Р!
16 СЕНТЯБРЯ 2019

Проституция у нас в крови – в обзоре краевых СМИ

Круглый год полиция и следствие раскрывают группировки, которые убивают людей, похищают скот, сбывают нелегальный алкоголь и промышляют сутенёрством. А они, группировки, всё никак не перестанут появляться. Потому, наверное, «наш вечно депрессивный» регион к воровству и проституции привык, а вот к миллиардерам, например, нет.

«Вечорка» на неделе загадала читателям загадку c подсказками про забайкальских миллиардеров. Всего богатейших в крае пятеро – с 2013 года их число увеличилось незначительно. Газета в ответе на вопрос читателя пишет, что все они местные предприниматели: двое занимаются продажей продуктов, другие два заняты в сфере строительства и фармацевтике. Пятый пока неизвестен. Но, главное, что они у нас есть.

Слухи:

Говорят, что в Забайкалье есть миллиардеры. Откуда они взялись в нашем вечно депрессивном регионе, неужели зарегистрировались у нас, чтобы налогов меньше платить?


В. Шестаков, г. Нерчинск

Факты:

Миллиардеры у нас действительно есть, и не один, а целых пять человек. Причем все они местные предприниматели и капиталы свои заработали в Забайкалье. Никто к нам с целью снижения ставки налогов специально не приезжал, да и, наверное, не будут этого делать — наш регион в сфере налогообложения никаких преимуществ по сравнению с другими не имеет.

Стоит отметить и то, что миллиардеров в Забайкалье год от года становится больше. На начало 2016 года было четверо, для сравнения, в 2013-м — трое. «Вечорке» удалось узнать, что двое из них занимаются продажей продуктов, владея сетями супермаркетов. Миллиардеры есть в строительной отрасли и в фармацевтике. Имя еще одного узнать не удалось.

Редакция. «Вечорка» №12 от 22 марта

«Вечорка» же отыскала экс-путану, которая рассказала о Лошадке-золушке, которая принца не встретила и после школы пошла работать проституткой, отремонтировала дом, помогла семье, купила лошадей, которых очень любила и завязала с проституцией. Но страсть к лёгким деньгам в итоге привела её в стриптиз-клуб. Ещё одна интересная life story о матери и дочке, которые работали вместе, ссылаясь на генетическую предрасположенность. Другие герои, встретившиеся на работе рассказчице – малолетний охранник и Шрек. Вот такой мультфильм.

Малолетние путаны Читы

В апреле 2016 года Следком по Забайкальскому краю возбудил уголовное дело в отношении нескольких жителей Читы, которые занимались организацией проституции. В ходе его расследования следователи установили, что в занятие проституцией было вовлечено не менее сорока девушек, в том числе более десятка несовершеннолетних.

Не один год я работала проституткой, сменила несколько фирм и практически в каждой работали несовершеннолетние девушки. Их никто не заставлял работать, никто не заманивал хитростью, они приходили сами. Если честно, то ни один сутенер никогда не спрашивал паспорт у своих работниц, и если девушка говорила, что ей 18, то верили на слово. Исключение составляли особы, которым даже с натяжкой нельзя было дать 16, но в таком случае их просто не брали.

У каждой из них были свои причины стать проституткой — для кого-то это был единственный шанс выжить, для кого-то — легкий способ заработать денег, кто-то, не имея богатых родителей, хотел получить образование.

«Лошадка»

Так мы прозвали Наташу за ее любовь к этим прекрасным созданиям. Она искренне восхищалась красотой и грацией породистых лошадей, мечтая, что однажды она будет скакать по улицам деревни на своем собственном скакуне. Но не только эта мечта толкнула шестнадцатилетнюю Лошадку на нелегкий труд путаны.

Наташа была родом из небольшой деревушки в черте города. Ее отец алкоголик часто бил мать, забирая последние гроши. А Наташу лет с семи отправлял в город, выпрашивать денег у прохожих. Окончив девять классов, она устроилась работать посудомойкой, но этих денег не хватало даже на необходимое. Мать к тому времени работать не могла, у нее на руках было еще два сына, младшему только исполнился годик, а отец продолжал пить. Именно тогда Наташа приняла решение стать проституткой.

Лошадка скрывала свой возраст только от клиентов, но мы, коллеги по работе и сутенер (он же и водитель, и охранник в одном лице), знали, что до совершеннолетия ей еще далеко. Она пришла к нам по объявлению в газете, предупредив, что если мы ее не возьмем, то она пойдет на дорогу. Лошадку взяли, причем нам, девочкам, было поручено провести с ней беседу, объяснить, как надо работать, научить краситься так, чтобы выглядеть постарше.

Поначалу Лошадка была очень стеснительна, до этой работы у нее был только один партнер, мальчик — сосед, но она быстро училась. Вскоре у Наташи появилось немало постоянных клиентов, почти на каждой заявке ей давали щедрые чаевые. Сосредоточившись на своей мечте, она не тратила деньги впустую, откладывая каждую копейку. Бережливость сделала свое дело, через полгода она купила своего первого коня. Но не только исполнения мечты достигла Лошадка за это время. Когда отец в очередной раз поднял на нее руку, она написала на него заявление и добилась, чтобы его посадили. Вся семья вздохнула свободно.

К своему совершеннолетию Наташа привела дом в порядок, сделав в нем капитальный ремонт, купила еще несколько коней, а главное, решила завязать с работой проститутки. Вот только привычка к быстрым деньгам не дала ей устроиться на обычную работу и Лошадка, пройдя обучение, стала стриптизершей в ночном клубе «Zажигалка».
Но ее история — скорее исключение из правила, только у единиц хватает силы воли не потерять себя на этой работе.

Генетическая предрасположенность

Сейчас набирает тенденцию теория о генетической предрасположенности к алкоголю, но только ли алкоголизм и болезни могут передаваться по наследству?

Почти все фирмы уже работали по упрощенной схеме — сотовая связь сделала свое дело, квартиры никто не проверял, охранник просто забирал деньги около машины, к
которой спускались клиенты, чтобы сделать выбор. В то время очень часто возникали такие ситуации, когда на одной заявке работали девушки из разных фирм.

Именно тогда произошла эта история. Моей коллегой была девушка Катя, лет 30, которая с гордостью говорила, что ее мама работала проституткой еще в СССР. Конечно, это нельзя считать генетической предрасположенностью, но…

К машине спустился мужчина, предупредив, что в квартире еще три человека — два парня и девушка из другой фирмы, он взял меня и Катю. Квартира была двухкомнатной, и так получилось, что в одной комнате со мной работала и та самая девушка. Помню, что в голове у меня мелькнула мысль — какая молоденькая. Но несмотря на молодость, коллега довольно профессионально справилась с, мягко говоря, пьяным клиентом. Мой же уснул во время массажа, до интима так и не дошло. Познакомившись, девушка назвалась Анной, мы вышли на кухню покурить.

— Сколько тебе лет? — вырвалось у меня. При ярком свете было видно, что передо мной ребенок.

— А насколько выгляжу? — с вызовом во взгляде спросила собеседница.

— На семнадцать максимум.

— Если честно, то пятнадцать. Неделю назад стукнуло. Мамаша в больнице, медсестрой в ночную смену пашет, а я в это время здесь. Телефон новый хочу до ужаса, а она покупать не хочет, говорит, учусь плохо. А мне оно надо? Проституткой и без образования работать можно.

— Давно работаешь?

— Почти полгода, но я уже давно не девочка.

В этот момент на кухню вышла Катя, и то, что произошло дальше, было похоже на сюжет плохого бульварного романа. Выяснилось, что Анна — дочь Кати.
Вопреки здравому смыслу, Катя не стала наказывать дочь, а забрала работать в нашу фирму. После этого они сменили не мало фирм, многие проститутки не понимали Катерину, которая предпочитала работать в паре с дочерью, и выживали их.

А меня поразил ответ Кати на мой вопрос, почему она не запретила дочери работать проституткой: «А смысл? Проституция у нас в крови».

Денис Малолетка

Не только проститутки бывают малолетние, в фирме Шрека у нас работал охранником семнадцатилетний парень. А еще был сутенер, которого так и называли — Денис Малолетка, причем в его фирме почти все девочки были несовершеннолетними.

Имея за спиной мать судью с ее связями, он держал свою фирму в течение нескольких лет. Его предупреждали обо всех облавах, оберегали от других сутенеров.

Очень рано познакомившись с прелестями секса, Малолетка сочетал «приятное с полезным». Он с легкостью заводил романы с девочками, при этом предпочитая самолично сдавать своих возлюбленных клиентам, несмотря на наличие у него охранника. Каждое утро Малолетка находил предлог занять денег у «своей» девушки, но вот отдавать долги не торопился. Когда сумма становилась астрономической, и девочка начинала требовать хотя бы часть своих денег, Денис легко рвал с ней отношения. Некоторые девочки пробовали писать на него заявления в милицию, но их быстро убеждали забирать их обратно.

Меня поражала доверчивость малолетних куртизанок, ведь каждая знала о его подлости, но тем не менее мечтала закрутить любовь с хозяином фирмы. Особо наивные попадались к нему на удочку не один раз.

В интим-фирмах работает много несовершеннолетних — это их выбор, это их жизнь. В этом нет вины сутенеров, виновато общество, которое сквозь пальцы смотрит на чужие проблемы.

Марина Антипина. «Вечорка» №12 от 22 марта

Александр Баринов в «Экстре» рассказывает об агентах и провокаторах в революционной среде в Чите в начале ХХ века. Роль их была разной – агенты занимались сбором информации, помогавшей бороться с подпольем, а провокаторы сами инициировали создание организаций, вовлекая в них молодёжь. Правда, в этой самой революционной среде агентов тоже считали провокаторами.

Загадки «чёрного списка»

Чита узнала о революции, произошедшей в Петрограде, 4 марта 1917 года. А вот в Иркутск это сообщение пришло двумя днями раньше. Затем несколько дней революционерам понадобилось на создание Комитета общественной безопасности (КОБа — местного органа власти Временного правительства) и назначения им руководства милиции, которая пришла на смену полиции. И только 8 марта они добрались до архива охранки.

12 марта газета «Забайкальская Новь» писала: «Комиссаром по охранению внешней безопасности Стрельцовым 8-го сего марта арестован полностью архив губернского жандармского управления». Главная цель ареста — выяснение списка провокаторов. У сотрудников Забайкальского отделения охранки было шесть дней для того, чтобы вывести из-под удара наиболее ценные кадры.

«Не должны знать друг друга»

Направление в революционную среду агентов или вербовка из числа попадавшихся революционеров была начата ещё в XIX веке, но особенно активно этот метод применялся охранкой после подавления первой русской революции 1905— 1907 годов. При этом агентов тщательно засекречивали.

В инструкции 1907 года для работников охранки на этот счет было конкретно сказано: «Никто, кроме лица, заведующего розыском, и лица, могущего его заменить, не должен знать в лицо никого из секретных сотрудников. Фамилию сотрудника знает только лицо, ведающее розыском, остальные же чины учреждения, ведущего розыск, имеющие дело со сведениями сотрудника, могут в необходимых случаях знать только псевдоним или номер сотрудника».

Стоит отметить, что роль агентов и провокаторов была разной. Первые занимались сбором информации, которая помогала бороться с подпольем. Вторые же зачастую сами инициировали (провоцировали) создание революционных организаций, вовлекая в них, прежде всего, молодежь, а затем сдавая их охранке. В революционной же среде провокаторами считали всех без исключения.

В конце 1916 года в Чите с инспекционной поездкой побывал жандармский полковник Павел Заварзин, оставивший в эмиграции свои воспоминания:

«Здесь работа социал-демократов развилась так широко, под прикрытием союзов и библиотек, что в одном из донесений Департаменту полиции мне пришлось отметить, что в случае революции в Чите областной революционный комитет вполне уже сформирован, о чем я и доложил местному начальнику».

То есть, можно предположить, что Департамент полиции имел в Чите своего агента или агентов, о которых не знали местные жандармы. Именно от него (или их) Павел Заварзин и получил эту информацию. Причем это был именно агент, а не провокатор. Реакция руководителей Читинского охранного отделения просто поразила полковника Заварзина. По поводу его информации местный коллега «только пожал плечами и, разведя руками, ответил: «Ничего не поделаешь, нет доказательств».

Агенты до… 1913 года

Оценки численности тайной агентуры Департамента полиции и местных учреждений политического сыска по всей империи в этот период различными исследователями колеблются от 10 до 40 тысяч человек. Иногда агенты занимали очень высокие посты в своих партиях. У социалистов-революционеров (эсеров) агентом охранки был руководитель их Боевой группы (то есть главный террорист) Евно Азеф, а у социал-демократов (большевиков) руководитель фракции в IV Государственной Думе, член ЦК этой партии Роман Малиновский. В революционных организациях были свои «охотники за провокаторами», иногда это были сами… агенты охранки. Поэтому во время Февральской революции они же, эти тайные сотрудники, зачастую возглавляли толпы, громившие жандармские управления и архивы. Часть же архивов успевали уничтожить сами жандармы.

Но читинским революционерам вроде бы повезло. И 22 апреля 1917 года в «Забайкальской Нови» был опубликован «Чёрный список» местных агентов охранки. В нем восемь персон. Приводятся фамилия, имя, отчество, кличка (иногда несколько). Иногда — сумма, которую ежемесячно получал агент.

Сразу же бросилась в глаза одна закономерность. Все они были уволены в один и тот же год. Михаил Пономарев был уволен «за скудность и голословность сведений, а также за недовольство чересчур малым окладом 1-го января 1913 года». Фаддей Русланов уволен «1-го сентября 1913 года за выездом из Верхнеудинска». Болеслав Хамчик уволен 1 февраля, Аполлон Бочкарев и Филимон Сакович — 25 мая, Иван Моргунов -12 июня, Кузьма Килицын — 1 октября 1913 года.

Единственный сколько-нибудь ценный кадр в этом списке был один. Эдельштейн Александр Иудович по кличке «Маев», уроженец Енисейской губернии, член партии социалистов-революционеров (эсеров), работавший в Чите с 1-го мая 1912 года и сумевший «провалить» бежавшего из Александровского Централа (тюрьма в Иркутске) эсеровского боевика Карла Крумана. Но и он, похоже, в 1913 году Читу покинул. То есть это были кадры жандармского офицера, вероятно, покинувшего Забайкалье в 1913 году.

Своих агентов работавшие в охранке в тот момент не сдали. Заметка со списком заканчивалась словами: «Виновность других лиц следственной комиссией выясняется. Список их будет опубликован в связи с дальнейшей разработкой архива жандармского управления». Пока продолжения списка найти мне не удалось. Ни в архиве, ни в краеведческом музее, ни в краевой библиотеке имени Пушкина нет полного комплекта «Забайкальской Нови» за 1917 год. Но дополнительный список был.

Список Окунцова

В 1927 году его опубликовал директор краеведческого музея Петр Окунцов. В изданной тогда брошюре «Участие Забайкалья в революционном движении рабочего класса» он писал: «Около 18/5 марта (1917 г. — А. Б.) в Чите образовалась Комиссия по разбору архива Жандармского Охранного Отделения под председательством Ю. Полляк, при секретаре В. Фаддееве. Комиссия, на основе рассмотренных документов и опроса свидетелей, нашла возможным предъявить обвинение за сотрудничество с охранкой следующим лицам:

  1. Гулянскому, раб. Депо Читы 1-й.
  2. Гусельникову, бывш. издат. «Заб. Новь».
  3. Волкову Н.Н. (кличка: «Старый»), служ. ж. д. ст. Чита 1 -я.
4. Чеботареву А., иначе Маркову (кличка: «Седьмой»),
5. Золотареву С.Н. из В. — У-динска, (кличка: «Горбунов») и
6. Скуе Авг. Ив. (политссыль-ный, кличка «Числов»)».

Как видим это не те имена, что опубликованы в 1917 году. Тех он почему-то даже не стал вспоминать.

Петр Андрианович вообще сам был странным персонажем. С его слов в революционном движении Он был с 1889 (!) года, социал-демократом стал в 1906 году, членом партии большевиков-в 1918-м. В год издания брошюры он возглавил Читинский краеведческий музей, в котором взял на себя, прежде всего, историко-революционный сектор. Но популярностью среди коллег не пользовался. И в 1932 году был уволен с поста директора музея. Вроде бы какое-то время поработал в газете «Забайкальский рабочий», а потом… потерялся. Исчез человек и все. А вопросы остались.

Так что тема, поднятая в 1917 году «Чёрным списком», не закрыта по сей день.

Александр Баринов. «Дело» №4 от 22 марта

«Земля» опубликовала интервью с хирургом-онкологом Алексеем Селютиным. Он рассказал корреспонденту газеты о детстве, в котором мечтал стать лётчиком, семье, и, конечно, работе. Интервью получилось насыщенное деталями – здесь и о жизни врача, и о невозможности спасти, о том, как люди запускают заболевания, о Боге и силе человека, о желаниях и понимании. Или его отсутствии.

Всё зависит от людей

Гость редакции – врач, уникальный хирург в области онкологии, при участии которого создавалась и развивается по сей день онкологическая служба в крае, – Алексей Селютин. В последние годы он работает консультантом поликлиники «Забайкальского краевого онкологического диспансера».

Навстречу трудностям

– Алексей Станиславович, расскажите, как сложился Ваш путь к профессии?

– Я родился в Чите. Отец со Ставрополья, вернулся с фронта сюда, в Забайкалье, откуда родом моя мама. Брат старше меня на год. Когда мы были маленькими, родители переехали в Хилокский район, на ст. Бада. Они оба были медицинскими работниками, зубными техниками. Отец стал работать в бадинском госпитале, мама – в местной больнице. В 1966 году я закончил 39-ую школу в Баде.

Мечты, конечно, были у нас с братом разными, я даже лётчиком хотел стать, потому что жили мы в военном гарнизоне, но родители переориентировали. Мы оба поступили в Читинский медицинский институт. Брат стал стоматологом, а я проходил интернатуру по хирургии. В институте была военная кафедра, и сразу после окончания учёбы я ушёл в армию. Два года служил начальником медицинского пункта военного батальона в Монголии. А когда вернулся в Читу, в облздраве мне предложили работу в Онкологическом диспансере. Я ещё в институте подрабатывал здесь медбратом, знал структуру, людей некоторых, поэтому не отказался, и, наверное, не жалею…

– Говорят, Вы старейший врач здесь?

– Ну, сейчас у меня общий трудовой стаж 44 года, а чисто онкологического стажа – 42 года. Сначала я работал в хирургическом отделении, оно одно было тогда, мы занимались и гинекологией, и маммологией. Не было торакальной хирургии, а абдоминальная хирургия уже была, но уровень, конечно, совсем другой, по сравнению с нынешними временами. У меня были учителя, которые позволяли быстро расти. Это завотделением Анна Никитична Фомина; на кафедре курс онкологии вела Анна Алексеевна Булдакова, которая стремилась дать возможность расти, развиваться молодым врачам. Потом Анна Никитична ушла «начмедом», а завотделением стал Леонид Робертович Лейно. Талантливые люди.

Отделение было на 60 коек. Со временем всё изменилось – сначала от хирургии отошла гинекология и маммология, я остался в абдоминальном отделении.

– Почему остались?

– Дело в том, что в гинекологии и маммологии объём операций несколько ограничен возможностями, а в абдоминальной, в торакальной хирургии объёмы гораздо выше. Желудки, печень, поджелудочная железа, кишечник – это совсем другой уровень, конечно. Но больше всего меня сориентировала остаться Анна Никитична, она уже была «начмедом» в то время.

Учиться и учить

– Как карьера строилась? Ведь и Вы были начмедом диспансера?

– В 1990 году, когда по состоянию здоровья ушёл Леонид Робертович Лейно, мне предложили возглавить отделение. Тогда оно называлось первым хирургическим (сейчас таких шесть), а спустя три года, в 1993-ем, я был назначен на должность заместителя главного врача по лечебным вопросам. Должность «начмеда» мне предложил Геннадий Петрович Данилов, наш главный врач на протяжении почти двадцати лет. Я согласился и проработал в этой должности четыре года.

Всё-таки, это – не моя работа, тянуло в хирургию.

Хотя я оперировал и работая «начмедом», но потом планировалось строительство нового диспансера и встал вопрос о том, чтобы концентрировать всех онкологических больных в наших учреждениях. А чтобы забрать на себя всю онкологическую патологию, нам необходимо было освоить операции головы, шеи, гортани… Ну, щитовидку мы и раньше оперировали, а вот лёгкие, пищевод, операции на поджелудочной железе, на печени, урологические операции (предстательная железа, мочевой пузырь и почка) – всё это пришлось взять на одно отделение. Я вернулся на должность заведующего. Освоили мы все оперативные пособия для того, чтобы открыть другие отделения.

А потом пошло некоторое переосмысление: если раньше мы оперировали просто электроножами, сейчас есть специальные установки; если мы начинали лапароскопию, как осмотр брюшной полости с помощью лампочки, то сейчас с помощью лапароскопии мы можем даже делать операции.

Я считаю, что сегодняшний день диспансера – это удачное попадание в программу «Онкология». «Пробил» это Сергей Васильевич Лесков, бывший главный врач. Сейчас у нас есть всё. Разве что робота нет, чтоб оперировать! Но робототехника есть пока только в центральных учреждениях – в Санкт-Петербурге, в Москве, в Новосибирске…

– Пациенты Онкологического диспансера отличаются от больных любой другой клиники…

– Да уж, приятного мало. Ну что приятного, если приводят больного, которому ты помочь не можешь ничем? Это же не секрет, что у нас запущенность на высоком уровне, хотя она и в пределах общероссийских показателей. Но, давайте так: по раку желудка запущенность составляет 30–40%. Ну, проценты – это ни о чём, а если в абсолютных цифрах, представьте: 100 человек к тебе приходят, а ты 30–40 из них не можешь помочь. Про тех, кого мы оперируем, тоже не ясно ничего, ведь отдалённые результаты не всегда бывают… Вот существует мнение, что если прооперировал, значит, вылечил. Нет, это только время покажет. Это же онкология, а не хирургия. Это в хирургии результат годами сохраняется.

– Но запущенность – это районы, деревни какие-то малограмотные?

– Может быть, и районы, но и сами больные… Если анализировать причины запущенности, то не медицинские работники ошибаются, хотя всё бывает, но в основном-то сами люди не приходят, не обращаются, не обследуются! Им говорят, что надо пройти флюорографию, что нужно сделать маммографию, что если появились какие-то симптомы – обратитесь к врачу! А они порой в таком состоянии приходят, что даже ногами еле передвигают. Не знаю, почему люди сами не обращают на себя внимание? С высшим образованием женщины приходят с запущенным раком молочной железы – таким, который пролечить невозможно. Говорят, я месяц–два болею. А когда начинаешь подробности выяснять, оказывается, два, три, четыре года.

Принимать решения

– А сколько примерно тысяч операций провели за 42 года?

– Ну, это очень трудно сосчитать. Не знаю. Первые операции я делал ещё в мединституте. В первой хирургии ежедневно было 4–5 больших операции – желудки, кишечники, ну и так называемые «мелочи» – кожные заболевания, мягкие ткани и прочее, тоже порядка 4–5. Пропускная способность операционной с трудом позволяла это делать. От хирурга многое зависит, иногда молниеносно надо принимать решения. Но операция – это дело коллективное, и ассистент помогает, и операционная сестра – многое зависит от неё. У меня были такие, которым можно было не говорить ничего, только посмотреть на неё, она тебе подаст тот инструмент, который необходим. И в таком групповом согласии легче работать…

Конечно, были времена, когда мы практически жили в диспансере. Тяжёлыми были девяностые. Старые врачи ушли, молодые не задерживались – три, четыре, шесть месяцев – уезжали. Зарплаты задерживали. Работать было некому. Дежурных врачей не было.

Я тогда жил на Острове, по ул. Краснознамённой. Когда нужно было собрать бригаду на дежурство, за мной приезжала машина «Скорой». Это могло случиться в любое время, и она приезжала так часто, что соседи были уверены, что я работаю на «Скорой».

А ситуации были разные. Вот, например, ты отказываешь больному в операции, но быть 100%-но уверенным, что это правильная тактика, очень трудно. У нас столько было случаев, когда оперировали больных, вроде бы, даже оставались ткани опухолевые, а эти люди до сих пор живут. Трудно на один глаз определить ситуацию, если это воспалительный процесс, то он заживёт, а вот если опухоль? Определить, дифференцировать во время операции это сложно.

– А в чём всё-таки причина рака?

– Есть и вирусная теория, есть канцерогенный фактор… Но канцерогенов около 700, вот дай человеку канцероген и скажи, что будет у него рак лёгкого из-за этого? Нет, не будет.

По-моему, где-то в 1979 году я был на специализации в Казани, и там говорили, что через 20 лет количество онкологических заболеваний увеличится, а среди медицинских работников – в 20 раз. Но мы этого не видим. Здесь нет фактора заражающего, вирусного – как, например, аденовирусная инфекция или как грипп.

Хотя учёные работают, ищут причины. Говорят, кто выявит причину – тому поставят золотой памятник. Но я сомневаюсь.

Про семью и счастье

– Расскажите о своей личной жизни?

– Жена у меня работала здесь же, только в радиологическом отделении, сейчас в госпитале, тоже врач высшей категории. У нас двое сыновей: младшему 30, старшему 37. Внуков пока нет. Брат мой стоматологом работал, потом в армии служил, сейчас живёт в Калининграде.

– Что для души? Какое-то хобби есть?

– Раньше занимался лыжным спортом, неплохо играю в теннис, волейбол – даже играл в «Локомотиве». Охотились, рыбачили. Сейчас здоровье не позволяет.

– А как проводите свободное время?

– Сейчас айфоны везде, игры не люблю, читаю. В основном статьи по хирургии.

– Себя ощущаете на свой возраст?

– Наверное. Да. Человек всё равно устаёт, и эта усталость появляется – не знаю, как у женщин – я её ощутил, наверное, в 60 лет. Хотя перед этим задумывался уже. Когда исполнилось 55, я перестал дежурить.

– Дети продолжили династию?

– Нет… Они нас не поняли. В период перестройки не только же родители воспитывали, но и окружение, общая ситуация в стране. Утерян у нас престиж профессии.

– Вы сейчас оперируете?

– Редко. Если только есть реальная нехватка рук – или молодые специалисты только пришли, или наши врачи уехали. Вот в торакальном двое врачей уезжали – один в Питер, но вернулся, второй так и остался в Москве.

– А Вам никогда не хотелось уехать из Читы?

– Меня приглашали заведовать отделением в Иркутск. А сейчас «перебираться в тёплые края» зовёт из Калининграда брат. Но Забайкалье мне больше нравится.

– Счастливый Вы человек?

– Счастье – это объёмное понятие. Есть счастье в любви, счастье в работе, счастье в семейной жизни… Во всём быть счастливым нельзя, но хотелось бы… Я считаю, что я попал в диспансер – это моя жизненная удача. Считаю, что мне повезло, не всем же везёт попасть в жизни в струю. Кто над нами и кто нами управляет? Хотя тогда, в 1972 году, я не думал, что кто-то управляет мною, думал, что сам всем управлял…

– А сейчас?

– Сейчас понимаю, что кто-то же помогал, пусть даже окружение, не обязательно же силы небесные…

– Но в Бога не верите?

– Нет, в Бога я не верю, уходить в то, что всё божественно – нельзя.

– Но говорите, что порой безнадёжные случаи, а люди встают, живут…

– Если поможет, то поможет или врач, или окружение, или та ситуация, в которой можно помочь… В жизни чудес не бывает. Всё зависит только от нас, от людей.

Мария Вырупаева. «Земля» №11 от 21 марта

В «Земле» и очерк о селе Средняя Кия. Такие тексты совершенно прекрасны, они о людях, о причинах и следствиях, о смене поколений, истории, политике, чаяниях и надеждах. Вот, например, выдержка о молодёжи в селе: «Молодёжь в Кие ещё есть, правда, как и повсеместно в забайкальских сёлах, её можно разделить на три группы: одна не стремится заниматься личным подсобным хозяйством и надеется на дотации, компенсации и родительские пенсии. Вторая, самая малочисленная, держится за землю, не бежит и живёт за счёт привычной крестьянской работы. Есть и третья – эти уезжают на вахты, и здесь селу повезло».

Есть в Средней Кие «оборона»…

Средняя Кия, как девчонка-скромница, спряталась за коротеньким отворотом от «федералки». А уж удивила! Маленькая деревушка из аккуратных ухоженных домиков без зияющих пустот брошенных домов, да в окружении берёзовых да сосновых сопок так и просится на фото – мол, посмотрите, раз уж приехали.

А киинцам не до обзора привычных красот: дрова вот уложить надо, добежать до своего «рынка» – наехали в село предприниматели из Первомайского. Кофточки, костюмчики ребятишкам, одежда на любой возраст и все случаи жизни. «Подешевле, чем в Шилке», – прицениваются селяне: магазина промышленных товаров в селе нет.

Уютно и цветам и детям

А вот и главное для любой деревни – школа-сад. С новенькой крышей, уютным двором и диковинными цветами в промытых окнах. Сопки ещё в снегу, а здесь вовсю весна «светит». У ребятишек выходной – пятидневка. Единственный учитель Елена Алексеевна Старновская бросает домашние дела, и мы идём в школу. Она коренная – киинская. «В этом году юбилей – 50 исполнится, я после учёбы немного в Богомягково поработала, а в 1988 приехала домой, так тут и тружусь», – улыбается она.

Сейчас в малокомплектной школе три класса и пять детишек. Один в первом, три второклассника, и один учится в третьем классе. Она не жалуется, привыкла. Это только учителю понятно, что такое три программы и одновременные занятия с несколькими классами. «Можно сказать, в полторы смены работаю. Два урока занимаюсь с одним классом, потом другие подходят. Сейчас вот Лера читать научилась, перейду на одну «смену», – поясняет Елена Алексеевна. Лера – это внучка, она единственная первоклассница, в 2017 году их будет четверо.

В одном здании со школой детский сад, его открыли в 2013 году – указ президента подсобил киинским ребятишкам, тогда и новая крыша появилась, и современные двери с пластиковыми окнами, и компьютеры. Муж Елены Алексей шутит: «Нам вообще повезло, что мы рядом с федеральной трассой: Путин проехал, появилась хорошая сотовая связь».

При открытии здания после ремонта золотодобывающее предприятие «Прииск Соловьёвский», работающее на территории сельского поселения «Богомягковское», подарило в школу компьютеры. Так что теперь Елена Алексеевна живёт цивилизованно, есть стабильно работающий интернет, а уж о здании и уюте сами позаботятся. Классы и учительская здесь, что оранжереи. «У Лены, что ни посадит, всё цветёт», – невольно делает комплимент жене Алексей. А я, тоже невольно, думаю: в её руках и детям и цветам по-домашнему уютно.

Контрасты, как у всех

Средняя Кия сейчас – это одно из четырёх сёл сельского поселения «Богомягковское», что в Шилкинском районе. Богомягково, Средняя Кия, Кокуй-Комогорцево, Кыэкен, когда-то были участками колхоза-миллионера «Первое мая», и людей, заставших колхозный расцвет, здесь немало. Один из них муж Елены – Алексей Старновский, тоже киинский. «56 лет в Кие, я отсюда только в армию уезжал. Кем только не работал – слесарем, водителем, кочегаром, заведовал молочно-товарной фермой. У нас же раньше из Кии мало кто уезжал, столько было работы. На ферме больше 200 фуражных коров, плюс молодняк. Как такое забудешь. Дадут план надоить по 500 тонн молока, и каждый день отслеживаешь, ищешь, почему на 20 литров надои упали. Нам самим было интересно работать по системе Чертаева, когда был хозрасчёт. Тогда у колхозников росли заработные платы, это был дополнительный стимул людям. На ферме было 8 дойных групп, всё механизировано, откормочный гурт держали. Киинская ферма всегда была на хорошем счету в районе – первые и вторые места по итогам работы были привычными», – рассказывает Алексей

Говорим о дне сегодняшнем. Молодёжь в Кие ещё есть, правда, как и повсеместно в забайкальских сёлах, её можно разделить на три группы: одна не стремится заниматься личным подсобным хозяйством и надеется на дотации, компенсации и родительские пенсии. Вторая, самая малочисленная, держится за землю, не бежит и живёт за счёт привычной крестьянской работы. Есть и третья – эти уезжают на вахты, и здесь селу повезло: «Дорога рядом, асфальтовый завод есть, у нас многие по вахтам ездят», – поясняет глава поселения Сергей Васильевич Старновский…

И везло же на Старновских

Везло мне в этот день на Старновских, ведь наряду с Тюменцевыми и Варламовыми это одна из самых распространённых киинских фамилий.

Мы говорим с главой поселения, ему 60, и все годы здесь. Так же, как у Алексея Старновского: «изменил» селу только с армией! А вообще, Сергея можно нонсенсом назвать – четвёртый срок в главах ходит, хоть и с перерывом, но всё-таки стаж и показатель доверия. Нонсенс и в том, что живёт глава не на центральной усадьбе, в Богомягково, а здесь. «Как-то давно мне даже квартиру в Богомягково предлагали, переезжай, чего каждый день туда-сюда кататься, а дети ни в какую. Так и езжу», – объясняет глава.

Вспоминает: до армии работал скотником, после – водителем, три года заведовал молочно-товарной фермой, 13 лет – киинским участком. «До семи отар, конный гурт, комсомольско-молодёжная ферма, почти полторы тысячи гектаров посевных. На память от колхоза-миллионера у нас ещё гараж сохранили, зерноток, школу и клуб. В 80-х в Кие за три года целую улицу Трудовую построили и дома для колхозников в других местах», – рассказывает Сергей Васильевич. Как сейчас? 1100 человек на всё поселение, уменьшение численности скота на сельских подворьях. А если говорить о сельском хозяйстве, то три фермера в Богомягково и один в Средней Кие. Есть и сельскохозяйственная артель «Богомягковская», что сохранилась на колхозных «останках». «В артели в этом году все посевы сгорели, списали на 100%, компенсацию от государства пока не получили», – характеризует глава. Три КФХ в Богомягково из разряда начинающих фермеров. Сергей Егоров, Владимир Кулаев, Ирина Шелеметьева только начинают подниматься и государственной поддержки пока не получали.

Умом законы не понять

Невольно затрагиваем вопросы и этого «раздела». «Как понять 131-й федеральный закон? Я как глава теперь не имею права обеспечить дровами даже объекты инфраструктуры. Говорят, коррупция. А бюджетная система и дотации? Заработал или сэкономил, значит, вроде бы имеешь право что-то сделать для села. Но именно на эту сумму обрежут дотацию. Так какой стимул у главы работать? НДФЛ по налоговому законодательству для сельских поселений смешной – 2%, какой смысл за эти крохи «трепыхаться», – говорит глава о наболевшем и очевидном. В местном самоуправлении снова перемены и экономия. «Политика непонятная – землеустроитель на полставки от района, делопроизводитель и специалист – тоже «на половинках», а это 5–6 тысяч рублей. Бухгалтера сократили – централизация. С землёй сколько работы переделали, теперь ту, на которую собственность не разграничена, передают в район. Там по закону можно без межевания распоряжаться, а у нас в сельских поселениях на это денег нет. Хотя нам-то на местах виднее, что за земля и где, да и паи порой так навыделяли «клочками», что сложно и на месте разобраться».

Сергей Васильевич ищет и плюсы (не очень-то любит сельский житель жаловаться). В прошлом году провели ремонт домов пяти труженикам тыла – по 50 тысяч рублей освоили. На территории поселения два кафе, асфальтовый завод, золотодобывающее предприятие, а это доходы от аренды земель (которые опять-же легко свести на нет, уменьшив дотации). Есть помощь от «золотарей»: буртуют свалки, поставили пластиковые окна в интернате и детском саду, купили компьютеры в школу. По программе «Ремонт сельских домов культуры» отремонтировали крышу в ДК Богомягково. Только вот главе до сих пор перед подрядчиками из Читы стыдно: они выполняли ремонт в долг, и краевой бюджет до сих пор не вернул свою долю расчёта в 700 тысяч рублей, а уже новый год начался. «Теперь бы подлатать крыши в домах культуры в Средней Кие и Кокуй-Комогорцево», – строит планы Старновский. Как без планов, ведь ему здесь жить…

Вместе с супругой Любовью Сергеевной троих подняли – все дети теперь в Чите. А родители шутят: «У нас тут дача, по федералке всего 180 километров, внуки любят приезжать, дети всегда «прибегут» – помогут. Мы с хозяйством не расстаёмся, без гостинцев не уедут. Вместе посчитали, только у супруги в селе больше 30 родственников. Так что отсюда теперь – никуда».

Крепка оборона

Валентина Георгиевна Старновская (на фото) и Николай Николаевич Тюменцев – киинские старожилы, по 86 лет «прошагали» и всё здесь. «Нас у мамы с папой было пять сыновей и четыре дочки. Когда началась война, сразу четырёх братьев забрали, мама тогда несколько дней не могла встать с кровати. Самого младшего забрали позднее, на войну с японцами. Наш Пётр погиб, сообщили, что похоронен на Украине, цела ли теперь его могилка, по телевизору слышу, что там сейчас творится. Я три класса закончила и пошла работать, в школу надо было за 7 километров на прииск ходить, там в войну золото мыли», – вспоминает Валентина Георгиевна.

Поколение, на чьи плечи легла тяжёлая и взрослая работа, теперь ничем не напугать. Валентина Георгиевна живёт с сыном, и до сих пор всё положенное по её меркам хозяйство держит. «Корову только нынче не дою, старой не стало, а с молодой мне с моей палкой не справиться. Огород засаживаем, солю, мариную, излишки продавали нынче. Но, конечно, курочек держим, свиней, чего на пенсию-то надеяться?» – улыбается она, и мы снова возвращаемся туда, в молодость. «Народ дружный был, друг друга все поддерживали, не обижали. Нас на стан отправляли работать, мы же и пахали на быках, боронили, снопы вязали. Уставали, конечно, с солнышком работать начинали. Вечером в зимовье упадём на двухъярусные нары, девчонки и парни вместе, не до разделения было. И никаких обид тогда не было, а сейчас слушать страшно».

По-житейски говорит о том, что пришла молодой девчонкой в этот дом и 24 года, как дочка, прожила вместе со свекровью. «10 лет жили вместе с мужем, он рано погиб, разбился на лошади, и 14 лет без него, она ни к кому идти не захотела. Конечно, помогла мне ребятишек поднять. Я 12 лет почтальоном работала, за почтой уеду в Богомягково, а оттуда всё на себе пешком несу. Люди тогда выписывали много, все читали, помню, одних «Крестьянок» больше 20-ти носила. Дороги хорошей тогда не было, а почта каждый день ходила. Приду, рассортирую и пошла по селу», – вспоминает Валентина Георгиевна.

В Средней Кие она не одна: три сына здесь, только дочка на БАМ уехала. Говорит о внуках и правнуках (каждый в материнском сердце): получили образование, работают, радуют. А она по-прежнему «держит оборону» на киинской земле. «Из моих годков теперь только Николай Николаевич Тюменцев остался, все ушли». Светлыми окнами смотрит в улицу до сих пор крепкий и ухоженный дом труженицы тыла Валентины Георгиевны Варламовой. Говорят, дома похожи на своих хозяев. Сколько лет дому она не вспомнила, пришла сюда молодой женой, да так и осталась. Долгих Вам лет, Валентина Георгиевна!

Для деревенской жизни созданный

Денис Старновский – единственный фермер в Средней Кие. Молодой, к трём десяткам «катится». Вспомнила массу известных примеров его сверстников и подумала: в таком возрасте все, что получили образование (и без него тоже) по городам мотаются, отвыкают от деревни, привыкают к городскому шуму да суете. У Дениса образование высшее. «Только я охранником в магазине работать не собираюсь, здесь жить буду, просто работать надо», – объясняет он свой выбор. Родители не настаивают. «Такой уж он у нас, для деревенской жизни созданный, вот Сергей для города, так в Чите живёт». Из своих одноклассников он единственный, кто пытается крепко пустить корни в киинскую землю. У него всё основательно: жена, дети, работа «по солнышку» и разводить разговоры фермеру особо некогда. «Кредитов два миллиона, скота под сотню, свиней развожу. С господдержкой долго не везло: подавал заявки на участие в грантах и никак не попадал. Потом оформил заявку на жену, и «подфартило» – купили трактор», – коротко поясняет фермер.

Что касается настроения и настроя, то ответ только такой: надо работать. И пусть бытует в забайкальских сёлах мнение из разряда «у соседа за забором всё само собой получается», люди, знающие цену крестьянскому труду, хорошо понимают, как на земле богатство достаётся. Ну а тем, что «за забором», остаётся только пожелать такого богатства, от которого рубахи от пота не просыхают. Кстати, слова эти, пусть и чуток перефразированные, принадлежат герою актёра Евгения Матвеева – Захару Дерюгину. Они сказаны о крепких хозяевах, для которых земля – тот источник крепости и силы, без которого они жизни не мыслят.

Уютная деревушка с крепкими домами скрылась за поворотом, а радость от встречи с ней и людьми, живущими здесь, осталась. «У нас тут всегда грибы есть и земляника, раньше за голубикой и то пешком ходили. Спасибо тебе, будешь в Кие, заходи», – услышала я от Валентины Георгиевны Старновской. И вас, спаси Бог… Всех, кто «обороняет» маленькую деревушку Средняя Кия от жизненных напастей и хранит её такой, какая она есть.

Татьяна Гусева. «Земля» №11 от 21 марта

«Аргументы и факты» собрали истории забайкальцев, которые выбрали заграницу своим домом. Кто-то уехал к морю – не Чёрному, а кто-то путешествует без остановок. Человеку важно найти себя, и случается, что произойти это может лишь вдалеке от дома.

Уехали и не вернулись

Почему забайкальцы выбирают заграницу?

Уезжают из нашего региона не только в Иркутск, Краснодар или в Москву. Некоторые выбирают зарубежные страны.

Недавно мы связались именно с такими людьми и выяснили, как забайкальцам живётся заграницей.

Путешествия — образ жизни

— Я уехала из Забайкалья сразу после школы. Поступила в университет в Новосибирске, — рассказывает Екатерина Крыласова, бывшая жительница поселка Оловянная. — Я всегда грезила о загранице. А когда ты чего-то очень сильно хочешь и предпринимаешь какие-то шаги, то обязательно всё исполнится.

Сейчас я путешествую по миру. И это мой стиль жизни. Я путешествую по Азии, недавно посетила Латинскую Америку. Жила три месяца в Бразилии. Сейчас я живу в Индонезии на острове Бали. Кто-то назовет меня везучей, и это, конечно, так!

Почему я могу себе это позволить? Я нашла работу, которая помогает мне путешествовать. Я бизнес-тренер, провожу обучение и консультирую предпринимателей. Конечно, я скучаю по своим родным и близким, но возвращаться в Забайкалье в ближайшее время не планирую. Хочу максимально реализовать свои возможности и объехать весь мир!

На берегу Средиземного моря

Евгения Мирсоедова из Читы. Работала в одном из банков города, а несколько лет назад познакомилась с мужчиной, который сам из Забайкалья, но уже много лет проживает в Израиле.

Расписывались в России, в Чите, а их дочка родилась уже в средиземноморской стране.

— Сейчас мы живём в городе Ришон ле-Цион, это центр Израиля, в прибрежной полосе Средиземного моря, здесь много русских, поэтому общаемся на родном языке, — поясняет Евгения. — Недалеко от нас тоже живёт семья из Читы. Поэтому мы не чувствуем себя «оторванными» от России, от родного Забайкалья.

Евгения работает кассиром в супермаркете. Денег хватает в том числе и на то, чтобы оплачивать частный детский сад (дочке уже три года), снимать жилье и путешествовать. Супруг Евгении трудится в израильской авиакомпании.

За шесть лег, что Евгения живёт в Израиле, она только два раза была в Чите.

В Америку по обмену школьников

Елена Манькова выросла в городе Петровск-Забайкальском. Школу закончила с золотой медалью, а впервые в Америке побывала в рамках программы по обмену школьников. Семья американцев, в которой жила Елена, предложила вернуться после школы в Америку, здесь найти работу и остаться жить.

Сейчас Клена работает экономистом. Замужем за американцем. В семье подрастает сын.

«По Забайкалью… скучаю»

Татьяна Горюнова живёт в Германии в городе Франкфурт-на-Майне. А родилась и выросла она в селе Аца Красночикойского района. После школы окончила факультет иностранных языков

Забайкальского педуниверситста и по совету преподавателей отправилась в Германию на языковую практику. Самым оптимальным вариантом была программа Au Pair.

— Отношения с немецкой семьёй сложились достаточно доверительные, поэтому они и предложили мне остаться и получить европейское образование в их стране, — рассказывает Татьяна. — Мне не хотелось упускать такую возможность, и поэтому я осталась. Кстати, мои одногруппники по университету, Арина Цешшк, Рада Гантимурова, тоже живут и работают в Германии.

Адаптация к новой культуре прошла легко. У девушки практически сразу появились друзья. Отметим, в Германии Татьяна получила высшее экономическое образование. Параллельно учёбе работала в музее прикладного искусства во Франкфурте и переводчиком на международных выставках (Frankfurt Messe).

Сейчас у девушки постоянная работа — она бухгалтер в одной крупной немецкой фирме. В Забайкалье девушка приезжает не чаше двух раз в год. Далеко. И дорого.

Елена Лоскутникова, Надежда Пеньковская «Аргументы и факты. Забайкалье» №12 от 22 марта

«Эффект» разбирался на неделе с региональными операторами капитального ремонта. Фонд капремонта региона – лишь финансовый посредник, говорится в статье. А это значит, что ни вы, ни оператор подрядчика не выбирают. И от этого иногда проблем становится ещё больше.

Капитальное решение

Как делаются деньги на бездействии жильцов многоквартирных домов

В последнее время только и слышно, как славно живется за границей. Там-де чистота и порядок, а пенсионеры тамошние по заграницам раскатываются…И, вообще, хорошо там, где нас нет.

А всё потому, что когда наши российские братья-сёстры приезжают в страны с многовековым укладом чистоты и благоустройства, то как-то норовят этот самый уклад да нарушить. Оттого наших за рубежом ох как не любят. И правильно делают!

Прежде чем вламываться в чужой монастырь со своим уставом, неплохо было бы побороть разруху в собственной голове. А то что же это получается? Во-первых, мусорных урн народ наш не признает, а посему и гадит повсеместно. Во-вторых, после выгула собак оставляет «минные» территории из экскрементов своих любимцев. В-третьих, законов вообще не знает…

Кстати, скорее всего, именно по причине последнего и происходят многочисленные беды народные. И за примерами в данном случае далеко ходить не надо. Возьмем достаточно избитую прессой и общественным мнением тему капитального ремонта.

Так вот. Весной прошлого года часть жильцов нашего многоквартирного дома очень негодовала по поводу того, что из крупной управляющей компании, практически монополиста на городской площадке, МКД переходил в малоизвестную УК.

Теперь о тех страстях и перепалках ярые противники перехода вспоминают со снисходительной улыбкой. И есть отчего. За непродолжительное время своего управления компания первым делом оборудовала грязное помещение, где обретались такие же грязные сантехники и электрики прежней управляющей компании. Затем в подвале дома поэтапно сменили трубы, электрику и сделали еще немало добрых дел.

Но самое-то главное: наш дом вместе с УК сменил и оператора по капремонту. И теперь жители нашего дома и тех, что расположены по соседству, платят целевым в компанию, а не транзитом региональному оператору. Уже нынешним летом выбранная нами компания в рамках капитальных ремонтных работ запланировала ремонт крыши. Таким образом, постепенно, а не в авральном режиме и должны в идеале устраняться неполадки в многоквартирных домах. И такое положение дел возможно при условии, когда (повторяюсь для усвоения прочитанного) оплата идёт целевым на конкретные цели. Вот, к примеру, жильцы нашего дома отныне могут принять решение об увеличении размера взноса и, таким образом, расширить перечень работ, который можно провести по капитальному ремонту для общего комфорта. В том числе повысить энергоэффективность дома, снизив, таким образом, расходы на коммунальные ресурсы исключительно нашего дома.

Теперь остается только сочувствовать тем, кто «плывёт по течению», «доверяя» свои платежи (или продолжая накапливать долг) региональным операторам. В идеале средства, которые уплачивают собственники регоператору, должны идти исключительно на проведение капремонтов. Ни одна копейка из платежей граждан не может быть потрачена ни на что, кроме ремонта. Иное дело, каким образом данный капитальный ремонт осуществляется. Практика свидетельствует о самых негативных последствиях таких капитальных преобразований.

А всё почему? Да потому, что на самом деле фонд не выбирает никаких подрядчиков. Опять-таки в идеале должны проводиться «конкурс» и «тендер». Но это же нужно копаться, суетиться, проводить этот «конкурс» и «тендер». И на деле выходит, подают заявки, например, пять компаний. Из них четыре реально «рога и копыта». Просто подставные фирмёнки, которые устраивают гражданам шоу с декорациями. Декоративные конторы где-нибудь за час до тендера снимают свои заявки, и в результате в этом самом «тендере» участвует одна-единственная, скорее всего аффилированная, «капитально-ремонтная» компания. Ну, а в случае с участием нескольких подрядных организаций по осуществлению ремонта выходит и того хуже. При явном браке при выполнении работ не с кого будет и спрашивать. И только потому, что государство не несет за это никакой ответственности. В данном случае государство самоустранилось, создав некую контору, очень мутную, зарегистрированную с грубейшими нарушениями законодательства, которая называется «Фонд капитального ремонта». Отношения с этой мутно-сомнительной организацией «узаконены» ФЗ. Но при этом не существует никаких обоюдных договорных обязательств между этим фондом и гражданами. А коль нет договора, так нет и обязательств. То есть обязательств нет у фонда, а граждане-то как раз несут эти самые обязательства по оплате перед последним. Причем на полную катушку. А взамен им государство «гарантирует» проведение капремота в течение аж тридцати лет!

Ну, а как если этот самый фонд «прикажет долго жить» (допустим, программа, что нередко у нас бывает, свернется)? В таком случае государство, как это уже было сто раз, умоет свои руки. И что в таком случае делать, каким образом возвращать-догонять вложенные в данную аферу деньги? Договора-то нет!!

А чем, по сути, является Фонд капитального ремонта? Нет, он не исполнитель работ, а всего-навсего финансовый посредник. А «финансовое посредничество» — это услуга. А на любую услугу должен быть договор. Вот, таким образом, круг и замкнулся.

По Гражданскому кодексу договор — это письменная сделка. Так что давайте с вами • всё сначала пропишем, все обязательства друг перед другом и все права. Как в аналогичном договоре с конкретной управляющей компанией. А пока, согласно мировому праву, региональные операторы даже в суд не имеют права подавать, потому что никто их на общем собрании не выбирал, с ними договор не заключал…

Поэтому, чтобы не нажить себе забот, уважаемые земляки, пользуйтесь теми правами, что на сегодняшний день предоставляет вам законодатель. Где можно — требуйте, где можно — выбирайте, только не шепчитесь злобно от собственного бессилия по углам. Учтите, источник многих бед заложен в человеческой лени и инертности.

P.S. 19 марта коммунальщики отмечали свой профессиональный праздник. Как бы мы их ни ругали, всё-таки есть среди работников ЖКХ профессионалы, заинтересованные в том, чтобы нашим людям жилось лучше. Так пусть побольше будет таких! А нам остаётся отвечать взаимностью на их дела и капитальные преобразования в сфере ЖКХ.

Мария Березкина. «Эффект» №12 от 21 марта

«Читинское обозрение» с пристрастием смотрит на воду из кранов читинских домов. Тут надо просто читать всё, от начала до конца, тогда узнаете, где в Чите бежит вода, перенасыщенная минералами, как решаются проблемы с некачественной водой в городе, нужны ли фильтры, кто следит за качеством жидкости в оба, полезно ли пить много. А ещё, что самая чистая вода в мире у финнов.

Какую водицу пьёте, читинцы?

О вынужденных и надуманных «водяных» предпочтениях горожан

Дорога Каштак – Смоленка. Остановка «Три тополя». Утром, в конце рабочего дня, в выходные в любое время года на дорогу с низины поднимаются люди. Несут бутыли, канистры, фляги… Лестницу приспособили. В низине – родник. По воду с подводой.

По воду с подводой

Такой же «водопой» устроен под бугром с левой стороны Смоленки (если двигаться в направлении Карповки). Из-под земли давит воду (см фото). Ледяная, хрустальная, она обжигает холодом и торопится уйти ручьём на закат. В ледовой расщелине – каменный выступ: кто-то позаботился, чтобы земляки не намочили ног, опуская тару в прозрачные струи.

На машинах доезжают вплотную. Иногда возникает столпотворение. И как в великую засуху в джунглях, все тут, – скромные «запорожцы» и блестящие джипы. Такие же разные их владельцы. Разговорившись с людьми, узнаю, что здесь не только горожане, но и местные жители.

– Скважина дома отличная, 20 лет пили. А последние год-два идёт ржавчина. Только для технических нужд используем. За питьевой – сюда, – рассказывает мужчина, загружая багажник пластмассовыми бочонками.

Пока взрослые трелюют канистры, ребятня скатывается с горы.

Между Смоленкой и посёлком Забайкальским (в народе – Забайкалец) вниз от трассы тоже не зарастает «тропа». До самой ночи вспыхивают фары водовозов. Не говоря уж об источнике в Карповке, где за водой настоящее паломничество.

Любопытно, что на форумах в Интернете ведутся бурные дискуссии по поводу, в каком источнике вода лучше и почему, но при этом качество определяют по отсутствию (или наличию) налёта в баллонах, проблемам с почками и другим факторам, большинство которых сводится к определению «на глазок».

«Вся вода в районе Карповка – Забайкалец перенасыщена минералами, я летом свалился с камнем в почках, результат нескольких лет потребления этой водички. Обошлось без операции, поставил дома фильтр», – пишет один пользователь.

«В воде из-под крана минералов меньше, что ли? Соли надо кушать меньше», – отвечает другой.

«А по-моему в Карповке вода близка к дистилированной, ещё там много серебра. Пью её уже лет 15–20, проблем с почками ни у меня, ни у родителей, ни у друзей не наблюдается».

«Под горой за Смоленкой точно зашкаливает, у тестя все канистры позеленели».

«У нас в Романовке испокон веков талую воду пили, зимой кололи и возили лёд, хотя проруби на Витиме всегда есть. Дед говорил, что талая вода самая чистая и сил на весь год даёт. Я по привычке до сих пор пью талую воду, замораживаю в бутылках, таю и пью», – подключаются к теме третий, пятнадцатый…

Кто-то советует поставить фильтры «с отдельным краником» и не тратиться на бензин на загородные выезды за водой: «У меня сначала стоит сетка на входе на обеих трубах, типа грубейшей очистки. Это чтобы счётчики и стиралка на забивались песком. Следом на кухне стоит фильтр тонкой очистки только на отдельный кран холодной воды, типа питьевая для чайника и супов. Зачем посуду мыть и унитаз смывать отфильтрованной водой. Накипи в чайнике нету».

Кто-то делится открытием: водокачка на Луговой улице с артезианской скважиной, вода чистая, и «ездить далеко не надо».

Кто-то, может, и не доволен качеством воды, но ездить за ней не имеет возможности, а покупать в магазине дорого. Поэтому отстаивают, фильтруют…

Мнения расходятся.

«Живу я в 1-м микрорайоне, воду пью из-под крана. Сколько живу тут, столько и пью».

И: «В Чите нет нормальной воды из-под крана. Разве что в Северном».

Или: «Сама по себе вода у нас хорошая, артезианская. А вот сети водопроводные в ужасном состоянии. И чем старее дом, тем хуже качество воды…».

Гордятся своей водой жители Антипихи: «Даже не кипятим!» (водоснабжением занимается силикатный завод).

Поставить точку в этих разногласиях могут только специалисты.

Чите ещё повезло

Заслуженный мелиоратор России, доктор технических наук, профессор кафедры водного хозяйства и инженерной экологии ЗабГУ Валерий Заслоновский рассказывает, что, хотя результатами обширных исследований загородных источников не располагает, но вода там всё же лучше, чем водопроводная. Другое дело, что ничего опасного из наших труб и не бежит. По сравнению с мегаполисами (Москвой, Новосибирском) и многими другими городами, водоснабжение Читы происходит за счёт подземных вод. Не поверхностных и не смешанных. Сам Валерий Николаевич проживает в районе Петрозаводской и пьёт, признаётся, воду из-под крана, правда, кипячёную. Повышенное содержание железа в воде, характерное для наших мест, есть, конечно, но оно не столь губительно для организма.

За качеством воды следим в оба

Татьяна Кушиташвили, начальник отдела надзора за состоянием среды обитания, условиями проживания, условиями труда и радиационной безопасностью управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю, с любовью и ответственностью к своему делу отмечает:

– Вода, образно говоря, живой «организм». Сегодня в одном районе города он может быть одним, завтра другим… Картина кардинально меняется в течение суток, не то что недели или месяца. Поэтому отбор проб питьевой воды на исследования проводится регулярно как ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» в рамках социально-гигиенического мониторинга, так и ресурсоснабжающими организациями (АО «Водоканал-Чита» и др.), и управляющими компаниями. Работа в данном направлении проводится значительная.

По словам Татьяны Александровны, работают не только по мониторингу ситуации, но и по улучшению качества питьевой воды в городских сетях. Большую заслугу этого специалисты видят в реализации на территории края федерального закона от 28.12.2012 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении».

– Проведена очень большая работа с администрацией города, с АО «Водоканал-Чита», ПАО ТГК-14 и со всеми управляющими компаниями (таковых в городе более 36). Все УК имеют программы производственного контроля качества питьевой воды, но не все осознают, что могут и должны сами регулировать взаимоотношения между ресурсоснабжающими организациями и УК, узнавая в рамках установленных договорных отношений, какого качества вода им подаётся, и далее влиять на тарифы…

Как итог кропотливой работы последних лет – «значительно снизилось количество жалоб на качество воды от населения из районов города, по которым были ранее проведены суды в защиту неопределённого круга лиц (п. КСК, мкр Каштак)».

Решена большая проблема с водоснабжением многоэтажных домов по улице Новопутейская в районе Черновских. Около трёх лет АО «Водоканал-Чита» ежедневно по графику снабжал жителей привозной питьевой водой. Конечно, это было очень неудобно, особенно жителям верхних этажей. Зато теперь полностью заменено оборудование скважины, обустроена модульная станция по обезжелезиванию воды, по результатам лабораторных исследований качества питьевой воды теперь она полностью соответствует санитарным правилам. Ездить с Черновских в Смоленку и Карповку за водой теперь нет необходимости.

Как и профессор Заслоновский, начальник отдела Роспотребнадзора Татьяна Кушиташвили уверена, что и жителям других районов города можно без опаски употреблять воду из-под крана, так как она по результатам ежегодных лабораторных исследований соответствует требованиям по главному показателю безопасности воды – микробиологическому без проведения ежедневного обеззараживания, а только в редких случаях по эпидемиологическим показаниям. По сравнению с очень многими аналогичными по количеству населения городами России, Чита может похвалиться неплохим качеством питьевой воды. Проблемы эпизодически возникают, но общая цель надзорных органов и водоснабжающих предприятий совпадает с интересами населения – вода должна быть чистой, прозрачной, без посторонних запахов, привкуса и главное – безопасной.

Мало кто знает

…что при температуре минус 120º вода становится вязкой и тягучей. А охлаждённая до минус 135º изменяет кристаллическую структуру на стеклоподобную.

Горячая вода замерзает быстрее, чем холодная. Явление, открытое в 1963 году, называют эффектом Мпембы. Пока учёные ищут объяснение парадоксу, население вовсю использует его на практике – например, заливая катки и горки горячей, а не холодной водой.

В зависимости от окружающей среды, вода впитывает в себя положительную и отрицательную информацию, меняя структуру молекул. Поэтому сказки о «живой» и «мёртвой» воде не совсем сказки.

В Алжире есть озёра из чернил, их водой можно писать на бумаге. В Азербайджане – озеро с метаном (от зажжённой спички вода загорается голубым пламенем). Озеро в Сицилии подпитывается концентрированной кислотой, жизни в нём нет.

В зависимости от условий без воды человек может прожить от 3-х до 10 дней.

Из неплотно закрытого крана за сутки может «накапать» 840 литров воды.

Самой чистой считается вода Финляндии.

Вода, соответствующая формуле Н2О, существует лишь на бумаге. В зависимости от происхождения и растворённых веществ известно около 1330 видов воды (родниковая, талая, дождевая, почвенная).

Употребление излишней воды может повысить артериальное давление, но в то же время – это лучший способ избавиться от отёков и лишнего веса.

Елена Сластина. «Читинское обозрение» №12 от 22 марта

Напоследок – программа поднятия Забайкалья с колен. Написал её читатель «Читинского обозрения» — газета запустила проект, в котором жители региона делятся своими антикризисными предложениями. Ничего принципиально нового не предлагают – помогать селянам, развивать обрабатывающую промышленность и внутренний туризм, использовать энергию солнца. Идея «ЧО» отличная – так победим.

Край, спасаемый солнцем

Моя программа поднятия Забайкалья с колен

Чтобы понять, как обустроить Забайкалье, прежде всего надо ответить на вопрос: в чем причина его бедственного положения? Ответ очевиден; в отсутствии производящей сферы — в задушенности экономики огромными тарифами монополистов на транспорт (включая цены на ГСМ) и отопление. Как решить эту проблему? Примерная программа подъёма Забайкалья видится мне из следующих пунктов.

№1. Использовать энергию солнца

Пора развивать энергетику и транспорт на солнечных фотоэлементах. Посмотрите карту РФ но продолжительности часов солнечного сияния за год. Карга, к сожалению, старая, без Крыма, новей не нашёл такого же качества, но по ней хорошо видно, что в России самыми солнечными регионами являются Тува, Бурятия, Забайкальский край и Амурская область, регионы с самым резко континентальным климатом, но числу часов солнечного сияния самые солнечные в России — на уровне Южной Франции.

Но внутри наших регионов есть ещё более солнечные места, по числу часов солнечного сияния на уровне Италии. В нашем случае это крайний степной юго-восток края с районами Борзинским, Ононским, Оловяниннским, Забайкальским, Краснокаменским и Приаргунским.

Вот где расположены солнечные районы в России! В самых бедных её регионах. Широкое освоение солнечной энергии позволит им совершить рывок.

Запад и передовые страны Востока испытывают технологический бум и революцию в получении электричества от солнца, все новые дома и часто старые оборудуются кремниевыми батареями на крышах, создаются ещё более эффективные фотоэлементы. Тем более что солнечную энергию можно преобразовывать и в тепловую, снизить влияние или избавиться от разорительных энерготарифов.

Наш регион должен стать передовым в массовом освоении солнечной энергии. Преимущество наше в том, что наибольшее количество часов солнечного сияния у нас наблюдается зимой и весной, когда потребность в электроэнергии самая высокая.

Но это только цветочки, ягодки впереди. То и дело говорится о планах властителей Запада запретить в будущем использование автомобильных двигателей на бензине и обязать всех использовать электродвигатели. Электромобили с запасными солнечными батареями (такие авто уже построены в мире) помогут резко удешевить также и перевозки в нашем крае.

А где брать энергию? У солнца, которого у нас с избытком. И площади аккумулировать солнечную энергию у нас завидные.

№2. Создавать обрабатывающую промышленность

Прежде всего — пищевую, чтобы кормить себя и соседей.

Предлагаю начать освоение богатых месторождений глин и бурого угля в Черновском районе Читы (запасы ещё есть). Уже разработана технология по выплавке алюминия в печах без использования вредного фтора — спекают вместе глину и уголь. По реализации этого проекта мешает большое падение на мировых рынках цен на алюминий, коварные западники постарались насолить России и в этом.

Главным направлением возрождения индустрии края я вижу в массовом производстве электродвигателей для техники. Особенно ионно-литиевых аккумуляторов на основе использования богатых ресурсом лития в Первомайске и Золоторченске.

№3. Развивать сельское хозяйство

Еще н советское и время Читинская область была хлебной житницей Дальнего Востока. Эту (функцию надо прописать в программе развития Дальнего Востока. За счёт финансовой поддержки из центра наши засушливые поля оснастить системами орошения. Земледелие сухой Волгоградской области целиком базируется на таких системах, в советское время они и у нас функционировали.

Главным направлением сельского хозяйства должно стать выращивание экологически чистых продуктов питания, востребованных на мировом рынке.

Никаких китайских частных инвестиций и китайской рабочей силы в освоении наших агроресурсов быть не должно.

№4. Поддерживать деньгами селян

Не только потому, что их руками будет подниматься сельское хозяйство. Они дают хорошую рождаемость! Мировая практика показала, что бесполезно закармливать деньгами и пособиями горожан, они всё равно плохо рожают. Л селяне рожают хорошо. Наш Забайкальский край в числе лидеров в РФ по количеству сельских поселений, мы в числе немногих регионов РФ, которые сохранили старую, традиционную, патриархальную культуру. Поэтому Чита, несмотря на бедность, имеет лучшую рождаемость за счёт приезжающих сюда селян, в отличие от более богатых городских регионов России. Вот где зарыто решение важной демографической проблемы в РФ!

Кроме того, убеждён, что надо возродить советскую практику принудительного лечения от алкоголизма, к сожалению, ничего лучшего не просматривается для спасения генетики населения. От пьянства рождается много уродов.

№5. Сместить акценты в добыче

Прежде всего говорю о добыче металла брони — молибдена — в Бугдае и Жирекене, в мировом политическом воздухе пахнет грозой. И вообще, эра нефти и газа в мире кончается, начинается эра редких металлов. Применительно к России это означает, что кончается эра нефтегазовых тюменских округов и Москвы как места хранения денег от их экспорта на мировые рынки. Начинается эра редкометалльного Забайкальского края. Неплохо бы нам самим выплавлять эти металлы, а также добывать цеолиты камни плодородия. Но для этого надо нарастить энергомощности, Читинскую ТЭЦ-1 перевести с бурого угля на газ, чище станет воздух в Чите.

Пора распечатать Катугинское месторождение, особенно извлекая из его сложных руд редкоземельные металлы (расположенные в таблице химических элементов Менделеева в третьем ряду слева: скандий, иттрий и лантаноиды, самые крупные из которых церий и неодим). Но наибольшее значение в электронной технике играют металлы иттриевой группы, прежде всего тербий — основа магнитной памяти компьютеров.

В мире монополистом но добыче и производству редкоземельных металлов выступает Китай, что даёт ему возможность мирового лидерства но производству изделий электроники. России неплохо бы развивать своё производство таких металлов из руд Катугинского месторождения.

№6. Развивать внутренний туризм

Испанцы, чья страна забита интуристами, говорят, что иностранный туризм — это проституция. Потому и нам нужно ориентироваться не на китайских, а на российских туристов. Посмотреть у нас есть что именно россиянам. Для России мы экзотичны как горная страна с почти всегда синим небом, культурно-историческими и природными достопримечательностями.

Реклама в России нашего края как туристического объекта могла бы выглядеть примерно так: «Приезжайте к нам испытать арктические морозы зимой при синем итальянском небе и южную жару летом. В наших живописных горах залегает золото и почти всё остальное. 400 минеральных источников, нашу воду пьёт всю жизнь английская королева Елизавета, поэтому живёт так долго. Озёра с животворной водой и с японскими журавлями, храмы православия и буддизма, священная гора — филиал Гималаев — Алханай, памятники богатой и бурной истории края».

Главные туристические достопримечательности — это прежде всего минеральные источники и курорты. Их надо возродить. Особенно курорт Былыра с горячими минеральными водами. Надо построить заново и рекламировать на всю страну.

В Чите достопримечательность — церковь декабристов. Она построена в 1776 году — в год основания США! Другие объекты — Казанский собор (в числе крупнейших в стране), памятник Александру Невскому, Муравьёву-Амурскому, дацаны — Читинский, Агинский, Цугольский.

Много в Чите красивых особняков царских времён. Есть зоопарк (его надо расширить). Не плохо бы только для привлечения внимания туристов построить памятники выдающимся и известным людям Читы, желательно в скульптурном виде и с портретным сходством. Это могут быть памятники героям гражданской войны в крае (как красным, так и белым), памятники красным революционерам, героям Великой Отечественной войны и войны с милитаристской Японией. Снайпер Номоконов, киноактёр Юрий Соломин список продолжите сами.

Восстановить здания, связанные с периодом, когда Чита была столицей Дальневосточной республики, — парламента и иностранных посольств.

Оборудовать зону отдыха на озере Кенон, построить кустарниковые композиции, как на крымском Казантипе, напоминающие пальмы.

Начать проведение «амурских сплавов» вниз от Читы по реке Ингоде и Шилке, с высадками на берегу с конными прогулками (гут же и Минводы, это должно привлечь туристов).

Больше денег вкладывать в шикарный дворец золотопромышленника Бутина в Нерчинске и в сам старый Нерчинск.

В Красночикойском районе устроить экскурсии к уникальному озеру Булус, небольшому, на километр в длину, но глубина его тоже километр. Яма в земной коре, вырытая инопланетянами? Вход в подземный мир? Туристов эти загадки могут привлечь. Село Акша как место рождения завоевателя Евразии Чингисхана. Дворец монгольских ханов в селе Кондуй — не там ли бывал Александр Невский? Красивых легенд может быть масса.

№7. Повышать статус Читы

Откуда взять на всё это деньги? Возрождать край на основе использования солнечной энергии, но главным образом за счёт повышения статуса Читы, её значения для России. Сюда целесообразно переселить часть чиновников для управления заселением и развитием Дальнего Востока, столицу этого округа из Хабаровска перевести в Читу. Начать отчисления в бюджет края доходов от забайкальской таможни, которые сегодня полностью уходят в Москву.

Чтобы эти и другие мечты (или хотя бы какие-то из них) сбылись, нужно на самом деле не так много — преобразовать их в планы.

Евгений Вечеринкин. «Читинское обозрение» №12 от 22 марта

НазадВперёд
12 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кира, в этом контексте не live story, а life story.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Шах блудницу стыдил: «Ты, беспутная, пьешь,

Всем желающим тело свое продаешь!»

«Я, — сказала блудница, — и вправду такая,

Тот ли ты, за кого мне себя выдаешь?»

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Поднять с колен просто. Пинком под попу.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ЗК - это рай для проституток!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Поэтому ты до сих пор здесь?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В России назревает «революционная ситуация» из-за огромной разницы в доходах богатейших и беднейших жителей страны, констатировал первый зампред думского комитета по труду и социальной политике Михаил Тарасенко. По словам парламентария, доходы богатых и бедных в РФ различаются более чем в 14 раз. Тарасенко предупредил, что огромная разница в уровне заработных плат усиливает расслоение общества, что может привести к дестабилизации социальной и политической ситуации в стране. В связи с этим депутат считает необходимым ввести ограничение по уровню зарплат «хотя бы» в госкомпаниях.

«Не хотел бы говорить громкие слова, но по оценке ООН, после того показателя (разрыв в доходах богатых и бедных – прим. ред.), который не рекомендуется (8 раз), начинается социальная нестабильность, а после 10 начинается революционная ситуация», – цитирует Тарасенко «Интерфакс». Он отметил, что отношение среднего уровня доходов 10% самых богатых граждан к 10% самых бедных в России составляет 14,5раз. При этом в целом по Европе доходы богатых и бедных различаются в 7 раз, в Финляндии – в 5,6 раз. Вызывает конечно подозрение цифра 14,5, может - 145 раз ?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Самая вызывающая зарплата в круге неприкасаемых, Сечин, Миллер по 3 млн. р в День ! а ведь гос компании. Да ещё раздражают простых людей дорогущими яхтами. Вот президент Сингапура личным примером показывал скромность, подобных дружков пересадил, и за 20 лет страна из третьего мира в лидеры ! Теперь в Сингапуре всем хорошо, нет необходимости воровать. А наша дума на днях освободила олигархов от налогов, это при дефицитном бюджете !?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Освободили от налогов тех "бедняг" олигархов, которые попали под санкции, т.е дружков. Все флакции думы голосовали - "против", но ЕР "за" - закон прошёл ! Как теперь смогут объяснить "наши" избранники: Кобзон, Говорин ? При этом налоги государство обязали вернуть олигархам начиная с 2014 г ! При этом только и слышим о дефиците бюджета, нет денег для врачей, учителей, для селян !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот ведь какая закономерность, чем хуже работа, тем больше зарплата ! - Чита.ру : высокие зарплаты чиновников Забкрая : https://www.chita.ru/news/99397/

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Почему работают хуже других ? Да их в 2 раза больше чем у других, вот и мешают друг другу !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

К сожалению, пока не существует безаккумуляторной технологии, солнечные батареи, по крайней мере в быту, будут окупаться 10-15 лет.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В раковину и только в раковину. Я все сказал!

ПОПУЛЯРНОЕ