СЕЙЧАС +4°С

Теория забайкальского учителя – в США и бедные дети – в обзоре районных СМИ

«Климатическая схожесть, расположение Забайкалья и штата Монтана на одних параллелях приводило порой к полному сходству увиденных пейзажей».

Дети, которым не нужна школа и нужна еда, пьющие родители, в домах которых на окнах – плёнка вместо стекла, волшебство стомклиники, отчаянность волонтёров и побывавшая в резервации индейцев дочь забайкальского учителя географии, теорию которого изучают в США – о чём только не писали районные газеты на прошедшей неделе.

Вы знали, что происходит в кабинетах стомклиники, куда не пускают посетителей? Зубные протезы там изготавливаются буквально из куска гипса вручную. За считанные минуты на точильном станке бесформенный комок тает и становится похожим на слепок зубов. Кабинет стоматологии при центральной районной больнице в Борзе празднует 20-летнию юбилей. Здесь можно не только бесплатно поставить пломбу ребёнку, посеребрить зубы и тем самым приостановить кариес, но и полностью «обновить» улыбку.

Пшеница-алтайка, посеянная в Улётовском районе, совсем не удалась, почернела как солома трёхлетняя. Работники «Улётовской МТС» весной сделали всё возможное для удачного урожая: полтора миллиона рублей потратили на минеральные удобрения, , посеяли в срок, но погода подвела. Из-за засухи пришлось списать почти половину зернового клина.

Двадцать гектаров алтайки нам не списали. Будем пытаться там убирать. Хотя что там убирать после засухи и дождей?!

С овсом тоже проблемы. Сначала вырос сантиметров на 15, выкинул метёлку по стерне и засох. Затем пошёл подгон – 4-5 дополнительных ростков. Вырос по колено и метёлки выкинул. Постояло тепло, был бы урожай. Но он не доспел, зелёный. Сейчас морозом убило. Зерно с такого овса не получишь.

Пшеница сорта бурятская-79 перенесла засуху, так скажем, более достойно, хотя и с потерями. На буграх, где песочек, глина, она тоже выгорела и пропала. Но в низинках есть что убирать. Порядка 13 центнеров зерна прогнозируем взять на круг. Если, конечно, в ближайшее время не выпадет снег. В целом урожая зерновых наберём в три раза меньше, чем в прошлом году.

Пары напахали, теперь не можем их обработать. После сильной засухи пошли дожди, а земля была высушена на метр. Произошёл смыв почвы на склонах, намыло овраги. А где участки выдержали, где была чёрная глина, там произошло заболачивание почвы, и мы не можем её прокультивировать. Трактора вязнут – двумя видами культиваторов пытались и бороной, не выходит. Многие участки на парах придётся бросить.

Вот и считайте, какие доходы будут – затраты на комплектующие, лемеха, лапы, отвалы и т.д. Цены на топливо за лето поднимались три раза. Полтора милллиона рублей мы взяли в кредит на 40 тонн удобрений в краевом фонде поддержки АПК. Хотя в прошлом году на такую же сумму приобрели 60 тонн удобрений. В целом затраты в 2015 году за восемь месяцев составили 11 миллионов рублей. По сути дела закопали всё это в землю.

Предварительная оценка себестоимости зерна, если нам удастся обмолотить оставшиеся площади зерновых, будет около 15 рублей. После очистки ЗАВом и затаривания в мешки себестоимость возрастёт до 16 рублей за килограмм зерна.

Зарплату, налоги – это, конечно, платим и будем выплачивать. За восемь месяцев выплатили 750 тысяч рублей налогов и отчислений. Что касается поддержки государства, то мы, как и все жители Улётовского района, узнаём об этом только из газет. Пока лишь обещают, что она будет. Наш краевой минсельхоз склоняется к поддержке хлеборобов Приаргунского, Краснокаменского районов. Даже если что-то упадёт на поддержку крестьянства, скорее всего угонят туда, а нам так, чуть мазнут. Да мы особо и не надеемся на помощь. Люди думают, что на сельхозтоваропроизводителей сыплется золотой дождь из субсидий, однако это не так».

Предварительная урожайность зерновых по району, по сводкам, тоже особо не радует – пока 11,7 центнера с гектара. Притом самая высокая – в ООО «Улётовская МТС».

Завершается ещё один полевой сезон хлеборобов. Да, выдался он не самым урожайным. По крайней мере всё, что зависит от человека в сложившихся условиях, в МТС было сделано. Но природа в этом году сыграла против них. И всё равно они будут готовиться к следующему.

Елена Васильева. Улётовские вести № 76. 1 октября

Первый год работы Улётовского завода по производству масломолочной продукции оказался непростым: сложно шла отладка упаковочного оборудования, власти края вовремя не выделили 24 миллиона рублей субсидии, 10 миллионов от которых не перечислены предприятию до сих пор. Тем не менее, на заводе почти полностью заменили упаковочное оборудование, купили новый аппарат для упаковки сметаны, а упаковка молока теперь будет более удобной. Работая, мечтают о собственной ферме, пишут «Улётовские вести».

Боль за детей из неблагополучный семей трудно описать словами. Журналист, который берётся за эту работу, должен не просто увидеть и прочувствовать всё до мелочей, но неизбежно столкнуться с ощущением собственной полной беспомощности: приехал ты в рейд, и что? Как помочь десяткам детей, которые голодают, постоянно мёрзнут, которых сторонятся сверстники из обеспеченных семей? Комсомольское, Старый Олов, Багульное – многие жители этих сёл живут по принципу «дал Бог ребёнка, даст и на ребёнка». В одной семье воспитывают девять детей, в другой – двоих. На их пропитание зарабатывают случайными колымами.

«Первое, что бросилось в глаза – обилие мух. Сотни насекомых кружатся над нашими головами, они облепили стены и потолок, мебель... В квартире грязно и холодно. Пятилетний сынишка Людмилы притих в углу, обращаем внимание, что ребёнок босой. После замечания сотрудника реабилитационного центра женщина сгребает чумазого мальчонку в охапку и, достав из шкафа вещи, одевает кроху, не вынимая дымящуюся сигарету изо рта».

Людям, попавшим в беду, помогают интернет-волонтёры, которым несколько лет назад, уйдя во второй декретный отпуск, стала жительница Борзи Вероника Базалеева. Сегодня она помогла десяткам людей, у которых не было денег на одежду, еду, которые нуждались в помощи врачей.

– Жить и делать вид, что нет таких семей – легче всего. Проще всего на них ставить крест: детей в детдом и точка. Но каждый ребёнок любит своих родителей такими, какие они есть, для многих из них детский дом – никакое не благо, хотя там и лучше кормят, одевают, лучше условия, тепло посторонних людей. Поставить крест на человеке всегда можно успеть, почему бы не попробовать помочь, проявить простое человеческое участие? Ведь мы в ответе друг за друга! Не все – конченые люди, некоторые просто попали в сложную жизненную ситуацию и часто не видят никакой помощи, поддержки – чаще всего – осуждение и отвращение. Иногда внимание со стороны, пусть не с ласковыми словами, а порицанием, главное – не равнодушие! – поможет человеку вернуться к нормальной жизни.

Вот живой пример: одну молодую женщину ограничили в родительских правах именно по причине пьянства. Буквально на следующий день, осознав, что она наделала и к чему привело её «увлечение», она поехала в Читу и закодировалась. Не потому, что она не могла бросить употреблять алкоголь без медицинского вмешательства, а чтобы доказать делом: она не будет больше пить. Я, конечно, не осуждаю тех, кто ей тогда не поверил, ведь они видели много семей в своей практике. Вот уже длительное время она держит своё слово, чтобы доказать, что достойна воспитывать своего ребёнка. Я часто с ней вижусь, постоянно созваниваюсь и очень рада таким переменам в человеке: она верит и надеется вернуть своего ребёнка, хочет воспитывать его сама, дарить ему своё тепло, любовь и нежность. За год работы в этом направлении оказалось, что в Борзе таких семей, к сожалению, много. Лично в моей практике уже 15 случаев. Не всегда люди шли навстречу, иногда практически сразу прекращали всякое общение, когда понимали, что им пытаются помешать продолжать раздольную жизнь.

– Вы же не всегда занимались общественной работой, с чего всё началось?

– Я ушла во второй декретный отпуск. Стала интернет-волонтёром, то есть помогала распространять информацию, различные просьбы о помощи, особенно больным деткам. Потом я задумалась: у нас в городе ведь тоже много людей, детей, которые нуждаются в помощи, особенно из-за пьющих родителей. Вот так, не вступая ни в какие организации, стала волонтёром, попыталась объединить людей, которые хотят помогать другим бескорыстно и от всего сердца. К моей радости, такие среди борзинцев нашлись, мы вместе стараемся помочь людям, чем можем. Хочу отметить, что полиция идёт нам навстречу, наши органы опеки, социальные службы. Конечно, с такой поддержкой работать гораздо легче, спасибо им огромное!

– Какую именно помощь вы оказываете?

– Разную, в зависимости от конкретной ситуации: организуем сбор вещей, распространение информации, помогаем одиноким матерям встать на ноги, даём им понять, что они не одиноки. Даже коробка детского питания иногда бывает очень нужна, но не всегда есть на неё деньги... Иногда просто соединяем тех, кому нужна помощь с теми, кто может её оказать, многие помогают адресно. Общаемся с людьми, может показаться странным, но доброе слово иногда нужнее, чем деньги.

– Вполне логично, что вы стали координатором местного отделения Союза добровольцев России, как с добровольцами встретились?

– Летом этого года они разместили своё объявление о том, что приглашают всех к сотрудничеству, я им написала. Оказалось, они обо мне уже слышали и как-то сразу решили, что я буду координатором «Союза Добровольцев России» в Борзе. И всё. Вот я и тружусь по мере сил и возможностей. Но кардинальным изменением стала работа в храме Преподобного Сергия Радонежского. Я, как прихожанка, пришла с предложением трудиться вместе на благо города. В храме очень обрадовались и по благословении епископа Нерчинского и Краснокаменского Дмитрия меня отправили на обучение в Москву.

– Как встретила вас столица, наверное, много впечатлений?

– Конечно, впечатлений море! И от города, и от учёбы, ведь там проходил V Общецерковный съезд по социальной работе. В работе съезда приняли участие 414 представителей, 188 епархий из 10 стран мира. Нас поселили в гостинице, там же проходили различные обучающие семинары. За три дня – с 1 по 3 сентября, мы узнали очень много нового, нужного для дальнейшей работы. Особенно меня тронула лекция протоирея из г. Коломна Игоря Тарасова, он коснулся противоабортной темы, там вообще много таких вопросов поднималось, что без слёз невозможно было слушать. Награждали тоже некоторых – мужчину, например, который сам организовал приют для бездомных людей. Делились опытом работы друг с другом. Проектов очень много, например: «Роль добровольцев в сфере помощи бездомным», «Добровольцы в проектах помощи инвалидам: практический опыт», «Особенности оказания адресной помощи», даже церковную помощь в ЧС обсуждали, «Участие добровольцев в развитии церковной системы помощи наркозависимым», «Работа с кризисными, беременными и одинокими матерями», представляете, какой объём информации? И, конечно, грандиозное впечатление произвело Богослужение, которое возглавлял Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в Донском монастыре.

Зазвонил телефон, Вероника извиняется – надо ответить, и уже через минуту собирается уходить. Задерживать мы её не можем, понятно, что наш разговор в очередной раз прерывается. Практически на бегу желаем ей удачи и ждём продолжения нашей беседы.

Наталья Никифорова. Борзя-Вести № 40. 8 октября

Арестом счетов пяти общеобразовательных учреждений из-за долгов по ЖКХ встретили начало отопительного сезона в Хилокском районе. Арест был снят лишь 18 сентября. Сами коммунальщики получают зарплаты с задержкой из-за накопленных населением и учреждением долгов, пишет «Рабочая трибуна».

«В районе также сложилась критическая ситуация с оплатой и других расходов, сообщили в комитете по финансам. Это приобретение ГСМ для подвоза детей, прочие услуги, как охрана помещений, вывоз отходов, изготовление схем тепло-водоснабжения, медосмотры, командировки, межевание земель и другие», - пишет издание. Многие из тех, кому задолжали деньги, пошли в суды.

На указанную дату кредиторская задолженность по заработной плате с начислениями была 14 миллионов 469, 1 тысячи рублей, в том числе по району – 10 миллионов 615 тысяч рублей, по поселениям – 3 миллиона 854,1 тысячи рублей. К концу июля её удалось снизить на 3 миллиона 115,4 тысячи рублей. Правда, в сентябре долг уже погасили.

В районе также сложилась критическая ситуация с оплатой и других расходов, сообщили в комитете по финансам. Это приобретение ГСМ для подвоза детей, прочие услуги, как охрана помещений, вывоз отходов, изготовление схем тепло-водоснабжения, медосмотры, командировки, межевание земель и другие.

Значительная часть поставщиков услуг и подрядчиков обратилась в арбитражные суды с исковыми заявлениями о взыскании задолженности. Судебные издержки плюс госпошлина, которые ложатся на бюджет района, тем самым увеличивают фактически оплачиваемые расходы. По состоянию на 1 июля текущего года долг по прочим услугам составлял 10 миллионов 892,7 тысячи рублей. Практически не изменилась эта ситуация и в сентябре.

По поселениям положение также критическое. В них нет денег ни на что, поскольку в связи с изменениями в действующем законе о местном самоуправлении у них осталось только 2% от самого собираемого налога на доходы физических лиц.

– Сейчас прошли арбитражные суды, – заявили главы на одной из очередной районной рабочей планёрке, – по решениям которых нужно оплатить за схемы теплоснабжения и водоотведения, а это не меньше ста тысяч рублей, а у кого и больше. Обещанных денег из края нет. Что делать?

Заместитель главы района по ЖКХ, транспорту и связи Ю. Р. Шишмарев решил со всеми этими документами вновь обратиться в правительство края. Надежды на то, что помощь будет оказана, мало. Ведь это не первое обращение администрации района в край за финансовой поддержкой. Увы, край сам, по существу, банкрот и находится в «долговой» яме.

Сам губернатор заявил, что дефицит бюджета Забайкальского края на конец текущего года составит 25 миллиардов рублей. Правительство края пошло на непопулярные меры, отменив ряд льгот населению. В частности, ограничена компенсация затратна отопление, жилое помещение и освещение для сельских преподавателей, отменена выплата ЕДВ работающим ветеранам труда и т. д. Однако это не улучшило финансовую ситуацию в крае, который погряз в долгах, как в шелках.

Поданным оперативного мониторинга экономической ситуации Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, долг Забайкальского края составляет 73 процента от доходной части регионального бюджета. 43 процента от общей суммы долга составляют банковские кредиты, и это среди прочих львиная доля. Когда значительная сумма из краевой казны идёт не на строительство детских садов и ремонт дорог, не на выплату зарплаты бюджетникам, то развитие значительно тормозится. Жизнь доказывает, что экономика края не в состоянии восполнить издержки, которые ежегодно несёт Забайкальский край. Отсюда и все наши денежные проблемы.

В районе также слаба экономика. Основная часть собственных доходов бюджета формируется не за счёт налога с прибыли, а за счёт налога с физических лиц, которого в районе остаётся 5 процентов согласно Бюджетному кодексу и 18, 7 процента дополнительно по согласованию с краем. Однако за 8 месяцев текущего года план по сбору собственных доходов выполнен всего лишь на 61 процент, вместо 100 миллионов собрали 92 миллиона рублей. Поэтому за прочие услуги рассчитываться нечем. Из края поступает дотация лишь на заработную плату, на остальные расходы деньги должны зарабатываться в районе.

Кстати, на моей памяти то время, когда район был самодостаточным, а не дотационным. И за счёт перевыполнения доходной части бюджета велось строительство отдельных социально-бытовых объектов. Сейчас не только о строительстве не ведётся даже и речи, хотя есть объекты, которые, как воздух нужны людям, это и школа в Могзоне, и новая поликлиника в Хилке, и детские сады, но даже на содержание существующих социально-культурных учреждений нет денег. Нет средств в районе для капитального ремонта домов культуры, в Баде он, например, почти развалился, нет их и для ремонта школ и дошкольных учреждений. Нет денег для тушения лесных пожаров. Их ни на что нет, потому что бюджетная политика такова, что все деньги уходят «наверх» – из района в регион, из региона – в федеральный центр. А назад возвращаются по капельке.

В то же время Правительство России, загоняя своих в долги, запросто прощает огромные суммы чужим странам. Списано 11 миллиардов долларов долга Афганистану, а Ираку – 12! Пять миллиардов долларов прощено Алжиру, 11 миллиардов долларов – Вьетнаму и 31 миллиард долларов – Кубе, которая, кстати, сейчас на всех парах мчится в объятия США. А собственные регионы, как наш Забайкальский край, впрочем, он не один такой, находятся в преддефолтном состоянии.

Дефолт уже произошёл, например, в Новгородской области. Государственный долг её составляет 14,6 миллиарда рублей или 73,8 процента от доходной части областного бюджета. Госдолг республики Карелия составляет 19 миллиардов рублей – 101,7% от регионального бюджета, Архангельской области – 78,8%, Вологодской – 97,1 %. Многие регионы оказались должны федеральному бюджету и не могут расплатиться. В результате любые дотации теряют смысл. Их просто не хватает, регионы занимают в банках, ещё больше влезая в долг, поскольку нужно платить ещё и проценты за заём.

Конечно, в этом есть вина и губернаторов, в том числе и нашего. Ильковский, едва став губернатором края, начал раздавать обещания, подготовил свой «мегапроект» – «Студенческая весна ШОС», на который ушли немалые средства. Проводились и другие мероприятия, отвлёкшие из казны края существенные суммы.

Так уж сложилось, что наш край не может обходиться без помощи федерального центра, хотя обладает большим запасом полезных ископаемых, в том числе и золота. Он является сырьевым придатком со слабо развитой экономикой, которая не может оправиться ещё от обвала 90-х годов. Условия для развития производства у нас намного хуже, чем скажем, в соседней Иркутской области. Чего стоит только одна электроэнергия. Да и бензин тоже Что же делать? ЛДПР, например, предлагает вытащить регионы «из долговой ямы», списав им долги по кредитам из федерального бюджета. Но это – одноразовая мера. Необходимо пересмотреть политику межбюджетных отношений.

Сейчас согласно закону о местном самоуправлении на муниципалитеты возложено немало полномочий, но денег на их осуществление нет. Деньги должны оставаться на местах. Без собственных доходов проблемы копятся, зависимость от финансовой помощи становится все сильнее. Возможно, кого-то из глав это и устраивает, ведь проще кивать на то, что денег нет, чем прилагать усилия к выполнению возложенных задач.

Фактически край, по мнению экономистов, – банкрот, правда, пока что не признанный. Идёт задержка с выплатами зарплат бюджетникам, ущемлены в льготах ветераны, сельские учителя и медработники. И опять вся надежда на федеральный центр, то есть край будет все глубже и глубже увязать в долгах. Как спрогнозировал сам губернатор, к 2018 году наш долг вырастет до 40 миллиардов рублей. Что это значит, наверное, каждому понятно.

Татьяна Колесникова. Рабочая трибуна № 77. 2 октября

Историю о том, как краевая власть исключила школу из приоритетных объектов строительства, публикует «Рабочая трибуна». Это обращение педагогов к общественности и тем, кто принял решение, перечеркнувшее многие надежды. Дело в том, что существующее здание школы признано аварийным.

«Суд вынес решение о приостановке деятельности здания, расположенного по адресу: улица Профсоюзная, 54. Теперь 540 учащихся вынуждены заниматься в одном здании, где небольшие помещения, тёмные, узкие коридоры, где кабинетная система отсутствует из-за недостатка помещений. Мыслимое ли дело? В одном небольшом здании будут находиться два общеобразовательных учреждения: средняя общеобразовательная школа № 23 и №3 с очно-заочным обучением. Здание будет перегружено с восьми утра до восьми вечера. Спортивный зал находится в аварийном состоянии. Спрашивается, где будут проводиться уроки физкультуры?»

«Толон» рассказывает о том, как в 70-е годы в глухой забайкальской деревеньке Кусочи сельский учитель-географ, учёный Жалсарайн Тимур Ухинович выдвинул идею научной концепции о четырёх точках Мирового водораздела. Спустя несколько десятков лет его дочь для доклада о теории отца отправилась в США.

Прибытие в Америку

В Нью-Йорк я прилетела 3-го мая. Привыкание к американскому часовому поясу проходило долго и трудно, вечером очень хотелось спать часов в 8-9, потом я просыпалась в два ночи, садилась за компьютер и правила презентации, выходила гулять ранним утром.

Зато днём спала полновесным ночным сном. 9-го июня вылетела в Солт-лейк-сити к своим друзьям с пересадкой в Далласе.

Меня встретили мои друзья, и мы поехали в г.Дельта, расположенный в 200 км от Солт-лейксити. Живут они на типичном американском ранчо, это была самая настоящая американская глубинка, поражающая воображение.

Выяснилось, что я сама-то оказалась для жителей этого края экзотикой, мои друзья с нескрываемой гордостью знакомили меня со всеми соседями, которые удивлялись появлению столь далёкой залётной птицы.

Больше всего я дивилась, что ближайшие соседи жили на расстоянии не меньше, чем 4-5 км, как буряты ранее жили на своих заимках. Поэтому у каждого ранчо стоят около 5-6 машин, ну и трейлеры, дома на колёсах, без машин никак нельзя, ближайший магазин в 10 км. За рулём, в основном, старенькие бабушки и дедушки.

Через три дня мне предстояло лететь в Great Falls city с пересадкой в г.Сиэтл, штат Монтана.

Город Мизула

Итак, я приземлилась в г.Греатфолс (штат Montana). В этом штате и находится Glacier National Park, цель всего моего путешествия из России в Америку. В аэропорту меня встретил мой сын Виктор, в сыновний долг которого входили обязанности гида, переводчика, консультанта, шофёра и спонсора, оплачивающего по всем моим большим и малым счетам моей поездки по Америке. Пожалуй, самой тяжёлой его обязанностью была необходимость выслушивать и обсуждать со мной саму научную тему о водораздельных точках, когда я сама того не осознавая была в состоянии, не позволяющем говорить о чём-либо другом.

Он прилетел с Нью-Йорка на два часа раньше меня и успел снять в аренду автомобиль марки «Шевроле» высокой проходимости, что было совершенно необходимым условием успеха всей поездки.

Университет штата Монтана находится в г.Мизула, поэтому нужно было засветло добраться туда, поужинать где-нибудь и заселиться в гостиницу. Наутро мы пошли в университет на географический факультет, где познакомились с преподавателями, с которыми и состоялась беседа. Как выяснилось, их научная деятельность связана с географией северного полушария, они бывали в командировках на севере России. В кабинете я даже увидела якутские тапочки. Визит к ним был удачный, так как они оказались сотрудниками журнала «The Crown of the Continent», который ранее я читала. Мы договорились о будущем размещении статей в их журнале, так как наш материал был им интересен.

Мизула – симпатичный город с населением в 70 тыс. человек, весь зелёный, чем-то похож на Читу. В Мизуле мы были два дня, на второй день до выезда успели посетить музей природы, после чего выехали в Глейшер Нэшионал Парк.

Глейшер нэшионал парк

В первый же день (это была пятница) заехали в головной офис, где познакомились с научным сотрудником Лоном, ответственным по культурным связям. Продемонстрировали ему наши материалы, после просмотра он сразу же нам сказал, что необходима встреча с научными работниками парка. Поэтому на понедельник запланировали это мероприятие.

В субботу решили съездить в индейскую резервацию племени Черноногих (городок Browning) и также к границе США и Канады. Я, конечно, ожидала многого от этой поездки, но увиденное просто поразило моё воображение. Во-первых, климатическая схожесть, расположение Забайкалья и штата Монтана на одних параллелях приводило порой к полному сходству увиденных пейзажей. Иногда казалось, что едешь по родной Сибири, людей не видно, штат Монтана, также как и Забайкалье, сравнительно малонаселённый.

Вдруг за поворотом я увидела деревья, к которым были привязаны лоскуты материи, как хадаки (священные буддийские шарфы, чаще всего они бывают синего цвета), но там привязанные лоскуты были разного цвета – оранжевого, бежевого, синего, красного и т.д. У меня же с собой ничего не было – просто не могла даже предположить, что окажусь в такой ситуации. Это было место поклонения индейцев, живущих в этом краю, эжэнам – духам этих мест. В древности у разных народов они назывались «гениями мест». По наитию души я догадалась обратиться к ним и поклониться на родном языке, объясняя, что я – дочь бурятского племени, подобного индейскому, приехавшая издалека. Вообще говоря, поездка в резервацию и встречи с коренными жителями Америки – это отдельная большая тема.

