СЕЙЧАС +21°С

Дыры в бюджете заткнутся пенсиями

Получается, что в очередной раз правительство сыграло со своими пенсионерами нехорошую шутку. Нет, не с теми, кто получает пенсии сейчас — им волноваться не стоит. Речь идёт, прежде всего, о тех, кто о пенсии пока и не задумывается.

Начатая в 2002 году пенсионная реформа, подарившая россиянам возможность формировать накопительную часть пенсии, в 2014 году стала совершать такие неожиданные повороты, что впору задуматься, а не играет ли государство деньгами будущих пенсионеров, преследуя свою, а не их выгоду.

Кто остался в «молчунах»

Согласно действующему сегодня федеральному закону, каждый работодатель обязан ежемесячно перечислять в Пенсионный фонд России (ПФР) 22% из фонда оплаты труда каждого своего сотрудника. Далее ПФР делит эти проценты на три части: 10% поступают на индивидуальный лицевой счёт будущего пенсионера, а фактически идут на выплаты действующим пенсионерам; 6% отчисляются в солидарный фонд, на лицевом счёте они не учитываются и ими всем пенсионерам выплачивается базовая, гарантированная государством часть пенсии; оставшиеся 6% направляются в накопительную часть, которую по умолчанию можно формировать в государственном «Внешэкономбанке» (ВЭБ) либо по желанию перевести в частную управляющую компанию или негосударственный пенсионный фонд (НПФ).

Такая формула распределения страховых отчислений распространяется на граждан России 1967 года рождения и моложе. У людей старше этого возраста накопительная часть пенсии никогда не формировалась и не формируется сейчас, а накопительные 6% идут на их лицевой счёт (в страховую часть пенсии).

Очередной виток пенсионной реформы случился летом 2013 года, когда речь зашла о новой формуле подсчёта пенсий. Агенты негосударственных пенсионных фондов массово стали агитировать сотрудников компаний и разного рода организаций переводить (тех, кто до этого не перевёл) свою накопительную часть пенсий в НПФ, предупреждая, что со следующего года деньги тех, кто не определится с выбором, пойдут на выплаты нынешним пенсионерам и будут формировать только страховую часть пенсии, а о накопительной придётся забыть. Делалось это, прежде всего, для того, чтобы погасить дефицит государственного пенсионного фонда, так как пенсии в 2007-2010 годах повысились, а возможности ПФР оказались далеко небезграничны. Людей, кто так и не определился, оставшись в ВЭБе и не переведя деньги в НПФ, прозвали «молчунами».

Результат бурной агитации не заставил ждать. По информации забайкальского отделения ПФР, в 2013 году был зарегистрирован пик приёма заявлений от будущих пенсионеров, которые пожелали перевести свою накопительную часть в НПФ — 67,8 тысячи заявлений. На сегодняшний день в Забайкалье свои накопления в НПФ перевели почти 277,6 тысячи человек или 45% от всех, кто имеет право на накопительную часть. Остальные — почти 336 тысяч человек — остались в крае «молчунами».

Неожиданная заморозка

Всё шло как будто бы по плану, негосударственные фонды готовились считать возросшую прибыль, а «немолчуны» думали о том, как будут получать две пенсии — государственную (страховую) и накопленную в НПФ. Но государство решило поступить хитрее, и в октябре 2013 года правительство приняло решение наложить мораторий на перечисление накопительной части пенсий как в негосударственные фонды, так и в ВЭБ: проще говоря, заморозить накопительную часть и направить её на текущие выплаты (накопленные до этого средства заморозка не коснулась, они остались лежать на счетах). Нашлась и причина — за год действия моратория негосударственные фонды обязали акционироваться и пройти полную финансовую проверку силами Центробанка России, начиная от первого дня своего существования. Частные фонды, доказавшие свою благонадёжность по итогам проверки, должны быть включены в специальный реестр гарантированных накоплений и продолжить свою работу. К слову, опасения того, что некоторые НПФ не смогли бы выполнять свои функции, а значит отдавать им много пенсионных денег - неразумно, зародились в правительстве не случайно.

«По тому анализу, которое проводило правительство о работе негосударственных пенсионных фондов, было установлено, что средний процент их доходности составляет от 2 до 5%. И если мы говорим, что инфляции ежегодно у нас составляет 6-6,5%, то накопительная часть в НПФ не имеет доходности. В 2008 году было и такое, что многие НПФ получили отрицательный баланс. Страховая же часть пенсии у нас индексируются ежегодно — не меньше процента инфляции. В 2011 году индексация составила 8,8%, в 2012 году — 10,6%, а за прошлый год мы проиндексировали на 10,1%. В случае убытков или банкротства НПФ, возвращены будут только те средства, которые фактически перечислил работодатель, а процента доходности может и не быть. Получается, что те средства, которые копятся на индивидуальном лицевом счёте в ПФР, больше защищены государством, чем накопительная часть», - подчёркивает управляющая отделением ПФР по Забайкальскому краю Галина Михайленко.

Однако не стоит забывать, что накопительная часть пенсии - это вполне ощутимые реальные деньги, которые лежат на накопительном счёте, а страховая часть пенсии, действительно, учитывается на индивидуальном лицевом счёте, но тут же уходит на выплаты текущих пенсий, то есть это больше номинальная цифра, по которой расплачиваться будут потомки.

Результат заморозки накопительной части пенсии в 2014 году уже принёс свои плоды. Как пишут «Ведомости», правительству России за счёт моратория удалось сэкономить почти 244 миллиарда рублей, которые были зарезервированы в бюджете на возможные антикризисные меры: «Большая часть этих средств пошла на поддержку Крыма. Гражданам взамен 6% накопительного взноса обещали добавить баллов в страховой части пенсии. Всего в этом году из накопительной пенсионной системы было изъято 550 миллиардов рублей: 244 миллиарда не получили за своих клиентов НПФ, 306 миллиардов — госуправляющий ВЭБ за застрахованных «молчунов».

Кроме того, что власти с помощью денег будущих пенсионеров смогли найти дополнительные деньги на Крым и на решение других неотложных дел, ощутимый эффект получил и государственный пенсионный фонд.

«Мы ежегодно выплачиваем пенсионерам 38 миллиардов рублей, и могу сказать, что обеспеченность собственными средствами в 2014 году после передачи накопительной части пенсии на страховую выросла до 85% - на 15% по сравнению с прошлым годом», - отмечает Галина Михайленко.

Мораторий — дубль два

Заморозка накопительной части пенсии должна была закончиться к 1 января 2015 года. За это время НПФ должны исполнять свои обязательства перед вкладчиками на средства, полученные до введения моратория, при этом успеть акционироваться и пройти проверку Центробанка. После заморозки работа негосударственных фондов должна была вернуться в привычное русло, но не тут то было. В начале августа министр социальной защиты и труда РФ Максим Топилин заявил, что правительство намерено продлить мораторий на перечисление накопительной части в фонды ещё на год. Позже, как сообщает ИТАР-ТАСС, вице-премьер правительства Ольга Голодец подтвердила, что «принципиальное решение о заморозке пенсионных накоплений на 2015 год принято». Она также добавила, что «накопительная пенсия не обеспечивает тех же прав, что и страховая». Вице-премьер заявила, что негосударственная пенсионная система должна обеспечивать доход как минимум на уровне инфляции, а этого не происходит. К тому же, как успел подсчитать глава Минтруда Топилин, продление моратория высвободит из бюджета дополнительные 280 миллиардов рублей.

«На этих днях мы узнаём, что в 2015 году все 22% страховых взносов работодателей снова будут уходить на страховую часть, а накопительный фонд опять формироваться не будет. Это не связано ни в коем случае с дефицитом в пенсионном фонде, это связано с той работой, которая проводится с НПФ. На сегодня, по информации, что нам доводят, некоторые негосударственные пенсионные фонды уже прошли процедуру акционирования, но информации, что кто-то прошёл проверку Центробанка — ещё нет», - заявила журналистам на собранной в Чите 11 августа пресс-конференции Галина Михайленко.

Такого же мнения, что НПФ просто не успеют пройти проверки до конца 2014 года, придерживается весь социальный блок российского правительства. Однако экономический блок правительства в лице Минфина и Минэкономразвития сразу поспешил сообщить, что продление моратория не поддержит. «Известия» со ссылкой на высокопоставленного чиновника в Минфине России заверили, что причин для новой заморозки нет, а все НПФ успеют пройти проверки до 1 января 2015 года и будут готовы к полноценной работе. «РБК» распространило информацию о том, что замглавы Минэкономразвития РФ Сергей Беляков на своей странице в Facebook (запрещённая в России экстремистская организация) написал: «Поскольку я работаю в Минэкономразвития и должен отвечать вместе с другими коллегами за принимаемые решения сообщаю: мне стыдно за решение о продлении моратория на инвестирование средств НПФ. Во-первых, это решение вредное для экономики, во-вторых, озвученное объяснение означает, по сути, отказ от использования этих денег в экономике в принципе, а не только в 2015 году, и, в третьих, мы всем обещали, что заморозка распространится только на 2014 год». Однако все доводы экономического блока услышаны не были, а вопрос продления моратория уже решён.

Профессор экономики Евгений Касьянов уверен, что всякого рода моратории, наложенные на накопительную часть пенсии, принадлежащую не государству, а только гражданам, это фактическая экспроприация средств будущих пенсионеров.

«Для чего вводилась накопительная система? Да просто во всём мире деньги пенсионеров являются так называемыми «длинными деньгами», которые могут работать на большом плече, на длинных кредитных ресурсах. Это огромный финансовый источник для развития экономики. НПФ по природе своей должны направлять деньги в разные проекты в виде инвестиций, которые потом приносят прибыль пенсионерам и способствуют экономическому росту. А если вы эти деньги выводите, расходуете на социальные вопросы, то они по сути просто проедаются. Вообще говоря, правительство занимается шараханием, решая текущие сиюминутные задачи. Надо было денег на Крым — ну вот источник, вот они лежат, давайте заберём деньги у пенсионеров. Надо на что-то ещё — давайте ещё возьмём. Заткнули дыры в бюджете, а денег больше этих нет и не будет, просто нет источника восполнения этих средств», - комментирует Касьянов.

Полная отмена

Получается, что в очередной раз правительство сыграло со своими пенсионерами нехорошую шутку. Нет, не с теми, кто получает пенсии сейчас — им волноваться не стоит, речь идёт, прежде всего о тех, кто о пенсии пока и не задумывается. Так, например, за два года действия моратория на мой счёт в негосударственном пенсионном фонде могла упасть энная сумма денег, но государство забрало эти деньги себе, пусть как бы и в долг, обещая возместить, когда состарюсь. Больше всего в этой ситуации пострадают НПФ, которые уже второй год не будут получать деньги их вкладчиков. Крупные фонды, уже накопившие достаточно средств для работы, устоят, не очень крупные, скорее всего, рухнут.

12 августа стало известно, что социальный блок правительства решил не ограничиваться продлением моратория на 2015 год и предложил вообще отказаться от накопительной системы формирования пенсий. Документов, подтверждающих такое решение, пока нет, но оно находится на стадии обсуждения.

«Правительство разрабатывает механизм отказа от обязательной накопительной пенсии, чтобы перевести население на добровольную модель», - пишет «Газета.Ru» со ссылкой на источники в двух ключевых ведомствах, участвующих в обсуждении данного вопроса.

Издание приводит слова министра труда и социальной защиты Максима Топилина, который заверяет, что после отмены накопительной части пенсионной системы ранее сформированные пенсионные накопления, которые сейчас находятся в управлении ВЭБа, частных УК и негосударственных пенсионных фондов, изыматься не будут

«Это означает, что гражданин сам, из собственной зарплаты, сможет сформировать такие накопления на счёте в НПФ. Сейчас за него фактически этот взнос уплачивает работодатель из фонда оплаты труда. Общий объём средств, которые сейчас находятся под управлением ВЭБа и НПФ, составляет около 2,5 триллионов рублей», - сообщает «Газета.Ru».

Многие эксперты уже бьют тревогу, понимая, что если изъять из экономики страны очередной объём «длинных денег», быстро потратить их на текущие нужды, то в будущем это приведёт к экономическому коллапсу. Но, к сожалению, в нашем государстве почему-то не принято задумываться о будущем. А возможный прогноз такой: вторая волна моратория ещё раз сэкономит деньги бюджету за счёт НПФ, потом накопительную систему отменят, и мы придём примерно к тому, с чего начинали в 2002 году. Да, пенсия будет, паниковать не надо, но вот какой она будет — вопрос.

«Накопительная система достаточно справедлива — чем ты больше получаешь зарплату, тем ты больше накопишь и получишь на выходе, для этого не нужны никакие государственные механизмы. А если мы уберём накопительную часть пенсии, то это значит, что большинство будущих пенсионеров, которые имели бы накопленные средства через 10-12 лет, просто будут жить в той же самой нищете, как и многие пенсионеры сейчас, получая государственную пенсию. Хорошо, давайте отменим, будет у нас распределительная система, но давайте тогда прекратим разговоры про дефицит пенсионного фонда, и пусть пенсия будет просто статьёй государственных расходов», - резюмирует профессор Касьянов.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter