СЕЙЧАС +18°С
Фото пользователя

Кира Деревцова

Специальный корреспондент
Фото пользователя

Кира Деревцова

Специальный корреспондент

Из 13 в 30

Мы поздно взрослеем, в 25 и в 30 лет вокруг ещё дети. Почему так и на что это влияет?

Мы поздно взрослеем, в 25 и в 30 лет вокруг ещё дети. Почему так и на что это влияет?

Есть вариант, что так складывается в российском обществе из-за того, что дети долго живут с родителями – лет с 16 они окончательно прорываются к свободе, с 18 могут заявлять: «Я взрослый», и не волноваться об оплате коммуналки, вещах и горячем супчике. При этом все участники мероприятия понимают, что 50%-ная самостоятельность не является положительным эффектом. Есть ли в таком положении дел тенденциозность? Возможно, да, и через десяток лет у нас будет как в европейских странах – 18-лет-из-дома-прочь. То есть, первый маркёр взрослого – самостоятельность. Но я видела немало самостоятельных детей. У друзей нашей семьи девочка с 7 лет сама бегала в больницу, записывалась в кружки, оплачивала всякие услуги, выросла – и живёт с родителями. Автономность при горячем супчике. Но автономность условная – правила родительской квартиры действуют и после 30. Вот в чём вся соль.

Или же это такая постсоветская картина мира, основанная на страхе и желании контроля. То есть взросление ребёнка начинается лишь после школы. До этого момента он не только играет по правилам родителей, но и живёт в среде искусственной неопределённости, в которой пока у него нет ответа на вопрос, кем он хочет быть, есть родительское: «Стоматологи хорошо получают». И не факт, что работа стоматолога не принесёт удовлетворения, причём всей семье. Но корректировка выбора или границы у мечты – это в 16-17 равноценно опусканию рук. Вот, кстати, умение очерчивать границы и исходить из рационального – тоже маркёр взрослого. Может, поэтому столько людей, не дотянувшихся до мечты?

Возможно, нежелание взрослеть – это такое общее состояние. Потому что, пребывая в детстве, можно многим не заниматься – не участвовать в изменении общества, например. Именно поэтому выход детей на митинги в последние месяцы вызвал столько недоумения – ведь они ещё дети. Срочно надо корректировать.

Кто-то всерьёз до сих пор думает, что у детей или подростков нет мозга (он, видимо, появляется после 18 и торжественно вручается с университетскими корочками) или что «с этим поколением что-то не так, у нас всё было по-другому». Они вырастают, но им уже неинтересно или неудобно делиться с миром своим я. А ведь это основа изменений в обществе. Каждое я – это не последняя буква в алфавите, как раньше говорили в школе, а целый человек. Я.

Почему ещё можно не хотеть взрослеть? Потому что кажется, что надо взваливать на себя груз ответственности. Но если этому приучать по чуть-чуть с детства, то выходить во взрослый мир не страшно. Надо просто перестать говорить детям об ответственности так, как будто каждое её проявление - это нажатие красной кнопки в маленьком чёрном чемодане. Никакого взрыва не случается.

Какой он, взрослый мир? Это не мир, в котором нет детей. Это мир, в котором дети научились осознанно жить.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter