НОВОСТИ
24 НОЯБРЯ
23 ноября

Как помочь бомжам и обезьянке — в обзоре краевых СМИ

Есть ещё люди в этом мире, готовые отдать не только последнюю копейку, но и всю свою жизнь тем, кто своей жизни практически лишился. То есть, буквально: это и пожарные, чуть ли не каждый день сующиеся в огонь ради спасения жизней, и врачи, которые по 8 часов стоят в операционных, работая с микроскопическими капиллярами.

Но, как оказалось, есть и такие, что готовы волосы рвать на себе, но помогать людям, которые вроде и не инвалиды, и не горят в пламени — а в помощи нуждаются.

Среди таких альтруистов Марина Мыльникова, о которой рассказала журналистка газеты «Земля» Мария Вырупаева. Мыльникова помогает людям без определённого места жительства: берёт их в свой приют, кормит, устраивает на работу, кого куда сможет. И вроде всё в материале хорошо, пока в один прекрасный момент текст просто не запинается о депутата Госдумы от КПРФ Владимира Позднякова, который, словно вспышка, появляется почти в конце и рассуждает: «Почему Путин поручил подготовить о защите животных, но не подготовил закон о защите бездомных?» и даёт приюту денег на уголь. Вроде ничего такого, полезное дело сделал, но послевкусие странное. Будто сначала пил свежее молоко, а потом оно вмиг прокисло.

Забайкальская доктор Лиза

На окраине Читы, где-то на краю Антипихи, в приземистом вытянутом здании обшарпанных холодных комнатушек обычная забайкальская женщина даёт приют тем, кого в простонародье называют грубо – «бомжами». За девять лет в её жизни их было около двухсот…

Зачем Вам это?

Конечно, этот вопрос Марине Сергеевне Мыльниковой задавала не только я.

«Вышло стихийно, – отвечает она просто. – Это не моя воля, возможно, определено свыше. А началось с того, что мы с моими приятельницами, соседками по общежитию (она сама не имеет собственной квартиры, – авт.) стали носить по канализационным люкам еду, вещи старые. Жалко людей было. Стали разговаривать. Оказалось, что многие из них даже высшее образование имеют. Мы стали пытаться их устроить на работу».

Кто возьмёт человека без жилья, а зачастую и без документов (ведь паспорта у многих утеряны, а на штраф, фото и госпошлину ещё нужно заработать, – авт.)? Своих подопечных Марина Сергеевна устраивала в основном, грузчиками, уборщиками бензоколонок. Потом познакомилась с руководителем ООО «Талачинское», что в Карымском районе Виктором Черниковым, заключили договор – он берёт на работу людей, оказавшихся в сложной ситуации, или, как говорит Марина Мыльникова – «социально неблагополучных граждан».

Те, кто хотел осесть, осели, работают. Даже женятся. Есть такие, про которых никогда не подумаешь, что за спиной такое прошлое.

«У нас огромный потенциал людей втоптан в грязь, – замечает доктор Мыльникова (она терапевт, а вообще, имеет три высших образования, – авт.). – Их растили матери, учила школа, на них затрачены большие государственные средства. Их лечили, учили, одевали. Их любили родные. Их, в конце концов, небеса послали на землю, зачем-то! Не для того же, чтобы они были где-то убиты, растоптаны, искалечены.

Огромное количество людей, и не только бездомных, а даже просто живущих в селе – уничтожается! Жизнь уходит во тьму. Спиртоторговые точки, отсутствие работы, беспросветность. Вы что думаете, они – первые, что ли, здесь?»

Они – это семейная пара, Света и Вадим (имена здесь и далее по этическим причинам изменены, – авт.). Стоят рядом, внимательно слушают. Потом рассказывают свою нехитрую историю. Она со ст. Даурия, он – из Нерчинска. Приехали в Читу, в поисках лучшей жизни, устроились к азербайджанцам – за еду и жильё. Оказались в положении рабов. Сбежали. Потом скитались. У неё есть мама, пенсия которой 7 тысяч рублей, кормить-поить дочь не в состоянии, да и взрослая та, самой впору помогать. Вадим «по малолетке» оказался в тюрьме, пока отбывал срок, брат продал дом. Вернулся в общество, стал бомжом.

«Сначала пытались снять квартиру, потом жили в подъездах, – рассказывает Света. – В одном подъезде вообще чуть не убили. На вокзале выгоняют. Пришла на КСК в приют, сказали – «мест нет». Хотя я с больницы только выписалась, обморозилась. В церковь зашла, адрес дали Марины Сергеевны, что она хотя бы может жильём помочь».

Каларская, 33

Общественная организация, которую специально для помощи таким людям создала Марина Мыльникова, называется некоммерческое партнёрство «Родная Земля» (оба слова она пишет с большой буквы, – авт.). Как Земля-матушка, родившая и кормящая своих деток.

Когда-то в этом здании было общежитие силикатного завода, потом подростковое отделение наркологического диспансера, потом «бомжатник». Спустя ещё определённое время, его передали НП «Родная Земля» в безвозмездное пользование.

Здание она взяла без отопления – было только электричество. Всеми правдами-неправдами, согласовав с начальством, в чьём ведении находится барак, Марина Сергеевна построила пристройку и установила котёл для топлива. Половина комнат получила свои батареи. Вместо 40-50 тысяч за электроэнергию теперь в месяц нужно только 4 тысячи. Но – сменилось начальство, и доделывать работы ей запретили. Вроде бы, решили продать кому-то помещение. О такой «перспективе» Марина Мыльникова думает со страхом: немаленькие деньги, вложенные в благоустройство этого «приюта», и силы – всё, выходит, напрасно? Летом сажали огурцы, помидоры, кабачки. Мечтали развести живность.

С просьбой окончательно передать ей это помещение как малоценное и неперспективное для других целей Марина Сергеевна обратилась в краевой департамент госимущества и земельных отношений, но ответа пока нет.

А ещё – она вновь отправилась учиться и получила право вести приём в медицинском кабинете. И оборудование для такого кабинета закуплено, стоит тут же. Дело упирается в «прописку» – ведь, не имея своего узаконенного помещения, приют для бомжей сам является бомжом…

На Каларскую, 33 мы приехали вместе с депутатом Государственной Думы Владимиром Поздняковым. И его визит сюда, в совсем неприглядные условия, далеко не случаен.

«Недавно на телевидении прошла кампания в защиту животных, и Президент дал поручение подготовить закон соответствующий – я согласен с этим. Но меня поразило, почему нет государственной программы оказания помощи бездомным? – заметил Владимир Георгиевич. – Ведь люди стали бездомными не по собственной воле. Есть целая система «выталкивания» из жилья, когда следят за одинокими людьми и потом чёрные риелторы продают квартиры. Следующая категория – болели, ненужные детям или ненужные родителям. Особая категория – из мест заключения, их на работу не берут, человек вышел из тюрьмы, оправдан перед обществом, но он является изгоем. Таким людям помогают благотворительные фонды, общественные организации, церковь, социальные службы в ряде регионов… Но надо, чтобы они получали поддержку и помощь на уровне закона! Я предполагаю найти единомышленников среди депутатов Государственной Думы, чтобы внести поправки в существующие законы, либо разработать новый документ именно по защите людей, потерявших место жительства», – подчеркнул депутат.

Марина Сергеевна рассказала ему об условиях жизни в приюте: «Человек должен отказаться от употребления алкоголя, должен быть социально безопасным и не должен приводить посторонних людей, – заметила она. – Если люди пьют, то они могут получить помощь в наркологическом диспансере, пройти лечение. Плюс у нас по вызову работает психолог».

Истории

За девять лет – около двухсот человек. Таков путь Марины Мыльниковой. Часть своей скромной пенсии в 11 тысяч рублей она регулярно тратит на то, чтобы кормить бездомных.

Кто они?

Инвалид 1 группы по зрению, страдающий эпилепсией, дважды находившийся на лечении в отделении гемодиализа (искусственная почка) Петров Сергей был дважды лишён комнаты в общежитии. Прежние соседи издевались над инвалидом. Жить было невозможно, и он часто ночевал на улице. Судебное решение Черновского районного суда восстановило его жилищные права, но администрация Черновского района, словно в насмешку, выделила ему ту же самую комнату, где его били и унижали соседи. Марина Сергеевна написала очередную просьбу в администрацию – чтоб инвалиду выделили комнату в другом районе города, а, кроме того, поставили в очередь на полноценное жильё.

Ранее Лидия Петренко проживала в одном из посёлков Хилокского района, в родительском доме. На улицу её цинично выгнал родственник. Даже если суд вселит её обратно, жить рядом с извергом она боится, поэтому просит содействия в получении любой жилплощади в Чите или пригороде. Несмотря на то, что у женщины от травмы сформировался ложный сустав костей предплечья, она справляется с обязанностями даже кочегара. Она также может работать вахтёром, уборщицей.

Единственная и неповторимая

Из письма Марины Мыльниковой депутату Владимиру Позднякову:

«Уважаемый Владимир Георгиевич!

Наши, казалось бы, мелкие проблемы мельчайшей общественной организации типичны для всего общества. В сёлах нет работы из-за отсутствия сельскохозяйственной промышленности. Фермерство не может удовлетворить потребности страны, это факт. В то же время огромное количество людей покидает деревню, усугубляя растущий дефицит сельхозпродуктов и провоцируя рост зависимости от внешних поставок. Также из мест лишения свободы выходит масса потенциальных работников, но их жестоко дискриминируют при приёме на работу.

В этих условиях напрашивается необходимость организации хозяйств, куда можно направлять на испытательный срок досрочно освободившихся, где они получат навыки самостоятельного заработка, будут востребованы и поняты окружающими. Ведь целая Австралия была заселена преступниками, и где они сейчас?

Единственная, неповторимая и реальная человеческая жизнь уходит впустую, более того, тратится на социально опасную деятельность, из-за невостребованности не просто группы лиц – а сотен тысяч людей! Если в законодательство России внести проект о сокращении тюремных сроков лишения свободы тем, кто желает работать в условиях надзора на сельхозработах, мы получим много рабочей силы, обучим этих людей трудиться и зарабатывать себе на хлеб, и после освобождения они получат положительные характеристики. Также необходимо возобновить опыт Советского Союза об обучении и приобретении профессий в тюрьме. Тогда это будут действительно исправительные учреждения».

Нужна помощь

Нестерпимо пахнет краской. Так, что кружится голова, а потом ещё несколько дней едкий запах носится за тобой, казалось бы, насмерть въевшись в одежду. А приюту просто повезло – накануне нашего приезда удалось купить банку самой дешёвой масляной, вот и обновили двери. Сами сидят теперь в кочегарке. Чёрно, мрачно. Но заходит Марина Сергеевна и словно светлее становится.

Продолжая заниматься непростой темой, депутат Госдумы Владимир Поздняков передал приюту деньги – хватит на уголь, с которым, естественно, большие трудности, и на оформление документов некоторым постояльцам приюта. Хочется верить, что с паспортом у них начнётся другая жизнь.

Самое основное, в чём нуждаются здесь – это постельное бельё, подушки, одеяла. Поскольку дезинфекции нет, вещи забирают с собой уезжающие. Понятное дело, нужно мыло, стиральный порошок, предметы гигиены. Рады всегда продуктам, любой бытовой технике – например, чайнику.

Вот библиотека хорошая, книг много и интересных. Три телевизора имеется. Правда, нерабочих. Где найти мастера, который бы бесплатно посмотрел – вдруг какой из них можно восстановить? Одна из комнат предназначена для матери с ребёнком. Если бы кто-нибудь пожертвовал сюда старенькую детскую кроватку, это было бы подспорьем, прежнюю отдали нуждающейся.

Мы уезжаем, а Марина Сергеевна Мыльникова благодарно машет рукой. А потом «забайкальская доктор Лиза» пойдёт по улице, будет внимательно оглядываться по сторонам. А если увидит человека в грубой, неприглядной одежде, с потухшими глазами, грязными, трясущимися руками, то обязательно подойдёт и спросит – нужна ли помощь?

P.S. Если Вы готовы помочь – вещами или трудоустройством – позвоните в редакцию. Мы также передадим Марине Сергеевне письма, если тема задела Вас за живое.

Мария Вырупаева. «Земля» №6 от 14 февраля

К Владимиру Тихомирову можно относиться по-разному, причём как к журналисту, так и к преподавателю, коим он мне и приходится. Но его материалы, которые в 90% случаев — рефлексия на происходящие в России и в Забайкалье события (особенно Тихомиров любит экономику и бюджет), на мой взгляд, качественные и читабельные, что для находящихся под опекой властей газет, как по мне, редкость. В этот раз давайте почитаем не его материал, а стенографию встречи Тихомирова с читателями, появившуюся на страницах «Читинского обозрения».

Владимир Тихомиров: «Не надо унижать людей»

Активные читатели встретились с автором колонки «Весело живём»

Это первое в новом году заседание клуба друзей газеты, который активные читатели «ЧО» создали осенью.

Поговорить с Владимиром Тихомировым собралось почти 30 человек. Надо признать: их с трудом уместила наша гостеприимная редакция. Вашему вниманию — фрагменты встречи.

Н.С. Черняев, гл. редактор «ЧО»:

— Здравствуйте, дорогие друзья! На первую в 2017 году встречу клуба друзей газеты по вашим же просьбам мы пригласили постоянного автора «ЧО» Владимира Тихомирова. Уже много лет он ведёт колонку «Весело живём», и она вызывает немало читательских откликов, вопросов, которые постоянно получает редакция. Предлагаю начать нашу беседу в формате «вопрос-ответ». Поднимаем руку, представляемся, спрашиваем Владимира Алексеевича о том, о чём давно хотели его спросить.

Л.И. Арзамасцева, постоянный читатель и внештатный автор «ЧО»:

— Можно, я первая? Владимир Алексеевич, все ваши публикации у меня в отдельной папочке, один к одному, всё очень ценно. Вы оперируете множеством цифр, данных. У меня вопрос: где вы их берёте, у вас свои источники? И ещё я хочу поблагодарить газету за то, что она помогла отстоять наши ветеранские выплаты и т.д. В каждом номере бомбили, это сыграло большую роль.

В.А. Тихомиров:

— Спасибо всем, что пришли. Хочу сразу сказать, что идея колонки Николаю Сергеевичу принадлежит. Собственно, я сам в разных жанрах выступал в этой газете, но чтобы постоянно в роли колумниста (в журналистике этот жанр называется «колумнистика»), когда один человек ведёт колонку долго, и она пользуется спросом, её читают, она в каком-то смысле становится лицом газеты, — такого прежде в моей практике не было.

Для меня колонка — это возможность выразить свою точку зрения на происходящее. Я абсолютно не претендую на то, что выражаю взгляды всех или кого-то, это исключительно мои взгляды. Анализирую не какие-то конкретные факты, для этого есть другие жанры, а явления нашей жизни, к которым отношусь в основном критически. И факты для меня служат иллюстрацией.

Никаких секретных источников у меня нет, за исключением, может быть, некоторых официальных источников, которые просят, чтобы их не называли. А всё остальное — из открытых источников, с официальных сайтов.

Факты все налицо, но меня интересуют явления, которые за этими фактами стоят. Взять нашумевший факт по поводу законов, которые внесла Наталья Николаевна Жданова в Законодательное собрание. Я знал, какие последствия они несут, знал, в чём они конкретно будут проявляться, но мне этого было мало, я хотел знать, почему Наталья Николаевна так активно второй раз продвигает эти законы через Законодательное собрание. Я попытался узнать о пресловутом соглашении нашей администрации с министерством финансов России, на которое они всё время ссылаются. Вы знаете, это рефреном звучало: если мы не примем эти законы, не сократим расходы на социальную сферу на 82 миллиона, то федеральная власть не даст нам 3,5 или 4,5 млрд рублей — кто какие цифры называет.

«Тогда я попытался узнать, что же это за соглашение. Я попытался найти его через наши официальные источники, у всех же есть пресс-службы и т.д. Я говорю: покажите мне это соглашение, вы ссылаетесь на документ, который обязывает вас, как вы говорите, принять этот пакет законов, иначе всем нам будет плохо. Не дадут 4 миллиарда, мы не заплатим потом в конце года зарплату учителям, врачам, не выплатим социальные пособия, будут забастовки, голодовки… Это всё позор для нас — в двадцать первом веке возвращаться к уродливым явлениям 90-х.

Так вот, если они ссылаются на этот документ и вдруг его засекретили, значит, за ним стоит какое-то явление. Не поверив на слово и не получив этого соглашения с подписями, я стал дальше копать. И докопался до письма министерства финансов Российской Федерации, которое называется: «Анализ финансовой системы Забайкальского края». У меня есть факсимиле. Это подлинный документ. Под ним подпись министра Силуанова.

Вы помните, что бюджет у нас принят по выплатам на восемь месяцев. Когда депутаты наши обратились с письмом в Москву, расписав, какое тяжёлое социально-экономическое положение, дайте нам, дайте, если не дадите, край умрёт и т.д. , тогда министерство финансов вместе с экспертным советом при президенте, с другими министерствами подготовили этот анализ. Я очень внимательно прочитал его много раз, и увидел, что там нет ничего категоричного в адрес нашей власти о том, что нужно сократить расходы именно за счёт самых обездоленных: ветеранов, многодетных семей, работников сельского хозяйства, которым частично возмещают затраты на оплату коммунальных услуг. Ничего такого.

Наоборот, говорится: мы вам в 16-м году дали больше, чем другим, — 19 миллиардов, вам обижаться не на что, почему вы ещё просите; кроме того, вы раздули свой аппарат. Они нигде не показывают это соглашение, мне кажется, потому что прячут эти данные. Так вот, Минфин пишет: вы раздули свой аппарат, у вас государственный аппарат — 3,18 человека на тысячу жителей. Это в два раза больше, чем у других. Введите этот аппарат в русло, чтобы он не был таким большим.

Потом следующее: почему вы так расточительно повышаете заработную плату. С 1 января 2015 года вы повысили на 60-70% зарплату госслужащим. Это я не придумал. Это всё в письме. На каком основании вы это увеличиваете? Значит, у вас много денег.

Потом они затронули вопрос забайкальского коэффициента в размере 40%, принятого ещё в 90-е. Говорят: вы тратите на это 2,5 млрд рублей в год. Или находите эти деньги сами, или приводите этот коэффициент к общему знаменателю — 20%. И в том письме целый ряд других таких вот важных фактов. А требования сократить расходы на ветеранов там нет!

Р.Д. Самойлова, председатель городской организации «Дети войны»:

— Почему эти умные люди, сидящие в правительстве, не выступили с инициативой: ребята, давайте сбросимся по тысяче. А сама губернатор не обеднела бы, если, допустим, 100 тысяч дала. И закрыли бы проблему ветеранских! Но у нас устроили позор.

В.А. Тихомиров:

— Да, вы должны привести свой аппарат в порядок, как требует Минфин. А зачем же вы ищете каких-то 82 миллиона рублей в карманах тысяч забайкальцев, обижаете ветеранов? Нет, начали с них и с многодетных мам. Это тогда, когда у нас демографическая ситуация в крае просто катастрофическая. Когда уезжают каждый год, сокращается и сокращается население. И вот, когда надо полностью сосредоточиться на том, чтобы демографическая ситуация улучшилась, мы начинаем ущемлять рождаемость, ущемлять многодетные семьи в доходах. Есть соображение или нет? Это уже явление.

Анализируя всё это, я выхожу на это явление, спрашиваю себя: почему наша власть делает это, зачем? Ведь это же рубить сук, на котором сидишь. Если сегодня сократишь население, завтра кто у тебя будет выполнять все те программы, о которых сегодня Наталья Николаевна говорит, которые той же Москве презентует?

Р.Д. Самойлова:

— Я с «Читинским обозрением» связана с начала 90-х. Сейчас эта газета стала действительно народной, она читаема, любима. Мне понравился проект «Как обустроить Забайкалье», публиковались высказывания о программе развития Забайкалья. Интереснейшие выступления были у доцентов или преподавателей Иркутского вуза и др. И вот слышу новость: губернатор, якобы, уже приняла программу развития региона, будто бы представила её в Москве. А почему мы, люди, её не видели? Они планируют там что-то новое создавать. По ведь для любого нового дела нужны специалисты. А где будем брать руки и умы? Мы уничтожили систему профтехобразования, её как таковой сегодня почти нет.

В.А. Тихомиров:

— Посмотрите таблицы Забайкалкрайстата. У нас населения — 1 миллион 80 тысяч человек. А сколько дееспособного — не пенсионеров, не детишек, не студентов, а тех, кто может работать. Эта категория — от 25 до 55 лет — сокращается вообще катастрофически. Они не хотят здесь работать в результате всех этих невыгодных условий и уезжают. А уезжают не только в Москву и в Питер. Они уезжают в Иркутск, в Красноярск, в Новосибирск, уезжают на восток даже, во Владивосток, в Хабаровск. Мало того, что не создали в Забайкалье условий для жизни, но зачем же вы ещё начинаете многодетных мам прессовать деньгами?!

