20idei
СЕЙЧАС +7°С
Все новости
Все новости

К станку, к прилавку, куда угодно!

Люди, которым звонят журналисты, агрессивно швыряют трубки со словами: «У нас сегодня сокращённый день!» В них читается: «Да как вы смели посягнуть на святое!» А у некоторых даже: «Идите к чёрту». Журналисты грустно смотрят друг на друга.

Я очень люблю свою работу. Во все дни. Задавать вопросы, торопиться, знать первой. Даже если в трубку кричат, что журналисты — продажные сволочи, меня радует, что на другом конце трубки есть кому орать. Всё как-то живенько, а если живенько — то лучше.

Но несколько раз в год на редакцию спускается аквариум. Весной — прозрачненький аквариум Родительского дня. При этом как бы меня ни раздражал массовый выезд на кладбище весенним вторником, чисто теоретически я могу его понять: людей нет на работе, потому что они уехали на поминки. Ну да, встала госслужба, остановились станки, свернулись прилавки, но всё понятно — коллапс у кладбища: пластмассовые цветы, крашеные яйца, водка, побирушки.

А самые беспроглядные, с тупыми разводами аквариумы наступают перед весёлыми праздниками. Из редакции, где жизнь не замирает на выходные, кажется невероятным, что где-то люди увидели на часах маленькую стрелку, к примеру, на четырёх, а большую на двенадцати, встали и ушли. Убейте меня, я не понимаю, зачем нужны сокращённые дни. Как довесок к предстоящему отдыху? В качестве разминки? В качестве нашего громкого ответа Трудовому кодексу? В количестве?

Куда, по логике, должны уйти люди? Закупать спиртное и печь пироги? На случай, если с утра в День народного единства к ним нагрянут гости? Пойти купить себе новые наряды, чтобы выглядеть достойно?

Мне можно тыкать в лицо Трудовым кодексом, в статье 95-ой которого чёрным-по белому обозначено, что «продолжительность рабочего дня или смены, непосредственно предшествующих нерабочему праздничному дню, уменьшается на один час»... На один, обратите внимание. Но я всё равно не понимаю, зачем.

Ведь Трудовой кодекс Трудовым кодексом, но сразу после обеда ничего невозможно сделать, кроме как опустить руки. Люди, которым звонят журналисты, агрессивно швыряют трубки со словами: «У нас сегодня сокращённый день!» В пробелах между словами явственно читается: «Да как вы смели посягнуть на святое!» А у некоторых даже: «Идите к чёрту». Журналисты грустно смотрят друг на друга.

Иногда мы успеваем к этому стихийному бедствию подготовиться. Делаем нужные звонки с утра, например. Но больше всего в такие моменты я боюсь, что что-нибудь случится. Тьфу-тьфу, не дай бог, упадёт самолёт. Или президент, у которого сокращённый день ещё не наступил, подпишет какой-нибудь указ о назначении кого-нибудь кем-нибудь. И мы никогда не напишем этих новостей с комментариями, потому что у нас сокращённый день и четыре дня выходных после него.

Я не сумасшедший трудоголик. У меня — за вычетом одного обязательного для всех сотрудников редакции дежурства по ленте — все выходные расписаны весёлыми мероприятиями. В них есть всё, включая мужской стриптиз. Более того, у меня расписан сегодняшний вечер, в котором обязательно будет красное игристое... Но очень жалко время.

Трудно говорить про Минина и Пожарского, а Стаханов в ночь на 19 сентября 35-го года добыл 227 тонн угля при норме в семь. За смену. За пять часов 45 минут. Никто не просит уголь - день доработайте.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter