СЕЙЧАС +11°С

Познавать, не нарушая

Сохранять этот парк и сохранять природу в нём уже давно для нас образ жизни. Это и есть жизнь.

День уже вошёл в свои владения, разливая солнечный свет по крепким остаткам смёрзшегося снега, поленьям у костра и кастрюлям, в которых тает лёд.

Это — верхний кордон «Алханая». Мы тут меньше суток. Группа журналистов, решивших не ходить по натоптанным тропам, а вместо этого нырнувшая туда, где нет связи, электричества, водопровода. Лишь буржуйка, большой лежак вместо кроватей, куда в эту ночь поместилось восемь человек, мы, журналисты, и весёлые лесники парка вместе со своим директором Баяром Балдоржиевым.

С ним я беседовал в бывшей бане, которую по решению надзорных органов пришлось превратить в маленькое зимовьё, где спали в эту ночь лесники. Кроме наших голосов была слышна лишь искренняя тишина этой почти что тайги, да треск поленьев в костре.

Баяр Балдоржиев родился 15 апреля 1972 года в селе Алханай Дульдургинского района. В 1989 году закончил Алханайскую среднюю школу, в 1994 году — Бурятский государственный педагогический институт имени Банзарова. Мастер спорта по вольной борьбе. До назначения директором нацпарка «Алханай» в 2013 году работал заместителем начальника отдела спорта в администрации Агинского Бурятского округа. Женат, отец четырёх детей.

— Вы пришли работать в парк уже в курсе всего происходящего в нём?

— Я же вырос в деревне и работу эту знал. Отец у меня всю жизнь проработал в деревне. Общее понятие имел.

Поделиться

Человек всю жизнь в поиске себя. Тут мне всё нравится, мне это по душе. Мне нравится быть полезным себе, родине, населению. Ну и сама по себе работа достаточно интересная в плане того, что мы охраняем такую замечательную часть нашей родины. Родина ведь даёт нам всё для становления личности. И мы должны ей благодарны за это и проявлять это своим трудом. Мы должны стать примером для молодёжи, чтобы она не уезжала, а оставалась и работала здесь. Это наши традиции, обычаи. Их нужно сохранять.

— Лесники говорят, кадры у вас в охране не меняются?

— Я большой противник текучки. Те люди, которые работают в парке сейчас — люди, проверенные временем. Для них это уже образ жизни, а не просто работа. Они живут в гармонии с природой. Эти люди знают, что от природы нужно брать лишь то, что нам необходимо, без излишеств. Мы хотим создать приемлемые для людей условия, которые соответствуют требованиям нашего времени, с комфортом. Когда условия будут для людей комфортными, будет меньше нарушений и режима ООПТ (Особо охраняемая природная территория — ред.) и экологических в общем. К людям уже приходит понимание того, что к природе нужно относиться бережно. Когда всё по правилам сделано, дикий туризм станет редким явлением. Здесь действует принцип «познавать, не нарушая». Самое главное в работе — это здоровая атмосфера в коллективе, работа в команде. Потому что один в поле не воин. Все положительные изменения в моей деятельности — это заслуга коллектива. Вся их поддержка, помощь.

Поделиться

— То есть крайней нуждаемости в кадрах нет? Молодые не нужны?

— Нужны. Хотя бы потому, что у нас в этом году три человека выходит на пенсию. У нас поставлена задача налаживать контакт, есть договорённости с учебными заведениями технического характера, чтобы они имели среднее техническое образование. Мы ведём с молодёжью работу, чтобы они поступали в такие заведения. Мы готовы сделать всё для того, чтобы они вернулись к нам работать.

— А вот если я, городской хлыщ, приеду и захочу стать лесником, без образования я не смогу этого сделать?

— В любом деле нужно иметь какие-то знания и навыки. С бухты-барахты ничего не бывает. Я думаю, если бы вы приехали работать, то помимо любви к природе у вас было бы желание учиться всему этому. Это важно. Сейчас есть тенденция, что молодёжь стремится уехать в мегаполисы, в цивилизацию, а жить в глухой тайге хотят только… романтики.

Поделиться

— А они есть?

— Есть. И это приветствуется. Потому что мы сохраняем природу для будущего поколения. Чтобы показать им, что было. А гармония с природой — наша жизнь. И надо воспитывать поколение. Сейчас все юристы-экономисты, а людей с техническим образованием нет.

— Вы пришли и увидели коллектив, сразу нашли с ними общий язык?

— Это первостепенная задача любого руководителя. Если новый человек приходит и меняет команду, это разрушает традиции и обычный ритм жизни. Важно найти этот контакт и работать на общее благо. Мной взаимопонимание было довольно быстро найдено. Основная задача наша — охрана. А без совместных усилий этого не добиться.

— В каком состоянии был парк в момент вашего прихода? С чем пришлось столкнуться?

— Парк постоянно развивается. Когда я пришёл, то поставил себе задачу усилить охрану ООПТ, создать имидж национального парка. Не в том смысле, что мы надели форму и ходим тут, а чёткое понимание нашей деятельности. По контролю за нарушениями и прочее. Парк должен быть парком. Это очень ответственная и значимая работа.

— Так были проблемы?

— Коллектив сегодня очень сплочённый и готов к исполнению своих обязанностей на 100%. Никаких задержек по зарплатам нет. Мы работаем с сельскими поселениями по самым различным вопросам - по вопросам пожаров и особо охраняемых территорий. Нам нужно не допустить того, чтобы что-то переросло в трагедию. Транспортом мы сейчас обеспечены, начиная от «УАЗов», малых лесных пожарных комплексов, бульдозеров и тягачей. Мы установили новую радиостанцию, которая покрывает всю площадь. Рациями можем общаться отовсюду, что даёт нам возможность быстро реагировать на происходящее.

- Готов ли парк к пожароопасному сезону?

- Готов. Ещё осенью мы обновили минерализованные полосы протяжённостью 50 километров в Алханайском и Краснояровском лесничествах. Создан резервный запас горючего для оперативных выездов, вся имеющаяся техника находится в исправном состоянии. Для ведения борьбы с возможными пожарами в штате учреждения работают 28 государственных инспекторов по охране территории и по лесохозяйственной деятельности. Мы ввели ограничение на посещение парка, в связи с введённым особым противопожарным режимом.

— Насколько изменился поток туристов?

— Сильно изменился. Их больше стало. Мы не хотим увеличения потока, но и не создаём условий, чтобы сократить их количество. Люди приезжают, и мы должны предоставить им все условия. Когда я приступил, приезжали за сезон около 25 тысяч туристов, сейчас около 35 тысяч.

— Вспоминается ситуация со сносом домиков (речь идёт о 70 постройках на территории национального парка «Алханай», использовавшихся как гостевые дома, кафе и магазины. Администрация парка не выдавала их владельцам разрешения на возведение этих построек, но мирилась с их существованием - ред.), как это отразится на потоке туристов?

— Сильной угрозы нет, но опасения того, что не будет хватать гостиничных мест, сохраняется. Основная загрузка в летний сезон составляет где-то 45 дней. Мы будем устранять эти опасения, привлекать инвесторов. Создавать программы, проекты по развитию и благоустройству. Это и дорожки, и освещение, и душевые. Не надо жаловаться, делать надо. Когда человек старается, люди идут ему на встречу.

— На будущие годы какие планы по облагораживанию парка?

— Будем продолжать делать настилы на тропах. Есть такие участки, очень труднодоступные. Там необходимо установить настилы. Да даже элементарно мы будем продолжать установку табличек, указателей. Это постоянная работа.

— А что-то глобальное в планах есть?

— Есть. Мы хотим на базе нацпарка продвигать религиозный туризм. Даже не религиозный, если быть точнее, а паломнический. Потому что сейчас молодёжь всерьёз этим заинтересовалась. Одним из популярных паломнических маршрутов является тропа «Ехэ Гороо» на Алханае. Практика хождения гороо вокруг Алханая началась еще с конца 19 века. Это трёх- либо четырёхдневный маршрут вокруг горы Алханай, протяженностью 108 километров. В последнее время это паломничество обретает все большую популярность среди бурят не только Агинского округа, но и из других регионов: приезжают специально на Алханай из Бурятии, Иркутской области, Якутии.

Однако прохождение по этому маршруту, пролегающему ныне по территории национального парка «Алханай», часто ограничено в связи с тем, что совпадает с установлением в регионе противопожарного режима и ограничением на посещение леса гражданами.

— Приезжают ли туристы издалека? Бывают ли, скажем, из Европы или США?

— Иностранные туристы, на самом деле, очень редкое явление, но в последнее время мы наблюдаем тенденцию заинтересованности иностранцев именно в нашем парке по линии буддизма. Недавно к нам приезжали ребята из Франции, о нашем парке вычитали где-то в интернете. Они уже посетили парк Таганай на Урале и вот приехали к нам. Сейчас налаживается туристический поток с Монголией и Китаем. Китайцы приезжают однодневным туром — с утра до вечера. В дальнейшем мы будем стремиться к созданию полноценных условий для развития международного туризма.

— Что значит парк «Алханай» именно для вас?

— Для меня парк — это гармония с природой. Человек и природа априори едины. И мы должны эту связь сохранять. Это уже образ жизни. Сохранять парк, сохранять природу. Это и есть наша жизнь.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter