам русскоязычных австралийских газет. «Земля» №4 от 31 января

«Как известно, спешка хороша лишь при ловле блох. Для решения проблем глобального характера она уж никак не подходит. Тем не менее государственные мужи и позднее присоединившиеся к ним государевы жены, будучи поставленными перед тем или иным фактом, изыскивают именно такой выход из проблемной ситуации», — интригует Ирина Бусарова. Как вы думаете, о чём это она? Не поверите, но о проблемной читинской свалке, которая с некоторых пор находится в Атамановке.

Свалочная неразбериха

Жители Атамановки готовы перекрыть федеральную трассу из-за размещения городской свалки

В последний день уходящего 2016-го года, 31 декабря, прекратилось действие лицензии, выданной ОАО «Забайкалспецтранс», на размещение отходов на территории читинской городской свалки, расположенной в районе поселка Ивановка.

В режиме форс-мажора

Как следует из официальной информации Министерства природных ресурсов Забайкальского края, «до недавнего времени складирование отходов на территории свалки осуществлялось ОАО «Забайкалспецтранс» с одновременным проведением работ по проектированию полигона твердых коммунальных отходов (далее ТКО) на данной территории. Однако проектирование полигона так и не осуществлено».

Таким образом, накануне новогодних праздников возникла форс-мажорная ситуация: забайкальская столица оказалась практически «обесточенной» в плане вывоза мусора.

Цитируем далее: «В сложившихся обстоятельствах Обществом принято решение о закрытии свалки и прекращении деятельности по размещению отходов на территории свалки, что в отсутствие на территории города Читы и Читинского района полигона ТКО обострило и без того сложную ситуацию с размещением отходов. Кроме того, имелась достаточно реальная угроза прекращения вывоза мусора с территории города в период новогодних праздников и возникновения массовых свалок на контейнерных площадках города и прилегающих к нему населенных пунктах».

То есть руководитель ОАО «Забайкалспецтранс» ставит в известность местное чиновничество по поводу того, что городская свалка приказала долго жить, уже как свершивший факт. Но почему уполномоченные чиновники КАК БЫ еще загодя пребывали в неведении по поводу прекращения действия как лицензии на размещение отходов, так и приказа Региональной службы по тарифам и ценообразованию Забайкальского края об установлении для Общества тарифа на утилизацию (захоронение) отходов на территории читинской городской свалки? В частности, и об изменениях в законодательстве. Иначе чем еще можно объяснить последующую спешность, с какой был выбран полигон для ВРЕМЕННОГО (?!) складирования отходов в абсолютно неприспособленном для этого месте в поселке Атамановка?!

Как выяснится позднее, оказывается, руководитель спец-автохозяйства, на протяжении определенного времени бил тревогу по поводу возникшей проблемы. Но лишь когда ситуация достигла апогея и было принято Распоряжение Правительства Забайкальского края от 30 декабря 2016 года №573-р, согласно которому «в целях предупреждения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, возникающих при осуществлении деятельности в области обращения с отходами, в связи с прекращением действия Читинской городской свалки, в границах городского округа «Город Чита» и муниципального района «Читинский район» была организована деятельность по временному складированию твердых коммунальных отходов в период с 01 января 2017 года до 01 декабря 2017 года. Одновременно на свалке в районе пгт Атамановское Администрацией Читинского района ведутся работы по предупреждению и ликвидации возгораний мусора». При этом схема временного размещения отходов подразумевает размещение свалки в районе Атамановки только на 11 месяцев, до 1 декабря 2017 года. По истечении указанного времени отходы будут перезахоронены на строящемся в настоящее время полигоне ТКО.

Неэкономный подход

Как известно, спешка хороша лишь при ловле блох. Для решения проблем глобального характера она уж никак не подходит. Тем не менее государственные мужи и позднее присоединившиеся к ним государевы жены, будучи поставленными перед тем или иным фактом, изыскивают именно такой выход из проблемной ситуации. В связи с чем возникает вполне закономерный вопрос.

Интересно, имеют ли наши чиновники различных рангов и степеней представление о бизнес-планах? Причем высшее экономическое и управленческое образование отечественного пошиба не имеет к этому абсолютно никакого отношения. В свете того, как бесхозяйственно решаются на всевозможных уровнях хозяйственные вопросы, очевидно, что управленцев наших не научили грамотно решать социальные задачи.

К примеру, такого плана. Километраж до ивановского полигона составляет в среднем по максимуму 11 км, а до новой приатамановской свалки — по минимуму около 24 километров, к которым плюсуются еще 4-5 километров по объездной дороге. Теперь умножим вышеприведенные километры вдвое и получим в среднем 22 километра против 60! Которые, в свою очередь, умножим соответственно на затраты на бензин и ГСМ. В итоге несложно будет просчитать, а также экономически обосновать неминуемый и неизбежный кратный рост себестоимости вывоза мусора. С последующим ростом тарифов для населения. Если этого не произойдет, то убытки от данного мероприятия не замедлят сказаться на всем «мусорном процессе».

Но на данное обстоятельство никто из «участников процесса» не обратил внимания. Правда, начальник городского управления регулирования цен и тарифов Татьяна Гулько высказала мнение, что плата, взимаемая с жителей Читы за вывоз твёрдых коммунальных отходов, увеличится, но только…после запуска системы сортировки мусора. Хотя тут уж впору не мнение высказывать, а представлять экономические обоснования предстоящих для населения затрат!

Губительное решение

Скоропалительно принятое решение о переносе свалки вызвало недоумение у руководства управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю, а также — краевой природоохранной прокуратуры. Руководителя Читинского района и вовсе поставили перед фактом уже готового решения о размещении столь ответственного «социального объекта».

Что же до жителей поселка Атамановка, то их возмущению не было предела. На протяжении определенного времени они и без того испытывали большие неудобства из-за заводской свалки, которая разместилась в экологической зоне. И если ивановский полигон появился на степной территории тогда еще Читинского района (необжитой и по сей день), то атамановская свалка была оборудована для ограниченных нужд одного предприятия и прилегающего к нему населенного пункта. Причем и по сей день никто из инициаторов переноса мусорного полигона не обращал внимание на то, что в Атамановке зловонная и губительная для природы свалка обустроена не где-либо, а в экологической зоне! Именно здесь, в пади Глубокой, находится можевина, из которой выходят два ручья, впадающих в речушку Глубокая, что впадает в реку Ингода.

К тому же, неподалеку от мусорного полигона расположен детский сад «Солнышко», у воспитанников которого начались значительные проблемы со здоровьем от подобного зловредного соседства. По словам депутатов Совета муниципального района «Читинский район» Татьяны Андроненко и Ольги Кондратьевой, по распоряжению Роспотребнадзора пожар на свалке (который не мог собственными силами затушить с июля (!!) 2016 года арендатор Волощук) ликвидировало ООО «Полигон». За грубейшие нарушения деятельность непосредственного арендатора земли ИП Волощук была приостановлена. Но по наработанной практике, на время бездействия ИП, полномочия по эксплуатации объекта были ВРЕМЕННО предоставлены ООО «Полигон»…

По весьма «дальновидным» планам разработчиков, после активной эксплуатации в экологическом месте, через 11 месяцев свалка переместится на плодородные земли бывшего Атамановского питомника, где на протяжении многих лет творил чудеса плодородия в суровых условиях Забайкалья выпускник Мичуринского сельхозтехникума агроном Вячеслав Лукич Шокалюк. За небывалые результаты Вячеслав Лукич и коллектив его преданных единомышленников неоднократно получал награды на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. Шокалюк щедро делился своими знаниями и опытом, издав книгу «Приусадебный плодово-ягодный сад и огород в Забайкалье», которая выдержала семь изданий. Даже выйдя на заслуженный отдых, Вячеслав Лукич продолжал трудиться, участвуя в озеленении города.

После смерти дело рук и чаяний его было предано варварскому истреблению. Плантации плодово-ягодных насаждений, взращенные в ходе длительных селекционных работ, преступно были брошены на произвол судьбы. Теперь, словно в насмешку, на прежде процветающей и дарующей плоды земле будет обустроен тлетворный мусорный полигон.

Так не стыдно ли, господа хорошие, своей бесхозяйственностью губить добрые начинания и насаждать губительную разруху, попирая в том числе память о людях, которые творили истинное добро на этой земле?! Иначе как кощунством это не назовешь.

В настоящее время город еще не осознал размах экологической катастрофы, которую ему уготовили временщики-чиновники и «предприниматели», эксплуатирующие «лесной пояс» Читы сугубо в своих недальновидных интересах. По их «велению» у Читы не выработан план развития, а посему — нет перспектив на продуктивное будущее. И ситуация с мусорной свалкой лишь тому обоснованное подтверждение.

Предстоящий размах бедствия оценили лишь жители Атамановки. Они-то уже столкнулись с тем, какие проблемы экологии, здоровья, быта могут вызывать ежесуточно вывозимые на заводской полигон 13 кубов мусора. А что будет, когда к ним присоединится 530 кубов городских отходов?! К тому же, вряд ли отдельно взятые «мусорщики» будут возить мусор в такую даль. Поэтому количество несанкционированных свалок только возрастет. А выявление виновного в их появлении с последующим смехотворным штрафом выйдет довольно дорогостоящей процедурой…

…Взволнованные жители поселка незамедлительно стали собирать сходы, на которых первоначально было собрано более 1500 подписей под петицией, адресованной губернатору Забайкальского края. В том случае, если не будут приняты действенные меры на письменные обращения жителей, они плотной живой стеной готовы перекрыть федеральную трассу Забайкальск-Чита, по которой курсируют автомобили до российско-китайской границы.

Подспорье для выживания

А известно ли вам, досточтимые читатели, что мусорная свалка представляет собой кладезь несметных богатств? И нынешние иностранные бизнесмены устремляют свой алчущий взор на Россию не только по причине природных залежей, но и невостребованных гор неперерабатываемого мусора.

Посчитано, что среднестатистический гражданин ежегодно выбрасывает мусора — до 350 кг, при этом доля твердых бытовых отходов (ТБО) порядка 40%. Это тот мусор, который не разлагается, а копится годами на свалках.

Горы бытового мусора растут, загрязняя окружающую среду, сокращая площади под сельскохозяйственные нужды. Кроме того, на полигонах часто возникают пожары, обвалы, растет количество крыс, бездомных собак и зловредных насекомых.

Вообразите, что представляет собой экологическая обстановка за полувековой период существования читинской свалки? Скажу вам откровенно — просто жуть!!

Но довольно небрезгливая во всех отношениях часть населения города Читы и прилегающих к нему территорий в свое время использовала залежи мусорного полигона с очевидной для себя пользой и выгодой.

Так, в дефицитную советскую эпоху на свалку тоннами вывозились батоны слегка зачерствевшего хлеба, слегка подплесневевшей колбасы и прочих продуктов «не первой свежести». Прознав про дни подобной «продуктовой утилизации», недостаточно обеспеченный в материальном плане местный люд из близлежащих поселков КСК, ГРЭС и деревень Ивановки, Засопки и Кутузовки устремлялся на свалку, предварительно прихватив с собой холщовые мешки. А затем, по прибытии домой, люди подвергали добытую «продукцию» соответствующей кулинарной обработке и уплетали «мусорные дары» за обе щеки сами, потчевали друзей-соседей, а излишки умудрялись продавать «постоянным клиентам» из более обеспеченных.

Городская свалка была также неплохим подспорьем для владельцев поголовья свиней и иной живности в части добывания корма для своих подопечных. Местные умельцы и умелицы в такие же «календарные» дни затаривались на свалке сырьем из отходов, вывозимых камвольно-суконным комбинатом, овчинно-меховой фабрикой и кожевенным заводом.

Позднее, уже в кризисные годы развала всего и вся, свалку облюбовали сборщики металлолома. Чтобы не тратить время на ежедневные походы, разбив территорию на «межведомственные» участки, они здесь же и жили, пили и ели, обустроив себе «фигвамы» из подручных материалов…

Таким образом, наш народ, задолго опередив события, то, что вывозилось на свалку, так или иначе использовал для получения личной выгоды. Но времена меняются, а с ними меняется и экономический подход к, казалось бы, прежде убыточным мероприятиям.

Несметные богатства

На сегодняшний день мировой мусорный рынок — то есть рынок сбора, вывоза, переработки и утилизации ТБО — оценивается в 120 млрд, долларов. В России же переработка отходов, по разным подсчетам, может стоить от 2 млрд, до 3,5 млрд, долларов в год. Таким образом, наша страна вновь проходит мимо больших денег, поскольку сегодня проекты по мусоропереработке — это мировой тренд, интересный как бизнесу, так и инвесторам

С некоторых пор сфера инвестиций в мусоропереработку считается, во-первых, весьма перспективной по причине высокого спроса на продукцию мусороперерабатывающих заводов. Во-вторых, низкорисковой — ввиду твердых тарифов от муниципалитетов. Поэтому иностранные фонды и компании, традиционно очень консервативные в отношении нашей страны, регулярно заявляют о готовности финансировать строительство в России мусороперерабатывающих предприятий.

Этот интерес понятен: у нас эта отрасль находится в самом зачатке своего развития. В России действуют лишь 243 мусороперерабатывающих и 50 мусоросортировочных комплексов, а также 10 мусоросжигательных заводов. Этого явно недостаточно для того, чтобы справиться с грандиозным объемом ТБО. Следовательно, любое новое мусороперерабатывающее предприятие будет иметь хорошую окупаемость: ориентировочно от двух до пяти лет.

К тому же в России нет заводов по переработке мусора полного цикла. Отечественные проекты до сих пор ограничивались покупкой промышленных прессов, которые спрессовывают мусор для дальнейшей укладки на полигоне. Такой подход означает полную зависимость экономики в данной сфере от тарифа. Возможность же получения выручки от продажи вторсырья, на которую в первую очередь рассчитывают иностранные инвесторы, практически никак не реализовывается.

В этом и состоит отличие: в Европе высокие экологические требования делают размещение ТБО на полигоне самым дорогим способом утилизации отходов, а их переработка является серьезным и весьма доходным бизнесом. В России все происходит с точностью до наоборот: дешевле всего складировать мусор на полигонах или сжигать его. В частности, на этом и основан абсолютно нерентабельный пилотный проект федерального уровня по утилизации отходов, запущенный на днях в соседней Бурятии.

На местном уровне

На протяжении достаточно длительного времени пришлось наблюдать за схваткообразными движениями. Но организации мусороперерабатывающего предприятия в Чите. Припоминается даже встреча с импозантным столичным гостем возле мусорных баков во дворе магазина «Сувениры». Тогда вниманию журналистов был представлен проект мусорного заводика. Потом что-то запустили в работу. Но это «что-то» дало сбой. Очередной запуск мусоросортировочной линии ожидается в начале апреля нынешнего года…По словам руководителя, генерального директора ОАО «Забайкалспецтранс» Антона Пономаренко, «мусоросортировочнное оборудование было приобретено за счет предприятия, стоило 240 млн. рублей и 164 млн. рублей из этого лизинга уже выплачено». Тестовый запуск завода в 2015 году на 9 месяцев г-н Пономаренко назвал необходимым для проверки данного оборудования.

Но слова Пономаренко разительно расходятся с мнением заместителя руководителя Управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю Любови Дубининой, которая считает, что «сказочно уверены, что заработает сортировочный комплекс, и сможет ли он сортировать, то, что было в тестовом режиме, — это было, мягко говоря, пародия».

К тому же необоснованно затратным является и сам маршрут передвижения мусора. Судите сами, «Забайкалспецтранс» временно размещает собранные ТКО в поселке Ивановка. С вводом в эксплуатацию завода будет необходимо весь мусор направить на предприятие в Сенную падь. Сформированные же заводом брикеты увезут на полигон в падь Глубокую, который к этому времени, по мнению гендиректора ОАО «Забайкалспецтранс», депутата Читинской Гордумы, более известного как гендиректор ООО «Управляющая компания «Регион», будет действовать.

При этом руководитель специфичного предприятия пообещал, что с объемом городского мусора завод справится, правда, уточнив при этом, что только с рассортированным.

Получается, опять предстоят затраты на рассортировку, но уже мусорных баков. Интересна реакция руководителей управляющих компаний на такую инициативу их коллеги. Да и у жителей, похоже, подобная задумка не вызовет особого восторга. Поскольку им предстоит распределять мусор по нескольким пакетам: пластиковые бутылки — в один, стеклянную тару — в другой, а «мусор в ассортименте» — в третий… А население наше в данном плане, мягко говоря, еще недостаточно культурно. Менталитет наших соотечественников сегодня — одно из самых непростых препятствий на пути к созданию в стране мусороперерабатывающей инфраструктуры. В советский период уже провалилась идея сбора собственно мусора и корма для животных в виде пищевых отходов…

Принцип кнута в данном случае неуместен: нашим соотечественникам нужна продуманная система мотивации. Изобретать колесо, впрочем, не потребуется: Европа все давно придумала за нас, отказавшись от мусоропроводов в пользу размещения возле жилых домов специальных раздельных контейнеров для сбора стекла и металла, бумаги и пластика. А для того чтобы отходы попадали строго по назначению, необходимо проработать экономическую сторону вопроса.

Ведь что происходит сегодня? Действующее законодательство относит сбор и вывоз ТБО к понятию «содержание жилого помещения». Сэкономить на данной услуге жильцы вряд ли откажутся. Один из вариантов: сдавать мусор отсортированным спецпереработчикам, реально снижая свой мусорный тариф.

Пока же предложение спецпереработчика в лице руководителя ОАО «Забайкалспецтранс» можно назвать преждевременным. Конечно, довольно отрадно, что весьма активный и инициативный молодой человек пытается хоть что-то сделать. Но гораздо целесообразнее было бы изучить суть проблемы и не выбрасывать деньги на рассортировку мусора, а найти инвестора с более прогрессивными перспективами и эффективной материальной отдачей.

Впрочем, из этой истории напрашивается довольно занимательная мораль. Получается, что неравнодушный руководитель в одиночку пытается что-то предпринять не только на городском, но и на региональном уровне. Пусть даже методом проб и ошибок. На фоне того, что Министерство природных ресурсов России планирует запретить сжигание несортированного и пригодного к переработке мусора, действия г-на Пономаренко являются весьма актуальными. Но один-то в поле не воин. В одиночку проблему не решить, тем более столь варварским и нерентабельным способом. К любому делу требуется тщательно проработанный, комплексный коллективный подход. Только тогда и будет толк.

P.S. Кстати, а за чей счет будет производиться рекультивация земель в районе ивановской свалки? То бишь поэтапный комплекс работ, проводимых с целью восстановления нарушенной территории и приведения земельного участка в безопасное состояние. Ситуация более чем критическая. Поэтому данную историю никоим образом нельзя считать завершенной.

Ирина Бусарова. «Эффект» №5 от 31 января

Забайкальские пользователи социальных сетей часто сталкиваются с объявлениями группы помощи брошенным животным «Островок надежды». Четверо волонтёров, трое из которых – школьницы, рассказали журналисту Ольге Чеузовой о том, как они работают с бездомными животными и, что ещё важнее, с людьми.

Островок надежды в океане бездушия

Как читинские волонтёры спасают бездомных животных от верной гибели

Группа помощи брошенным животным «Островок надежды» существует в Чите с 2012 года. Каждый день волонтёры пристраивают бродяжек, лечат их, стерилизуют. «Пусть мы не можем спасти всех, кого бы нам хотелось. Но мы спасём намного больше, чем те, кто даже не пытается», – говорят активисты группы.

Передо мной четверо волонтёров: Юля, Вика, Мила и Эля. Три из них – школьницы. Делают они очень много, и работы только прибавляется с каждым днём. Ежедневно с утра до ночи к ним приходят известия от читинцев о бездомных животных, в каждом – крик души и просьба о помощи.

Стерилизация – процедура недешёвая. Для собак – от 3,5 до 5 тысяч рублей (в зависимости от веса), для кошек – 2,5 тысячи. Волонтёры давно уже подружились с ветклиникой на улице Комсомольской, где «Островку надежды» делают скидки на некоторые услуги.

Общественная организация не имеет постоянного финансирования (только сбор денег от таких же неравнодушных людей), нет у них и специального помещения для содержания животных. Вся надежда на тех, кто любит животных. И люди не остаются в стороне: покупают корма, собирают деньги (50, 100, 200 рублей – суммы разные), берут зверей на передержку. Например, эту собачонку приютили на время:

Почти за пять лет существования общественной группы появились постоянные меценаты, которые анонимно жертвуют по 2-3 тысячи рублей (их не так много). Есть те, кто фотографирует животных для объявлений, кто-то распространяет информацию о животных – все помогают, чем могут.

Самые активные волонтёры в свободное время едут-идут спасать животных. Достают их из подвалов, колодцев, забирают с остановок, собирают с улиц… Подобрав бедолагу, несут домой или устраивают к тем, кто может выходить несчастное животное. Если надо – лечат, обрабатывают от паразитов, собирают деньги на лечение, стерилизацию. Приведя в нормальное состояние, ищут хозяев.

– Когда я возвращаюсь домой, иногда меня встречают дети с просьбой о помощи животным, приносят их мне. Многие знают, чем я занимаюсь, – рассказывает Юлия Берегельская, через чьи руки и дом прошли сотни животных.

Сложно сказать, сколько человек примкнуло к активистам. Только на сайте «Одноклассники» в группе насчитывается почти 5 тысяч человек, на сайте «ВКонтакте» – более 6 тысяч. Социальные сети – площадка, на которой волонтёры ищут людей для передержки животных, объявляют сборы денег, ищут хозяев, просят помощи. Каждый день выставляют всё новые и новые фотографии животных, пишут объявления о пропаже-находке, о сборе средств.

Если животное удаётся пристроить, волонтёры непременно интересуются его судьбой. Немало таких, кто животных возвращает. Не угождают они чем-то новоиспечённым хозяевам.

Общественники отмечают, что в последнее время увеличивается число породистых брошенок: такс, хаски… Большой популярностью пользуются породистые собаки и кошки среди тех, кто решает приютить животное. На них выстраиваются очереди. Особенно на лабрадоров. Но кто возьмёт обыкновенную нескладную лопоухую дворнягу?

Девчонки считают, что недопустимо выбрасывать коробки с приплодами животных:

– Оставляют в подъезде, в подвале, на улице… Мы находим, или нам подсказывают о них. Люди считают, что так сбросили с себя ответственность. Они не могут их утопить, считая это убийством, а выбросить на мороз, на смерть от голода убийством не считают.

С гордостью общественники вспоминают историю собаки Нюши, которая попала в ДТП: был повреждён позвоночник. Одна из неравнодушных читинок собаку выходила. Сегодня Нюша – жительница Санкт-Петербурга, куда её увезла хозяйка и в современной клинике восстановила собаке способность ходить. Честь и хвала Нюшиной хозяйке!

В крае существует сегодня Забайкальское общество помощи бездомным животным, но, по словам волонтёров «Островка надежды», оно мало с ними контактирует. Не даёт волонтёрам возможности помочь исправительная колония №3, которая в прошлом году выиграла аукцион, объявленный администрацией Читы на право содержать отловленных собак. Несмотря на публикацию «За то, что бездомные» в «ЧО» №4 о работе собачьего питомника, волонтёры заявляют, что собаки там находятся в ужасных условиях:

– Никакой информации оттуда не поступает нам. Нас туда не пускают – режимный объект.

А найди общий язык ИК-3 и общественники, какое бы количество псов обрело бы хозяев!

По непонятным причинам перестало сотрудничать с «Островком надежды» и ООО «Таёжная компания» (между ветстанцией и этой компанией был заключён договор: ветеринары доставляли на базу компании отловленных собак).

– Мы помогали: фотографировали собак, помогали раздавать. Но однажды нас не пустили на территорию, – вспоминает Юля.

Очень важным в решении проблемы с бездомными животными волонтёры считают стерилизацию, которая бы значительно сократила численность бродячих животных. Но в этом направлении, к сожалению, наша власть не работает.

– Почему бы не выделить субсидии ветклиникам хотя бы для разовой акции по стерилизации? – задаются вопросом волонтёры и рассказывают случай.

На территории одного из читинских предприятий собака принесла щенков. Коробку с потомством просто вынесли на остановку. Судьбу малышей решили волонтёры, найдя им хозяев, а владельцу организации рекомендовали суку стерилизовать. Через какое-то время оттуда вновь пришлось забирать щенков – хозяин пожалел денег на стерилизацию, и история повторилась…

Общественники активно работают с животными, но не забывают и о людях. Например, в соцсетях они предупреждают: «Если вы просто хотите «подкинуть» нам работёнки, считая, что мы вам чем-то обязаны, – не утруждайтесь! Известить нас о том, что где-то умирает животное, а самому пройти мимо – это не помощь! Если вы считаете, что, попросив нас о помощи, вы сделали всё, что было в ваших силах, и теперь можете идти отдыхать с чистой совестью и чувством исполненного гражданского долга – мы вас разочаруем! Ничего хорошего вы не сделали! Давайте будем ответственными, ребята, и не будем перекладывать на других то, чего не хотим делать сами! Реально помочь им мы сможем только вместе!».

И каждому из нас помочь волонтёрам под силу: словом, делом. Надо только разыскать их в соцсетях и примкнуть к «Островку надежды».

Работы у общественников – непочатый край, а число бродяжек на улицах только увеличивается из-за нашей же безответственности. Можно помочь животным или выбрать себе хвостатого друга. А волонтёры постараются помочь со стерилизацией и с доставкой в районы.

Ольга Чеузова. «Читинское обозрение» №5 от 1 февраля

«Многие китайские спортсмены заклеивали щёки и нос специальными лейкопластырями, чтобы не обморозиться. Было реально холодно, но при этом комфортно. В Чите мы бегаем при таких температурах и никогда не надеваем маски. А когда мы вышли в Китае на старт 13 января, пальцы ног мёрзли даже в двойных носках! Я бежал и молился, чтобы не обморозиться, и во второй части дистанции уже было всё хорошо», — рассказал один из участников первого международного зимнего полумарафона «Полюс холода», внесённого в Книгу рекордов Гиннеса, Сергею Гридневу. К слову, в этих соревнованиях забайкальцы участвовали впервые и показали очень даже приличные результаты.

С радостью наперегонки

Читинцы пробежали рейтинговый полумарафон в Китае и планируют провести 5 марта большой забег у Читы

Известные в Чите музыканты Степан Белов и Павел Чернизов из группы «Лазурно-золотой берег Запредельного» в январе участвовали в первом международном зимнем полумарафоне «Полюс холода» (внесён в Книгу рекордов Гиннеса) в г. Гэньхэ (КНР).

В Забайкалье Степан и Павел вместе со своими единомышленниками из клуба «Йога бега» известны ещё и как легкоатлеты-экстремалы, которые даже в трескучие морозы способны забегать на отроги Высокогорья в лёгких флисовых мастерках. А потом их довольные, покрытые куржаком физиономии разлетаются по интернету. Но если киношный Форрест Гамп начал бегать «ни с того ни с сего» и далее мотал мили без цели, пока не устал, то у ребят мотивация осознанная. О ней, своих соратниках и ближайших планах они рассказали «ЧО».

– Ребята, чем стал этот полумарафон для вас?

Степан: На соревнованиях человек ориентируется на результат, и лично мне было интересно проверить, испытать себя. Были опасения насчёт холода. Для участия в этом уникальном мероприятии в самый холодный город Китая прибыли 166 спортсменов и любителей бега из многих городов Китая – Пекина, Шанхая, Цзилиня. А из России – только наша команда из шести бегунов-любителей, представляющих клуб «Йога бега».

В приглашении было указано, что бежать придётся при температуре минус 35-45 градусов. Это настраивало, но не пугало. Организаторы пригласили представителя книги «Рекордов Гиннеса», и забег занесли в книгу как самый холодный. Многие спортсмены, услышав об этом, не решились участвовать, кто-то не добежал до финиша, но нас – российскую команду – это не остановило. Вызов мы приняли с радостью.

– Каковы результаты читинцев, и закаляет ли бег лично вас?

Степан: Бег закаляет, но нынешней зимой я переболел бронхитом, который был вызван гриппом. А предыдущий сезон мы, бегуны-любители, бегали всю зиму и не болели. Недаром Павел Чернизов на минувших соревнованиях показал лучший среди нас результат. Он финишировал со временем 1 час 45 минут 11 секунд. Вторым финишировал я с результатом 1:51.37, третьим был Александр Волкотрубов, руководитель нашей делегации и переводчик с китайского языка. Его время – 1:56.08.

Чуть позже прибежали Алексей Красильников, Денис Середин и Максим Баженов. В целом из 166 человек мы финишировали в третьей десятке.

Читинцы — участники международного зимнего полумарафона «Полюс холода» (г. Гэньхэ, КНР)

– Чем запомнились состязания?

Степан: Это был классический полумарафон. Загородная обледеневшая трасса. На преодоление 21 км 975 м давалось три с половиной часа, так как организаторы предполагали участие в соревнованиях бегунов-любителей разных возрастных категорий от 20 до 62 лет, но в зачёте разбивки на категории не было.

Сложность у всех была прямо со старта – первый километр проходил по обледенелому асфальту. Далее лёд на асфальте был в большей или меньшей степени на протяжении всей трассы, а мы, участники, бежали в обычных кроссовках.

Но настроение было на высоте. Природа в окрестностях Гэньхэ очень похожа на нашу. Только сопочки пониже. Мы пошли в отрыв, когда начался подъём, примерно после 3-го км. Подъём продолжался до 8-го км, и общий набор высоты составил 170 метров. На нём было интересно соревноваться, но позже по ровной трассе китайские бегуны отыгрывали время обратно.

Многие китайские спортсмены заклеивали щёки и нос специальными лейкопластырями, чтобы не обморозиться. Было реально холодно, но при этом комфортно. В Чите мы бегаем при таких температурах и никогда не надеваем маски. А когда мы вышли в Китае на старт 13 января, пальцы ног мёрзли даже в двойных носках! Я бежал и молился, чтобы не обморозиться, и во второй части дистанции уже было всё хорошо.

Атмосфера на этом празднике бега была духоподъёмной и дружественной. На финише все поздравляли друг друга, ведь каждый финиш был ещё и личной победой.

В фойе гостиницы каждому вручали медаль и грамоту с указанием времени прохождения дистанции. Когда все финишировали, состоялось торжественное награждение победителей. Вечером всех участников ждал особый подарок от организаторов – шикарный ужин с концертом. Мы тоже выступили с музыкальными номерами, которые подготовили за время пребывания в Китае.

– Чем отличался этот полумарафон от других соревнований, в которых вы участвовали? Есть желание замахнуться на марафон?

Павел: Для нас это был первый официальный зимний полумарафон. Марафонов я пробежал уже несколько, а Стёпа, к примеру, марафон бегал в сентябре 2016 года во время участия в первом международном владивостокском марафоне на 42 км, который проходил в т.ч. по острову Русский и по мостам Владивостока.

В КНР мы имели возможность оценить лучшие результаты на пробеге, которые показали китайские легкоатлеты. Первое место у мужчин занял Би Фэн-ян со временем 1:19.09. У женщин – Ся Юйфэнь, её время – 1:47.50. Как говорится, есть к чему стремиться.

– Есть идея сделать подобные соревнования в Чите?

Павел: В ближайших планах – проведение 5 марта 20-километрового трейла по заснеженным сопкам с набором высоты около тысячи метров. Трасса для этих соревнований, называющихся Забайкальский снежный трейл «Самопревосхождение», уже есть (трейл – дословно тропинка). Маршрут пройдёт от стадиона СКА наверх к Высокогорью, потом вниз к дачному кооперативу «Вершинка», потом снова вверх. Трасса очень красивая – ровно 20 км с набором высоты 941 м. Два больших подъёма и несколько поменьше, есть участки, где тропы полностью завалены снегом, к началу марта синоптики обещают много снега, будет здорово.

На трассе мы разместим не меньше пяти пунктов питания (тёплые и горячие напитки, фрукты и т.д. ) На финише в районе базы «Динамо» бегунов ждёт баня и горячее питание.

– Что посоветуете начинающим любителям бега, выбирающим маленькие дистанции?

Павел: Если говорить о зимнем беге, то надо начинать примерно с трёхкилометровых пробежек. Для этого надо найти оптимальную одежду. На этих первых километрах важно научиться правильно дышать, что существенно для зимнего бега. Для этого подходят и шарфики, и балаклавы. Но мы никак не заматываемся, а в морозы ниже минус 30 смазываем лица оливковым маслом, потому что ветер очень опасен на морозе при беге.

Важно выбегать из тёплого места – дома или квартиры – уже хорошо разогретым и возвращаться туда же, потому что если выбежать не разогретым, тело начинает быстро отдавать тепло. Важно найти оптимальную форму. Я часто до -35 использую футболку, флисовую кофту, а сверху надеваю лёгкую болоневую курточку. Когда разогреваюсь, снимаю куртку, обвязывая её вокруг пояса, а на вершине снова надеваю. Ребятам с комплекцией посуше следует одеваться теплее.

После дистанцию можно наращивать. Я, например, сейчас бегаю от 10 до 20 км.

По моему опыту, бегать более 20 км в условиях зимы уже экстремально. Намерзающий лёд на внешней части куртки способствует охлаждению и приносит дискомфорт. А надо получать удовольствие и бегать в радость.

Сейчас у нас есть идея сделать подобные трейловые соревнования три раза в год. Среди предполагаемых рассматриваемых дистанций есть 10-, 20- и даже 50-километровые отрезки.

Сергей Гриднев. «Читинское обозрение» №5 от 1 февраля

Вратарь «Краснодара» Андрей Синицын рассказал о своём забайкальском детстве. В футбол, говорит, пришёл сам, хотя мама настаивала, чтобы занимался единоборствами. Но за два года походов на карате интерес не проснулся, а вот в футбол влюбился.

Для Читы футбол – это отдушина

Вратарь «Краснодара» Андрей Синицын — о родном Краснокаменске, реалиях нашего футбола и китайском пути

Андрей Синицын слишком хорошо знает, что на самом деле представляет собой российский футбол. Сейчас в его карьере современный и благополучный «Краснодар». Раньше были ФНЛ, шесть лет в незабываемой зоне «Восток» Второго дивизиона и крохотная секция в Краснокаменске.

Родной город Синицына расположен в 100 километрах от китайской границы. Он полностью зависит от завода, перерабатывающего урановую руду, и косвенно знаменит благодаря двум личностям: Михаилу Ходорковскому, отсидевшему в местной колонии почти шесть лет, и Виктории Боне, которая просто «выбилась».

Иногда о Краснокаменске пишут и на сайте Правительства России: в 2015 году он был официально признан территорией с наиболее сложным социально-экономическим положением.

– Да это не только Краснокаменск в этом списке, а всё Забайкалье, — уточняет Синицын. -Регион полностью дотационный, а в стране кризис, денег нет. Зато, когда в 60-х годах здесь нашли месторождения урановой руды, построили завод — всё наоборот было хорошо. Родители рассказывали, что даже в самые тяжёлые для СССР времена полки магазинов у нас ломились от разнообразия продуктов.

– Но и уровень радиации был превышен.

– Да ладно, вроде все живы-здоровы.

– Назовите пять мест, куда можно сходить в Краснокаменске. Кроме уранового завода.

– Ресторан, кафе… Ну и всё. Приехал вот года три назад, встретился с друзьями, сходили в кафе, разошлись по домам, а я утром проснулся, сел на диван и думаю: «А дальше-то что?». Ни себя, ни своих детей в Краснокаменске не вижу. Мама вот переехала в Новосибирск, но я и оттуда хочу забрать её в Краснодар.

– Как вы жили в Краснокаменске?

– Счастливо. Ни Интернета, ни гаджетов не было, все выбегали на улицу, лишь бы дома не сидеть. Зимой в любой мороз в футбол играли.

– Я открываю «Википедию» и вижу: средняя температура января в Краснокоменске — минус 27.

– Теплее оделся и пошёл. Сейчас понимаю, что спорт был для нас своеобразным спасением от соблазнов. Меня они обошли стороной. У нас было футбольное поле без сетки и ещё большое, городское, на котором все мечтали сыграть. Помню, как-то мастер-класс на тренировке проводил один из бывших местных футболистов Кирилл Качкаев, который в тот момент играл в первой лиге за читинский «Локомотив», а потом уже выступал в квалификации Лиги чемпионов за «Астану». Мы о нём много слышали, знали и понимали: если не станем по углам прятаться с сигаретами, если будем тренироваться, то выберемся, начнём хорошо зарабатывать благодаря футболу.

– Кто привёл вас в секцию?

– Сам. Мама настаивала, чтобы я занимался единоборствами. Два года проходил на карате, но было неинтересно. А вот в футбол влюбился, записался в секцию. Единственное, не хотел много бегать и через какое-то время решил встать в ворота. Рост был подходящий, и как-то сразу начало получаться.

– Как играют в детской лиге в Восточной Сибири?

– Много ездят. Например, путь на обычный турнир в Читу — 600 километров, ночь на поезде. Или если чуть поближе, то на турниры в Китай.

– Там другой мир?

– Ну как: если у нас были га-рюхи из песка и камня, то у них, может, чуть получше, но тоже без газона. А вот сама Манчжурия — другое дело. Всё светится, высокие здания, красивая центральная улица, чего только нет в магазинах.

– Играть в Китай не приглашали?

– Ну, тогда это ещё не было модно. Наоборот, после одного из таких турниров позвали в читинский «Локомотив». В 15 лет начал тренироваться, а в 16 подписал контракт с командой Первого дивизиона. Зарплата, насколько помню, была 5000 рублей, но меня она, как молодого парня, устраивала полностью.

Дебютировал тоже в 16. Был матч с «Лучом», они выходили в РФПЛ и вели 3:0. На 60-й минуте тренер выпустил меня.

Состоялся только один гол, с пенальти. Тот день помню до сих пор. Счёт 1:4, команда огорчена, а я-то счастлив от дебюта. Потом, правда, из-за бюрократических моментов мы вылетели во вторую лигу, зато у меня появилась возможность чаще играть. Плюс вызвали за старший, 87-й, год в сборную Востока на чемпионат России среди юношей. У нас мощная банда была: Женя Баляйкин, Володя Гранат, Федя Кудряшов — мы выиграли турнир, и меня с Балякой позвали на просмотр в «Спартак». Мы провели с ними неделю.

– В Тарасовке с основой?

– В дубле. Дима Хомич со мной тренировался, а вот Тёму Дзюбу помню только по юношеской сборной. Он так же шутил, веселился. Ничего не изменилось. Я понимал, что «Спартак» — это громадная величина, но мне очень хотелось домой — Новый год наступал, праздники, а я не возвращался несколько месяцев. С таким настроем, конечно, меня не взяли. Сказали: «Будем следить», но больше на контакт не выходили. Я вернулся в «Читу» и там провёл ещё четыре года во второй лиге.

– И видели умирающую зону «Восток».

– Тогда она далеко не умирала, была одной из сильнейших. Люди ходили, с финансами более-менее нормально всё было. А вот что сейчас шесть команд на огромной территории осталось — это просто ужасно. Вот возьмём Читу. В городе многие виды спорта были развиты. Хорошего уровнябен-ди был, народ ходил-закрыли. Регби в порядке, тоже местным нравилось — деньги закончились. Теперь вот футбол под-вис. А это ведь отдушина, где люди могли бы просто встретиться, покричать, с мужиками пива выпить — это ведь нельзя отнимать.

– Ну а кто должен платить зарплаты, оплачивать перелёты?

– Я понимаю, что сейчас -только из бюджетов, где и так нот денег из-за кризиса. Замкнутый круг, а страдают люди, дети, которым будет не на кого равняться.

– Опишите, как одна команда второй лиги добирается на матч к другой. Это же целое путешествие, огромные затраты, которых даже в РФПЛ нет.

– Особенно тяжело было с Комсомольском-на-Амуре. Летишьтри часа пропеллерным АНом до Благовещенска, потом ещё два часа до Хабаровска, оттуда шесть на автобусе.

– АН — звучит опасно.

– Это вы так скептически относитесь, потому что на них никогда не летали. А у нас других вариантов не было. Хорошо хоть пилот был болельщиком «Читы», приглашал к себе в кабину. Заходишь, а он курит в форточку, рассказывает: «Смотри, Андрюха, даже если двигатель откажет, мы спланируем и сядем. Не бойся, это самый надёжный самолёт».

– Правда надёжный?

– Ну, мы ведь живы, опять же. Хотя один раз был курьёзный момент. Летим мы, значит, грузовым бортом, тоже АНом, но примерно таким, как в фильме «Экипаж» — там сзади шлюз открывается. Кто-то кемарит на лавочках (кресел же нет), другие ребята разложили матрасы ближе к хвосту. Но тут прямо во время полёта всё начинает гудеть, и мы понимаем: это шлюз открывается. Все мигом проснулись, схватили матрасы, спотыкаясь, побежали, все просто в шоке. Но из кабины спокойно вышел техник с молотом, стукнул по кронштейну, звук закончился. «Ничего, — говорит. — Бывает».

Ещё страшнее было на Сахалине — там постоянно трясёт, но в один день раскачивало настолько, что мы все «промокли». Только позже узнали, что сломался автопилот и управление в тяжёлых условиях шло вручную. Вот, в принципе, и вся опасность.

– При какой погоде у вас отменяли матчи?

– Тогда другая система турнира была — «весна-осень» -но в минус 25 нас бы всё равно никто не выпустил. Хотя тренировались и в такую погоду. Приедешь на базу, наденешь пакеты на ноги, порубишься на льду — и счастливый в баньку. Это не так плохо, как кажется.

– Ещё одна проблема второй лиги — договорняки.

– Я не сталкивался. Футболистам, на самом деле, тоже хочется побеждать, биться за ФНЛ и играть на более высоком уровне.

– Но ведь известны случаи, когда клубы отказываются от участия в Первом дивизионе.

– Естественно, всё связано с увеличением бюджета, с перелётами.

– Что делать с восточным футболом?

– Честно, не знаю. Остаётся разве что китайский путь. Он может спасти, да и то вряд ли. Там ведь бум начался после того, как первое лицо государства просто объявило о заинтересованности игрой. Миллиардеры сразу начали тратить на академии, на клубы, а в ответ получали какие-то экономические поблажки. Но, опять же, почему московский, например, олигарх вдруг должен отдавать деньги какому-то сибирскому или дальневосточному клубу?

– Как вариант — потому что полезные ему ископаемые находятся именно там.

– Но ведь все предприятия от Урала до Сахалина принадлежат Москве -там все деньги, а у нас ничего почти не осталось, даже их налогов. Но, конечно, было бы хорошо, что те компании, которые зарабатывают на ресурсах регионов, участвовали в социальных программах, развивали бы спорт, занимались оздоровлением нации. С другой стороны, непросто сказать человеку: «Верни назад. Отдай футболу». Это неправильно.

– Но это же одна страна. А так и чемпионат мира по футболу ограничился Уралом.

– Для Сибири это плохо, потому что регион остаётся не только без футбола, но и без модернизации перед турниром. Новые аэропорты, гостиницы, стадионы — всё мимо. С другой стороны, заниматься всем этим в нашем регионе очень дорого. Да и какая команда захочет лететь четыре часа из города в город. С точки зрения географии это будет не очень удобно для команд.

–Так, может, не мучиться и закончить с профессиональным футболом в регионе, оставить любителей?

– А пяти тысячам болельщиков в Чите вы что скажете? Что теперь это первенство заводов? Давайте их теперь вообще всего лишим. Регби, бенди, футбола. Я всё-таки надеюсь, что в регионе ещё найдётся человек, который поднимет футбол. Как Сергей Галицкий.

– Вы об этом уже говорили, но тогда вспоминали и Сулеймана Керимова.

– Ага, представлял два пути: фундаментальный, как у «Краснодара», или с покупкой звёзд, как у «Анжи».

– Сейчас путь остался один.

– Ну да. Так что Сибири нужен либо китайский путь, либо влюблённый в родные места Сергей Галицкий. Только где его найти?

«Из «Краснодара» просто так не уходят»

Почему вы всё ещё в «Краснодаре»?

– Потому что только странный человек может отсюда уйти.

– Но в этом сезоне вы сыграли два матча в РФП Л. Этого достаточно?

– Конечно нет. С другой стороны, мне нравится находиться в состоянии конкуренции. И в «Чите», и в «Енисее» я прогрессировал благодаря тому, что рядом работали сильные вратари. Это важный обмен опытом.

Желание играть, конечно, есть. Мне уже 28 лет. В принципе, я даже не против варианта аренды, уже раздумывал о том, чтобы подыскать клуб, но в те моменты получалось, что в команде оставалось только два вратаря. О продаже даже думать не хочу: сами понимаете, какие в клубе выстроены условия для развития, какая здесь идея, цель. Тем более я привык к городу, мне нравится команда.

– Обсуждались ли варианты игры по европейской схеме: когда один вратарь выходит в еврокубках, а второй — в чемпионате?

Что-то подобное было во времена Андрея Диканя. Мы играли по очереди. По-моему, получалось хорошо, но в какой-то момент начались странные замены. Например, матч со «Спартаком» должен был играть я, но поставили Андрея, мол, потому что он там играл и знает их секреты. Это выглядело странно — ведь ничего не мешало за год до этого обыграть «Спартак» 4:0 со мной. Так эта практика ушла.

– Но она хорошая.

– В условиях частых игр, думаю, что да. Это спасает от перегруженности, особенно в рамках «игра через 3 на 4-й».

– Вы как-то сказали, что «Спартак» грамотно вылетел из всех турниров и теперь ему легче.

– Шутил, конечно. Но сложно отрицать, что у них есть больше времени на подготовки. У нас ведь как: игра, восстановление, предыгровая, снова игра. Времени на отработку действий практически не было. Но так выступают все большие клубы. Надо привыкать.

– Этот сезон для «Краснодара» переходный?

– Все команды, включая нас, выступают неровно. «Зенит» классно начал, но случился спад. Из ЦСКА ушёл тренер. Глупо отрицать, что как раз «Спартак» пока предпочтительнее — играет свежее, задорнее, ярче остальных. Их первое место в таблице заслуженно. Но, опять же, они больше нигде не выступают.

– Как вы сами поняли, что сыграете с «Зенитом»?

– Были разговоры, что Стас не очень хорошо себя чувствует. Я общался на бровке с Мишей Кержаковым, как вдруг вызывают в раздевалку: «Ты будешь играть». Я там чуть неправильно сыграл перед голом, но, по-моему, весь матч отработал неплохо.

– Помните гол Окриашвили?

– Мяч в сетке — это было потрясающе круто. Окри чуть ли не вся Грузия тогда написала, а у меня были слёзы на глазах. Это, наверное, пока самая большая и эмоциональная победа в моей карьере.

23 января

– А самое большое разочарование?

– 23 января — три серьёзные травмы три года подряд в эту дату. Первая — в 2013 году.

– Вы тогда пришли из «Енисея» и уже через полгода начали играть в основе. Практически закрепились как первый номер. Но потом случилось 23 января.

– Да, на сборе в конце тренировки в обычном упражнении почувствовал щелчок и боль. Опухоли не было, на следующий день даже провёл тренировку, но всё-таки решили поехать на снимок в Абу-Даби. Там как-то долго совещались -вроде только мениск, кресты целы — но отправили в Германию. Доктор Айхорн сразу сказал: кресты, операция. Сделали всё быстро. Прямо из Мюнхена уехал восстанавливаться на второй сбор.

23 января 2014 года опять сделал резкое движение, опять колено, но на этот раз мениск. Там уже все начали подкалывать — типа в этот день тебе нельзя тренироваться.

23 января 2015 года я вообще не хотел выходить на поле. Сказали: «Надо». Ну и в конце тренировки, когда вокруг никого не было, после приземления я почувствовал просто дикую боль в колене. Говорю тренеру: «Всё, закончил». «Ты сведёшь меня с ума». Но тогда сделали криотерапию, на следующий день я тренировался, но в конце года сделал новую операцию.

– Что было 23 января 2016?

– Было не смешно. Ну один раз, два, но три… Это заставляло, как минимум, задуматься. Но, помню, мне Сергей Николаевич (Галицкий) сказал: «Выбрось дату из головы, всё будет хорошо». Вроде выбросил, закончил без травм.

«Вратарской школы у нас просто не было»

– Кто лучший вратарь России?

– Трудно спорить, что это Акинфеев. Назовите мне хотя бы одного, кто мог бы его заменить в последние 10 лет.

– Но сейчас появляются молодые вратари — за большие деньги переходят в «Спартак», «Зенит».

– Вот по Селихову у меня вообще ноль вопросов. Сколько видел матчей, смотрел — у парня всё получается. И уверенно играет, и тащит — мне он понравился. Лунёв сыграл несколько ярких матчей, но совсем на короткой дистанции. Хотя если его покупает «Зенит» — значит это о чём-то говорит.

– Я немного о другом. Не об именах даже, а о феномене появления хороших вратарей. Их чуть ли не больше, чем клубов РФПЛ.

– Да потому что школа хоть какая-то появилась. Мы же все самоучки. Мне вот повезло, что рано попал во вторую лигу и работал с сильным ребятами, подсматривал у них что-то. Но о нынешней системе работы со специальными тренерами, обладающими большим багажом знаний, не мог даже мечтать.

– Как, кстати, сейчас в Краснокаменске с футболом?

– Положили наконец-то искусственное большое поле. И ещё маленькую площадочку одну. Я рад, пусть дети играют. Отправляю им иногда перчатки, ещё какую-то мелочь. Если ещё раз туда приеду, то обязательно потренируюсь с молодыми воспитанниками школы. Показать, что выбраться всё-таки можно.

– Вы выбрались, играете в «Краснодаре» — какая цель у вас сейчас?

– Стать чемпионом России с «Краснодаром» и попасть в сборную. Ничего невозможного нет.

Дмитрий Егоров. «Чита спортивная» №№1-2 от 27 января

Победы прошлого, как будто такие далёкие, с годами не теряют ценности. Напротив, приобретают какое-то особо очарование и каждая деталь кажется особенной. «Трудный» подросток, ставший гордостью страны» — так называется материал о четырёхкратном чемпионе мира по спидвею, члене сборных СССР и России прапорщике Николае Нищенко. Всё начиналось в 1959 году в Бурятии, в посёлке имени Александра Матросова.

«Чтобы попасть в поселок Матросова, надо ехать по дороге в объезд, но можно и «нелегально» — через «взлётку» заводского аэродрома перейти на противоположную сторону. Тропинка к дырке в заборе — и ты в «Матроске», что на берегу реки Уда. Здесь в старых одно- и двухэтажных деревянных домах барачного типа и по сей день живут бывшие и нынешние заводчане, жизнь свою посвятившие родному коллективу». – неспешно рассказывает Тимур Ламбаев. О том, как мальчишка из глубинки сумел покорить мировой пьедестал,

«Трудный» подросток, ставший гордостью страны

Становление четырехкратного чемпиона мира по спидвею, члена сборных команд СССР и России, заслуженного мастера спорта прапорщика Николая Нищенко, которого, к сожалению, уже нет с нами, проходило в Читинском спортивном клубе армии.

А начинал «трудный» подросток свой путь к вершинам мирового спорта в ДОСААФ Бурятии.

В 2004 году на здании Бурятского республиканского Совета ДОСААФ, тогда еще РОСТО, торжественно была открыта посвященная ему мемориальная доска.

В канун 2014 года на кладбище поселка Загорск на могиле Николая Нищенко установлен памятник из черного мрамора.

Николай родился в 1959 году в поселке имени Александра Матросова, что расположен близ одного из первенцев социалистической индустрии Бурятии — Улан-Удэнского авиационного завода, ныне ОАО «Улан-Удэнское авиационное производственное объединение». В прежние времена завод был секретным и назывался в народе просто — «машзавод». Там делали современные по тем временам вертолеты и самолеты.

Чтобы попасть в поселок Матросова, надо ехать по дороге в объезд, но можно и «нелегально» — через «взлетку» заводского аэродрома перейти на противоположную сторону. Тропинка к дырке в заборе — и ты в «Матроске», что на берегу реки Уда. Здесь в старых одно- и двухэтажных деревянных домах барачного типа и по сей день живут бывшие и нынешние заводчане, жизнь свою посвятившие родному коллективу.

Поселковая ребятня, что там говорить, доставляла немало хлопот своим родителям, которые много времени и внимания уделяли работе, чтобы прокормить семью. И неудивительно, что маленький, шустрый и любознательный Коля был у глухонемых родителей «трудным» подростком, доставлявшим немало хлопот и горестей. Все дни с утра до ночи он вместе с друзьями пропадал на улице. Читать и писать научился переростком, только в 10 лет, при помощи знакомой учительницы начальных классов, которая занималась с ним по индивидуальному плану. Уже в зените славы Николай признался, что мог бы закончить очень плохо, если бы не ДОСААФ и мотоспорт, что помогли ему стать человеком, научив жить и побеждать.

На заводе тогда действовала небольшая досаафовская мотосекция, куда Николай в 1977 году пришел за компанию с друзьями и… влюбился в «железного коня», ставшего впоследствии смыслом его жизни. Увлечение мотоциклом, головокружительными гонками на допотопном «Минске», доставшемся от брата, захватили его. Здесь Николай одержал первые победы над собой, когда, преодолевая чувство страха, укрощал непокорную «лошадку» с «крутым нравом»! По-настоящему чувствовал себя счастливым, когда наперегонки с ветром мчался на своей, только ему послушной, «минке». Так улицу он сменил на мотоцикл, ставший его юношеской любовью.

Спустя год занятий в мотоклубе к Николаю пришел первый крупный успех — он стал чемпионом Бурятии, где мотоспорт в те годы был одним из самых популярных видов спорта. Только от одного местного Центрального автомотоклуба в соревнованиях участвовали более 30 гонщиков. «Супермены» в доспехах железного «рыцаря» были нарасхват среди девушек пригородного поселка Загорск.

Незаметно в дружбе с мотоциклом, к которому он прикипел душой, пролетели юношеские годы, и пришла пора служить в рядах Советской Армии. Тогда его тренер Валентин Богданов написал письмо начальнику Читинского спортивного клуба армии Забайкальского военного округа подполковнику Николаю Зубченко, рассказав, что ость у него талантливый и смелый парнишка-мотогонщик, который хотел бы заняться спидвеем, и что из него выйдет хороший спортсмен.

Вскоре на «смотрины» Николая приехал старший тренер армейских гонщиков, слава о которых гремела на всю страну, мастер спорта СССР Сергей Губич. Двух заездов было достаточно, чтобы Сергей Георгиевич сказал:

– Будешь служить у нас в спортроте и тренироваться в составе сборной ЗабВО и Читинской области.

Так Николай оказался в Читинском СКА. Конкуренция в армейском клубе была тогда будь здоров — звезды советского спидвея! Молодому солдату пришлось стать механиком известных гонщиков Сергея Ярового и Михаила Казакова. В борьбе за место под «солнцем» он, конечно же, уступал именитым, и приходилось проявлять большую настойчивость, терпение и целеустремленность.

Два года быть «вечным» запасным — тяжелый удел для тех, кто чувствует в себе силы, уверенность и бесстрашие. После срочной службы Николай остался на сверхсрочную, вскоре ему присвоили воинское звание прапорщика.

Он настойчиво продолжал тренироваться, шлифовать свой «нищенковский» почерк, который заметно отличался от других. Прежде всего, тем, что он досконально знал свой мотоцикл, относился к нему, как к живому, чувствовал его каждой клеточкой своего тела и обладал редким даром -не бояться трассы, какой бы она ни была рискованной.

Вот что рассказывает один из его тренеров, ветеран Вооруженных Сил и забайкальского спорта Сергей Георгиевич Губич:

– В пареньке было все, что нужно классному гонщику. Он прекрасно чувствовал машину, трассу, а главное — не закрывал от страха глаза. Конечно, на первых порах службы в СКА ему было трудно бороться на равных с «зубрами», которые выигрывали первенства Вооруженных Сил и чемпионаты СССР. Поэтому он в команде был запасным. Вместе с нами ездил на различные соревнования, присматривался к каждому из нас, все с редкой педантичностью записывал себе в блокнотик, с которым не расставался при любых обстоятельствах. И это, я скажу, сыграло не последнюю роль в росте его спортивного мастерства. Ведь, читая свои записи, он учился мыслить, рассчитывать силы, набирался опыта. Это здорово пригодилось ему в 1983 году на чемпионате СССР в Воркуте. Когда я на третий день получил травму и выбыл из борьбы, мое место занял Николай, сразу же замеченный тренерами сборной СССР. Чемпионат он завершил уже в ранге члена сборной страны.

Но до участия в международных соревнованиях дело не доходило из-за «грехов юности». Тогда с этим «нюансом» было очень строго, все было под контролем. В 1984 году, несмотря на то, что Николай Нищенко был в отличной форме, он не попал в состав сборной СССР для участия в чемпионате мира, проходившем в Москве. Со слезами на глазах Николай смотрел, как чемпионом мира стал не очень-то уж непобедимый швед Стенлунд.

Ему всякий раз приходилось доказывать, что он достоин защищать спортивную честь своей страны. Николаю не было равных ни в СССР, ни в мире на естественном льду. В 1985 году на отборочных соревнованиях во время тренировки Николай на крутом вираже вылетел с поля и получил первую тяжелую травму…

Ценой невероятных усилий и мужества, при помощи знаменитого хирурга-травматолога из Кургана профессора Илизарова он, вопреки здравому смыслу, вернулся не только в армейский строй, но и в большой спорт, чем удивил всех -друзей, тренеров, знакомых.

В 1989 году ему было тридцать лет, когда на льду высокогорного катка «Медео» он впервые стал чемпионом мира в личном зачете, а в финале командной борьбы в Голландии в составе сборной СССР завоевал золотые медали. Там он познакомился с дочерью знаменитого голландского мотогонщика Ролофа Тайса Александрой, и через год состоялась их помолвка. Вскоре Николай переехал в столицу, в ЦСКА, где прочно вышел на ведущие роли мотогонщиков Вооруженных Сил СССР. Будучи знаменитым, он всегда оставался простым и скромным, улыбчивым парнем из далекого от Москвы Улан-Удэ. По рассказам ветеранов Читинского СКА, Николай трепетно относился к своей малой Родине, при каждом удобном случае использовал возможность приехать в Улан-Удэ, в Читу, привозил дефицитные запасные части, щедро делился с молодыми ребятами своими знаниями и опытом. Его комната в московском общежитии всегда была полна гостей и друзей. Часто наведывались к нему земляки из родного Забайкалья, которым он помогал всем, чем мог.

В 1990 году на «Медео» в составе сборной СССР Николай вновь стал чемпионом мира, а спустя год в Германии в четвертый раз завоевал мировое «золото».

В сентябре 1993 года Николай вместе с будущей супругой Александрой и тестем Ролофом Тайсом был приглашен на презентацию новой модели автомашины «Вольво» и во время показательного заезда на спортивном мотоцикле упал и ударился головой о бетонное ограждение. Смерть наступила мгновенно…

Только благодаря хлопотам богатого Ролофа Тайса, сколотившего состояние на своих спортивных достижениях, забайкалец Николай Нищенко не остался лежать на чужбине, а был перевезен в Россию и похоронен на родной земле -на кладбище Загорска, поселка авиастроителей Бурятии.

К сожалению, сегодня спидвей, требующий немалых денежных вложений, что в Улан-Удэ, что в Чите, утратил свои высокие прежде позиции. А вместе с этим уходят и традиции… Уходят и бывшие гонщики, одним из которых был Николай Нищенко, легенда мирового спорта, из «трудного» подростка ставший гордостью нашей страны.

Выступившие тогда на митинге, посвященном памяти спортсмена-земляка, председатель Бурятского республиканского Совета РОСТО (ДОСААФ) полковник Юрий Мартынов, глава администрации Октябрьского района города Улан-Удэ Александр Харакшинов, заместитель мэра столицы Бурятии Михаил Ян и другие были единодушны в том, что отваге, смелости и расчету Николая Нищенко на маршрутах ледовых трасс не было равных ни в Европе, ни в мире…

И вот в декабре 2013 года, через 25 лет после его гибели, стараниями Анатолия Ефимовича Жилина, председателя первичной организации ДОСААФ ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод», энтузиастов автомотоспорта и просто друзей, собравших с «миру по нитке» 80 тысяч рублей, на Загорском поселковом кладбище был установлен гранитный памятник четырехкратному чемпиону мира Николаю Нищенко. В заводском музее есть уголок, посвященный именитому земляку, его имя присвоено средней общеобразовательной школе № 23 и одной из улиц поселка Матросово. Так благодарные земляки увековечили имя воспитанника ДОСААФ, благодаря спорту ставшего гордостью нашей страны.

Тимур Ламбаев. «Чита спортивная» №№1-2 от 27 января

О фонде развития жилищного строительства и его директоре Николае Огородникове газеты молчали несколько лет, хотя в своё время это дело по резонансу не уступало разоблачениям банды Игоря Осинцеева. Однако история не закончилось. А судебные заседания продолжаются до сих пор.

В ожидании вердикта

Обманувший дольщиков экс-директор фонда пытается убедить суд в своей невиновности

Центральный районный суд Читы начал новое рассмотрение резонансного уголовного дела в отношении экс-руководителя фонда развития жилищного строительства региона Николая Огородникова и его главного бухгалтера Олега Медведева, которым вменяется обман свыше ста дольщиков. К слову, судебные тяжбы продолжаются уже без малого пять лет. Такая длительность обусловлена чередой бюрократических проволочек.

Отмыли свыше 100 миллионов

Эта история обмана берет свое начало в 1999 году. Тогда администрация Читинской области решила создать фонд развития жилищного строительства. Планировалось, что данная некоммерческая организация будет осуществлять финансирование мероприятий, связанных с приобретением квартир для жителей региона на условиях долевого инвестирования.

Первые тревожные звоночки начали появляться после того, как Огородников в 2004 году под эгидой фонда решил учредить потребительский ипотечный кооператив с незамысловатым названием «Строим вместе», главной функцией которого являлось финансирование строящейся недвижимости путем объединения его участниками имущественных паевых взносов. По замыслу председателя кооператива, которым стал сам Огородников, объектом денежных вложений для потенциальных дольщиков должен был стать многоквартирный дом в районе перекрестка улиц Ингодинская — Столярова в Чите, а также дома в пригородном поселке Заречный.

В период с 2004 по 2009 годы путем нехитрых махинаций Огородников перераспределял деньги дольщиков между другими дочерними организациями фонда, учредителем которых он в то время являлся. Что же касается самого процесса возведения жилых объектов и вышеупомянутых районах, куда участники ПИК «Строим вместе» вкладывали свои кровные, то на деле он практически не реализовывался.

Потерпевшими в результате афер оказались 70 дольщиков. Но информации правоохранительных органон, им был нанесен материальный ущерб в размере свыше 4 миллионов рублей. Однако эти люди оказались далеко не единственными в послужном списке не чистого на руку директора фонда.

Еще одной вехой во времена его преступной деятельности значится череда крупных мошенничеств, связанных с выдачей потерпевшим фиктивных векселей на приобретение жилья в «домах-призраках». Данную криминальную схему Огородников исполнял уже в тандеме со своим главным бухгалтером Олегом Медведевым. Всего на удочку мошенников за период с 2007 по 2009 годы попалось 45 человек. Им был нанесен материальный ущерб порядка 50 миллионов рублей.

Когда дольщики потеряли всякую надежду на получение жилья, то с их стороны посыпались заявления в правоохранительные органы. В результате Огородников и Медведев стали фигурантами уголовного дела, которое длится и по сей день. В свою очередь власти региона, внесшие, пусть не прямой, но косвенный вклад в развитие этой ситуации, самоустранились на фоне подобных событий.

Приговор только снится

Изначально дело в отношении мошенников рассматривалось судом Центрального района Читы. По итогам процесса в 2014 году обвиняемые получили наказание в пределах пяти лет лишения свободы каждому, а также крупные штрафы. Казалось бы, на этом тему можно было окончательно закрыть. Однако, апелляционная жалоба, которую подали защитники злоумышленников в Верховный суд РФ, перевернула все буквально с ног на голову.

По утверждениям помощника прокурора Центрального района Читы Ирины Асфандьяровой, суть их жалобы сводилась к тому, что служители Фемиды якобы были заинтересованы в исходе данного дела. Причина крылась в одном из пострадавших от действий Огородникова и Медведева, которым оказался экс-председатель Забайкальского краевого суда Николай Доровский, которому был нанесен ущерб на сумму свыше одного миллиона рублей.

– В этой связи дело об обманутых дольщиках начали рассматривать с нуля, но уже на площадке республиканского суда Бурятии. Этот процесс затянулся практически на два года. В конечном итоге приговор читинского суда был отменен на основании выявленных недостатков в работе следственных органов. Спустя некоторое время было принято решение вернуть это дело обратно к нам. Причина -уход с занимаемой должности Николая Доровского, в силу чего ранее предъявлявшиеся стороной защиты претензии перестали иметь значение, — поделилась Асфандьярова.

Она уточнила, что вышеупомянутое дело вернули в Забайкалье с формулировкой «отправить на дополнительное расследование».

– В конце 2016 года Центральный районный суд Читы вновь принялся рассматривать дело Огородникова и Медведева. На данный момент процесс находится на стадии допроса потерпевших и продвигается достаточно активно. Все мероприятия, связанные с этим, идут сейчас в довольно напряженной эмоциональной обстановке, так как люди, оказавшиеся в прошлом жертвами мошенничеств, в настоящее время пребывают в затруднительных жизненных условиях. По факту их судьбы поломаны: кто-то из-за действий злоумышленников лишился семьи, кто-то был вынужден переехать на новое место жительства, а кто и вовсе остался без гроша в кармане, — рассказала Ирина Асфандьярова.

По ее словам, изначально в рамках дела проходило свыше ста человек. Соответственно и суммы были в разы больше. Однако, в дальнейшем некоторые из них, тем или иным путем, все же получили заветное жилье и отказались от исковых требований к обвиняемым.

Сейчас Николай Огородников и Олег Медведев защищаются без участия свидетелей, их интересы в суде представляют два адвоката. Концепция защиты обвиняемых выглядит следующим образом: они отрицают свою вину в том, что клали к себе в карман деньги, полученные от вышеупомянутых махинаций.

По их версии, все финансовые средства якобы шли на возведение неких «предыдущих» объектов строительства.

В связи с этим обвиняемые делают акцент на нецелевое расходование вверенных им денежных сумм. 11ри этом они не признают тот факт, что в их действиях присутствовала уголовная составляющая и руководствуются некими финансовыми экспертизами.

– Например, по их заявлениям львиная доля средств переводилась ими на счета дочерних организаций в Улан-Удэ, и тому есть документальное подтверждение. Однако, на деле эта ситуация выглядит иначе. На мой взгляд, у правоохранителей сейчас имеется достаточно доказательств, свидетельствующих об обратном. В дополнение к этому отмечу, что в будущем против Огородникова и Медведева в рамках судебного процесса начнут давать показания и представители администрации края, — констатировала помощник прокурора.

Сейчас экс-сотрудники фонда находятся под подпиской о невыезде. Впрочем, подобного «курса» они придерживались на протяжении всего времени пребывания под следствием — никто из них не сидел в стенах СИЗО.

Евгений Меркулов. «Экстра» №5 от 1 февраля

«Как-то летом 2015 года пришла на могилку к отцу, а рядом — новый памятник. На фотографии знакомое лицо. Шапошников Николай Андреевич! Легендарный полковник Шапошников, участник Сталинградской битвы — самого кровопролитного сражения в истории человечества», — пишет Ирина Баринова.

Познакомились с Николаем Андреевичем, говорит, в 2010-м. Перед началом разговора на стол положил «финку» – нож разведчика. «Сейчас очень жалею, что тогда, в 2010-м, короткой была наша беседа — всего лишь час, — огорчается журналист. Часто в нашей профессии бывают такие сожаления, — Надо было неделю ходить и включать диктофон, включать… Ведь биография этого человека потянет на толстый военно-приключенческий роман. Вот сами посудите».

Боец особого назначения

2 февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва

Как-то летом 2015 года пришла на могилку к отцу, а рядом — новый памятник.

На фотографии знакомое лицо. Шапошников Николай Андреевич! Легендарный полковник Шапошников, участник Сталинградской битвы — самого кровопролитного сражения в истории человечества.

Познакомилась с ним в 2010-м — в год 65-летия Победы. Помню, разговаривали в его квартире на Ленина. Он тогда на журнальный столик, рядом с моим диктофоном, «финку» положил. «Нож разведчика, — сказал. — Моё боевое оружие». Строгий был человек. Выдержанный. Пока говорили, ни один мускул на его лице не дрогнул. Глаза увлажнились, только когда про окончание войны вспоминал: «Плакал я, узнав о Победе: живой остался!».

Сейчас очень жалею, что тогда, в 2010-м, короткой была наша беседа — всего лишь час. Надо было неделю ходить и включать диктофон, включать… Ведь биография этого человека потянет на толстый военно-приключенческий роман. Вот сами посудите.

Я видел этот ад…

Сколько ему было в 41-м? 17 лет. Выпускной, на 22 июня назначенный, конечно, не состоялся. Аттестат получил и сразу в военкомат. Короткий курс артиллерийского училища в Томске, а в декабре 1941-го Николай Шапошников был уже в Кирове, где формировалась 131-я стрелковая дивизия, которую вскоре перебросили к блокадному Ленинграду. Потом новая директива Ставки Верховного главнокомандования: 131-ю дивизию, находящуюся в составе 1-й резервной армии, отправить под Сталинград.

С 28 июля части его дивизии удерживали переправу в районе Калача-на-Дону, обеспечивая связь со Сталинградом и штабом армии. Солдаты бились отчаянно. Они понимали, что поставлено на карту: если немцы прорвутся, все наши войска к западу от реки будут отрезаны, и дорога на Сталинград откроется.

6 августа 1942 года дивизия была включена в состав 62-й армии.

– 62-ю армию на правом берегу Дона пощипали капитально. Почти вся она была утоплена в реке. Немцы имели армию с боевым опытом. Злые были. Румыны, венгры, итальянцы против нас воевали — со всей Европы. А мы к войне не готовились, и вооружение — хуже некуда. Отступали. Помню, дошли до села Верхняя Ельшанка — совсем пригород Сталинграда. Туда подтянулись свежие части. Сибирские. Заняли оборону, держались. Немцы на танках утюжат, а сверху самолёты, как осы, кружатся… Кто кого победит? Но среди молодёжи был такой патриотизм, я, например, и понятия не имел — как это, сдаться в плен? — рассказывал Николай Андреевич.

В народе говорят, что степные тюльпаны, растущие в этих местах, алеют из-за пролитой здесь людской крови…

После сильнейшей артподготовки три немецкие дивизии пошли в наступление. Бой за высоту 147,5 — Верхняя Ельшанка шёл пять часов. Потом части 131-й дивизии под командованием полковника Михаила Песочина вели тяжёлые бои в окружении, а с 15 сентября сражались уже непосредственно на улицах Сталинграда.

– Вы когда-нибудь видели, как горит земля? — спрашивал он, строго глядя мне в глаза. -Не деревья, не здания, а именно земля? Я видел этот ад. При формировании в дивизии было 12 тысяч бойцов. Когда её остатки передавали 149-му армейскому запасному полку, в ней осталось 173 человека. Нас посадили на баржи и — на правый берег Волги. Беспрерывно грохотала канонада по долине реки, трещали пулеметы, свистели пули. Носились в воздухе «мессеры» и «юнкерсы», сбрасывая на наши головы свой смертельный груз. Я видел тогда — и вода гореть может …

Приказ: пленных не брать

Двести дней и ночей на берегах великих Волги и Дона, а затем в самом Сталинграде продолжалась эта жестокая битва, развернувшаяся на территории площадью в сто тысяч квадратных километров.

19 ноября началось наступление, и в кольце окружения оказалось 300 тысяч немецких солдат и офицеров. Для противника это была настоящая военная катастрофа.

– Я к тому времени попал в диверсионно-подрывной отряд, который в декабре 1942 года получил название «За Родину». Нас учили немцев резать, мины ставить, чтобы дороги и мосты взрывать, уничтожать технику противника.

Эти воспоминания старого солдата были особенно скупы. Ведь до сих пор детали реализованных операций оперативных групп, которые создавались органами НКВД из бесстрашных и смелых молодых бойцов, хранятся под грифом «секретно». На счету этих ребят, добровольно шедших в тыл врага, не только тысячи уничтоженных вражеских солдат и офицеров и местных полицаев, пущенные под откос эшелоны с войсками и грузами, взорванные мосты и склады боеприпасов, но и задания, о которых никто и никогда не напишет мемуаров.

…Шло большое наступление советских войск севернее и южнее Сталинграда. В ночь с 27 на 28 декабря отряд доставили на машинах к передовой. По данным разведки, в хуторе Присальский находился румынский гарнизон, охранявший крупные продовольственные и вещевые склады. Приказ для подрывника-диверсанта был обычным: действовать быстро, пленных не брать.

– В ту ночь отряд ликвидировал 40 румынских солдат, одного офицера и трёх предателей, не потеряв при этом ни одного человека, — сказав это, Николай Шапошников погладил рукоять своей «финки».

И таких операций было немало. Но весной 1943 года многие бойцы того диверсионного отряда погибли — при выполнении боевого задания попали в руки гестаповцев и после мучительных пыток были повешены.

– Меня сыпняк «спас». Я уцелел только потому, что накануне операции тяжёло заболел сыпным тифом и попал в госпиталь, — вздыхал Шапошников.

Что дальше? Он освобождал Одессу. Потом с 27-м учебным артиллерийским полком был заброшен в город Черновцы на Украине — в логово бандеровцев. В начале 1945 года воевал в Восточной Пруссии, освобождал Кенигсберг. А в июне 1945-го — новый приказ, и поехал он с Японией воевать.

Чита, Борзя, Соловьевск, Чой-балсан, пустыня Гоби, озеро Буйр-Нур. А потом — Хайлар, где в дотах и капонирах засела целая дивизия. Судя по найденным мной сопроводительным документам о награждении Орденом Красной Звезды, и там командир взвода 659-го артиллерийского полка лейтенант Шапошников отличился. Находясь в головной разведке, он взял в плен солдат и офицеров, от которых командование узнало, «где находится кавалерийская бригада, что способствовало её разоружению, пленению и ускорению окончания войны».

И это только «пунктиры» биографии боевого офицера Николая Шапошникова, которого, увы, уже нет в живых.

Ирина Баринова. «Экстра» №5 от 1 февраля

Если начать угадывать названия газет по заголовкам их материалов, то проще всех, наверное, будет с «Вечоркой». «Министр в овечьей шкуре» называется один из материалов свежего номера. С особым вниманием к нему стоит отнестись новому министру природных ресурсов Александру Волкову.

Министр в овечьей шкуре

Кресло главы министра природы Забайкалья в правительстве Натальи Ждановой с пугающей периодичностью меняет владельцев. В середине января ведомством взялся руководить третий человек. Однако у «Вечорки» есть все основания предполагать, что место министра вскоре вновь окажется вакантным.

Министерские мемуары

Предыдущий министр природы края Олег Поляков занял этот пост еще в бытность первого губернатора Равиля Гениатулина и сумел сохранить должность в 2013-м, после прихода к власти Константина Ильковского. В октябре 2016-го, когда Наталья Жданова освоилась в должности губернатора и провела масштабную реорганизацию, Поляков ушел в отставку. Коллегам из ИА «Чита.Ру» 51-летний экс-министр тогда пояснил, что ничуть не сожалеет и с охотой дает дорогу молодым. Тем не менее, источники агентства сообщали, что увольнения чиновник не планировал. Почти месяц министерство работало без главы.

В середине ноября его пост занял незаметный ранее чиновник Максим Михайлюк, до этого работавший замминистра, а еще раньше — боровшийся с коррупцией в специальном отделе администрации губернатора. Источники «Вечорки» утверждают, что с природой Михайлюк сталкивался только во время отдыха, никакого другого опыта работы в этой сфере он просто не мог получить ни в прокуратуре, ни во вневедомственной охране, ни даже в администрации Читы, где работал в разные годы. Немудрено, что и.о. министра Максим Михайлович проработал меньше месяца.

На смену ему пришел экс-глава Сретенского района Александр Петров, который весной имел смелость потягаться с Натальей Николаевной на праймериз. Его кандидатура выглядела более серьезной — за плечами Петрова преодоление карьерной лестницы от лесничего до главы терротдела Гослесслужбы, руководство деревообрабатывающим предприятием и два срока в администрации района. Но эти плюсы Александру Сергеевичу не помогли избиваться от приставки «и.о.».

Впрочем, как утверждают источники «Вечорки», должность главы Минприроды — не самый лакомый кусок. Во-первых, Наталья Николаевна изменила полномочия министерства — в него вошли Гослесслужба и Госохотслужба. Таким образом, полномочий только прибавилось. Помимо обеспечения работы лесников и охотинспекторов Минприроды должно заниматься болезненными вопросами обращения с мусором, недропользования и рыболовства, защитой рек и озер, атомной энергетикой и так далее. Да еще и всероссийский год экологии, объявили, будь он неладен. Глядя же на тришкин кафтан краевого бюджета, можно догадываться, что средств на эти полномочия не хватит. Вероятно, поэтому дорожащие репутацией люди быстро забирали вещички из кабинета министра. Так или иначе, 12 января ведомством стал руководить экс-начальник Забайкальского управления Ростехнадзора Александр Волков.

Выжали налог в Иркутск

Для обывателя официальная биография Волкова может сказать немного. Гораздо больше о нем знают люди, сталкивавшиеся с ним в его предыдущей ипостаси. Там и.о. министра успел наработать на уголовные дела.

История противостояния предпринимателя Николая Салтанова и Забайкальского управления Ростехнадзора могла бы стать основой для производственного романа в духе «Охоты на изюбря». В этой истории легко выделить завязку, развитие и кульминацию. Но газетный формат требует сократить все сюжетные перипетии, чтобы не заставлять читателя продираться сквозь пояснения и ссылки на законы.

Около 10 лет назад принадлежащая Салтанову база «Стройлайн» в поселке Антипиха попала в реестр опасных производственных объектов (ОПО) из-за того, что на ней использовались автокраны. Тогда бремя ОПО не особо мешало работе, но ужесточение законодательства навешивало на предпринимателя новые требования. К 2014 году, когда ОПО нужно было перерегистрировать, Салтанов подал заявление в Ростехнадзор об исключении объекта розничной торговли из реестра — в соответствии с законодательством база не могла быть объектом повышенной опасности. В ведомстве эту просьбу восприняли своеобразно — составили протокол об отказе в прохождении перерегистрации и оштрафовали за это на 200 тысяч рублей. Салтанов обратился в Арбитражный суд и спустя некоторое время получил два решения о незаконности действий Ростехнадзора.

Исключить объект из реестра ОПО суд постановил в сентябре 2014-го, но до конца года Ростехнадзор никаких действий не предпринял.

«Прошло какое-то время, и на нас началась охота. Сотрудники технадзора стали следить за кранами, фотографировать их. Мы подумали, что от нас не отстанут. С учетом того, что решение суда не исполнялось, мы в начале 2015 года обратились в полицию, добиваясь возбуждения уголовного дела и стали поднимать вопрос о слежке. К осени 2015-го у нас было 10 отказов от возбуждения дела. Пока мы эти вопросы разрешали, стало известно, что четыре наших автокрана технадзор снял с учета, но нам об этом никто не сообщил. Волков заявлял, что раз у нас нет ОПО, то и кранами мы пользоваться не имеем права. Тогда стало понятно, зачем краны фотографировали — без постановки на учет их нельзя использовать», — рассказал Салтанов.

Следствие согласилось с Ростехнадзором — судебный акт незаконный, и вступил он в силу только потому, что ведомство его не обжаловало. Следователь решила, что краны используются тоже незаконно и потребовала от Ростехнадзора проверки. Салтанов опять обратился в суд и действия Ростехнадзора признали незаконными на всех уровнях вплоть до Верховного суда.

Однако краны на учет так и не были поставлены. Ростехнадзор должен был внести машины в Комплексную систему информатизации и автоматизации (КСИ). Но, по словам Салтанова, Волков упирался и предлагал записать краны в некий журнал. Эти действия равнозначными считать нельзя, так как если бы краны работали в другом регионе, то местные проверяющие органы не увидели бы информации о них в КСИ и запретили предпринимателю пользоваться ими. Более того, когда Салтанов обратился с заявлением о постановке на учет еще одного крана, то Ростехнадзор отказал ему в очередной раз. Вредительство? Другого слова я подобрать не могу.

Не дождавшись от местного управления Ростехнадзора адекватной реакции на его просьбы и решения суда, Салтанов зарегистрировался в Иркутской области и поставил краны на учет в Енисейском управлении. Крупные суммы налогов с того момента ушли из Забайкалья и стали оседать в бюджете соседей.

Противостояние Ростехнадзора и Салтанова не остановилось на судебных распрях. В апреле 2016 года начальник отдела по расследованию экономических преступлений УМВД по Чите возбудила уголовное дело по ст. 169 УК РФ «Воспрепятствование предпринимательской деятельности» в отношении неустановленного лица. Того самого лица, которое незаконно сняло с учета в КСИ принадлежащие Салтанову краны. У знакомых с работой интернета людей «неустановленное лицо» может вызвать улыбку. Дело в том, что для работы в КСИ нужна авторизация, как, например, в «Одноклассниках». Но нужно понимать, что государственная система — это не соцсеть с фоточками, и данные о работе пользователей там должны записываться. Когда следователи запросят информацию о пользователе КСИ, снявшем краны с учета, лицо перестанет быть неустановленным. Разумеется, что этим пользователем может быть любой сотрудник краевого управления Ростехнадзора. Только я не думаю, что действовал он без санкции сверху.

Игнорирование решений суда тоже не прошло даром. В сентябре 2016 года дознаватель краевого управления службы судебных приставов возбудила в отношении конкретно установленного лица — руководителя управления Волкова уголовное дело по ст. 315 УК РФ «Неисполнение решений суда».

Противостояние Волкова с Салтановым — еще не полный список грехов нового министра. Но даже этого должно было хватить для того, чтобы задуматься перед его назначением. Тем более предприниматель утверждает, что о ситуации знал первый вице-премьер Александр Кулаков, в известность Салтанов ставил и депутата Госдумы Николая Говорина. Но они почему-то не уберегли Наталью Николаевну от такого соратника. Никто ведь не сможет гарантировать, что в ипостаси министра природы Волков не начнет притеснять предпринимателей.

Егор Захаров. «Вечорка» №5 от 1 февраля

Раньше село Менза Красночикойского района полностью зависело от дизельной электростанции. Электроэнергия здесь была по-настоящему золотой – попробуй напасись топлива, поэтому включали на несколько часов, которые в каждом доме старались использовать по максимуму. Теперь всё изменилось – прорывом для района стало открытие гибридной электростанции. «Солнечная Менза» — так называется материал главного романтика забайкальской энергетики Виолетты Вдовяк.

Солнечная Менза

Отдаленные населенные пункты Красночикойского района получили современный источник энергии

Приграничные села Менза и Укыр теперь будут обеспечены светом 24 часа в сутки семь дней в неделю. О длительных перерывах в энергоснабжении можно наконец-то забыть. «ЗР» уже сообщал о том, что 26 января власти региона вместе с представителями компаний «Хевел» и «Россети» ввели в работу первую в Забайкалье гибридную солнечно-дизельную электростанцию.

Сестры Наталья Капустина и Ольга Арефьева живут в селе Укыр с рождения. Переезжать не планируют, так как не мыслят свою судьбу без этих сопок и лесов. Тут хозяйство, спокойный, хоть и трудоемкий деревенский быт. Теперь и электроэнергия подается круглосуточно. О подарке, который им преподнесли энергетики, отзываются с восторгом: «Хорошо, что теперь всегда будет свет».

— Сложно было в 90-е, энергию подавали всего на один час. И за это время надо было сделать работу по хозяйству. Когда жизнь немного стабилизировалась, свет стали включать утром и вечером, перерыв только на три часа. Надеемся, что благодаря солнечной станции светить будет всегда, — делится Наталья.

Ольга Юрьевна вторит, что электроэнергия нужна во всем — стирка, молоко перегнать.

— Иногда электричества не было двое-трое суток, солярку не привезли, если разлилась река, вот и сидели без света, — объясняет она. — Сложно было, но жители Мензы и Укыра не хотели переселяться отсюда, привыкли. Здесь природа, хозяйство. Я держу коров, коней, баранов, в моем доме всегда есть мясо и молоко.

По словам энергетиков, гибридная электростанция состоит из солнечных модулей общей мощностью 120 кВт, двух дизельных генераторов по 200 кВт каждый и накопителя энергии ёмкостью 300 кВт*ч. Общая мощность электростанции составляет около 400 киловатт. Установка сделана «с запасом», что позволит обеспечить развитие поселения, проведение мобильной связи. Инвесторами выступили ПАО «Россети» совместно с группой компаний «Хевел». Стоимость проекта — 42 миллиона рублей.

— Аналогичные объекты в Забайкальском крае планируется реализовать в поселках Кыкер, Тунгокочен, прорабатывается строительство такой станции в селе Тупик, — говорит Олег Шуткин, генеральный директор инжинирингового дивизиона группы компаний «Хевел».

Применение солнечных модулей и современной интеллектуальной системы управления энергоустановкой позволит сократить потребление дизельного топлива c 250 000 до 86 000 литров в год. Выбросы в атмосферу углекислого газа снизятся на 500 тонн в течение года.

Церемония пуска электростанции была растиражирована в режиме реального времени сразу на нескольких площадках — в Чите, Москве и из пункта управления электростанцией, недалеко от Мензы. На торжественной церемонии запуска был организован телемост с губернатором Забайкальского края Натальей Ждановой, первым заместителем министра энергетики Алексеем Текслером и руководством ПАО «МРСК Сибири», дочернего общества компании «Россети». — Без преувеличения, мы являемся участниками и свидетелями знакового и для нашего региона, и для страны в целом события. Это первый объект солнечной генерации в Забайкальском крае. В то же время это хороший пример успешного государственно-частного партнерства, пример того, как власть и бизнес могут, объединив усилия, решать конкретные практические задачи, — отметила Наталья Жданова на торжественной церемонии пуска станции. Виктор Паздников, министр территориального развития Забайкальского края, сообщил, что ввод энергоустановки стал первым этапом концессионного соглашения властей региона с энергетиками.

Следующий этап — модернизация электросетей Мензы и Укыра.

— Это средства частного инвестора, который будет обеспечивать доходность за счет повышения эффективности выработки, — сообщил Виктор Паздников. — Менза — не единственный проект. Власти региона планируют наладить энергоснабжение от солнечных электростанций в 23 населенных пунктах Забайкалья. Это те села, которые не обеспечены централизованным электроснабжением. Уже в 2017 году гибридные станции появятся еще в двух населенных пунктах края. Строительство новой генерации не приведет к изменению тарифа для населения и прочих потребителей, это условие совместной работы властей и энергетиков. Компенсация расходов энергетиков, предоставляемая краем, останется прежней, а после завершения срока окупаемости величина субсидии снижается.

Как рассказал Олег Басен-=ко, руководитель департамента технологического развития и инноваций ПАО «Россети», проект новый и не совсем обычный. Станция несет социальную функцию. Централизованное энергоснабжение здесь нецелесообразно. Однако местные жители достойны качественного обеспечения энергоресурсом, как и те граждане, которые находятся на «большой земле».

Скоро все подобные населенные пункты в Забайкалье получат стабильное и надежное энергоснабжение. А пока первый шаг сделан, жители приграничных сел будут пользоваться электроэнергией круглые сутки. Чем не шаг к развитию территории?

Виолетта Вдовяк. «Забайкальский рабочий» №19 от 2 февраля

Очень трудно было не поставить в обзор материал депутата заксобрания Забайкальского края Алексея Саклакова. На моей памяти это единственный депутат, который пишет статьи.

Три волшебные буквы: ВМП

Аббревиатура ВМП расшифровывается просто — «высокотехнологичная медицинская помощь». Сверхсложные задачи, порой сравнимые с божьим промыслом, успешно выполняют забайкальские хирурги.

На уровне ведущих клиник

В ноябре 2016 года председатель правительства РФ Дмитрий Медведев отметил: «В этом году высокотехнологичная медицинская помощь оказывается почти тысячами как федеральных, так и региональных медицинских организаций по всей стране. Объемы такой помощи постоянно растут. В 2015 году лечение получили более 800 тысяч человек. Планируется, что до конца года эта цифра вырастет еще на 100 тысяч». Как рассказала на том же совещании заместитель председателя правительства Ольга Голодец, ассигнования на высокотехнологичную медицинскую помощь в 2016 году увеличились на 18 процентов и достигли 177 миллиардов рублей. При этом, по ее словам, в 2017 году на эти цели в бюджете предусмотрен 191 миллиард рублей.

Читинские специалисты по многим позициям оказания ВМП землякам-забайкальцам находятся на уровне ведущих российских федеральных клиник. Нашим пациентам зачастую не нужно ехать в больницы Москвы, Новосибирска, Томска, так как в Чите сложнейшие оперативные вмешательства проводятся на самом высоком уровне и бесплатно для пациента — лечение оплачивается за счет федерального или регионального бюджета. В самых сложных случаях наши земляки получают лечение за пределами края, ежегодно выделяется более тысячи квот в лучшие федеральные центры.

В круглосуточном режиме

Что же доступно жителям Забайкальского края на сегодняшний день в ведущих стационарах Читы? Назову только самые распространенные оперативные вмешательства, на протяжении многих лет спасающие жизнь и возвращающие здоровье больным людям. Самый актуальный вопрос современной медицины — смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, занимающая во всем мире первое место: более 50 процентов в структуре всей смертности. В краевой клинической больнице борьба с этими болезнями идет в круглосуточном режиме, независимо от времени года или дня недели. В 2016 году проведено 1997 коронарогра-фических исследований. Это наибольшее количество за последние десять лет, в 2010 году было 684. Коронарных стентирований за прошедший год выполнено 450 (2010 год — 85), то есть в пять раз больше. Операций на открытом сердце (аорто-коронарное шунтирование, протезирование клапанов) — 45, но это, если можно так сказать, штучные операции. Министром здравоохранения Забайкальского края Сергеем Давыдовым поставлена серьезная задача — в 2017 году вдвое увеличить количество данных вмешательств. Хочу назвать докторов, которые с полной отдачей тратят свои силы и время на улучшение демографии в Забайкалье: Петр Иванов, Александр Бердицкий, Дмитрий Иванов, Дмитрий Нардин, Григорий Сизов, Алексей Грешилов.

Еще два вида вмешательств, которые реально влияют на качество и продолжительность жизни людей. Пациентам со сложными нарушениями ритма сердца хирурги-аритмологи Максим Черняев и Сергей Степин имплантировали в 2016 году 180 электрокардиостимуляторов. Если в 2010 году операции на сонных артериях с целью профилактики инсульта были проведены 34 пациентам, то за 2016 год — уже 102 оперативных вмешательства. Это дело золотых рук хирургов Дмитрия Россика, Максима Басловяка, Сергея Гончарова.

Операции по замене крупных суставов давно не редкость в травматологических отделениях Читы. Зачастую этот вид помощи показан пациентам в возрасте, с сопутствующей патологией, потерявших возможность свободно передвигаться, а соответственно, лишенных простых человеческих радостей. На сегодняшний день эндопротезирование коленных и тазобедренных суставов успешно проводится в краевой клинической больнице (2016 год — 131 операция), в городской клинической больнице № 1 (134), в дорожной клинической больнице (140), в «Академии здоровья» (108). Данные сложные операции теперь проводятся и в краевой больнице № 4 города Крас-нокаменска (9 операций). За прошлый год 522 человека вернулись к нормальной жизни, к работе и отдыху. Вот эти доктора поднимают с больничной койки самых тяжелых пациентов: Олег Кошкин, Сергей Давыдов, Александр Мироманов, Андрей Целюба, Александр Бусоедов, Денис Дрянов, Сергей Загородний, Роман Бянкин.

Леонардо да Винчи сказал: «Глаза называют окном души», а Рерих: «Космос отражается в зрачке каждого глаза». Только в офтальмологическом отделении краевой клинической больницы под руководством Александра Заиграева в 2016 году имплантировано 2046 искусственных хрусталиков. После снятия повязки пациенты зачастую не могут сдержать слез радости и обнимают своего лечащего врача.

Солидный итог

Я рассказал только о части той работы, которую проводят читинские специалисты в сфере высокотехнологичной медицинской помощи. Но если сложить те сухие цифры, которые я называл, то получается солидный итог: за 2016 год пять тысяч триста сорок (5340!) забайкальцев получили реальную помощь под сенью трех волшебных букв: «ВМП». Много это или мало? Попробуйте эту цифру умножить на количество бессонных ночей, проведенных реаниматологами у постели этих пациентов в первые дни после операции. Прибавьте родственников, которые радовались успехам врачей и спасению своих родных. Не забудьте вычесть здоровье, потерянное самими докторами в процессе лечения и ночных дежурств. Разделите на редкие благодарности в наше непростое время. Что получится? Я не знаю… Можете посчитать, если хотите.

Алексей Саклаков, депутат Законодательного cобрания Забайкальского края, хирург высшей категории. «Забайкальский рабочий» №19 от 2 февраля

Событием недели в спортивной жизни Забайкальского края стал приезд в Читу шестикратного чемпиона мира, 14-кратного чемпиона Европы по плаванию Юрия Прилукова. Посмотрев на забайкальских пловцов, он заявил о развитии региональной федерации, и в это очень хочется верить. Победы в стрельбе из лука и боксе – это великолепно, но давайте уже расширять список наших победных дисциплин.

«Спорт — прежде всего радость, а потом труд»

Читу посетил шестикратный чемпион мира, 14-кратный чемпион Европы по плаванию Юрий Прилуков. В рамках визита именитого спортсмена состоялись соревнования на его призы, также пловец провел мастер-классы для юных забайкальских спортсменов в бассейне «Нептун» краевого центра. После очередной тренировки именитый спортсмен поделился с журналистом «ЗР» своим видением развития плавания в Забайкалье.

— Евгений, как Вы оцениваете перспективы развития Федерации плавания Забайкалья?

— В целом, думаю, федерация будет развиваться. Только посмотрите, за последние полгода существования федерации как много всего сделано. Официально плавание, как вид спорта, стало одним из базовых, федерация региона тесно работает с всероссийской. Кроме того, осенью в Читу приезжал один из руководителей комплексной научной группы сборной России Александр Кочергин. В этот раз приехал я. Думаю, с таким подходом у Федерации плавания хорошие перспективы.

— В рамках визита прошли соревнования на Ваши призы. Как пришли к идее проведения состязаний?

— Мы тренируемся не для того, чтобы плавать, а для того, чтобы соревноваться, показывать свой уровень подготовки. Почему бы не провести состязания? Призы я с собой привез. С радостью раздадим их ребятам, которые покажут лучшие результаты.

— Что Вас вдохновляет на проведение тренировок, мастер-классов для юных пловцов?

— Приятно, когда дети после занятий радостные, довольные. Насколько им этого заряда хватит, не знаю, посмотрим… Может, кто-то зацепится за эти эмоции и начнет расти дальше. На это и расчет.

— Что необходимо, чтобы воспитать чемпиона?

— Чемпионы вырастают сами. Единственное — вопрос к тренеру, который помогает раскрыть потенциал ребенка. Моими занятиями спортом, на самом деле, родители особо не занимались, мне нравилось — я делал. Вот и все. Ничего сложного нет. Безусловно, будет излишним нагружать ребенка делами в плане «ты должен». Все, что он хочет сделать, воплотит.

— Наверняка в детстве на занятия спортом Вас кто-то вдохновлял?

— Сложно сказать, что вдохновляли. Я никогда с фанатизмом не относился к плаванию. Всегда замечал определенные моменты, которые позволяли другим плыть быстрее, к примеру Александру Попову, Денису Панкратову К тому же в те времена было тяжело кем-то вдохновляться — примерно раз в год выходила статья про того же Панкратова, вырежешь ее, вклеишь в спортивный дневник, и он станет в десять раз дороже… Сейчас же за успехами спортсменов намного проще следить через Интернет, вдохновляться их достижениями, наблюдать за их выступлениями. Это большое преимущество для современных детей.

— Вы в Чите не в первый раз. Что Вам понравилось у нас?

— Чита — это удивительный город. В прошлый раз, летом, прошелся мимо Дома офицеров — солнечно, радостно. В этот раз приехал зимой — не солнечно, не радостно. Люди здесь живут хорошие.

— В ноябре на базе читинского бассейна «Нептун» открылась школа Вашего имени. Расскажите о ней.

— Школа функционирует. Сейчас идет набор желающих научиться плавать. Возраст никакого значения не имеет. Пока занятия будут платными, потому что нам необходимо платить за аренду воды, заработную плату тренерам. Я думаю, что при достижении определенной планки по набору детей нам удастся получить государственное финансирование на поддержку, если оформить ее как полноценную детско-юношескую спортивную школу.

— В связи с открытием школы как часто планируете бывать в Чите?

— Думаю прилетать раз в квартал. Методическая поддержка в школе будет полностью моей. Общаться с тренерами в ежедневном режиме поможет Интернет. В настоящее время мы ведем переговоры с одним тренером из Германии, чтобы он оказывал методическую поддержку не только школе «Нептун», но и всей Федерации плавания Забайкальского края. Если получится договориться, то это будет одним из самых важных достижений.

— На какой возраст, на сколько человек рассчитана школа?

— Сейчас на обучение мы принимаем детей любого возраста. Неважно 7, 12, 14 лет ребенку — не поздно учиться. Плавание, на мой взгляд, один из самых необходимых навыков.

— Что пожелаете юным спортсменам, которые стремятся достигнуть высоких результатов?

— Ответственно относиться к тренировкам, внимательно слушать, что говорит тренер. И радоваться, ведь занятия спортом — это прежде всего радость, а во вторую очередь уже труд. Пока есть возможность тренироваться два раза в день, надо пользоваться и получать от этого удовольствие. К сожалению, сейчас такого я не могу себе позволить — работа, общественные обязательства, семья.

— Вы проводите мастер-классы, стоя на кафеле, самому не хочется нырнуть в бассейн?

— Есть такое желание, но детей в бассейне слишком много, да и с бортика удобнее контролировать занятия.

— Спасибо за беседу!

Екатерина Фомина. «Забайкальский рабочий» №№17-18 от 1 февраля

НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В середине 17 века пришли в Забайкалье староверы Овчинниковы, может быть Михаил Овчинников чей-то далекий родственник? Интересно очень)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Даже писать не буду!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а написал же ))))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

1) "Применение солнечных модулей и современной интеллектуальной системы управления энергоустановкой позволит сократить потребление дизельного топлива c 250 000 до 86 000 литров в год. Выбросы в атмосферу углекислого газа снизятся на 500 тонн в течение года."

250т-86т= 164т дизтоплива

164т солярки = 500 тонн СО2 -?

2) "Олег Басен-=ко" - ?

ПОПУЛЯРНОЕ