Р!
18 АПРЕЛЯ 2021
16 апреля 2021

Как акции ТГК-14 взлетели в цене – в обзоре краевых газет

Я только что вернулась с читинской ТЭЦ-1, где рядом с котлами стоит тёмная дымка угольной пыли и где жара такая, что поневоле вспоминаешь о чертях и сковородках. Стряхнула пыль, вдохнула весеннюю прохладу на улице, пришла за рабочий стол, налила кофе, включила в наушниках музыку. Айда со мной читать краевые газеты, обещаю – будет интересно!

Не отходя далеко от темы отопления и ТГК-14 в целом, давайте посмотрим на любопытный материал, в котором чётко по полочкам раскладывается прибыльность акций генерирующей компании, которые с июля 2016 года поднялись в цене в 3 раза. «Чистая прибыль ТТК-14 по российским стандартам бухгалтерского учёта в 2016 году выросла до 417,8 миллиона рублей против 10,5 миллиона годом ранее. Выручка за 2016-й выросла на 6,5% и составила 12,34 миллиарда рублей. Почему-то нет сомнений, что в 2017 году эти показатели продолжат расти, если, конечно, государство вдруг не задумается о благополучии обычных граждан и мелких предпринимателей», — пишет автор.

Золотые годы монополистов

В одном из прошлых номеров «Экстра» рассказывала о том, что 2016-й многие читинские предприниматели считают худшим годом для ведения бизнеса, так как коммунальные платежи, например, за тепло, для некоторых выросли до непосильной ноши. На этом фоне финансовые успехи компании ТГК-14, которая это самое тепло поставляет, выглядят сегодня более чем издевательски.

Совсем недавно в открытом доступе появился отчёт публичного акционерного общества «Территориальная генерирующая компания №14» за 4-й квартал 2016 года. Информация в нём не секретная, но очень интересная. Особенно пункт «рыночная капитализация эмитента». Проще говоря, это своеобразная рыночная стоимость компании, определяемая по итогам торгов на фондовом рынке. Смотрим и удивляемся: на 31 декабря 2015 года капитализация ТГК-14 равнялась 1,56 миллиарда рублей, а на 31 декабря 2016 года — уже 4,8 миллиарда. То есть рост составляет более чем в три раза! Подобные успехи многим крупным компаниям могут только сниться, если учесть, что капитализация в основном рассматривается с точки зрения роста собственного капитала предприятия — средств, которыми оно может распоряжаться для получения прибыли. Но откуда такие успехи, ведь ТГК-14 постоянно жалуется на выпадающие доходы, судится по этому поводу с Минфином Забайкальского края и настаивает на росте тарифов?

Понять, когда акции генерирующей компании пошли «в гору», можно с помощью специализированного сайта «Финам.Ру», где в режиме реального времени отображаются котировки акций на «Московской Бирже», в том числе и ТГК-14. Поворотной точкой в графике котировок можно считать середину июля 2016 года. Именно с этого момента акции компании стали дорожать.

К концу июля за одну акцию уже давали в три раза больше денег. Потом наблюдались незначительные падения, но в итоге на сегодняшний день точку примерно трёхкратного роста удалось сохранить. Отсюда и нынешняя капитализация компании.

Нет ни капли сомнений, что знающие люди на всей этой ситуации сделали немалые деньги, предвидев рост акций. Но для такого предвидения нужно быть просто в теме и понимать, за счёт чего предприятие сможет резко увеличить свою прибыль и выручку. Мы же можем заглянуть в прошлое и увидеть очень простую взаимосвязь. Акции ТГК-14 стали дорожать буквально через пару недель после принятия в РФ постановления №603, которое внесло, в том числе, принципиальные поправки в постановление №354 о коммунальных услугах. Так, например, новым постановлением был введён повышающий коэффициент 1,5 для платы за отопление в домах, не оборудованных общедомовым прибором учёта. Как известно, во многих городах в основном новостройки имеют такие счётчики. Жители же обычных домов (без счётчиков) с 1 января 2017 года за тепло должны платить в 1,5 раза больше, если, конечно, специальная комиссия не решит, что в многоэтажке нет технической возможности установки счётчика. Но пока это произойдёт, если произойдёт вообще, платить за тепло нам придётся немало. С выходом 603-го постановления изменились и правила начисления платежей. Речь идёт о предпринимателях, владеющих встроенными помещениями в жилых домах. Их плата за тепло, как мы помним, выросла в разы, так как теперь они вынуждены платить по нормативу, а не по счётчику, если приборы учёта не установлены в каждом помещении дома.

Вот и вышло, что постановление правительства №603 оказалось вредным и для населения, и для бизнеса, открыв монополистам-энергетикам новые источники для пополнения своих бюджетов. Причём в плюсе по стоимости акций оказалась не только ТТК-14, но и многие другие генерирующие компании по стране. По мнению президента общественной организации «Опора России» Александра Калинина, которым он поделился в одном из последних интервью, постановление №603 было пролоббировано теплоснабжающими структурами: «Они получили сразу скачкообразный рост доходов. А к чему это привело? Предпринимателей в очередной раз загнали в угол. Они изъяли у бизнеса огромные деньги. Сейчас те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме».

Энергетики тем временем ликуют — чистая прибыль ТТК-14 по российским стандартам бухгалтерского учёта в 2016 году выросла до 417,8 миллиона рублей против 10,5 миллиона годом ранее. Выручка за 2016-й выросла на 6,5% и составила 12,34 миллиарда рублей. Почему-то нет сомнений, что в 2017 году эти показатели продолжат расти, если, конечно, государство вдруг не задумается о благополучии обычных граждан и мелких предпринимателей.

Артём Стромилов. «Экстра» №9 от 1 марта

В этом же номере газеты можно прочитать о странном ритуальном бизнесе в Балее. Я бы вообще весь бизнес этой сферы считала странным, но что делать – жизнь требует, чтобы оказывались и такие услуги. Оказывается, здесь, как и в любой сфере, может быть жёсткая и не совсем честная конкуренция. Судите сами.

Монополия на костях

Мэрия Балея помогает зарабатывать «своей» ритуальной компании

В редакцию «Экстры» поступила информация, что при активной поддержке администрации Балея, МУП «Обелиск» узурпировало деятельность на всех четырёх кладбищах города. По словам местных жителей, погосты находятся в ужасном состоянии, хотя деньги на обслуживание выделяются, но никакие работы по благоустройству практически не ведутся. Более того, управляющая погостами компания стремится всеми силами выжить конкурентов, оказывающих ритуальные услуги. Так ли это на самом деле, выяснял наш корреспондент.

Нечестная конкуренция

Центральное кладбище представляет собой угнетающее впечатление. Даже ещё не сошедший снег, который немного прикрывает грязь, не спасает ситуацию. Перед входом въезд перегораживает большая бетонная бочка. Как нам объяснили, в ней сжигают мусор, что строжайше запрещено по действующим санитарным нормам. На самом кладбище могилки ютятся так, что местами невозможно пройти, много высохших, сожжённых деревьев, которые угрожающе наклонились над памятниками. Периодически они падают, разрушая оградки и надгробия.

Везде горы отходов из старых памятников, венков, палок и вообще непонятно чего.

— Состояние нашего кладбища плохое, плачевное, можно сказать, — с горечью говорит встретившийся нам житель Балея Николай. — Везде мусор, «замотал» он уже. Почему администрация города не может ничего сделать? У меня здесь похоронены родственники и неприятно, когда рядом куча непонятно чего.

Представитель «Забайкальской мемориальной компании» в Балее Александр Михайлюк рассказал, что за каждую могилу, прежде чем ее раскопать, родственники должны прийти в МУП «Обелиск» и зарегистрировать её, заплатив 250 рублей.

— Я раньше старался, чтобы родные не бегали, сам приходил к ним на регистрацию, объяснял, в каком месте будем копать могилу. Но сейчас руководство МУП «Обелиск» заявляет, что у нас нет договора с ними, и мы не имеем права сами копать могилы, — пояснил он.

Из-за этого некоторые фирмы ритуальных услуг в Балее свели свою деятельность только к продаже предметов ритуального характера — гробов, венков, памятников. Со слов Михайлюка, сотрудники МУП «Обелиск», когда родственники покойного приходят к ним за справкой-регистрацией, переманивают их клиентов, упирая на то, что у «ЗМК» нет договора на копку могил. При этом цены на ритуальные услуги и те же гробы с венками в МУП «Обелиск» на порядок выше, чем в других ритуальных конторах.

Согласно действующему законодательству муниципальное унитарное предприятие, несмотря на то, что учредителем его является администрация города — такое же коммерческое предприятие. Причём никогда местная мэрия не проводила никаких конкурсов или торгов на право деятельности на кладбищах Балея, все было отдано на откуп МУП «Обелиск». Но здесь не нужно думать, что прибыль от деятельности похоронной деятельности «Обелиска» шла в городской бюджет.

Сомнительный конкурс

В прошлом Балей был третьим городом по населению в Читинской области после Читы и Краснокаменска. Два года назад он получил новый статус — «городского поселения» — с населением в три раза меньше, чем в 70-е годы. Сейчас город существует с ничтожным бюджетом, находится в неописуемой разрухе и бытовой нищете. Как рассказал глава Балея Леонид Заваруха, на обслуживание кладбищ в 2016 году из-за отсутствия средств в бюджете, не было выделено ни копейки:

— Все работы по уборке мусора, опашке и строительству ограды МУП «Обелиск» делает по собственной инициативе. Да, мы оказываем поддержку «Обелиску», потому что являемся учредителями МУПа. Но мы вовсе не мешаем работать другим агентствам ритуальных услуг, наоборот иногда помогаем. Совсем недавно оказывали помощь в изготовлении гробов «Забайкальской мемориальной компании». Действительно, все кладбища переданы в хозяйственное ведение МУП «Обелиск» на основании постановления от 28.02.2012 года — пусть другие агентства заключают договор с ним, и все будет в порядке.

Можно согласиться с убедительной речью Заварухи, если бы не два «но». Первое — есть предупреждение и предостережение Забайкальского УФАС о прекращении действий администрации городского поселения в сфере антимонопольного регулирования, в котором чётко указаны все нарушения мэрии и МУП «Обелиск», а также требование устранить их до 1 марта 2017 года.

Второе — 2 декабря 2016 года в газете «Балейская новь» № 95 было напечатано странное информационное сообщение, где был объявлен конкурс на право получения субсидий на возмещение затрат, возникших в связи с выполнением работ по содержанию кладбищ. Срок выполнения работ — до 15 декабря 2016 года. Причём заявки на участие принимались с 2 по 12 декабря 2016 года. Это как понимать? Год заканчивается, а конкурс только объявляется? Конкурсная документация, которая должна прилагаться к заявке — в ней речь идёт вообще о ремонте и содержании автомобильных дорог.

Можно предположить, что аукцион решили провести формально, задним числом в нарушение антимонопольного законодательства.

Разумеется, выиграл его МУП «Обелиск», получил деньги, а потом конкурс отменили. И подобные вещи происходят регулярно.

— Да, есть такое постановление антимонопольной службы, не понимаю, почему они так решили, но мы до 1 марта все нарушения устраним, — пообещал Леонид Заваруха.

Вывоз мусора — раз в году?

В офисе того самого МУП «Обелиск» директор Вячеслав Овсюков вслед за мэром выразил недоумение решением ФАС.

— Мы — муниципальное предприятие, и нам передали в обслуживание кладбища, — объясняет Овсюков, — Мы никому не мешаем работать, а только регистрируем, где и под каким номером должны находиться могилы.

Понятно, что существуют СанПиНы, но у нас просто нет средств выполнять их. Мусор вывозим по мере возможности — в основном перед Родительским днём.

Его заместитель Татьяна Овсюкова, отвечающая за ведение дел на кладбище, с негодованием отвергла, что цены на ритуальную продукцию у них выше, чем у других ритуальных агентов. Хотя действительность доказывает обратное. Мы провели мониторинг: средней цены гроб в «ЗМК» и ещё другом частном ритуальном агентстве обходится в 5,5 тысячи рублей, а в «Обелиске» точно такой же — 6,6 тысяч рублей. Дешёвые гробы по 3,950 рублей «Обелиск» не делает вообще. Оградки могил у частников в среднем по 4,5 тысячи рублей, в «Обелиске» — 7 тысяч, венки раза в полтора дороже. Также отвергают тему с переманиванием клиентов.

…Тем временем, поездка в Балей лишь укрепила веру, что способов безболезненного списания денег из муниципальных бюджетов существует довольно много…

Юрий Житлухин. «Экстра» №9 от 1 марта

Странностей хватило и при выборе нового главы фонда капремонта многоквартирных жилых домов. По информации коллег, роковую роль в судьбе единственного сдавшего экзамен на знание законов Евгения Кривули, занимавшего пост заместителя руководителя, сыграла анонимка, которую прочитали на заседании комиссии. Комиссия подумала и решила не назначать Кривулю руководителем.

Негативный фонд капремонта

Программа капремонта многоквартирных домов в Забайкалье даёт сбой. Взносы на него сдаются только на треть, население не верит в систему, а подрядчики находятся не для всех объектов. 22 февраля руководство Фонда капремонта и министр территориального развития Виктор Паздников подвели итоги 2016 года на ниве капремонта.

За прошлый год ремонту подверглись 73 дома в 14 населённых пунктах, в том числе 37 домов в Чите. Больше половины — 39 домов — получили новую кровлю, 31 дом — ремонт внутридомовых сетей, установлено 9 лифтов. Израсходовано почти 82 миллиона рублей. В 10 домах ремонт сделан за счёт средств, накопленных на спецсчетах — это 8,8 миллиона рублей. Сначала краткосрочный план ремонта предполагал участие 192 домов, но в течение года сократился до 73. Вылетели из плана 24 дома, жильцы которых не приняли никакого решения. Ещё 77 домов в Краснокаменске не смогли собрать нужные суммы на спецсчетах. План на 2017 год изначально предусматривал ремонт 160 домов, но минтер намерен добавить ещё 119 домов и увеличить стоимость ремонта на 117 миллионов.

По поводу регионального краткосрочного плана, составляемого минтером на основе муниципальных планов, есть небольшие вопросы. Программа капремонта должна отвечать нескольким требованиям, прописанным в статье 168 ЖК РФ. В числе этих требований и такое — программа должна иметь плановый период со списком работ и сроком на три года или меньше. План, который публикуется на сайте министерства — это отдельный документ. Со слов компетентного источника «Вечорки», такое составление планов — неверное толкование Жилищного кодекса. Чревато оно отсутствием контроля со стороны собственников. Администрация города или посёлка включает или выключает дома на основании критериев, которые сложно проверить. Законность такой формы планов редакция намерена проверить в прокуратуре.

К мэрии Читы тоже есть вопросы. В план программы на 2017 год включено 36 домов УК «Служба заказчика». Компания не может похвастаться огромным жилым фондом, но может гордиться учредителем — мэрией Читы. Паздников на брифинге по этому поводу заявил, что минтер не смотрит на управляющие организации, а у «Службы заказчика» может быть много старых домов. Проверкой домов «Вечорка» намерена заняться в ближайшее время.

Показатель недоверия

Зашла речь на мероприятии и о собираемости. В фонд капремонта забайкальцы должны внести 1,6 миллиарда рублей, заплатили только 622 миллиона — 38,5%. «Это очень низкий показатель, он демонстрирует недоверие к системе капремонта, — прокомментировал Паздников.

— В этом году мы приложим все усилия, чтобы это доверие поднять. Мы прорабатываем вопрос более полного информирования, планируем ежемесячно доставлять квитанции, чтобы люди знали, сколько должны платить за капремонт». «Поднимать доверие» Фонд намерен и с помощью судов. Сейчас рассматриваются иски на 80 миллионов рублей, и работу эту планируется усилить.

Недоверие, о котором говорил Паздников, может быть связано с загвоздками в назначении руководителя Фонда. Вопрос с претензией от читинской мэрии прозвучал на брифинге.

С выбором нового руководителя произошла какая-то чертовщина. В начале года на конкурс поступили заявки от 12 претендентов. Семеро из них были допущены до экзамена, но шестеро его не сдали. Единственным отличником отказался бывший замдиректора Фонда Евгений Кривуля. Однако собеседование ему пройти не удалось. По информации «Вечорки», сгубила Кривулю некая анонимка с достаточно серьёзными обвинениями. Ее написали неизвестные, а перед началом конкурса бумажка была зачитана в конкурсной комиссии. Комментируя информацию на брифинге, Паздников подтвердил наличие анонимки и заявил, что письмо каждый член комиссии оценил по-своему, а потом решили, что кандидат на должность руководителя не подходит. Причину же министр называет все ту же — Кривуля на собеседовании не представил никаких предложений по дальнейшей работе.

Влияние анонимки сложно оценить, но можно представить, в каком направлении она повернула мысли пяти человек, которые раньше с претендентом знакомы не были. Проверить обвинения, прозвучавшие перед комиссией, было сложно, установить авторов невозможно. Вероятно, что удар бумажкой стал для Кривули критическим.

Насильно в котёл?

Система капремонта, как известно, предоставляет выбор — копить деньги для ремонта на индивидуальных спецсчетах дома, либо же скидывать деньги жильцов в общий котёл. В начале года довольно большое количество спецсчетов в Чите оказалось закрытыми. На брифинге это объяснили тем, что собираемость на них не превышала 50%. При такой планке, как того требуют законы, мэрия направила документ в Жилищную инспекцию, а та инициировала процедуру перевода спецсчетов в общий котёл. Мэрия при этом допустила значительные промахи. В котёл чиновники предлагали скинуть 403 дома, но после проверок Фонд закрыл всего лишь 251.

Как стало известно «Вечорке», процедура перевода на котловой счёт в Чите не была соблюдена. Для неё требуется собрание собственников, присутствующих не менее чем на 2/3. Фонд при этом только уведомлял собственников, но их желания при переводе не учёл. Чтобы не допускать такой ситуации, Фонду требуется проводить много работы — объяснять собственникам жилья, взаимодействовать с УК, взыскивать долги. Но ведь проще же собирать деньги в «общак».

Отдел расследований. «Вечорка» №9 от 1 марта

Жители Атамановки возмущены перспективой того, что в 7 километрах от посёлка появится полигон бытовых отходов, куда мусор будут свозить из нескольких районов. Пока возмущение вылилось в народный сход. Что будет дальше, если власти не прислушаются к мнению людей – давайте подумаем вместе.

Мы «против»!

В Атамановке выражают недовольство строительством полигона ТБО.

Ещё в ноябре 2016 года губернатор края подписала распоряжение о создании полигона твёрдо-бытовых отходов недалеко от Атамановки.

Но только на прошлой неделе жители посёлка организовали сход — они высказали недовольство этой идеей.

«Опять обещания»

Актовый зал школы, где состоялся сход, не мог вместить всех желающих – настолько много пришло людей. Кроме обычных граждан здесь были и чиновники, и депутаты, и представители общественных организаций. Приехали даже жители близлежащих сёл и представители садово-дачных кооперативов.

— Я рад социальной активности жителей посёлка, — такими словами начал своё выступление Сергей Ушаков, глава Атамановки. — Как вы решите, гак и будет: не хотите, чтобы полигон находился на территории нашего поселения, значит, так и будет. Но вы поймите, организуют на свалку, а полигон -современную промышленную зону, на которой в брикетах будут храниться твёрдо-бытовые отходы. Почва будет обеззаражена.

Не успел Сергей Григорьевич договорить, как на него обрушился шквал вопросов. Ответить на все он не смог. Потому что спрашивали и о границах посёлка (есть ли они вообще?), и о градостроительной схеме (кто и когда её утверждал, почему не было общественных слушаний?). Упрекали в том, что существующая свалка в ненадлежащем состоянии, она горела почти всё лето, а власти бездействовали.

— Мы не верим вам! — прямо заявил один из жителей, обращаясь к присутствующим чиновникам. — Сейчас вы говорите, что полигон будет в семи километрах от посёлка, а на самом деле сделаете ближе. Обещаете современный объект, а на деле будет иначе!

Из зала поддержали: «Почему вы решили строить полигон на плодородной почве, где растут кусты облепихи, смородины, ранета?», «Это отмывание денег!», «Полигон нам не нужен, а свалка должна быть!»

Ищите место

Предполагается, что на полигон, который хотят построить в Пади Глубокая, будут свозить мусор из Читы, из Читинского и Карымского районов. И, может быть, ещё из Агинского округа.

Жители Атамановки убеждены: строительство полигона ТБО нанесёт большой вред и людям, и экологии. Потому резюме схода было лаконичным: не допустить строительство полигона и запретить вывоз мусора из Читы на имеющуюся в Атамановке свалку.

— Мы готовы перекрыть трассу, но не дадим строить полигон! — пообещала одна из женщин. — Если власти посёлка не в силах содержать в надлежащем состоянии имеющуюся свалку, то и новую тем более не построят в соответствии с санитарными нормами.

— А мусоросортировочный завод для чего строили? — поддержал мужчина. — Оборудование закупали дорогое, европейское, но оно простаивает!

…Сейчас в Атамановке собирают подписи против строительства полигона. Люди настроены решительно. Они надеются переломить ситуацию — несмотря на то, что лес уже вырубается и место под полигон ТБО готовится.

В Читинском районе есть места, где можно было бы обустроить полигон без ущерба для людей и экологии. Например, у подножья Яблонового хребта, где нет облепихи, смородины, вековых елей и чистейших источников.

Елена Лоскутникова. «Аргументы и факты. Забайкалье» №9 от 1 марта

Спустя пару страниц можно узнать чУдную историю про современного кузнеца, который мастерит кольчуги вот уже шесть лет. Рассказывает, что один мастер в Америке за три года полностью реконструировал историческую кольчугу, вот такой умелец. И продал её за очень солидную сумму какому-то музею.

Кузнечных дел мастер

Читинец создаёт рыцарские доспехи

Читинец Артём Баранов по чертежам и эскизам вручную восстанавливает рыцарские доспехи. Каждое из его изделий уникально и только в единственном экземпляре.

Ручную работу повторить невозможно, поэтому одинаковых вещей в его коллекции просто нет.

Кожевенник и реконструктор

Увлечение Средневековьем и рыцарскими турнирами у Артёма Баранова началось с детства. За просмотром исторических фильмов о рыцарях он внимательно рассматривал каждую деталь одежды, представлял и моделировал их на себе.

— Мне ещё ребёнком было очень интересно смотреть фильмы про рыцарей, представлять себя в их роли, хотел научиться фехтовать и так же красиво сражаться на турнирах, наверно, это стало определяющим в моём сегодняшнем хобби, — рассказывает мастер. — Потом пошёл в кружок фехтования и увлёкся ролевыми играми и историческими ре-_ конструкциями рыцарских поединков. Ну и, само собой, для всех постановок нужны были костюмы. Я начал их делать.

Кузнец, кожевенник и реконструктор — именно так Артём представляет себя. Его сегодняшняя коллекция измеряется килограммами -кольчуги, мечи, щиты, перчатки и шлемы. Около десятка изделий ручной работы, над которыми Артём корпел годами. Его увлечению шесть лет. Именно столько он создаёт, шьёт и куёт свои неповторимые изделия. Для него Средневековье — это вдохновение, откуда он черпает свои силы и идеи для своих костюмов.

— Это в первую очередь красиво, — говорит Артём. — Мне интересны сами костюмы: как они сшиты, какая ковка, как выделано то или иное изделие, какой узор, орнамент. Это же не просто кольчуга! За каждым изделием стоит свой мастер, который потратил годы на её создание. Вы только представьте, чтобы одеть целое войско, сколько требовалось времени?

А самое главное, — сколько мастеров всё это делали, и их труд ценился очень высоко.

Опыт прошлого и настоящего

Всю рыцарскую одежду Артём делает вручную, однако с применением современных технологий. Для этого кузнец в собственном гараже организовал почти профессиональную кузницу и в свободное время куёт изделия из металла.

Кузнечное ремесло пришлось постигать во время практики. Когда учился в ЗабГУ, увидел, как это делается. Затем начал самостоятельно пробовать. Уже сейчас Артём знает, как отличить расплавленный металл, как нагреть металл, чтобы получился хороший меч или нож. Но ему всегда было интересно, как раньше мастера кузнечного дела без термометров и специальных приборов определяли на глаз температуру металла. Это, вероятно, передавалось из поколения в поколение — от отца к сыну. Мастер думает: если бы объединить знания прошлого с современными технологиями, это был бы уникальный опыт, и возможности именно кузнечного дела были бы безграничны.

Эскизы мастер берёт из интернета, ничего специально не придумывая. Говорит, что сейчас с помощью интернета можно зайти на сайт любого музея мира — будь то Швеция или Дания — и посмотреть образцы костюмов. Очень много предметов Средневековья кузнец покупает по всей России, реконструирует их, и они уже I становятся его экземплярами.

Полный комплект рыцарской одежды, который сделал Артём, весит 15 килограммов, однако, по заверению самого кузнеца, это немного, современное обмундирование полицейских и военных весит куда больше, поэтому принимать участие в ролевых играх и реконструкциях рыцарских поединков не так уж и сложно.

У кольчуг нет цены?

Сегодня Артём, помимо создания рыцарских костюмов и занятий художественной ковкой, ведёт свой кружок по Средневековью в детско-юношеском туристическом центре. Его воспитанники изучают ремёсла. Мальчишки учатся делать кольчуги и шлемы, а девочки постигают ткацкое дело. Сам мастер проводит городские выставки, где знакомит читинцев с одеждой и жизнью рыцарей. Появились у Артёма и свои большие заказы. Читинский цирк для постановки шоу «Тесла» заказал у кузнеца полный набор экипировки. Однако, как признаётся сам мастер, если делать эскизы по средневековым методам, то они будут просто бесценны.

— Я читал, что один мастер в Америке делал кольчугу полностью по технологии средних веков. У него на эго ушло три года. Но это была идеальная кольчуга, которая соответствовала всем стандартам. Её купил один из мировых музеев за очень большие деньги. Согласился бы на такой эксперимент я? Кто знает, может быть, если бы мне заплатили полностью всю заработную плату за три года работы, которые я бы потратил на её создание. Но это ручное произведение бесценно, у таких экземпляров просто нет цены.

Екатерина Салтанова. «Аргументы и факты. Забайкалье» №9 от 1 марта

Министр территориального развития Забайкальского края Виктор Паздников рассказал журналистам про свои планы на будущее. Уезжать из края, уверяет, не планирует.

«Уезжать не планирую»

Министр территориального развития Виктор Паздников ответил на вопросы «Забайкальского рабочего»

В сентябре этого года граждане, чьё жилье до начала 2012-го было признано аварийным, получат новые квартиры. «График переселения напряжённый, но мы постараемся его выполнить», — говорит новый руководитель краевого министерства территориального развития Виктор Паздников. Среди прочих задач — обеспечение бесперебойной работы объектов ЖКХ и поиск инвесторов для предприятий коммунального комплекса. А ещё — решение дорожных и транспортных проблем, взаимодействие с муниципалитетами по подготовке планов развития. Как герою интервью удаётся руководить таким министерством, читайте далее.

— Виктор Иванович, сегодня вы министр территориального развития, каковы направления деятельности?

— Задач много. Среди главных — обеспечение стабильной работы жилищно-коммунального, энергетического, транспортного комплекса (автомобильные, авиационные, железнодорожные перевозки граждан). Кроме того, в полномочиях министерства находится строительство и ремонт дорог, возведение жилья для переселения граждан из аварийных домов, обеспечение квартирами детей-сирот, разработка схем территориального планирования и генеральных планов. По долгу службы реализуем программы по развитию сотовой и стационарной связи, информатизации, организации электронного документооборота.

— Расскажите о себе, в послужном списке у вас годы руководства Региональной службой по тарифам, как пришли в эту сферу деятельности?

— Родился и вырос я в Чите, и замечу, что никуда уезжать не планирую. Здесь же выучился, окончил среднюю школу № 22. Высшее образование получил в Байкальском госуниверситете экономики и права по специальности «государственное муниципальное управление», а затем заочно выучился на юриста. Проходил профессиональную переподготовку в течение одного года по специальности «финансы и кредит».

Карьеру управленца начал в администрации города Читы, в отделе социальной защиты населения. Занимался вопросами выплаты социальных пособий, оказания государственной помощи социально незащищенным группам населения. Это было в 2003—2006 годах. Затем я устроился в комитет ЖКХ, транспорта и связи, который затем был переименован в комитет инвестиционной политики и развития инфраструктуры. На основе этого ведомства позже было организовано министерство территориального развития. Потом меня пригласили руководить секретариатом заместителя губернатора Александра Холмогорова. Занимался всеми вопросами, связанными в том числе с деятельностью министерства территориального развития края.

— Какой опыт работы Вы получили в Региональной службе по тарифам?

— В РСТ я перешёл в 2011 году, где и проработал пять лет. Там вместе со своими коллегами занимался тарифным регулированием всей отрасли коммунального хозяйства. Напомню, что Региональная служба по тарифам помимо цен на коммунальные услуги устанавливает плату за перевозку пассажиров, надбавки на лекарственные препараты, стоимость услуг штрафплощадок для автомашин, занимается лицензированием розничной продажи алкогольной продукции.

Опыт получил колоссальный. Работу по регулированию тарифов пришлось организовывать практически с нуля. Ранее регулирование заключалось просто в индексации когда-то и кем-то рассчитанной базы. По большинству предприятий не было расчётов, полного пакета документов, который подтверждал бы затраты по определённым статьям. Причём для меня регулирование — не просто индексация тарифа, которая, по сути дела, никакую реальную ситуацию не отображает. Регулирование заключается в справедливом расчёте цены услуги как для потребителя, так и для поставщика.

Необходимо понимать, что для оказания той или иной коммунальной услуги нужны определённые денежные ресурсы. Чтобы обеспечивать потребителя теплом, ресурсоснабжающим организациям нужно содержать в надлежащем состоянии имеющееся оборудование, приобретать топливо, платить за электроэнергию, которую потребляет оборудование, выплачивать зарплату работникам предприятия ЖКХ.

Но вместе с тем нельзя коммунальщикам позволять включить в расчёты что-то лишнее.

Все расходы ресурсоснабжающих организаций чётко регламентированы федеральным законодательством. По каждой статье расходов есть нормативные требования, и их Региональной службе нарушать нельзя. Ранее за каждым решением РСТ следила Федеральная служба по тарифам, теперь Федеральная антимонопольная служба. Специалисты ФАС внимательно проверяют каждую цифру, каждый региональный специалист отвечает за правильность расчётов своей головой. Любая сумма должна быть подтверждена документами первичного учёта. В эти документы входит информация, доказывающая наличие того или иного оборудования: технические паспорта, характеристики теплосетей, а также документация, подтверждающая характеристики помещений, обеспечивающихся теплом, конкурсная документация, первичные данные бухгалтерского учёта, подтверждающие все расходы, и прочая информация.

Обмануть и ввести в заблуждение РСТ невозможно. Если такие ситуации возникают, речь идёт о подлоге и нарушении закона, за что грозит уголовное преследование. Был свидетелем такого случая, сегодня материалы по делу переданы в правоохранительные органы, ведётся следствие.

— Вам приходится слышать критику, связанную с тарифами на коммунальные услуги. Критика, на ваш взгляд, оправдана?

— Специалисты РСТ всегда находятся в зоне критики. Никому не нравится, когда цена коммунальной услуги растёт. Чтобы предприятия ЖКХ работали стабильно, им необходимо возмещать свои затраты. Если тариф устанавливается ниже экономически обоснованного уровня, разница должна чем-то компенсироваться. Есть два варианта: первый — практика перекрёстного субсидирования. Она существует практически на всей территории страны. Быть может, оно не распространено в крупных городах, но в остальных населённых пунктах перекрёстное субсидирование есть. Напомню, что это разница между реальной стоимостью услуг и тем, что платит население. Возмещается она за счёт увеличенной стоимости для прочих и бюджетных потребителей. Второй вариант — выплата разницы из бюджета. Но вы знаете возможности нашей казны. Поэтому, поднимая тариф на тепло для прочих потребителей на 35%, власти края старались минимизировать нагрузку на бюджет, понимая, что объем выпадающих доходов ежегодно не выплачивается.

В связи с этим коммунальные предприятия в крае оказались в сложном положении, средств не хватает, персонала тоже. Они не платят за электроэнергию и уголь. Только за электричество предприятия ЖКХ должны более 700 миллионов рублей.

Мы вынуждены повышать тарифы, как бы плохо о нас ни отзывались, чтобы процесс теплоснабжения не остановился. Но рост тарифа должен быть оправдан ростом качества, надёжности и заботой об экономии ресурсов, последующим снижением затрат потребителей. Поэтому при регулировании тарифа делаются акценты на модернизации оборудования, снижении неэффективности предприятий, пресекаются факты недобросовестного освоения средств. Например, некоторые предприятия, эксплуатирующие объекты коммунальной инфраструктуры, осознанно накапливают долги перед поставщиками электроэнергии и угля. Подаётся заявление на банкротство. Предприятие банкротится, поставщики остаются со своими долгами. Появляется новое предприятие, которое не заботится об установлении тарифа на экономически обоснованном уровне, не отрабатывает с РСТ, не заботится о вариантах повышения эффективности. Оно, по накатанной, копит долги, банкротится и снова возникает. И так во многих муниципалитетах. Задача министерства — устранить эту проблему.

— Можно ли было избежать роста тарифа на тепло на 35%?

— Этим решением власти пытались уйти от выпадающих доходов. Принимая его, администрация сократила бы сумму выпадающих доходов более чем в два раза. Ориентировались на ТГК-14, исходная модель была просчитана, исходя из показателей этой энергокомпании. Избежать роста на 35% можно было бы, если бы мы предусмотрели в бюджете необходимые средства на выплату выпадающих доходов (более 500 миллионов рублей).

— С какими инвесторами сегодня работает министерство, и какие проекты будут реализованы в ближайшее время благодаря этой работе?

— Огромный потенциал заложен в повышении энергетической эффективности теплоснабжения, электроснабжения, водоснабжения. К сожалению, практика энергосервисных контрактов в нашем крае практически не реализована. Нет ни одного показательного примера, где бы мы увидели существенную экономию коммунальных ресурсов за счёт выполнения энергоэффективных мероприятий. Но этим необходимо заниматься, и министерство планирует начать с госучреждений. Сегодня о готовности вкладывать средства в проекты, связанные с повышением энергоэффективности, заявила компания «Ростелеком».

В чём суть мероприятий? Большинство бюджетных учреждений не оборудовано даже приборами учёта. Практика показывает, что установка счётчика даёт существенную экономию объёма потребляемого тепла. Нормативные расчёты учитывают максимальную величину тепловой энергии, которая необходима для обогрева того или иного здания, а фактическое потребление оказывается существенно ниже. Применение интеллектуальных систем регулирования подачи теплоносителя в зависимости от погоды будет дополнительно помогать экономии. Ещё один способ — утепление зданий, энергосберегающие технологии в освещении, применение светодиодных осветительных приборов, датчиков движения.

— А почему именно Ростелеком? Профиль этой компании — услуги связи.

— Сейчас Ростелеком ищет ниши, где может заработать. Энергоэффективность — хороший источник заработка для бизнеса, причём инвестиции в энергетическую эффективность поощряются государством. Ростелеком готов инвестировать в повышение эффективности самих источников теплоснабжения через их реконструкцию и централизацию, оптимизацию. С компанией «Ростелеком» власти уже реализуют проект установки комплексов фото и видеофиксации нарушений ПДД. В рамках концессии инвестор смонтировал большое количество установок фото-, видеофиксации в Чите. В результате снизилась аварийность и количество тяжких ДТП. Возврат вложенных средств предусматривается за счёт увеличения поступлений в бюджет Забайкальского края от уплаченных штрафов. Эти деньги частично поступают Ростелекому. Поскольку мы отдаём меньше, чем получаем, поступают дополнительные средства в бюджет края.

Ещё один пример инвестирования в коммунальном хозяйстве и энергетике — строительство солнечно-дизельных станций на не обеспеченных централизованным электроснабжением территориях, как в Мензе. Инвестор на свои средства построил современную и эффективную станцию, а возврат вложенных инвестиций будет достигаться за счёт экономии дизельного топлива. Менза тем временем получила круглосуточный источник электрической энергии. Такие же установки будут строиться в Тунгокочене и Кыкере, всего 23 изолированных населённых пункта в перспективе получат надёжный и современный источник энергоснабжения.

— Сильные и слабые стороны Забайкалья? С чем связываете будущее региона?

— Это развитие приграничного сотрудничества, сельского хозяйства, горнорудной промышленности, чем регион славился всегда. У края очень выгодное географическое положение. В комплексном плане социально-экономического развития обозначены акценты, и наше министерство должно позаботиться о развитии инфраструктуры для реализации этих проектов. Если говорим о ГОКах или сельском хозяйстве — это обеспечение транспортной доступности, электроснабжение.

— Жилищно-коммунальные проблемы Забайкальского края. На что приходится обращать внимание в первую очередь?

— Сейчас реализуется программа переселения граждан из аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 года, власти края обязаны предоставить новое жилье до 1 сентября этого года. График переселения напряжённый, но мы постараемся его выполнить. Программа реализуется в четыре этапа. Первые два этапа осуществлялись органами местного самоуправления. И на той стадии появилось огромное число проблем. Муниципалитеты не смогли нормально организовать этот процесс, со стороны министерства было много упущений, работа муниципалитетов не контролировалась. В результате денежные средства где-то были украдены, а стройки начинались в тех местах, где строить было нельзя. Министерство территориального развития впоследствии подхватило эту работу, но по многим стройкам опоздали и сейчас «бьём по хвостам», навёрстываем упущенное. Проведена работа по привлечению средств из фонда содействия реформированию ЖКХ, организован мониторинг строек. На 1 января переселено граждан из аварийного жилья площадью 42 тысячи квадратных метров, осталось расселить 43 тысячи квадратных метров.

Механизм финансирования расселения тех домов, что признаны аварийными после 2012 года, на федеральном уровне ещё не определён. Ждём его появления в этом году.

Что касается надёжности объектов коммунального комплекса, то в Чите ситуация более-менее нормальная. На территории края возникают локальные проблемы с теплоснабжением, как, например, в селе Кличка, но они управляемы. Таких проблемных точек, какой была в своё время Степь, на сегодняшний день нет.

— Каково состояние дорожного хозяйства Забайкалья, где и какие дороги будут построены или отремонтированы?

— Состояние их с каждым годом улучшается благодаря средствам дорожного фонда. В прошлом году освоено более 4,5 миллиарда рублей, в этом году предстоит потратить 2 миллиарда 725 миллионов рублей. В нынешнем году будет ремонтироваться автодорога Дарасун-Солнцево, завершаться реконструкция дороги Краснокаменск-Мациевская, подъезд от федеральной автодороги «Амур» к городу Нерчинску. Помимо этого, предстоит провести реконструкцию дороги Могойтуй-Первомайский и других дорог.

— Вопросы развития территорий связаны с разработкой генпланов и схем планирования. Какие сложности возникают в Забайкалье по этому поводу?

— Проблема основная — отсутствие денег на эти цели. Вторая проблема — у органов местного самоуправления нет чёткого представления о том, как будет развиваться их муниципалитет, хотя развитие территории — одна из главных задач властей на местах. Даже у властей города Читы, хотя в столице Забайкалья есть разработанный генеральный план, нет полного видения, каким станет город. Без понимания перспектив нельзя разрабатывать планы по развитию инфраструктуры.

Виолетта Вдовяк. «Забайкальский рабочий» №38 от 2 марта

С удовольствием прочитала статью про путешествие в Никишинский заказник, где работает егерь Анатолий Немынов. Хватило мне здесь и фотографий, и рассказа о дороге, и коня Васьки, и собаки Дашки с котом Мартыном. Не хватило рассказа о егере, репортажного, такого, чтоб было ощущение, что ты вот там, вместе с журналистом, приехал поговорить о жизни пропариться в баньке среди леса.

Последний романтик

Ещё не рассвело, когда мы загрузились в большой и надёжный Land Cruiser и, оставляя позади плотно укутанную в ночной смог Читу, стали приближаться к цели нашего путешествия — Никишинскому заказнику

Как встретят нас его обитатели? Увидим ли мы сегодня диких животных? Как чувствует себя разболевшийся не на шутку егерь Анатолий Немынов, которому мы везём лекарства? От этих вопросов, пока не имеющих ответов, на душе немного тревожно.

На зов тайги

— У каждого, кто работает в заказнике и охраняет природу, до кордона был свой путь, — поясняет наш проводник, руководитель Дирекции особо охраняемых природных территорий Забайкальского края Александр Бузинов. Люди идут сюда работать не за деньги, а по велению души. Яркий пример тому егерь Анатолий Немынов.

Родителей у него не было — мать умерла, воспитывался братом, который мечтал видеть в Толике военного. После восьмого класса брат привёл парня в суворовское училище. Анатолий отучился, в воздушно-десантное поступил в Рязани, но зов тайги и желание познавать её премудрости оказались сильнее. В дальнейшем Анатолий Петрович получил профессиональное «лесное» образование и стал одним из опытнейших егерей Забайкалья.

Меж тем за неспешной беседой и под негромкий звук работающего дизеля мы приблизились к границе заказника. О том, что впереди заповедная земля, говорит аншлаг, прикреплённый к одной из лиственниц.

Кстати сказать, интересная судьба не только у людей, работающих в заказнике, но и у этой территории. В годы Великой Отечественной сюда по пробитой по льду реки Никишихи дороге каждый день из Читы приходила полуторка. Она забирала мясо добытых охотниками диких животных и увозила его в госпиталь для раненых бойцов. Скольким солдатам и командирам живительная шуля из изюбрятины или сохатины спасла жизнь и помогла быстрее восстановиться и идти бить фашиста, одному Богу известно.

Сразу после войны, в 1945 году, на месте нынешнего заказника был создан Читинский заповедник, затем какое-то время действовало Бургенское охотхозяйство. И только в 1981 году заказник приобрёл статус особо охраняемой природной территории. Сегодня он действует с целью сохранения, воспроизводства объектов животного мира, сохранения среды их обитания, а также для поддержания общего экологического баланса.

Дашка, Ванька и Мартын

О том, что вы прилично отъехали от города, скажет белый снег и до невозможности свежий воздух. А о том, что вы в Никишинском заказнике, вам громко пролает собака Дашка, подмигнёт лиловым глазом спокойный конь Ванька и промурлычет трущийся о ваши ноги кот Мартын.

В первые минуты пребывания на кордоне эти друзья человека оттягивают на себя все внимание. «Животина, она тоже к человеку тянется», — философски замечает встречающий нас на пороге дома егерь Анатолий Немынов. К нашей радости, он уже почти выздоровел и не выглядит больным. Завтра Анатолий Петрович передаст вахту напарнику, а сегодня по плану баня и работа по дому — надо натопить льда из реки, все прибрать, оставить запас дров.

Уже через несколько минут после общения с егерем создаётся ощущение, что знаком с этим человеком много лет. Богатый речевой запас, прекрасное чувство юмора, отличная память на события прошлых лет лишь дополняют первое приятное впечатление.

Парадокс, но почти все, что нам рассказал в этот день егерь Петрович, так или иначе было связано с людьми, а не с животными. Очевидно последним гораздо меньше дела до того, какими мыслями и делами живёт заказник.

Анатолий Квасов. «Забайкальский рабочий» №№36-37 от 1 марта

Редактор «Забайкальского рабочего» Алексей Будько рассказывает про российский Крым. «В итоге в 2010 году предприятие «Крымский троллейбус» снискало такую сомнительную славу, как организация с самым старым в мире подвижным составом. Вроде бы даже в Книге рекордов Гиннеса это зафиксировали. Тогда средний возраст ходовых крымских троллейбусов составлял свыше 30 лет, а максимальный — почти 45. И эти машины в курортный сезон возили на южный берег Крыма миллионы туристов. Троллейбусы-ветераны в Крыму пока остались. Но их массово вытесняют новенькие электроколесницы последнего поколения, десятками поставляемые с Энгельского троллейбусного завода», — рассказывает автор.

Читала эти строчки и почему-то думала о читинском предпринимателе, занимающимся маршрутными перевозками, Артёме Меняйло, который зарегистрировал свой бизнес в Крыму.

Некурортный Крым

Чем живут самые молодые регионы России, когда до туристического сезона ещё далеко?

Самым молодым субъектом Федерации, ставшим таким в 2008-м, Забайкальский край не является уже три года. Тогда этот неофициальный статус достался Республике Крым и городу Севастополю, вернувшимся в родную гавань в результате референдума 16 марта 2014 года.

Как сегодня живут эти самые юные субъекты Федерации? Как прижился Крым в дружной семье российских регионов? Стали ли жители полуострова полноценными россиянами? Что в репортажах из Крыма истинная правда, а что не совсем? Чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, «Забайкальский рабочий» решил своими глазами взглянуть на жизнь самых молодых регионов России, пока там нет ещё миллионов туристов, а погода на улице не ассоциируется с тропическим раем на земле.

Карты, деньги и такси

Про то, что в Крыму далеко не все ладно с банкоматами, писалось и говорилось, наверное, уже миллион раз. Имеет смысл напомнить ещё раз. Банки из числа лидеров федерального кредитно-финансового рынка в Крыму не представлены. Ключевое слово «совсем». Не ищите здесь ни Сбербанка, ни ВТБ, ни Россельхозбанка, никаких уже раскрученных банковских брендов России. Все равно не найдёте. Если у вас карта VISA или MASTER CARD, то сразу идите в отделения или банкоматы питерского банка «Россия». По словам крымчан, сегодня это единственный банк, который работает на полуострове с картами международных платёжных систем. Правда, с однопроцентной комиссией. 1000 рублей снимаешь, 10 рублей даришь банку. С картами «Мир», которые в континентальной России активно выдают пенсионерам и бюджетникам, а в Крыму всем без исключения, проблем в Крыму нет никаких. С ними работают все банки, представленные на полуострове. На начало 2017 года их было 14. Правда, их названия мало что говорят не только забайкальцам, но и даже более взыскательным москвичам. Например, «Темп-банк», ЧБРР, банк ВВБ, «Рублёв», РНКБ или Генбанк. Мобильные приложения.

«Максим» и «Rutaxi» — одни из многих вещей, цементирующих единство Крыма с остальной Россией и одни из самых народных. Прилетел в Симферополь, поставил в приложении нужную галочку и пользуйся местными таксомоторами хоть по всему Крыму. Цены по столице региона вполне демократичные — процентов на 10 дешевле, чем в Чите. Средний чек — примерно 100 рублей. Приезжают в течение 3-4 минут. Даже поездка по самому курортному маршруту Симферополь — Ялта, около 90 километров по оживлённому автобану, обойдётся в приемлемые 1500 рублей. Примерно столько же, сколько от Читы до Арахлея. Правда, в туристический сезон цена будет немного выше. Но это будет нескоро — не раньше, чем с апреля.

Общественный транспорт

Те, кто был в Крыму в советские годы или во время украинской юрисдикции полуострова, прекрасно помнят чехословацкие троллейбусы «Шкода», в течение нескольких десятилетий обслуживающие городские и пригородные линии. «Чехи» прекрасно зарекомендовали себя в крымских условиях и стали одним из символов полуострова. Машины, активно закупаемые в 70-е и 80-е годы, при Украине практически перестали поставляться в Крым.

В итоге в 2010 году предприятие «Крымский троллейбус» снискало такую сомнительную славу, как организация с самым старым в мире подвижным составом. Вроде бы даже в Книге рекордов Гиннеса это зафиксировали. Тогда средний возраст ходовых крымских троллейбусов составлял свыше 30 лет, а максимальный — почти 45. И эти машины в курортный сезон возили на южный берег Крыма миллионы туристов. Троллейбусы-ветераны в Крыму пока остались. Но их массово вытесняют новенькие электроколесницы последнего поколения, десятками поставляемые с Энгельского троллейбусного завода. Проезд по городу в них стоит 12 рублей. Поездка до Ялты обойдётся в 122 целковых. В автобусах тариф — 13 рублей. За три российских года эта цена выросла на треть. В 2014 году, когда Крым только вошёл в родную гавань, проезд стоил всего десятку. Зато за это время на улицах города произошла настоящая транспортная революция, о которой многим городам России, в том числе и Чите, приходится только мечтать. Маршрутные такси с городских улиц практически вытеснили большие автобусы. Понятно, что без финансовой помощи из федерального бюджета власти Крыма никогда не смогли бы закупить несколько сотен автобусов, но темпы реформ впечатляют. Люди уже привыкли ездить с комфортом на новеньких «ЛиА-Зах», чем трястись в битком набитых и душных «Газелях» или «Богданах». Предприятию «Сим-СитиТранс» и вовсе указали на дверь, а владеющий им предприниматель Ленур Ислямов сбежал на Украину, где успел отметиться организацией блокады Крыма.

Бензин дороже, чем в Чите

Бензин на полуострове один из самых дорогих в России. Самое народное топливо 92-й марки стоит на заправках полуострова 39-40 рублей. Причина этой дороговизны кроется в текущем международном положении. Железнодорожные поставки ГСМ с территории Украины сегодня по понятным причинам невозможны. Топливо приходится поставлять либо через Керченскую переправу, либо морем — с помощью танкеров. Оба маршрута достаточно затратны, что в итоге можно увидеть на ценниках на заправках.

Необходимое послесловие

В следующих частях нашего специального репортажа мы поговорим о вопросах политики и экономики. Почему крымчане довольны тем, что стали россиянами, но при этом мало кто сдал украинский паспорт? Как несогласные с возвращением Крыма становятся террористами? Как большая политика связана с малым бизнесом? Как сказываются на Крыме международные санкции, и почему украинский бизнес решил остаться на полуострове? Кроме того, мы побываем в Ялте и Севастополе. Посмотрим, чем живут морская жемчужина Крыма и главная база Черноморского флота России? Узнаём, где жили советские космонавты, что забыли в российском Крыму туристы из Эстонии и во что сегодня превратился лагерь «Артек».

Алексей Будько. «Забайкальский рабочий» №№36-37 от 1 марта

«Немало людей из нашего забайкальского населения за постперестроечные годы осталось без крыши над головой. Сейчас эти члены нашего общества, такие же, как мы, но только бездомные, живут кто как может. Большинству погорельцев, пострадавших от стихии, помогло государство, выделило им жильё. Но некоторым из них не повезло, они так и остались без своего угла и крыши. Вот три случая из жизни таких невезучих», — пишет «Эффект» о жизни погорельцев. Речь заводит о семье из села Лесозавод, относящегося к Аргалею. Этот материал обязательно нужно прочитать не только всем сочувствующим, но в первую очередь тем госслужащим, от кого зависит решение проблем этих семей. Не пропустите, не пролистайте, не отложите в сторону.

Где же оно, жильё моё?

Истории из жизни забайкальских бездомных

Немало людей из нашего забайкальского населения за постперестроечные годы осталось без крыши над головой. Сейчас эти члены нашего общества, такие же, как мы, но только бездомные, живут кто как может. Большинству погорельцев, пострадавших от стихии, помогло государство, выделило им жильё. Но некоторым из них не повезло, они так и остались без своего угла и крыши. Вот три случая из жизни таких невезучих.

Кто поможет семье Бутаковых?

Два года назад в нашей газете была описана жизнь в малом селе Агинского района под названием Лесозавод Аргалейской администрации. Весной 2015 года здесь огненным языком огромного таёжного пожара слизнуло напрочь часть села. И село это, и без того небольшое, из-за пожара опустело больше чем наполовину. Люди остались безо всего: сгорело всё, вплоть до колёсной техники. Но всем погорельцам государством было выделено жильё, правда, в других поселениях.

Некоторым и! селян тогда повезло, они и раньше хотели бы переехать в более крупные поселения, поближе к поликлиникам и ФАПам. Речь идёт, прежде всего, о людях пожилых и больных, у которых не было второго жилого дома или квартиры, а тут — такая оказия.

Однако не повезло в том сгоревшем лесном сельце на трассе одной семье. Она не относится к погорельцам, но от того пожара семья осталась без места проживания и, к тому же, лишилась основных средств к существованию. Когда в селе до пожара населения было больше, то семья Бутаковых, сравнительно молодая, состоящая из трёх членов с матерью во главе, могла понемногу обеспечивать себя, находясь среди своего сельского сообщества. К примеру, помочь какому-нибудь пенсионеру дров наколоть или сена накосить. А летом — грибы-ягоды.

Без тёплого угла семья не оставалась, обитая, правда, в чужих тепляках и комнатах. В своей неприватизированной квартире в старом бараке без фундамента, где Бутаковы официально зарегистрированы, они жили только в тёплое время года. После пожара дела у семьи пошли очень плохо, пришлось разъезжаться — кому куда. Заняться в селе стало нечем, помогать некому, ягодные и грибные места сгорели с лесной подстилкой, и жить в родном селе, хоть и по чужим углам, тоже стало негде. Положение усугублялось тем, что у матери — Оксаны Бутаковой, растёт дочка, которой на момент пожара было всего 14 лет. И сыну тоже было только 18.

Не все хотят бросать родные места, начиная заново осваивать другое село. Автор, который часто созванивается со ставшими ему близкими знакомыми лесозаводцами, постоянно интересуется судьбой семьи Бутаковых. А новости таковы. Девочка Олеся из этой не обеспеченной жильём семьи живёт одна у чужих людей в другом районе, куда увезла её покровительница семьи односельчанка Александра. Хотя Олеся и смышлёная, и работает помощником продавца, но кто поддержит несовершеннолетнюю девушку в чужих местах? У Александры случилось большое горе, и она выехала из села по семейным обстоятельствам, вынужденно оставив подопечную одну.

А где же старшие Бутаковы? Они на разных работах — где придётся. Например, в прошлом году, при расчёте, что матери, что сыну ничего не перепало, обманули их. Работали они фактически, чтобы только прокормиться. И помощи им в вопросе с жильём ни от кого нет. Следуя закону, давно надо бы признать непригодной для проживания их квартиру в бараке, который скоро развалится, а Бутаковым дать хоть какой-то угол в любом месте. Однако власти, по сути, не помогают своим гражданам, хотя денег в регион на переселение из ветхого жилья, мы знаем, приходит достаточно. Кто же может помочь, наконец, этой семье, попавшей в трудную ситуацию?

Погорелица из Читинского района

Много страданий из-за отсутствия жилья уже давно испытывает героиня следующей житейской истории, она тоже не имеет крыши над головой. Речь идёт о Наталье Петровне Андреевой (фамилия изменена) из одного посёлка Читинского района. По её рассказу, когда она пришла домой в 8 часов вечера с работы, её квартира в 2-квартирном доме уже горела. Пожар начался с веранды, сразу вызвали пожарных, но до их приезда веранда с крышей успели сгореть. Квартира была вся залита водой, а вся обстановка была напрочь испорчена. Если бы было тёплое время года, то можно было сделать хотя бы косметический ремонт, а тут — ноябрь 2012 года.

Сейчас погорелица живет одна, хотя рядом в посёлке проживает и сын, но*он -„инвалид, а потому и помощи от него нет. При расследовании пожара соответствующие структуры установили, что был поджог, но виновных не нашли. А для ремонта нужны были достаточно большие средства и усилия, которых у пожилого человека нет. После того бедствия Наталья Петровна не живёт, а мучается. Пережив зиму по съёмным углам с сыном-инвалидом, она тем летом жила под открытым небом на речке. Могла бы помочь местная администрация, но она не оказала действенную помощь. И обменного жилья у местной власти нет никакого.

Надо сделать здесь оговорку, что квартира была муниципальная, неприватизированная и старая, лет под 60, со стопроцентным износом с 2002 года. Как рассказывает сама погорелица, когда был жив её муж, квартиру они обустраивали своими силами. Но после того как Наталья Петровна осталась одна, сил уже не остаётся ни на капитальный ремонт, ни на что другое. Потому в настоящее время квартиру власти и списали после осмотра комиссией.

Помучившись три года, оформила погорелица договор на оказание услуг по ремонту квартиры от последствий пожара с попутным кредитом на необходимую сумму. Казалось бы, скоро можно вселяться в своё отремонтированное жильё. Но не тут-то было. Те деньги были каким-то образом получены подрядчиком по кредитному договору, заключённому не на его имя в одном из банков. А Наталье Петровне от этого кредита никакого толку — нет ни денег, ни жилья.

Бесконечная нервотрёпка, ходьба в администрацию посёлка, поиски съёмного угла и работы в Чите, несмотря на пенсионный возраст, так извели ветерана, что она попала в больницу. Сейчас она оправилась от болезни и ждёт весны. Тем временем новая администрация посёлка, списав так и не отремонтированную квартиру, пообещала, наконец, помочь с жильём. У претерпевшей многие беды пенсионерки, в конце концов появилась таки надежда обрести свою крышу над головой.

Типичный случай из читинской жизни

Этим жителям Читы, тоже не имеющим своего угла и обходящим «острый вопрос» по жилью своим особым способом, вряд ли государство поможет в приобретении жилья. Зовут их Лёня и Лена, им лет за 30 с лишком, и живут они в городе уже более 10 лет. Родом супруги из глубинки Забайкальского края, где даже им, сравнительно молодым людям, но не имеющим образования и специальности, очень трудно найти работу. Не скажешь, что они горькие пьяницы, но, бывает, срываются и могут день — два хорошо погулять. Однако такая жизнь сложилась у них в силу кризиса в стране и прочих негативных явлений в так и не обустроенном обществе.

Трудно приходится этой парочке, когда даже сезонную работу просто так не найти. Нанимается они на разовые работы, получая где-то по 300 рублей, а где-то и того меньше. На чужую «демисезонную» дачу, которую они снимают на зиму, незачем силы тратить, только на печное отопление и на свет копеечки надо приберегать. Придёт весна, тогда надо будет искать жильё на лето.

Несомненно, хорошее подспорье им и выплата за службу Лёни в «горячих точках». Но сумма очень небольшая. Вот бы государство дало жильё, тогда совсем другой разговор. Другое дело с Леной: у неё нерабочая инвалидность, и ей можно было бы оформить пенсию и поднять свой жизненный уровень. Но всё портит отсутствие регистрации в городе и то, что, в связи с переездами туда-сюда, утерян паспорт.

У Лены была и ещё, кажется, есть возможность получить своё жильём. Дело в том, что она — сирота, воспитывалась в детдоме в одном из городов Забайкальского края. Только в начале двухмесячных таких, как она, не получивших жильё по детдомовской квоте, было много. Да к тому же, после смерти матери у неё оставалась доля в квартире. Квартира, как рассказывает Лена, сейчас отошла к сёстрам. Лена хоть и знает, что государство должно ей жильё, не верит, что может что-то приобрести из этого жизненного ресурса.

Таких примеров по Чите много. Года два назад настоящих бездомных и бомжей, которые не могут даже снять угол где-нибудь, кажется, было больше. Автор своими глазами видел, как в большом колодце на развилке теплотрассы всю осень и зиму жили целых две семьи, одна, видимо, постоянная, вторая, похоже, была создана на время. Эти семьи частенько попадались на глаза в одном из микрорайонов Читы. Оба мужика были недавно освобождены из мест не столь отдалённых. Куда они исчезли, осталось для автора неизвестным.

Этот колодец сейчас, кажется, пуст. Но сколько же таких бездомных живёт в Чите, никто, видимо, не скажет. Начнись какая-то большая стройка в крае, тогда они, возможно, получили бы какое-то жильё, пусть и в общежитии. Но когда это будет — одному Богу известно.

Герман Булатов. «Эффект» №9 от 28 февраля

Или вот история о добровольцах, помогающих передаче «Жди меня». Именно благодаря их усилиям удаётся соединить, казалось бы, навек разошедшихся или даже не знавших друг друга людей. Пытались ли вы найти кого-нибудь с помощью этой передачи? А нашли?

«Жди меня» по-читински

Кто помогает международному проекту в нашем городе

В начале Февраля на забайкальскую землю ступила съёмочная группа передачи «Жди меня». Не всё из отснятого попадёт в эфир, туда проходят лишь самые яркие, душещипательные истории, много остаётся за кадром. Но почти все истории — «эфирные» и рядовые, счастливые и не очень — сбываются благодаря волонтёрам. В Чите они тоже есть.

Ищу Бродягиных

Читинец Андрей Перфильев — пенсионер МВД. Его сотрудничество с передачей началось с собственного поиска.

Умерла сестра деда Клавдия Самуиловна Непомнящих, и в её семейном альбоме нашлась фотография, «на которой мой дед и ещё какой-то мужчина, а на обороте надпись: «На долгую память сестре Клавдии от брата Павла, фотография из лагерной жизни, 21 февраля 1935 год». Лагерной?!

Запрос в ФСБ подтвердил: Бродягин Н.С. был репрессирован в 1933 году. На момент ареста с ним проживали жена Арина Карповна, годовалая дочь Анна и мать Мавра Андреевна. Отбывал наказание в Иркутской области, оттуда был призван на фронт в июле 1941, прошёл с миномётом всю войны (демобилизован 17 мая 1946-то). Вернулся в Иркутскую область с медалями, женился на бабушке Андрея, с которой вырастили 12 детей…

А как же Арина Карповна, Аня? Андрей не усидел — поехал в Улётовский район, в Арту. Ходил по домам, где когда-то проживали Бродягины, но ни село, ни сельское кладбище не раскрыли тайн. Возможно, женщина вернула себе девичью фамилию, переписала на неё дочку? Запросил данные архивов, адресных бюро, органов ЗАГС… Акт о заключении брака нашёлся, но в тс времена полных данных о женщине не записывали — только имя и отчество. Свидетельство о рождении дочери есть, но мать туда вписана опять же по фамилии мужа…

Регистрация на сайге «Жди меня» результатов пока не дала -никто не откликнулся. Но в лице Андрея сама передача нашла добровольца.

— Решил попытаться помочь другим. В январе из Москвы позвонили, сказали, что приедут снимать про пленника из Киргизии, и — чтобы ещё сюжетов набрать — предложили поработать по списку…

Чтобы и другим пелось

Вторым человеком, которому передали тот список, была Екатерина Истомина. Катя из той когорты людей, которые полны счастьем и за одно это готовы осчастливить мир. Преподаёт эстрадный вокал. Таланты под предводительством энтузиастки-наставницы каждый май выезжают в районы — порадовать ветеранов. И это лишь толика её проектов и дел. Когда только выкраивает время и на «Жди меня».

— Зашла на сайт, чтобы посмотреть, не ищет ли кто меня. И… стала волонтёром.

Чтобы не томить читателя, перескажу сразу историю про киргизского пленника. (Волонтёры к этой истории прямого отношения не имеют, поэтому рассказывают, как запомнили.)

Житель Краснокаменска, ради которого съёмочная группа прилетела в Читу, уезжал в дальние края продавать дом. Обманутый риелторами, без копейки в кармане, он обратился в местную полицию, и дядя в погонах предложил ему заработать на билет до дому у его отца. Документы у несчастного забрали – мышеловка захлопнулась. 16 лет пас забайкалец овец! Но добрые души всюду есть — кто-то помог ему связаться с родными. Долгожданная встреча состоялась в начале февраля — мужчина вернулся на родину.

Как иглы в стоге сена

В списке, переданном читинским волонтёрам этой зимой, около 10 человек. В лучшем случае там есть фамилии, имена, отчества, приблизительный год рождения. Иногда самая «точная» информация — кличка пса. «Маму её не помню, сестру не помню. Собачка Тимка была». Поищи-ка! Притом, что заявки на сайте люди могли оставить пять лет назад и более.

Один человек из этой десятки успел перебраться в Хабаровский край (его координаты переданы родственникам). А нескольких человек, к сожалению, уже вовсе нет в живых.

Вот несколько историй.

Жанну (точнее не называем по этическим соображениям) разыскивал двоюродный брат. Капитана дальнего плавания жизнь забросила в Австралию. Фамилию сестры но мужу он помнил смутно (больше 20 лет прошло), поэтому волонтёры прорабатывали несколько вариантов. Правда, отчество было крайне редким, что сузило круг поисков. Но результат печален: женщина вела бизнес и трагически погибла в 90-е. Редакция передала капитану координаты племянника, уже не читинца…

Хотелось бы, чтобы счастливо завершилась история, начавшаяся много лет назад в Шилкинском районе, в селе Казаново. Забайкальца ищет дочь его давней подруги. «Чтобы сделать для мамы сюрприз». Или с отцом познакомиться?…

И не всегда человек рад, что кто-то решил восстановить давно ослабшие связи. Как в песне: «В нашу пору мы не встретились, свадьбы сыграны давно…». Поэтому ещё одна история, сбыться которой нынешней зимой помогли читинские волонтёры, могла и не выйти в эфир Первого канала: главная героиня вдруг засомневалась, стоит ли пепел былого прилюдно ворошить (она человек в городе заметный).

Долго искали чужого блудного сына. Развёлся с семьёй, уехал и с 2009 года не выходил на связь с матерью (она живёт в Краснодарском крае). Начали искать: в социальных сетях не регистрировался, к врачам не обращался, в полицию не попадал… Случайно его знакомые наткнулись на информацию о поиске и позвонили волонтёрам.

Ещё один сын. Из Молдавии. Уехал в Забайкалье на золотые прииски и потерялся. На родине остались мать, родственники, дети от первого брака, а бывшая жена умерла. Кто должен детей растить? Нашли папку.

Первый-первый, я второй

У телевидения своя задача -шоу, рейтинги… Отсюда и выбор историй для съёмок и отчасти их постановочность (например, когда показывают, как волонтёр стучит в чью-то дверь, расспрашивает соседей; на деле это происходит, конечно, раньше).

То ли из-за этого стремления к эффектности, то ли ещё почему, но по неписанным правилам проекта волонтёры между собой не знакомы, нет общей группы в социальных сетях. Андрей и Екатерина только «подозревают», что кроме них в Чите есть ещё два-три волонтёра и, скорее всего, появились они недавно (заявки давние). Так, «дело» молдаванина раскрыли другие, неведомые нашим, добровольцы.

Сами познакомились случайно — пришли по одному и тому же адресу с разницей в 10 минут! Андрей был вторым и потому начал подозревать неладное. В это время Катя разместила объявление на информационном портале края (зашла в тупик в поисках, потребовалась «помощь зала»). Так Андрей и вышел на неё. Теперь работают сообща — это быстрее (не нужно прорабатывать одни и те же варианты). А не раздражает потенциальных информаторов: «Вчера один приходил. Сегодня другой…».

Ходить приходится много. По организациям. По адресам. По папертям. Даже по теплотрассам. Вот и сейчас, после разговора в «ЧО», Екатерина собирается куда-то, где, по слухам, замечен был чей-то брат. Бомжует…

Но 90% работы, признаются волонтёры, можно сделать, не выходя из дома.

#Поиск

— Сейчас есть телефон, Интернет. Первым делом проверяются социальные сети, доступные базы данных. Молодёжь чаще зарегистрирована «ВКонтакте», «Фейсбуке»; кто постарше — в «Одноклассниках». Это ступенька №1. Другое дело, если люди потерялись в результате репрессий или во время Второй мировой. Но и тогда Интернет выручает — много информации.

С открытыми источниками понятно. Глубже — сложней. У каждого волонтёра свои ходы и информаторы, их не раскрывают. В особо сложных случаях выручает теория шести рукопожатий.

— Много связей, знакомств, людей, с которыми ты раньше пересекался. Когда узнают, чем занимаешься, хотят помочь, -благодарна девушка.

— Охотно помогают жители территории, на которой, возможно, проживает разыскиваемый, — «включает оперуполномоченного» Андрей.

Забайкальцы не изменяют себе — приходят на помощь в трудную минуту (вон и столичных гостей волонтёры встречали, возили; «спасибо» — по-прежнему надёжная валюта в нашем суровом краю!). Но… если большую часть информации сами волонтёры получают через Интернет, почему то же не сделать самим родственникам?! Ведь бывает, что потерявшийся человек продолжает жить в одном городе с теми, кто его ищет. Но по тёмным сырым подвалам в его поиске почему-то ходят посторонние люди…

Случается, «потеря» даже адрес не меняла. Сомневаешься -напиши письмо соседям по площадке! Один отмахнётся, второй поможет. Девять человек из списка волонтёры нашли за неделю, а заявки лежали в редакции месяцы, годы!… Лень?

— Не всегда, — защищают самостийные эркюли пуаро. — Люди в возрасте не знают, как и подступиться к компьютеру.

Но чтобы долгожданная встреча состоялась, советуют:

  1. Зарегистрируйтесь на сайте программы: https://poisk.vid.ru (может, вас ищут).
  1. Дайте максимально подробную информацию о том, кого ищете, географию поиска (где родился, с кем учился, служил, когда на ком женился, мельчайшие подробности). Если были старые контакты (телефоны, адреса) — их. Это ещё очень важно потому, что волонтёры напрямую с вами не свяжутся -будут работать только с той информацией, какую укажете.

А прежде, чем подавать заявку, всё же попытайтесь сами -через одноклассников, родню, в социальных сетях; зачастую информация всплывает неожиданно (например, человек регистрировал на себя ЧП, проходил по административному правонарушению). Не умеете сами — обратитесь за помощью. Курсы компьютерной грамотности среди пенсионеров популярны — возможно, помощник найдётся в ближайшем окружении.

Обратитесь в государственные архивы. Если у самых обычных людей выходит напасть на след, получится и у вас.

Решила и я прислушаться к советам волонтёров. Зашла на сайт: набрала своё имя в поисковике. Есть такая! Правда, год рождения — 1955-й. И кто-то где-то сейчас, как наши читинские волонтёры, ищет мою тёзку и вот-вот постучит в её дверь.

Елена Сластина. «Читинское обозрение» №9 от 1 марта

Оказывается, у эвенков на разведённую женщину с ребёнком вовсе не смотрели с сочувствием. Напротив, она считалась завидной невестой. Откуда я это знаю? А вот здесь прочитала.

О хозяйках чума, индейцах Аляски и вишнях Тупика

Порадуемся: «Золотым пером России» стала забайкалка Нина Беломестнова (Коледнева)! Три десятка лет журналистка бьётся за российский Север, за землю, уклад, язык эвенков, который сходит, как снег под лучами забвения. Вскрывает неведомые страницы Второй мировой. В 90-е ошеломила расследованием о колбасе из чернобыльского мяса на читинских прилавках… Пытливая, талантливая, энергичная. Даже в вигвамы индейских резерваций в Америке ступала её нога! В преддверии главного праздника весны дарим вам встречу с Ниной Васильевной.

Аляска, сэр

– Высокое звание изменило отношение к себе как журналисту?

– Не изменило (смеётся). Взглянула на себя по-другому, пожалуй, в 2000 году – во время полугодовой стажировки на Аляске (по проблемам коренных народностей). Очень хотела опубликоваться в американских газетах, перевела несколько своих статей на английский язык. Американцы почитали, собрались и сообщают: по большому счёту вы не журналист – вы писатель. А материал не взяли: у вас будут проблемы в своей стране, если мы их опубликуем. Статья была о той самой «чернобыльской» колбасе – когда все территории отказались принять на переработку мясо из заражённой области, и только Читинская согласилась. На упаковках этой колбасы была специальная белая полоса. Но что она означает, знал лишь узкий круг лиц – партийные и другие товарищи. А представьте: дефицит; эту колбасу «с руками отрывали», потом – онкология…

В общем, Аляска отказалась. А вот электронные СМИ (Нью-Йорк) разместили статью о беззаветном служении медицине моих соотечественников-врачей. Меня возмутило фото в американской газете, где двое (мужчина и женщина) пили водку из горла бутылки, и подпись к фотографии. Что-то вроде того, что русские не хотят работать, лишь пьют «горькую», поэтому и умирают до срока, и болезни разные. Я дала отповедь.

– А про эвенков?

– Мои статьи про эвенков надо было тоже переводить на английский. Всё бросить и засесть за перевод самой, а на жизнь зарабатывать кто будет?… Нанять американских переводчиков? Дорого. Тем более они сомневались: у них там, конечно, юпики, алеуты, эскимосы, но лексика всё равно специфическая.

– Хорошо, что землякам перевод не требуется – можно читать и наслаждаться. Но с алеутами, эскимосами, индейцами Вы таки нашли общий язык?

– Русский язык там изучают. Притом, с удовольствием и сами – никакой государственной программы нет. Одна индейская деревня на Аляске называется… Галина – казаки давным-давно угнали туда северные племена, и «русскость» удивительная – индейцы своих детей в специальном учебном комбинате учат готовить русский борщ: меня угощали. Есть поселения потомков староверов, казачьи поселения, староверы детей называют Анастасиями! В наших деревнях на стенах редко где увидишь портреты прадедов, иконы, а там, на Аляске, этот уклад, традиции остались, так сказать, в первозданном – «замороженном» виде.

Меня, как драгоценный приз, передавали из одного поселения в другое: с вами ещё вот эти хотят пообщаться, и вот эти… Им очень интересно было узнать, как живётся нашим коренным народностям.

– А сами они обратно не хотят?

– Нет! Признавались: вы нас простите ради Бога, нам неловко и стыдно, но… мы страшно рады, что Аляску отдали – как посмотрим по телевизору про Россию, так ещё больше и больше радуемся.

Северные народы очень доброжелательны. Один раз только возникла неловкая ситуация: старейшина в одной из индейских резерваций резко высказал мне, что, мол, вы, бледнолицые, загубили природу, потеряли с ней связь, золоту служите. Я могла бы сказать, что золото высокой пробы в жизни видела только скифское, в музее Тувы. Но из уважения к преклонным летам и праву хозяина, конечно, промолчала. Эта встреча произошла в 2002 году во время моей второй поездки в Америку, когда я стажировалась по журналистике в штате Техас, газета «Амарилло Глобал Ньюс». И, по приглашению журналистов Национального индейского радио, США, ездила в штат Нью-Мексика – принимал меня индеец-журналист Джо Гохохатэ, с его помощью мне удалось погостить в двух резервациях индейцев, куда «белых», в особенности американских журналистов, индейцы не допускают: «Мы не обезьяны в питомнике, чтобы пялиться и снимать нас на фотокамеры». Для меня сделали исключение. Потому что я – русская.

А незадолго до этого русские врачи, посланники Всемирной организации здравоохранения, обследовали здоровье индейцев – у них распространён диабет. Русские медики сделали вывод, что причина в нарушении питания – бизоны были истреблены «белыми», индейцы перешли на мучную диету; ну и физической активности соответственно стало меньше, охотиться-то стало не на кого. По «рецепту» русских медиков индейцы из резерваций начали брать подряды на валку леса, другие работы с физической нагрузкой, а шаман в свободные от работы дни устраивал ритуальные пляски для мужского населения резервации, участники: дети от 6-ти лет – старики до 60-ти лет. Ну, а женщины и так крутятся день-деньской у печи, или стиральной машины, им физической активности хватает.

Кстати, индейские «вигвамы» (в этих резервациях – глиняные мазанки, как у нас в Средней Азии) напичканы электроникой и современной бытовой техникой, а во дворах стоят супер-современные автомобили. Индейцы, имеющие казино, не облагаемое налогами, не бедствуют. А открывать казино разрешается племенам, сумевшим доказать, что они тут – коренные, имеют древние тотемы, на этой земле у них захоронены предки… Американские «белые» журналисты мне завидовали: ни один из сотрудников газеты «Амарилло Глобал Ньюс» в резервации не бывал.

– Национальные языки на Аляске, как и русский, сохранили?

– Была та же проблема с исчезновением языков первых народов, что и у нас, но они хватились намного раньше – уже к нулевым годам. Начали обучать детей аборигенов родному языку, чтобы те, в свою очередь, обучали родителей и своих бабушек и дедушек. В 2015 году на конференции арктических стран, где поднимались темы сохранения языка, культуры (я выступала с докладом), присутствовали антропологи с Аляски – так вот там создают компьютерные игры на эскимосском, алеутском и т.д. Здорово, правда?

И ещё. Про индейцев мы, наши дети и внуки узнавали из книг – что они героические, благородные (Купер постарался). А кто знает, что у эвенков были отменные охотники и воины, что чукчи очень долго противостояли казакам и сражения были не менее эпические, чем в прериях. Свои национальные герои были. На Аляске создали новый образ национального героя для подражания молодёжи – это образованный человек, который знает и чтит традиции предков. В республике Бурятия, в посёлке Багдарин, тоже спохватились: в пришкольном интернате на стенах разместили портреты эвенков, удачливых в охоте, первых эвенкийских поэтов – пусть дети знают их в лицо! А Никита Сахаров, зачинатель эвенкийской поэзии, родом из села Гуля, наш, Тунгиро-Олекминский. Беседы о его творчестве в библиотеках северных районов проводятся, а были бы не лишними «сахаровские дни», когда состязаются эвенкийские сказители, а молодёжь проходит пробу пера. Никита Сахаров, к слову сказать, получил образование в пединституте имени Герцена, и после вернулся на родной север.

– Сложно, наверное, из института – в вигвам и чум…

– Вы о непримиримости официальной науки к шаманизму и прочему? Учёные значительно поумнели – перестали считать это профанацией и бредом, стали присматриваться, изучать, пытаться совместить современные знания и те, что веками передавались из поколения в поколение. В медицинской академии Новосибирска исследуют чагу (наросты на берёзах, которые шаманы широко применяли для лечения) – выяснили, что отличное средство для иммунитета. Тот же шаманский бубен – сколько лет считалось, что он только для одурачивания «бедных необразованных» народностей. Но на Руси от эпидемии чумы спаслись… недельным звоном церковных колоколов. Чума отступила. Этот феномен учёные также стараются понять.

Эвенкийские шаманы умели разбивать опухоли сменой биополя. Северяне верили, что всё в мире – деревья, камни – живо и связано невидимыми нитями. Наука сейчас приходит к тому же! Потерянные древние знания собираются по крупицам.

Лишь бы не опоздать.

Сколько у нас эвенков?

– По последней переписи – 1400, и даже эти уже метисы (примеси русских, немцев, прибалтов – после того, как БАМ прошёл). Только 20 процентов – чисто эвенки, но это было в 2000 году. В Бурятии тоже признают, что нация метисов. Но, тем не менее, язык, культуру надо сохранять.

– А оленей?

– Их почти не осталось. До перестройки в северных районах Читинской области было 12 000 голов домашних оленей. Сейчас? В четыре раза меньше. На тех, что есть, нередко катают детей на праздниках, позволяют фотографироваться… В Каларском районе пытаются развить этнический туризм. Идёт туго, но в Тунгиро-Олёкминском, Тунгокоченском и такого нет. Хотя интерес, я уверена, у туристов есть. Даже читинцы поедут – создай этническую деревню, покажи обряды. Но гостиниц, общепита, хороших дорог нет. В Бурятии идут по такому пути – в эвенкийских деревнях (и в Забайкалье тоже) много пустующих домов, люди уезжают, чтобы не отдавать детей в школы-интернаты, дома бросают. Приведи в порядок, заведи оленей – и добро пожаловать, турист.

На Олёкму в последние годы потянулись немцы – там живёт их соотечественница, замужем за эвенком, у них вездеход, лодка – такой локальный этнический туризм.

– Ну, хоть немцы показывают пример Руси-матушке. Вы упомянули Арктический совет 2015 года – он помог возродить традиции?

– В первую очередь, он открыл глаза на то, что происходит.

Чтобы войти в Арктический совет и иметь доступ к ресурсам Арктики, нужно доказать, что на твоей территории живут северные коренные народности, что они сохранили свою культуру, язык, традиционное оленеводство. У нас хватились – язык утерян. В Улан-Удэ немедленно открылись школы, где может заниматься любой желающий (необязательно эвенк). Коллективы ездят по эвенкийским селениям с инсценировками сказок – на эвенкийском!. В Якутии созданы кочевые национальные школы и детсады для детей-эвенков (Жители САХА – молодцы: первыми принимают нужные законы, создают экспериментальные площадки).

В Забайкалье ничего из этого не делается абсолютно! Даже не во всех школах районных центров северных районов края эвенкийский язык преподаётся, не говоря об отдалённых эвенкийских селениях. А те, кто могут его преподавать (выпускники улан-удэнского университета), торгуют на рынке или ищут другую работу, потому что оплата за факультативы мизерная, а им детей кормить.

– Впору бить в бубен…

– Стараюсь привлечь внимание властей и широкой общественности своими материалами. Но ничего не выйдет, если не станет бить в набат забайкальская общественная эвенкийская ассоциация. Эвенки по своей природе (когда на них не влияет чуждый им алкоголь) добрые, миролюбивые люди. Очень тактичные, даже кажутся наивными, но прозорливы, умны. Но связующего звена для того, что самим противоборствовать разрушительным процессам, им не хватает.

Сейчас развёртывается трагедия с северной тайгой. И что топор занесут над Севером, после того, как под пилу пойдёт Могоча, было понятно ещё в начале нулевых. Но ни заказники вовремя не сделали, ничего. Где-то вовремя не спохватились, где-то обошли (хитро или по попустительству) интересы коренного населения. Теперь пытаются спасти леса в Тунгиро-Олёкминском районе, но это уже по хвостам бить. В Тунгокоченском бьётся эвенк Николай Арунеев – предлагает создать природный парк (там ведь действительно места уникальные – древние вулканы, скалы потрясающие), но проект Арунеева не согласовали, а другого и нет… В Каларском сколько лет пытаются создать национальный парк. Противоборствующие силы пока сильнее.

Где вы, хранительницы родов?

– У эвенков есть праздник сродни Международному женскому дню?

– У них матриархат – 365 дней в году 8 Марта. Даже дух огня у эвенков женского рода, служительницу его (шаманку) называют удаган.

Очень мудры эвенки. Ещё в 60-е в стойбищах здоровье женщины особенно оберегали во время ежемесячного цикла – её отводили в специальный чум, не позволяли работать, остужаться. Уходом занималась пожилая женщина – приносила еду, питьё. Поэтому не знали воспалительных заболеваний, легко рожали по десять детей.

Если муж обидел жену, её отец прилюдно стегал его арканом (вожжами) и забирал дочь. Такой развод уникален. Остаться с ребёнком для эвенкиек в древности было нестрашно, их ещё охотнее брали в жёны: девочка принесёт калым, мальчик пойдёт с отчимом по охотничьим тропам. Кстати, в процесс воспитания никому постороннему вмешиваться было нельзя. Но и ответственность за того, кого вырастили, тоже лишь на родителях…

В наши дни женщина-эвенкийка по-прежнему на высоте. Мальчишки рано оставляли учение – кормили семью, а девочки продолжали образование. Поэтому образованных женщин у эвенков больше, чем мужчин, это тоже играет роль в распределении социальных ролей. Говорить на эту тему могу бесконечно!

– С эвенкийками всё понятно. Но в Тунгокоченском районе свято чтят память о маленькой «белой» женщине – вашей маме… Расскажите о них с отцом?

– В 1932 году моего отца, студента мединститута четвёртого курса, пригнали по этапу в Тупик (в Ростове-на-Дону были студенческие волнения, а он был староста группы). В Тупике существовала фактория, школы не было, эвенки торговали мехами… Он при этой фактории строил больницу. Поскольку южанин, решил вокруг больницы разбить сад (даже у домов палисадников не было), выписал саженцы вишни, абрикоса, смородины. Сад принялся и зацвёл, больные нежились под солнышком. Остатки того сада сохранились.

Но отца за приобретение саженцев обвинили во вредительстве (нецелевое расходование средств). Дело было перед войной (1939 год), и областной комитет здравоохранения вывел его из-под удара – перекинул в Тунгокочен заврайотделом. А маму, выпускницу Омского мединститута, отправили туда врачом.

Тут нужна предыстория: до сентября 1938 года существовал Витимо-Олёкминский национальный округ с центром в Усть-Калакане. После тунгусского восстания в 1924-25 годах и других вспышек недовольства коренных народностей округ упразднили. В Усть-Калакане была больница с новейшим на то время оборудованием, всё оказалось брошенным. А больницу в Тунгокочене создали – ничего из медицинского оборудования нет! Отец на санях из Калакана привёз жарочный шкаф, потому что обовшивленность была страшная, мыло же в войну исчезло из продажи, а вши – это сыпной тиф… Вшей извели. Отец увидел в калаканской больнице ржавеющий без дела рентген-аппарат, редкость невероятная. Привёз и его. Запустить аппарат не смогли – наладчиков не было, но хотя бы сохранили. Со временем нашёлся умелец, аппарат заработал.

В 1949 году начались гонения на медиков, и отцу всё припомнили – и нецелевой сад, и бездействовавший рентген-аппарат. Обвинили в экономической диверсии, сослали на Магадан. Он вернулся оттуда после смерти Сталина, но полным инвалидом, с больным сердцем, и прожил только три года.

Мама 17 лет проработала на Севере. Переехала в Читу, потому что мне и сестре надо было поступать в вузы. А вот росла я среди эвенков, вместе учились, играли. Они тогда много кочевали, в Тунгокочен приезжали только соль, порох, муку купить. Останавливались за околицей, возле нашего дома. Маму почитали: она дважды спасла их от вымирания – один раз после войны от дизентерии (эвенкам не помогали антибиотики, вымирали целыми стойбищами, а спасение было рядом – в оленьей крови, ею (кстати, по совету шамана) стали поить от обезвоживания и для поддержания сил – спасли). Второй раз – от эпидемии кори. Даже привитые ребятишки заболевали и погибали. И мама (27 лет ей тогда было, маленькая, худенькая) на санях, зимой вывезла их в Читу – пять суток шла за санями. Эвенки до сих пор её боготворят.

Мама достраивала амбулаторию, стройка была начата отцом, открыла лабораторию при больнице, сестринскую школу. А Заслуженного врача ей не дали, потому что муж проходил по политической статье.

– Но дочерью они наверняка гордились бы: признана, любима, защищает родной Север золотым пером…

– Мама и отец ушли в мир иной. Но уверена, в Верхнем мире радуются за меня – я, как и эвенки, убеждена: предки и после смерти следят за нами из других миров (измерений), и помогают. Моя дочь, кстати, как и её деды, стала врачом. Она – майор медицинской службы. А вот какой дорогой пойдут трое моих внуков – время покажет…

С наступающим праздником. Как говорят эвенки: «Того дугае очин – огонь горит вечно». Или — жизнь никогда не кончается.

Елена Сластина. «Земля» №8 от 28 февраля

Закончим сегодняшнее чтение словами благодарности работникам краевой клинической больницы, о которых с теплом отзывается Елена Чубенко, на время ставшая их пациенткой и подопечной. «Чуть не забыла ещё об одной нашей душеспасительнице – официантке Лилии Александровне. Она тоже уже пенсионного возраста, но с тележками, наполненными контейнерами с едой, вихрем носится по нескольким этажам, успевая за крайне короткое время покормить всех: спокойных, молчаливых, ворчливых, привередливых. Всех-всех, а перед некоторыми ещё и оправдывается за скудость меню, других просто уговаривает поесть. Любая каша, ею принесённая, кажется вкусной!» — пишет автор. Ну как после этого не улыбнуться?

Десять дней, которые потрясли…

Так уж получилось, что в минувшем году пришлось заняться собственным здоровьем. Как я попала в клиническую больницу, история особая. Проще сказать, что как и все: путём неоднократных приездов и возвращений, и каждый раз с «тревожным чемоданчиком» – вдруг всё-таки положат!

Мне ещё не очень сложно было возвращаться в стокилометровую отдалённость, других больных было жаль: Борзя, Чикой, Могойтуй… В общем, когда попала на вожделенное койко-место по направлению от районной больницы, обхватила матрац обеими руками и сказала себе, что не сдвинусь с места: всё ещё не верилось, что госпитализация состоялась.

Нахождение в больнице оставило во мне только положительные эмоции (почему и пишу). Статей о том, как сгубили, не доглядели, халатно отнеслись у нас всегда с избытком, а вот обратных – маловато.

Итак, хирургия по женской части, восьмой этаж. Командует отделением Е.В. Галыгин. Командует как-то тихо и незаметно, тем не менее, в отделении удивительный порядок. (Я, безусловно, не трогаю стены с обвалившейся плиткой, на которые стараются не смотреть ни больные, ни врачи. Были бы средства, всё это давно подремонтировали бы! Для многих больных важнее, что не нужно искать диких сумм (сто тысяч и выше) за операцию.

Признаюсь, именно бесплатность операции меня пугала. Бесплатно, почти всегда некачественно, думала я, вспоминая дикие случаи забытых салфеток и инструментов в животе!

Как же я счастлива, что всё оказалось не так. Врачи – настоящие специалисты своего дела. Оперировал меня Сергей Иннокентьевич Куклин, начинал в этой клинике давным-давно с санитара, подрабатывая, как и многие, студентом, потом работал медбратом, потом врачом-интерном, и вот уже на протяжении долгих лет он – хирург: внимательный, тактичный, располагающий к общению. Сама специфика заболеваний делает женщин замкнутыми, не особо делящимися своими проблемами, и растопить этот лёд недоверия – одна из важных задач лечащего врача.

Просто диву даёшься, когда эти люди отдыхают: в начале девятого Куклин уже стремительно обходит всех своих оперированных и ожидающих, интересуясь их состоянием. Узнал, что моя соседка не может встать с низкой кровати: уже третий день. Лично нашёл ей второй матрац и сам быстренько принёс его в палату!

Через полчаса, пока идёт медицинская планёрка, с перестуком колёс по плитке покатятся первые каталки – на операции. Старшим «водителем» каталки является перевязочная медсестра Екатерина Николаевна Альханова: удивительный человек. Тоже, в своём роде, заведующая отделением. Начала она работать тут в 1983 году, с момента открытия девятиэтажки и этого отделения! А вообще её медицинский стаж с 1970 года, то есть 46 лет! Была здесь и медсестрой, и старшей медсестрой. Сейчас – просто перевязочная медсестра. Но обладает таким авторитетом, что кажется, сама жизнь в отделении идёт только потому, что в начале восьмого утра она шумно появляется в своих владениях. Готовит к операциям больных, настраивает их, снаряжает: «на ваши ножки белые сапожки», подбадривает и каждому находит нужные слова.

А потом часами занята подготовкой перевязочного материала, разрезая по 20 метров марли. Ещё увезёт (привезёт) каждую пациентку в оперблок, а потом бережно примет и уложит, обработает каждой швы, и всё с присказкой и прибауткой. Ко всем нужно найти подход. Но Екатерина Николаевна в два момента доказывает, что генерал в перевязочной – она, и хлюпиков рядом не будет. Хоть и устаёт, думаю, до упада. Несмотря на стаж и возраст, учится. «Частенько у Куклина что-нибудь спрашиваю, потому что работа – это постоянная учёба», – говорит она.

Ещё хочу рассказать про медсестру Инну Торнуеву. Она так старательно напускала на себя взрослый вид, но стоило нашему отделению зачудить, и она весело смеялась вместе с нами. Для нашей Инны и для себя мы даже устраивали концерты по вечерам. Произошло это как-то спонтанно: в нашем потоке оказалось несколько человек с семейскими корнями: Тамара Николаевна из села Захарово, Татьяна Малкова корнями из Урлука и Анна Степановна из Чикоя. И вечерами мы веселили себя, а заодно и нашу смешливую Инну. Инна, кстати, тоже будущий доктор. Заметно, что люди после процедур выходят от неё с улыбкой. Значит, профессия выбрана правильно.

Чуть не забыла ещё об одной нашей душеспасительнице – официантке Лилии Александровне. Она тоже уже пенсионного возраста, но с тележками, наполненными контейнерами с едой, вихрем носится по нескольким этажам, успевая за крайне короткое время покормить всех: спокойных, молчаливых, ворчливых, привередливых. Всех-всех, а перед некоторыми ещё и оправдывается за скудость меню, других просто уговаривает поесть. Любая каша, ею принесённая, кажется вкусной! А хороший душистый чай мы и дома попьём!

Вообще нашего «брата» в операционную подают по 4-5 человек ежедневно, за исключением понедельника. С каталкой медсёстры двигаются почти бегом, и кажется: поезд грохочет на стыках. По пути успокаивают: никогда никого не теряли с каталки, а польза от этого есть: страх перед операцией меркнет из-за страха скорости.

После своей операции (без общего наркоза) понимаю, какую колоссальную психологическую нагрузку несёт оперирующая бригада, анестезиолог, и, конечно же, в первую очередь, сам хирург. Полное эмоциональное опустошение, должно быть, внутри… Наверное, хочется упасть на диванчик, потом выпить чашку кофе. Но куда там – поток! Одну ещё будят после наркоза, вторую уже готовят. И после этой карусели операций – снова обход, теперь уже детальный, с осмотрами и беседами. А ведь ещё существуют ночные дежурства по графику, когда могут привезти экстренную больную!

Насколько нужно любить свою работу, чтобы выдерживать такой темп – просто не могу себе представить! Никаких увеличений заработных плат медикам, по-моему, не предвидится. Больше всего будет жаль, если толковые люди с золотыми руками и сердцами покинут наш край, или уйдут в платные частные клиники.

Хочу, чтоб знали читатели: есть хорошие врачи, есть замечательные медработники, не в кластерах и не в академиях. Поклон вам от ваших больных.

Елена Чубенко. «Земля» №8 от 28 февраля

НазадВперёд
3 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Терпилы беднеют!

Олигархи богатеют!

Ни чего нового!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а что ж тгк не богатеть, треть года холява

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Экстра, преследует свои цели. Рост акций был не только у ТГК. В этот период весь рынок акций начал ралли, который закончился месяц назад. На данный момент все акции летят вниз.