Это — явление. Оно называется абсолютным равнодушием власти к обществу. Мы же знаем, какие зарплаты вы получаете — по 300-400 тысяч рублей в месяц независимо от социально-экономических показателей региона. Но почему же вот так равнодушно, по-хамски относитесь к заслуженным людям, к многодетным, к сельским труженикам? Почему их ущемляете? Те же 82 миллиона — это всего 0,18% нашего бюджета. Но люди взбудоражены во всех районах, выходят на протесты, пишут злые письма. Социальное настроение очень напряжённое.

Я проанализировал бюджет, посмотрел и говорю: найдите 82 миллиона по другим статьям, поскребите, но не трогайте эти самые незащищённые слои населения. Нет, не слышат, не видят опасности, когда власть входит в конфликт с народом.

В.П. Зимина, читатель «ЧО»:

— Владимир Алексеевич, вспоминаются 80-е годы, я работала в райфинотделе рядовым работником. Нужно было провести сокращение штата — проводили, всё это было объяснимо. И в этих министерствах вполне возможно его провести. Вот где будет экономия денег, и не будем мы, пенсионеры, догонять свои копейки.

В.А. Тихомиров:

— Вы всё верно говорите. Не надо унижать людей. Надеюсь, поняла Наталья Николаевна, что они действительно перегнули палку. И тут вдруг нашлось решение: тех, кому выплачиваем, трогать не будем, а новым ветеранам, новым многодетным мамам установим критерии нуждаемости. Кто эти пороги придумал? Почему? У меня вопрос к тем, кто всё это делал: вы что, не могли раньше додуматься до такого решения, прежде чем выплёскивать всё это на людей? Неужели вы там не понимали, что люди возмутятся? И вот только когда люди возмутились, какое-то решение власть нашла, хотя, мне кажется, всё равно это абсолютно лишнее. А завтра что? Многодетная мама поедет в Иркутск рожать? Ей там хоть что-то выплатят.

Р.Д. Самойлова:

— В Чите когда-то было, если помните, одно здание, в котором были горсовет, горком, и другое — в котором был облисполком, обком партии. Всё там было, и все с работой справлялись. И область наша передовой была по всем показателям. Сегодня наплодили чиновников больше, чем надо, а результат у нас нулевой получается.

В.А. Тихомиров:

— При этом послушайте, что они говорят. Вот министр социальной защиты на встрече с пенсионерами. Да он должен рубаху на себе рвать, встать грудью и сказать: «Не дам социальные выплаты сократить!», а он говорит: было время — давали, сейчас нет денег — не дадим.

Это — самодеятельность региональных властей.

Примерно что-то такое прозвучало у министра финансов Марины Кирилловой, когда она выступала перед ветеранами: что вы хотите, мы вам всё должны отдать что ли, весь бюджет, нам же экономику поддерживать надо. Я так удивился. Это говорит министр финансов. В рыночной экономике говорить о том, что бюджет должен финансировать какие-то отрасли экономики — это только себе вредить. В рыночной экономике бюджет и должен быть социальным. Конечно, надо поддерживать и малый бизнес через какие-то гранты, и сельхозпроизводителя, но это не сверхзадача у бюджета. Он должен быть социальным!

Л.Г. Полетаева, кандидат культурологии, постоянный автор «ЧО»:

— Разрешите, скажу как филолог? 200 лет назад один великий классик сказал: «Пропала совесть». Это настолько актуально. Вот ответ на вопрос: почему власть не реагирует? Пропала совесть. Второе: «Они не видят и не слышат». Фёдор Иванович Тютчев. Вот ответы. 200 лет назад всё было сказано.

Г.В. Прохоров, постоянный читатель «ЧО», составитель кроссвордов:

— Владимир Алексеевич, премьер-министр Медведев с апломбом, с присущим ему чванством говорит, что прогрессивного налога правительство не обсуждает и не собирается обсуждать. На основании чего? Ведь 3,5 миллиона подписей собралось под этим требованием. Общество уже однажды утёрлось от плевка, когда Сердюков и Васильева нанесли бюджету 3 миллиарда рублей ущерба, а 120 миллионов Васильева заплатила, и всё хорошо. Куда это годится? Вы помните, журналист спросил Путина о том, что Сечин получает заработную плату то ли 2, то ли 4 миллиона в день…

В.А. Тихомиров:

— 3,2 миллиона получает Сечин.

Г.В. Прохоров:

— Рабочий получает 1000 рублей в день, а Сечин — 3,2 миллиона. Вот для чего нужен прогрессивный налог! Ведь мы же не ставим вопрос так, чтобы поголовно для всех его сделать. Почему такой вопрос на высоком уровне не обсуждается? Что вы на это скажете как аналитик?

В.А. Тихомиров:

— Нужно заглянуть в нашу недавнюю историю. Когда у нас была вакханалия в экономике в 90-е, когда большинство получали зарплату в конвертах, тогда установили подоходный налог для всех в 13%. Расчёты показывали, что если мы введём прогрессивную шкалу, частный капитал будет просто прятать деньги, а налоговые службы наши не смогут ни проконтролировать, ни вытащить эти деньги. Много раз наш президент и премьер говорили: с плоской шкалой мы имеем больше доходов в наш бюджет, чем если бы мы ввели прогрессивную шкалу.

У нас нет традиций капиталистического хозяйства. В странах Европы, в Америке любые налоговые преступления, попытки скрыть доходы считаются громаднейшим преступлением. Хоть ты звезда, хоть ты политик первой величины, всё равно тебя прищучат. У нас ещё пока не понято это, очень слабые налоговые инстанции. Вы знаете, сколько у нас сегодня, даже при плоской шкале, предприятий, которые платят людям деньги в конверте? Это же прямые потери НДФЛ.

Видимо, наверху такие настроения: не надо пока ничего менять, пока мы тут, так сказать, не получим традиций каких-то. Хотя со временем, наверное, придётся принимать прогрессивную школу.

У нас край депрессивный, богатых людей не очень много. Есть, конечно, подпольные миллионеры, но не так много, как в индустриально развитых регионах. Недавно мы делали подсчёты с одним осведомлённым человеком. Мы потеряли за три года 40 тысяч рабочих мест, а НДФЛ полностью идёт в наш бюджет, и мы его теряем. Люди просто уезжают, потому что невыгодно у нас развивать тот же бизнес. Сегодня одно, завтра другое. Невозможно просчитать ничего. А что такое — потерять 40 тысяч рабочих мест? Люди либо уезжают, либо идут на биржу труда, и им ещё надо платить.

Бюджет наш трещит. Если, скажем, три года назад мы принимали 40 миллиардов (округляю) доходной части, то в позапрошлом году приняли 37 миллиардов. Почему? Москва сказала: не дам вам столько, сколько давала раньше, — не 12 миллиардов, а 7. Значит, мы тут же сокращаем на эту сумму доходную часть нашего бюджета, т.е. деградируем. Но почему мы всё время смотрим на Москву? Почему не зарабатываем сами? Мы потеряли всё. Какая была необходимость ликвидировать машиностроительный завод, когда были планы по его модернизации? Почему отвезли на металлолом КСК?

И вот мы сидим и всё время клянчим деньги у Москвы. Во второй половине года опять поедем в Москву за деньгами, а в Москве скажут: вы сколько будете ездить, сколько будете у нас просить?

Р.Д. Самойлова:

— Владимир Алексеевич, вы так много лет глубоко анализируете бюджет, социальную сферу, неужели ни разу никто из высоких чиновников не составил с вами разговора, не поинтересовался, а чего же вы всё-таки хотите?

В.А. Тихомиров:

— Такого вопроса мне не задавали. Понимают, наверное, что СМИ хотят одного: чтобы люди понимали те процессы, которые происходят в обществе, давали информацию, разъясняли.

В своё время у меня было много бесед с Гениатулиным, когда он был губернатором, мы говорили о разном. С Константином Константиновичем много раз встречались. Встречи с Натальей Николаевной не было и не предвидится.

Р.Д. Самойлова:

— Этот год — год столетия Октябрьской революции. Как учитель истории на всё смотрю: напряжённость нарастает. Вы можете предвидеть, ждёт нас что-то?

В.А. Тихомиров:

— Я не оракул. Просто анализирую ситуацию. Вспомните 90-е, в какой мы находились яме, какие у нас были магазины пустые. И то мы выкарабкались из этой ямы. Если бы в советское время были такие магазины, как сейчас, разве бы общество пошло на то, чтобы делать какую-то перестройку, менять социально-экономическую систему, когда можно было бы прийти и купить всё? Но у нас же не было этого, мы все сидели на дефиците, на талонах.

Не думаю, что нас ждёт революция. Но колоссальное расслоение общества в доходах ненормально. Кажется дикостью, когда Сечин, руководящий не частной компанией Роснефть, а государственной, получает почти 1,5 миллиарда рублей в год. Миллер, который руководит Газпромом, получает поменьше — 2,3 миллиона в день. Следом за ним идёт (что меня особенно веселит) Греф, который возглавляет Сбербанк. Сбербанк на чём живёт? На наших с вами деньгах. У него маленькая зарплата: около 2 миллионов в день. Причём это всё государственные компании. Вот тут надо предпринимать какие-то действия, чтобы народ не роптал.

Г.В. Прохоров:

— Можно пойти по пути Белоруссии, где руководитель предприятия не имеет права получать зарплату больше пятикратного размера средней зарплаты.

В.А. Тихомиров:

— Решений предлагается много, но не принято пока ничего.

П.П. Коровин, постоянный читатель «ЧО», член общественного совета при УМВД России по г. Чите:

— Вопросов много, но задам один. Вот передо мной «Читинское обозрение» за 2010 год. Там председатель фонда «Дело Бекетова» Ю.П. Ткаченко заявляет, что национализм — не ругательное слово. Меня эта тема очень интересует. А вы как к этому вопросу относитесь?

В.А. Тихомиров:

— Эта полемика идёт давно — что считать национализмом, а что нацизмом, поэтому я могу отвечать два часа. Это очень серьёзный вопрос. Гитлер же построил свою социал-демократическую народную партию на идеях нацизма. Для меня, например, большой разницы между этими терминами нет. Я вижу в самом слове «национализм» большую беду.

Н.С. Черняев:

— Друзья, если мы будем задавать Владимиру Алексеевичу все вопросы, то ещё сутки не разойдёмся. Поэтому давайте поблагодарим его за эту встречу.

В.А. Тихомиров:

— Это вам спасибо. За то, что пригласили, за то, что так внимательно слушали. До встречи на страницах газеты.

Записали Ольга Фильшина, Виктория Благодаренко, студентки отделения журналистики и связей с общественностью ЗабГУ.«Читинское обозрение» №7 от 15 февраля

Моя одношкольница, одногруппница, бывшая коллега, да и просто хорошая подруга Александра Муромцева пару лет назад бросила факультет журналистики, сказала Чите «До свидания», собрала чемоданы и отправилась покорять театральный вуз в Улан-Удэ. Но её всё никак не отпустит журналистика, и она продолжает временами писать в «Вечорку» вести с Улан-Удэнских полей. На этот раз вместе с местным корреспондентом она собрала мнения жителей республики об ушедшем в отставку Наговицыне и пришедшему ему на смену в качестве исполняющего обязанности Цыденове.

Бурятия на перепутье

Ровно год назад в Забайкальском крае досрочно сложил свои полномочия глава Забайкалья Константин Ильковский. На прошлой неделе то же самое произошло в соседней Бурятии, где глава этой республики Вячеслав Наговицын ушёл со своего поста. На его место исполняющим обязанности президент Путин назначил уроженца Читинской области Александра Цыденова.

Мнений насчёт отставки Наговицына и назначения Цыденова высказано уже немало. Но оставим их пока в стороне и дадим слово корреспондентам «Вечорки» — Александре Муромцевой, которая собрала мнения людей в Улан-Удэ, и руководителю корпункта газеты «Великая степь» Виктору Балджоржиеву, обобщившему информацию с сайтов, социальных сетей и писем читателей «Вечорки».

Наговицын освобождённый

Выборы на пост президента Российской Федерации уже не за горами, они состоятся в марте 2018 года. В интересах Кремля поставить на местах губернаторов, которые смогли бы контролировать ситуацию в своих регионах, в частности, консолидировать элиты, чтобы обеспечить экономическое развитие. Поэтому перед выборами, чтобы не полететь из губернаторского кресла, нужно не только развивать экономику и добиться хорошего состояния социальной сферы, но и уметь разрешать все возникающие в регионе противоречия, дабы гарантировать спокойное и предсказуемое проведение грядущих выборов.

Вячеслав Наговицын находился под пристальным наблюдением Кремля уже давно. В начале этого года над ним начали сгущаться тучи — в управлении внутренней политики РФ назвали фамилии семи губернаторов, которые могут лишиться должности из-за проблем в доверенных им регионах. Одним из них был и Наговицын.

Главными отрицательными итогами его десятилетней деятельности на посту руководителя республики политологи считают неумение выстроить неконфликтную систему управления. На протяжении всего срока правления Наговицына республику периодически сотрясали конфликты в правящей верхушке. До конца сгладить конфликт между местными национальными элитами и пришлым руководством Наговицыну так и не удалось.

Отставку Наговицына готовили. Сначала сняли с должности и уволили с военной службы начальника регионального Управления МЧС по Бурятии генерал-майора Виктора Михайлова, вспомнили неудовлетворительную работу по тушению лесных пожаров.

Кроме неблагоприятной ситуации с пожарами, стоит ещё вспомнить проблему с омулевым браконьерством, которое бьёт все рекорды. Республиканское руководство и здесь оказалось бессильно. В результате популяция омуля в Байкале оказалась под угрозой полного истребления.

Тысячи домов в Бурятии требуют капремонта, а его темпы и качество продолжают оставаться очень низкими. Очистные сооружения полны фекалий. В центре Улан-Удэ уже больше месяца орудует маньяк. И это только вершина айсберга проблем.

Несмотря на свои управленческие косяки, Наговицын был бы не прочь греть губернаторское кресло ещё и третий срок. Главенствовать в Бурятии ему было явно хорошо. Коттедж в Сотниково Иволгинского района, резиденция для VIP-гостей с сауной, бильярдной и лифтом там же. Ежегодные командировки в Италию, Германию, Голландию, Китай и Монголию. Дорогущие автомобили, которые водят дорогущие секьюрити. Кто же откажется от такого денежного мешка добровольно?

Наговицын всемогущий

Вячеслав Наговицын в течение всего срока своего правления брал от Бурятии все, что мог. Приехав из Томска в 2007 году, он привёз с собой целую шайку местных чиновников, которым раздал неплохие должности, квартиры, автомобили и выделил нехилые зарплаты. В этой спетой компании он и начал качать деньги из бюджета Бурятии. Началось все с 8 миллионов рублей на строительство коттеджа для сестры Вячеслава Владимировича. Потом 60 миллионов на строительство VIP-резиденции в Сотниково. Правда, VIP-гости там бывают одни и те же — семейная чета Наговицыных.

Своих друзей из Томска экс-глава тоже в беде не оставил. Он на протяжении нескольких лет планомерно качал деньги из процветающего когда-то Усть-Кяхтинского свинокомплекса, чтобы его протеже из томской «Сибирской Аграрной Группы» построили на его месте новый. Вложить деньги в строительство обещались томские инвесторы, однако на деле 500 миллионов рублей из своего бюджета выложила Бурятия.

Вместе с Наговицыным пожаловали в республику и «Российские коммунальные системы», они обещали сделать модернизацию системы «Водоканала». Но после их работёнки стали не только чаще случаться аварии, но и «Водоканал» вообще оказался под угрозой банкротства. Потом было строительство стадиона в Улан-Удэ. Вложиться обещал приятель Наговицына, местный олигарх Виталий Малкин. Но вскоре стало известно, что на финансирование строительства из казны Бурятии взят 261 миллион рублей, а Малкин вложится в стадион лишь «качественным монтажом искусственного покрытия». Жители проглотили эту дорогую для региона сделку, хотя, учитывая архисложную экономическую ситуацию в Бурятии, обойтись без стадиона было возможно.

Вышеперечисленные махинации — это только пара скелетов из шкафа Наговицына, сколько ещё тайн хранит губернатор и его окружение— неизвестно.

Наг вали!

Бурятия мечтала о 2017-м без Вячеслава Наговицына. Прямо перед самым Новым годом, 30 декабря, у здания Народного Хурала одиноко пикетировал студент по имени Дарма. Несмотря на мороз, он несколько часов простоял с плакатом «2017 без Наговицына!»

25 января на Проспекте Победы появились недвусмысленные надписи: «Наг вали», сделанные кричащей красной краской. Наговицын просьбам неизвестных художников не внял, но их бунтарские граффити остались.

Следом за этой выходкой прошёл «политический молебен» против экс-главы Бурятии. Жители собрались недалеко от дома Наговицына в посёлке Сотниково. Они провели настоящий шаманский обряд и обратились к «небесной канцелярии» с воззванием вернуть на родину уже дважды исполнившего свои обязательства Вячеслава Наговицына. Сей необычный бунт Наговицын тоже пропустил мимо ушей и глаз.

Убрать его с нагретого губернаторского кресла смог только неофициальный приказ Кремля.

«Из него бурят, как буузы из говна», или «Самбуич, удачи!»

Указом Президента РФ врио Главы Республики Бурятия назначен замминистра транспорта РФ Алексей Цыденов, уроженец города Петровск-Забайкальск. Врио президента Бурятии впервые стал бурят, более того, бурят, родившийся и сформировавшийся, как гражданин России, вне республиканского и автономного образований. Означает ли это, что время «обласканных» по национальному признаку территориальных образований проходит, или данный случай — стечение обстоятельств, что, опять же, говорит о некомпетентности Москвы при отборе менталитета по уровню развития и понимания государственных задач?

Бурят; сформировавшийся в республиканской или автономных образованиях — это, пусть даже и относительная, но сохранность языка и национальных традиций, гарантия сохранения бурятского этноса в определённом историческом времени, даже при полном отсутствии сопротивляемости внешним влияниям, что означает неумолимое, но замедленное исчезновение этноса.

Бурят, получившийся вне территорий компактного проживания соплеменников — угроза существованию народа, потере языка и идентичности, хотя стремление к сохранению этноса у него может быть многократно сильнее и организованнее. Но именно такая личность среди всех монголоязычных народов обладает сопротивляемостью, более высоким уровнем интеллекта, знаний и европейской культуры, что может вывести не только Бурятию, но и весь монгольский мир на новую, более качественную ступень развития в глазах мирового сообщества. Но такие качества не нужны правителям России, требующим только покорности и угодничества.

Вместе с тем и тот, и другой могут быть носителями самых отрицательных свойств общероссийского менталитета, не воспринимаемых другими цивилизациями и даже самими властителями России, которые легко узнают в этих свойствах карикатуру на себя. Чаще всего мы наблюдаем такой «синтез».

Нельзя исключать также и положительные качества, которые имеются в каждом обществе, народе, человеке, но в государственных структурах России пока таких качеств не наблюдается.

Так на кого же указала история перстом Путина?

Поскольку на менталитет народа никто уже не полагается, то опять вся надежда на время, которое и показывает правду, но уже в прошедшем времени, и безвозвратно проходит…

«Цыденов, не меняй порядок!»

Корни родословного древа Алексея Цыденова — борзинская степь. Одни бурлят, что Цыденов не знает бурятского языка, другие радуются, что он не совсем бурят, третьи возлагают какие-то надежды и готовят «свои проекты», четвёртые разочарованы до распухших корней волос.

Очень хочется верить, что в Бурятии есть люди, которым известие о том, что сменился президент республики по барабану, ибо у них и своих забот выше крыши. Если бы большинство населения России примерно так и в таком состоянии воспринимало известие о смене правительства и руководителей различных уровней, то страна была бы богатой, самообеспеченной, уважаемой в мире и любимой своими гражданами. Но большинство населения не такое, у всех на устах имена чиновников, политиков и прочих звезданутых негодяев, которые почему-то должны обеспечить страну и граждан всем необходимым, хотя все уверены, что этого никогда не случится. Отчего же тогда мольбы и вопли негодования?

Бурятия — это большой котёл, который никогда не взорвётся, но почему-то все время бурлит и клокочет при неизменно тёплой, почти холодной температуре содержимого, где намешано всего понемногу, особенно буро-малинового. Тишина временная. Воздух Бурятии сгущается, ещё немного и напрягут умища и развернут свои делишки доморощенные политологи и специалисты «по трайбализму», с каждым разом раскручивая прогнозы и заклинания, разумеется, характерные только для бурятского котла, и внутри котла, где каждый слышит только самого себя и ощущает себя политханчиком.

Выбраться из котла можно только топча и наступая друг на друга… Естественно, ещё ни один из находящихся в числе содержимого котла никогда не видел котёл снаружи, в сообществе других котлов, где разные температуры, а потому не представляет, что бурлит и клокочет в его тёпленьком котле. Видеть это возможно только извне. Вне республики и автономий.

Алексей Цыденов заявил, что будет изучать бурятский язык. Можно было даже не говорить об этом. Он знает содержимое котла, был внутри и видит снаружи. На бурятском заговорит, как и на любом другом языке, не только Цыденов, но и всякий житель Бурятии, если только пожелает. Такое желание — это уважение и признание национальной Республики, места своего проживания и пропитания.

Любая проблема общества, особенно национального, в культуре и в соблюдении порядка, а именно — в первую очередь будь Человеком, потом Гражданином, а далее можешь быть, кем угодно, ибо при таком порядке ничего плохого уже не совершишь. Естественно, Алексей Цыденов был и останется бурятом, но при соблюдении вышесказанного порядка и общечеловеческих приоритетов он будет уважаемым бурятом, которого признаёт вся Республика и Россия.

У него не может быть учителей среди предшественников-бурят, у которых только опыт прислуживания хозяевам, а не примеры служения народу. Результат этого опыта — экономическое состояние республики и каждой семьи, для которой власть ассоциируется с кучкой обманщиков и прожектеров, воров и негодяев, окруживших себя льстецами и лизоблюдами, суетящимися за жалкие подачки, подкидываемые от конвертации ворованного у народа имущества и сырья.

Если Алексей Цыденов понимает, что его главная задача — не оправдать доверие президента, а не обмануть ожидания народа, то он справится и со всеми остальными задачами. Доверие президента — это работа. Ожидания народа — историческая задача, от решения которой зависит судьба Республики и судьба каждого жителя Республики.

Александра Муромцева, Виктор Балдоржиев. «Вечорка» №7 от 15 февраля

«Земля» на неделе рассказала об угрозе волков, нападения которых ждут в Шелопугинском районе. Я как-то сталкивался с «волчьей проблемой». К счастью, с подстреленной в шилкинской степи. Даже рядом с мёртвой тушей этого хищника становится не по себе. Не представляю, как страшно тому, в чьё подворье проникает эта машина для убийств.

Воют волки за околицей села

Какова статистика нападения волков в Забайкальском крае на сельскохозяйственных животных, регистрировались ли случаи нападений на человека в 2017 году, пока неизвестно – статистических данных нет. Но то, что ситуация крайне напряжена, сомнений не вызывает. Подтверждение тому тревожные сигналы, поступающие из Шелопугинского района.

Жди нападений на человека

Чем привлекательны хищникам природные условия или кормовая база в границах сельских поселений «Шивиинское», «Малотонтойское» или «Копунское» Шелопугинского района объяснить не могут ни местные жители, ни работники госохотслужбы. Но именно в этих сёлах наиболее часто случаются неприятные инциденты.

– Уже который год люди страдают от нашествия волков, – рассказывает житель села Дая Виктор Леонидович Черенцов, – но реальных мер к их истреблению со стороны властей не предпринимается. В результате человеческого бездействия волки перестали бояться людей. Когда заходит речь о том, что животину зарезал волк, некоторые чиновники сомневаются, пытаются доказать, что урон хозяевам наносят деревенские собаки. С таким утверждением можно было бы согласиться, но волчья «наглость» превзошла все пределы, и их уже видели многие сельчане! Только я потерял двух телят из подворья, причём, не ночью, как это следует ожидать, учитывая, что волк считается ночным хищником, а в полдень – скотину только выпустили на водопой. Нападают почти в селе (телята километра от околицы не успели отойти, там их и нашёл). У родственников волки покалечили трёхгодовалую тёлку, выдрав мясо на лопатке, и повредили вымя, сейчас делаем уколы, чтобы спасти животину. Не досчитались животных односельчане Приезжих, в сёлах Даякон, Малый Тонтой, Селекционная…

Виктор Леонидович перечисляет односельчан, чьи подворья уже подверглись нападениям хищников, и предполагает, что ситуация может только ухудшаться. Подтверждение тому – обращение в районную администрацию.

Финансы – главная проблема

В районной администрации ситуацию комментируют так: «Проблема, действительно, стоит очень остро. Во время рабочей поездки в Шелопугинский район министра сельского хозяйства, ему задали вопрос о том, будет ли выплачиваться вознаграждение охотникам за убитого волка, на что последовал ожидаемый ответ: «Денег нет!»

Этим всё сказано. Выплаты вознаграждений частично за 2014 год и полностью за 2015, 2016 год заморожены. Если раньше охотники стремились добыть волка, чтобы внести в семейный бюджет семь тысяч рублей, то сейчас хищников убивают по случаю, если повезёт, специально на него никто охотиться не станет. Слишком затратное это дело – зверь очень умный и хитрый, на ружьё его взять очень сложно. Если в 2012, 2013, 2014 годах охотники стабильно добывали до 15 штук волков, то сейчас картина удручающая: промысловики, зная, что оплаты не будет к охотоведам и не обращаются. И это притом, что каждый охотник получает на сезон разрешение на отстрел волка без ограничения численности.

С волками надо бороться и своими силами. Обращаемся к главам сельских поселений с предложением создать бригады из числа охотников-любителей для отстрела волков. Рассылали по поселениям инструкции по строительству пирамид и подробным описанием приёмов, какие следует использовать при охоте на этих хищников. К сожалению, подобную инициативу никто не поддержал.

Мало того, несколько лет назад было официально запрещено травление волка специальными препаратами. До конца непонятно, из каких соображений, ведь это был самый эффективный способ влияния на численность волчьей популяции.

Конкретно в Шелопугинском районе сдерживает размножение волков слабая кормовая среда, но с учётом ежегодной миграции, они могут доставить серьёзные неприятности владельцам сельскохозяйственных животных.

Ещё одна проблема – некорректное поведение охотников на закреплённых за ними территориях. Лесные дороги зашипованы, проезд по ним невозможен. Всё играет в пользу увеличения популяции волка – и неразумное использование охотничьих угодий, и изменения в законодательстве, касающееся травления волков, и, зачастую, позиция самих охотников, допускающих не только установку незаконных препятствий на дорогах, но и рассуждения, мол, моя хата не с краю, глядишь, пройдёт хищник мимо».

Увидеть волков сейчас можно и средь бела дня, такие случаи теперь не редкость – поехав за сеном, за дровами или на трассе люди очень часто сталкиваются с хищниками, которые и не думают убегать от людей. Животные не реагируют на транспорт и словно чувствуют безоружного человека. Если не будут предприняты серьёзные меры по травле или отстрелу волков, вполне вероятно, что они станут нападать на человека.

К сожалению, предпосылки к этому уже есть. Исполняющая главы администрации сельского поселения «Малотонтойское» Галина Пищулина всерьёз озабочена тем, что в селе Большой Тонтой назревает необходимость сопровождать детей в школу от домов, которые находятся на окраине села. По утрам волки были замечены у кромки леса, от которого до ближайших сельских усадеб несколько сот метров.

Бывало, что и летом видели хищников в окрестностях сёл.

– У нас в селе почти одни пенсионеры остались, – говорит Виктор Леонидович Черенцов, – заядлых и удачливых охотников нет, зато летом желающих собирать грибы или ягоды хоть отбавляй. Опасным это скоро станет увлечением, если за волков не примутся, как подобает.

Пусть губернатор узнает

Не хватает энтузиазма на объявление войны волкам и у профессиональных охотников. Бывший председатель общества охотников и рыболовов Юрий Михаилович Пыхалов говорит:

– Когда меня назначили председателем Шелопугинского охотобщества, я, что называется, засучив рукава, с энтузиазмом принялся за работу. Продолжалось это недолго – пока я не уразумел, что и представители краевого общества по большому счёту всего лишь торговцы, которые раздают лицензии – разрешения на добычу животных. Добиться финансовой поддержки на заготовку кормов, воспроизведение и охрану животных, организацию качественного учёта в краевом отделении практически невозможно. Посудите сами, что можно сделать на столь огромной территории на сумму в чуть более десяти тысяч рублей? Да ничего! Чтобы отправить охотника на учёт животных, надо машину заправить, выдать деньги на приобретение продуктов питания, заплатить за работу. Только тогда можно спросить с мужика результат!

Потому, нет ничего удивительного в том, как подсчитывается «лесное население», получается всё то же пресловутое «пол – потолок», вот вам и цифра. На территории сельского поселения «Тонтойское» волки зарезали жеребёнка, случилось это на глазах хозяина, который возвращался домой из леса на запряжённой в телегу лошади, почти каждый день они «поют» свои песни за околицей села.

Сейчас, как никогда, нужно полное взаимодействие всех заинтересованных структур, нужен комплекс реальных мер по уничтожению хищников, ведь уже сейчас, научившись не бояться человека, они наносят значительный ущерб владельцам скота. И страшно подумать, что будет, если бесконтрольно размножающиеся стаи станут кружить вокруг сёл в поисках лёгкой добычи. Необходимо законодательно добиться возвращения использования ядов, поскольку они были и остаются самым эффективным и малозатратным способом борьбы с хищниками. Следует без смягчения красок довести данную информацию до губернатора Забайкальского края. На мой взгляд, наступили как раз те форс-мажорные обстоятельства, когда выделения средств из бюджета, каким бы скудным он не был, оправданы и необходимы.

Галина Балагурова. «Земля» №6 от 14 февраля

Отойдём от животных опасных и перейдём к животным почти что ручным. Вот вам милая история из «Аргументы и факты. Забайкалье» о сотруднике читинского зоопарка, который забрал к себе домой и начал выхаживать обезьянку, от которой отказалась мать.

Спасти Зиму!

Читинец выхаживает обезьянку, от которой отказалась мать.

Вот уже два месяца сотрудник читинского зоопарка Аркадий Корус является настоящей «мамой» для детёныша макаки-резуса обезьянки Зимы.

От Зимы отказалась собственная мать, и спасать её вызвался Аркадий.

Приёмный отец

Пополнения в читинском зоопарке ждали все. Макака-резус Чита в середине декабря ждала своего второго питомца. Немного переживали. Несколько лет назад у Читы уже было пополнение, однако тогда из-за отсутствия молока у мамы детёныша спасти не удалось, она его просто не отдала смотрителям.

В декабре 2016-го на свет появилась Зима. В первый же день смотрители заметили, что малышка громко кричала и не спала.

— Она просто висела на груди у матери и постоянно кричала, -говорит Марина Мурина, заместитель директора зоопарка.

— Мы начали смотреть, а мама малышку пытается накормить бананом. Тогда и поняли — у Читы опять нет молока. Зиму нужно было спасать. Туг уже вопрос стоял о том, чтобы обезьянка осталась жива. Насильно отобрали детёныша, сбегали за детской смесью и начали кормить.

Кстати, что касается самой Читы, то потеря ребёнка на ней никак не сказалась. Специалисты связывают это с тем, что Чита просто не жила в стае и не видела, как другие обезьяны воспитывают своих детёнышей, поэтому про существование Зимы она, скорее всего, просто забыла.

Малышку решили назвать Зимой, просто потому, что родилась зимой, однако с ударением на первый слог. В первый же день сотрудник читинского городского зоопарка Аркадий Корус для себя решил — Зиму забираю себе. Позвонил жене и объявил о своём решении. То, что ему предстоит пережить в ближайшие два месяца, тогда он просто не представлял.

— Самое сложное — это то, что я не высыпался, — признаётся Аркадий. — День, ночь — неважно, каждые два часа она просыпалась, как по будильнику, и требовала еду, йотом засыпала, спала, и всё повторялось вновь. Сильно достаюсь и нашей кошке Циле. Если вначале, как только Зима появилась в квартире, она проявляла к ней интерес, то после того как обезьянка провисела на ней полдня, не расцепляя лап, Циля решила отойти от воспитания и сейчас предпочитает оставаться в стороне от цепких обезьяньих объятий.

Как Маугли

По поводу ухода за обезьянкой Аркадий во всём советуется с ветеринаром. Говорит, так намного удобнее, чем что-то искать по интернету. Кормит Зиму детскими смесями. Сейчас, когда у неё появились зубки, даст бананы и яблоки. Аркадий признаётся, Зима совсем как ребёнок, стоит ему куда-то отойти, кричит и зовёт своего приёмного отца. Кстати,из-за Зимы Аркадию пришлось уйти в «декрет» и сидеть с ней дома. Такое обычно практикуется в зоопарках, если от детёныша отказалась мать.

— Мы с женой для неё, в прямом смысле, мама и папа, — смеётся Аркадий Корус. — Только в последнее время поменялись ролями. Я — мама, жена — папа. Зима воспринимает мою супругу как самца, кричит на неё и огрызается. Единственное, что может успокоить Зиму и на какое-то время отвлечь от повседневных дел, это мультики. Очень любит «Машу и медведя» и фильмы ужасов, оторвать от экрана невозможно. Причём заметили это совершенно случайно. Теперь этим и успокаиваем.

В квартире Корусов Зима живёт всё больше на диване, которому, кстати, досталось от неё больше всего. Своими маленькими пальчиками и цепкими коготками обезьянка вытащила из него практически все волокна. Убирают от Зимы и все цветы, так как она не упускает момента попробовать каждый из них на вкус.

Сейчас Зиме два месяца. Приёмный отец стал сенате приносить в зоопарк, чтобы она больше общалась с другими людьми, Аркадий — работник секции хищников, всегда, как только бывает в зоопарке, непременно заходит навестить и своих подопечных — тигрицу Тайгу, леопарда Руслана и четверых медведей. Возвращение Аркадия в зоопарк планируется в середине марта, когда Зиме исполнится три месяца. Скорее всего, ручная обезьянка не будет жить в клетке, а свободно передвигаться по зоопарку.

Сам Аркадий на подобные эксперименты по выхаживанию животных больше не согласится. Говорит, слишком хлопотное это дело и очень ответственное.

Екатерина Салтанова. «Аргументы и факты. Забайкалье» №7 от 15 февраля

3 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А ты, Никита, молодец ! В будущем из тебя толковый журналист получится,. это видно уже сейчас. А вот А. Муромцева зря ушла из журналистики, какой из неё артист получится это вопрос, .а журналист, видно по её редким статьям,. мог бы получиться.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Еще бы Никитос, кроме хипстерских книжонок, читал доморощенных писателей, то знал бы, что Балдоржиев имеет такое же отношение к Бурятии, как Путин к выборам в Лимпопо.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Встречи с Натальей Николаевной не было и не предвидится". Зря Вы так четыре года пройдут быстро и мы и Вы вновь сможем ее услышать и увидеть. Вот она только про выборы 18 года видимо на радостях при забыла.

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить