Екатерина Шайтанова
Часть 5
Равиль Гениатулин: «Работал»
Первый губернатор Забайкальского края на интервью был по-татарски коварен лирическими отступлениями, улыбчив про человеческое, уклончив про политическое. У меня их было два: одно милое, второе посерьёзнее. Третьего мне, к сожалению, Гениатулин не дал.
Екатерина Шайтанова
главный редактор ИА «Чита.Ру»
«Чита.Ру» собрало цитаты из интервью Равиля Гениатулина разных лет разным СМИ. Мы постарались выбрать те, что максимально характеризуют героя нашего спецпроекта – есть и про жизнь, и про работу, и про барашков.
И неожиданный звонок в ноябре от Цынгеева, он тогда возглавлял городской Совет народных депутатов: «Возвращайтесь, Равиль Фаритович, в горисполком, на свое зампредовское место». Я вернулся, а потом – раз! – председатель Тимофеев заболел и подаёт в отставку. Меня на его место. Говорил: мол, я коммунист, меня не пропустят… И состоялись выборы. Так что, первый сити-менеджер – это я… Вот сейчас говорят, что это новая форма управления. Ничего подобного! Уже было! 100 депутатов выбирали председателя горисполкома. Из «старых» остались я, да Михайлов, остальные все сдулись. А это ноябрь 1991 года, ситуация такая: воды нет, тепла нет. Выживем – не выживем. При голосовании я набрал 90 с лишним голосов. Меня избрали председателем горисполкома и попросили Ельцина назначить одновременно ещё и главой администрации.
Про первого сити-менеджера
Я никогда сам не рвался… И губернатором я так стал. Вызвали в кабинет и сказали: «Есть мнение, возглавить область».
Про "есть мнение"
Советская школа, вообще, была очень сильной – и требования были жёстче, и основы знаний крепче. Они и сейчас позволяют спокойно дискутировать с молодёжью – и о химических реакциях, и о тангенсах-котангенсах. Удивляются: «Откуда вы знаете?». По их представлениям, видимо, мы должны были это всё давным-давно забыть. А у нас просто была советская школа. Очень повезло с преподавателями историко-филологического факультета, многие из них прошли войну – по-настоящему, в окопах, и были очень независимыми людьми. Несмотря на политику, партии, позволяли себе на лекциях многие вещи. Например, не принято же было говорить, что в социалистическо-политической экономии может быть инфляция. А наш любимый преподаватель Александр Абрамович Джен объяснял: «Да, по законам политической экономии социализма инфляции не бывает. Но инфляции не может не быть! Даже при социализме!»
Про учителей
У меня есть даже спортивная кличка — «Фаритыч». Долго кричать: «Равиль Фаритович…» неудобно, поэтому кричат: «Фаритыч, даю», «Фаритыч, пасуй!» И молодые ребята кричат так. Это совершенно нормально, в спорте ведь, как в бане – все равны.
Про "не пасовать"
Горожан тем, что губернатор идёт по улице, заходит в магазин, катается на лыжах – не шокируешь. Мы очень свободные, независимые люди. Здесь, видимо, работает ещё генетическая память: абсолютное большинство из нас – потомки не по своей воле приехавших, и за свободу пострадавшие генетически. Я, допустим, не трепещу перед президентом, не испытываю мандража, когда большие гости приезжают. И народ наш весь такой – на Высокогорье здороваемся, бежим вместе по лыжне, ребятишки просят иногда автографы, часто просят сфотографироваться – я никому не отказываю, отношусь философски. Значит, власть знают в лицо. И это правильно. Уважать – не обязательно, а знать надо. Если бы у нас все знали в лицо хотя бы своего участкового милиционера – вот был бы порядок.
Про мандраж
Свои политические взгляды и симпатии я замуровал очень глубоко. Да и политика, как выразился известный мудрец, есть концентрированное выражение экономики. А я и занимаюсь экономикой.
Про политику
Мы будем возрождать строительство дешёвого жилья для так называемого «среднего класса». Богатые своими элитными квартирами уже «наелись».
Про жильё для среднего класса
Вмешательство в деятельность СМИ со стороны любого руководителя недопустимо. Задачу власти вижу в том, чтобы создать необходимые экономические, материальные условия для плодотворной деятельности СМИ, чем и сам много занимаюсь.
Про СМИ и контроль
Водку мы в конце концов победим – я уверен. Меня больше тревожит распространение такого явления, как гражданский брак. От него всегда страдать будут в первую очередь дети. Дети, у которых по три мамы будет, по трое пап. Я немного утрирую, но и такое не исключено. Такие дети большой любви ни к маме, ни к папе испытывать не будут. Мама и папа должны быть одни.
Про водку и гражданский брак
Кто-то может подумать, что я всеми силами держусь за кресло. Отвечу: когда я в 1987 году получил назначение на должность заместителя председателя Читинского горисполкома — должен был курировать вопросы здравоохранения, образования, культуры и так далее, — один человек сказал мне: «Ты садишься в кресло, из которого торчит шило, и тебе придётся на этом острие вертеться». Сегодня в кресло губернатора вбито не шило, а что-то похожее на лом.
Про кресло губернатора
К деньгам отношусь философски: есть – хорошо, нет – ничего страшного. Лично меня никогда не волновали и не волнуют дефолты, так как просто нет отношений с конвертацией и подобными делами.
Про деньги
Я полагаю, что и мэр города, и губернатор, и глава любого органа местного самоуправления должны назначаться… Вышестоящим, тоже назначенным руководителем. Я дважды – на должности мэра Читы и главы администрации области – назначался указом президента, и ничего страшного в этом не вижу. Разумеется, если работаешь по совести.
Про назначения
У меня была возможность работать в другом месте, были соответствующие предложения. Я отказался тогда, отказался бы и сейчас. Недостатки известны – климатические условия, неразвитость инфраструктуры. Что касается достоинств, то основное – наши люди. Очень терпеливые, мужественные, прямые. Когда надо в решающий момент поддержать – всегда поддержат. Не я что-то выбрал, обстоятельства выбрали меня.
— Про выбор
Большое видится издалека. (...) Что мы сделали, будет оценено по прошествии какого-то времени. Сейчас никто позитивной оценки власти не даст, потому что все хотят в данный момент и сейчас иметь большее. Это правда, мы так устроены. И я хочу большего — хочу от страны большего, хочу от региона большего, и от себя хотел бы большего, когда подвожу итоги года. Но, понимаете, всё большое видится издалека. Пройдёт после нас десяток лет, когда начнут перечислять объекты, скажут «не зря они небо-то коптили, кое-чего сделали». Вот тогда, да. А сейчас пока, конечно, мало. Конечно, хочется цирк построить, хочется музыкальный театр построить, нам нужен бассейн, да не один. Нам надо построить несколько… Ну, я по промышленным предприятиям не говорю, что нам надо построить, и о чём мы мечтаем – их много надо построить. Но вот для людей непосредственно, для организации досуга, быта, жизни надо много чего ещё в городе построить, особенно в новых районах. Поэтому нам просто не успеть всё построить, но успеть как можно больше сделать мы просто обязаны.
Про большое и большее
Необходимо время, чтобы люди понимали, что сделано руководителями нынешнего поколения. Я могу одно сказать – мне не стыдно, потому что я не спрятался где-то на задворках, за чужими спинами, а был на острие всех событий в течение всех 20 лет — сначала в качестве мэра города, а потом в качестве главы региона. Я никогда не был в тылу, всегда был на передовой. Так воспитан.
Про воспитание
Работал.
Про одно слово, которым можно охарактеризовать всю жизнь
Ни мне, ни я. Это железный принцип. Быть может, это утяжеляет работу, но ни цента не отвез на взятки.
Про взятки и принципы
Надо посмотреть, что там происходит. На моей памяти в примерно 78 или 79 году у нас тоже было сомнение – а что там с полами в актовом зале? Я ж там много времени провёл. Делаем контрольное вскрытие полов — шикарный паркет в то время лежал – и к нашему удивлению, там вот такие, пропитанные не знаю чем, каким раствором, обустроенные абсолютно правильно изоляционным материалом, балки. Да, действительно, они как бы… но они работали, оказывается, работали. Я не знаю, по какой причине сейчас закрыт.
Мой любимый актовый зал – сколько я там столов перетаскал! Каждую дискотеку. Мы там дискотеки проводили без проблем. Полы ходили, естественно, так сказать, и так далее, но надо иметь в виду – там же на колоннах стоит, там ничего страшного, в принципе-то, нет, там ничего не произойдёт смертельного.
— Про любимый актовый зал историко-филологического факультета в аварийном состоянии
Вот как появилось Высокогорье? Губернатор прошёл, шагами промерял, забил кол в прямом смысле этого слова. Он сказал: «Вот здесь будет стадион». Несколько рядом находящихся людей – чувствую затылком: «Утопист какой-то, авантюрист. Здесь же свалка, здесь же болотина. Что там напридумывал опять?» Но правда, потом одни из них первыми пришли ленточку резать. Как появился стадион «Юность»? В прямом смысле этого слова, ногами губернатора отмерено, забиты колья и сказано: «Здесь будет стадион возведён!». Тоже вначале: «Ах, ух, чего, что там» и так далее. Вторая ледовая площадка – шагами промерена. Уже есть такая небольшая притча у нас, есть один коллега юморной, мой советник. Говорит: «Равиль Фаритович, вы шагами промеряли?» Я говорю: «А что такое, Владимир Иванович?» Он говорит: «Так есть же закономерность: шагами промеряли — объект будет!»
Про то, как появилось Высокогорье
Надо побыть в шкуре губернатора, чтобы понять. У известного русского писателя есть такое выражение – положение хуже губернаторского. Очень здорово на подобный вопрос ответил Дмитрий Анатольевич Медведев – а трудно ли быть президентом, и чем отличается ваша нынешняя работы от предыдущей? Он очень коротко и ёмко ответил – позвонить некому. Вот у меня часто, даже слишком часто, бывают ситуации, когда и позвонить некому совета попросить. Приходится всю ответственность брать на себя.
Про шкуру губернатора
Я – человек неприхотливый. Есть обед – хорошо, нет обеда – ну что же, не получилось, куда деваться.
Про обед
Мои полномочия заканчиваются в марте будущего года. И прошу до марта никого не беспокоиться, а там жизнь покажет.
Про жизнь покажет
«Я люблю людей оценивать по делам. Мы, давай, тебя в бой бросим? Вот я несколько раз высказывался по этому поводу. Я бы нескольким оппозиционерам, которые стали особенно часто выходить на площадь – профессионалы уже стали, дал бы какой-нибудь город, проблемный, типа нашей Борзи. И посмотрел бы, смог бы он чего за два года там сделать: если смог, то имеешь право на критику. Критиковать легко — приди, попробуй. (...) Но то, что у человека есть желание поучаствовать в выборах, как я понял, в Бурятии, в Якутске, очевидно. Неужели человек испытывает такое стремление обязательно стать губернатором? Очень интересно, да, очень. И без разницы, в каком регионе, что тоже интересно.
Про Ильковского
«Вырастить его, чтобы это был нормальный человек и специалист, а самое главное — людей любил».
Про преемника
Когда совсем-совсем маленьким ты лежишь на спине, на берегу речки, смотришь, и белые-белые облака в синем-синем небе: то это корабль, то солнышко, то барашек. Красивее, наверное, ничего нет – это самое яркое впечатление от ощущения бесконечности.
Про барашков и бесконечность
В спецпроекте использованы фотографии Ф. Машечко, Е. Епанчинцева, А. Протоковского, А. Козлова, А. Кондратьева; материалы из книг: Р.Ф. Гениатулин, "Диалог со временем", 2008 г., "Малая энциклопедия Забайкалья: Власть и общество", гл. редактор Р.Ф. Гениатулин, 2012 г.; материалы из газет: "Забайкальский рабочий", "Азия-экспресс", "Экстра", "Читинское обозрение"; видеосюжеты "ГТРК-Чита", "Альтес", "ЗабТВ", "Студия Шоколат"; фотографии и другие материалы из архива "Чита.Ру".