О самом парке

Природа в парке действительно первозданная, разновысокие, но одинаково величественные вершины терялись в облаках.

Было прохладно, облачно, но всё компенсировалось прекрасными видами. Вода в реках, озёрах и водопадах отличалась изумрудной прозрачностью, про воздух даже не говорю, можно сказать, кислородный коктейль. Окружающая первозданность странным образом сочеталась с благоустроенными туалетами в лесных чащах и удобными пешеходными тропами. Ничего не скажешь, есть чему поучиться у них по природоохранному благоустройству.

Теперь перейдём к одному из кульминационных моментов всей поездки. Целью этого дня было добраться до того места, откуда можно посмотреть (именно так – только посмотреть) на вершину Triple Divide Peak. Все мои прежние представления о возможном восхождении на саму вершину ещё ранее рассыпались в прах. Оказывается, эта гора находится в труднодоступном месте среди других более высоких пиков. Дорога открывается только в июле, а в мае там глубокий, да ещё проваливающийся снег. И даже когда дорога открыта, максимально близко можно подъехать только до пункта Cut Bank Campground, где нужно оставлять машину и идти пешком 7 миль (10 км), и ещё ближе уже понадобится специальное альпинистское снаряжение и достаточно хорошая физическая форма.

Но, как упоминалось выше, есть одно единственное место на территории парка, откуда просматривается вершина горы в ясную погоду. Но и туда нельзя было добраться на машине, часть дороги была закрыта.

Тогда мы решили максимально ближе подъехать на машине до закрытой части дороги, пересесть на велосипеды и проехать около 6 км. Велосипеды,как и машины, тоже можно брать в аренду.

Мне даже в голову не приходило, что мне когда-то на седьмом десятке придётся сесть на велосипед где-то в Америке.

В это время в парке выходили из спячки чёрные медведи и медведи гризли, причём большая часть уже вышла, вдобавок мы находились в зоне их обитания, как свидетельствовала одна из надписей, так что запросто можно было встретиться с американскими топтыгиными. Вообще говоря, это реальный медвежий край. В гостинице нам дали специальный спрей для отпугивания медведей, дали почитать инструкцию.

Про стенд

Да, действительно эта точка была единственным местом, откуда можно было обозреть вершину Triple Divide Peak. На установленном стенде были размещены фотографии и тексты. Я читала, перечитывала и мыслями снова и снова возвращалась в тот весенний день 2011-го года, когда в Национальной библиотеке в Улан-Удэ, открыв подшивку пожелтевших газет «Агинская правда», обнаружила статью «Четыре точки на планете». Об этом я подробно писала в статье «Великое открытие агинского учителя», опубликованной в газете «Толон» от 17 мая 2013 г.

А вот строки из найденной статьи Жалсарайна «Четыре точки на планете»: «Человек, находясь на этих точках в пору таяния снега или во время дождя, может увидеть с виду в самом обыкновенном явлении природы очень редкую картину. Отсюда растекаются воды в три различные речные системы». И далее второй абзац начинается со слов: «Вторая водораздельная точка находится в Северной Америке, почти на самой границе США и Канады на гребне Скалистых гор. Эта точка расположена между речными системами Миссисипи, Колумбии и Нельсона Эта точка тем замечательна, что находится между тремя океанами – Тихим, Атлантическим и Северным Ледовитым». Не знаю, как долго он вынашивал эту идею, но достоверно, что эти строки писались им в 70-е годы прошлого столетия, когда он проживал в Кусочи – далёкой бурятской деревне.

И вот теперь в 2015 году стою в Америке рядом со стендом и читаю: «С этой точки обозрения Triple Divide Peak представляется только как один из многих пиков.

(Продолжение в №«45, стр. 7). Наталья Атутова. Дочь Жалсарайна Тимура Ухиновича, член Забайкальского отделения РГО. Толон № 41. 9 октября

Два здания, построенных с нарушением норм, могут стать причиной многих ДТП. Разбитые фары и больничные койки после прогулки или проезда между магазинами «Аура», «Надежда» в закусочной «Снежинка» - едва ли не норма.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter