СЕЙЧАС +5°С

Что у тебя болит? Душа

Прыгнул с пятого этажа, сломал позвоночник. Теперь лежит в памперсах и будет так лежать до конца своих дней. Или пальнул в голову, а теперь ходит улыбается на солнышке как дурачок. Вот об этом и надо писать.

Этот разговор как фундамент. Или корень. Такая непоколебимая опора. Основа. Один из известнейших психологов России, руководитель Центра кризисной психологии, член Общественного совета Федеральной службы исполнения наказаний России, учёный, автор книг и многочисленных статей, редактор психологических порталов Михаил Хасьминский рассказал ИА «Чита.Ру» о том, почему люди совершают самоубийства; о чём говорить, если «душа болит, жить не хочу»; почему «группы смерти» - это испытание информационного оружия.

- С какого возраста возможна попытка суицида у ребёнка? Когда нужно начинать обращать внимание?

- На ребёнка нужно обращать внимание всегда. Даже до рождения, в период беременности. Наблюдение и воспитание не начинается с какого-то возраста. Это нужно делать беспрерывно, системно, постоянно. Суициды у детей в настоящее время случаются очень рано. Конечно, в раннем возрасте это не сознательные суициды, а подражательные. Дети насмотрятся какой-нибудь дряни и потом повторяют. Или родители об этом постоянно говорят, манипулируют друг другом, а ребёнок это может взять как модель поведения.

Но я бы вообще не разделял проблему детских суицидов и взрослых. Это общая социальная проблема, её формирует единый социальный фон. Ведь дети становятся взрослыми. Взрослые - стариками. И так далее. Абсурдно же говорить о профилактике дорожно-транспортных происшествий только у детей. По-моему, лучше для всех возрастов заняться комплексной профилактикой всех деструктивных явлений.

- Отчего зависит уровень суицидов в стране?

- Суицид – комплексная и многосложная проблема. Это и медицинская проблема, и проблема переживания кризисов, и законодательства, и педагогики, и освещения этой проблемы в СМИ. Но самое главное, суицидальное поведение - проблема духовно-нравственная, в первую очередь, а вот на это обращают внимания в последнюю очередь.

Посмотрите на статистику суицидов на Северном Кавказе, например, в Ингушетии - единичные случаи в отличие от Дальнего Востока или вашего региона. Разве там в десятки раз меньше психических больных, психологов в школе, в десятки раз отличается социально–экономическое положение? Очевидно, что нет. А в чём разница? В приверженности традиционным ценностям жизни того или иного народа. В них чётко даётся оценка всему, в том числе и суицидам. Зло называется злом. А у людей, которые вне традиционной религии, нет такой чёткой оценки, всё размыто, нет табу. Чёткое отношение к злу появляется только если мы рассматриваем проблему в духовно-нравственном аспекте. И тогда, однозначно, понимание того, что суицидам нет оправдания. Человек не должен сам себя убивать. Суицид - это убийство, которое запрещено духовными законами. Кстати, на Кавказе и разводов меньше, нет детей брошенных и стариков в интернат не сдают. Это всё традиционные ценности, которые и есть основной профилактирующий фактор.

- Но православие же тоже категорически против суицидов? Почему же такая разница с Кавказом?

- В республиках Северного Кавказа гораздо больше людей живут по этим принципам. А у нас по-настоящему по православным принципам живёт гораздо меньший процент людей. Где-то 120 лет назад Россия находилась на самом последнем месте в Европе по количеству суицидов. Тогда количество суицидов было примерно такое как сейчас в Ингушетии (два случая на 100 тысяч населения). Вера напрямую связана с темой нашего разговора. Поверьте, я видел сотни суицидентов, но среди них не было ни одного по-настоящему верующего человека. Убеждён, что настоящая вера является лучшей профилактикой суицидов.

- Как должна освещаться тема суицидов в СМИ?

- Есть неопровержимые научные данные, которые собирались десятки лет, о том, как сообщения о суицидах запускают цикл подражания суицидам. Этот феномен известен ещё со времён выхода книги «Страдание юного Вертера» Гёте. Эта книга запустила сеть подражания суицидам в Германии. Буквально через несколько лет такая же цепь подражания суицидам началась после книги Карамзина «Бедная Лиза». Тогда стали подражать девочки и топились в пруду, в Москве. Это факты исторические. То есть освещение суицидов может запускать множество подражаний. Почему это происходит? Например, вот человек, и ему хочется кричать с балкона. Но он этого не делает, потому что никто так не делает. А если появляются два-три человека, которые это делают, и он это видит и слышит, то и он легко переступает эту грань и подражает. То же самое с суицидами. Люди не делают того, что социально неприемлемо. А если из СМИ они об этом узнают, для них это становится социально-приемлемым. Они могут на это решиться. Это всё описано как эффект юного Вертера. Но есть эффект Папагено, когда СМИ описывают так, как надо, то количество суицидов как раз сокращается.

- А как надо?

- Это когда даётся чёткая оценка происходящего, а не романтическая история. Указана информация о том, где суицидент может получить помощь, информация о последствиях суицида. Журналисты много пишут о самоубийствах, потому что это покупаемая информация. Но никогда не пишут об инвалидизации суицидентов. А об этом надо написать. Например, прыгнул с пятого этажа, сломал позвоночник. Теперь лежит в памперсах и будет так лежать до конца своих дней. Или пальнул в голову, а теперь ходит улыбается на солнышке как дурачок. Вот об этом и надо писать. Люди читают и понимают, что такого не хотят. Можно писать о том, что и умирать больно. Что большинство самоубийств заканчивается тем, что человек становится инвалидом на всю жизнь. Только один из десяти сразу умирает. А остальные мучаются и страдают. А те, кто погибает, испытывают огромный болевой синдром. Об этом надо писать, чтобы уменьшить количество суицидов. Я являюсь одним из соавторов рекомендаций по освещению суицидов СМИ, которую сделала Лига безопасного интернета в прошлом году. Там можно об этом прочитать, там всё написано.

- Не кажется ли вам, что освещение темы про «группы смерти» тоже было неаккуратным и отчасти пропагандирующим? -

- Во-первых, на мой взгляд, группы смерти не имеют почти никакого отношения к суицидальному поведению. Это, как думают очень многие эксперты, тестирование информационного оружия. В данном случае, это скорее убийство. Представьте, гипнотизёр загипнотизировал человека и даёт ему установку на самоубийство. Это разве доведение до самоубийства? Нет. Это самое настоящее убийство. То же самое и происходит в сети, где, манипулируя несовершеннолетними с помощью интернета и современными наработками социальной психологии, реально убивают детей. Посмотрите, именно эти элементы, на мой взгляд, используются, когда Навальный и оппозиция выводит на несанкционированные митинги подростков. Так можно продвигать всё самое деструктивное. В том числе, самоубийства и массовые протесты.

Что касается освещения этой темы в СМИ, то это было просто дико. Если говорить о школах, то и там у меня есть сильные подозрения в полной некомпетентности. Педагогов заставляли проводить собрания, где они говорили детям: не ходите в такие-то группы, а потом перечисляли их. Само собой, что дети туда устремлялись сразу. Любой психолог знает, что если произносишь человеку «Не думай о белой обезьяне», то именно о ней сразу же начинаешь думать. Очень странно, что многие специалисты этого не учли. И говорить с детьми надо не о группах и деструктивных веяниях, которые будут меняться, а о недоверии к анонимам, безопасности в интернете, здравом смысле. Ну и, конечно, необходимо образовывать детей, заботиться об их духовном и нравственном состоянии, любить их. А в информационном пространстве нужно работать более тонко. Нас очень технологично разрушают, и нам надо очень технологично обороняться и созидать. Я, например, участвуя в качестве эксперта на программе первого канала «Мужское и Женское» на эту тему, и увидев, что передача вместо того, чтобы служить инструментом профилактики, уходит в сторону популяризации этого деструктива, встал и вышел. И со мной член Общественной Палаты Юлия Зимова. Я, конечно, сказал, шеф-редактору свою позицию, объяснил, что они популяризируют эту тему на всю страну. Так и вышло. Рейтинг есть, а социальной пользы, на мой взгляд, не было. Один вред. К сожалению, мы допускаем на информационном поле такие огромные ошибки.

- Может быть, это сделано специально, чтобы отвлечь внимание от других серьёзных проблем? Например, социально – экономических причин суицидов, которые не связаны с группами?-

- Не думаю, это обычный непрофессионализм и погоня за рейтингом. А социально-экономическое положение, как я говорил, не так влияет на количество суицидов, как принято считать у журналистов. Но влияет стремление к потреблению. Люди хотят получать удовольствие, деньги, ощущения. Это и тянет иногда в бездну. К сожалению, забывается то, что истинное удовлетворение приносит только созидание, любовь и гармония в твоей душе. Это происходит не в момент покупки чего-либо, ни когда, ты что-то оторвал или возвысился над кем-то, а когда у тебя мир в душе.

- Как обрести этот мир в душе?

- Все традиционные религии этому и учат. Невозможно ответить в двух словах на этот сложнейший вопрос. Да и не психолог это должен рассказывать. Но, очевидно, что вера человека - самое основное, это стержень и компас. Например, когда работаешь с суицидентами, у них частый вопрос: «А зачем жить?». Они обесценивают всё то, что важно для остальных людей. Можно долго рассказывать, что у них есть тысячи возможностей, призывать, объяснять, что все проблемы можно преодолеть, получить желаемое. Но это их обычно не убеждает, потому что им сейчас плохо. Он не хочет ничего достигать в жизни, у него сломался компас, утерян смысл. А религии всегда этот компас человеку дают. Или когда спрашиваешь суицидента: «Что у тебя болит?». Ответ один: «Душа болит». Почти все так говорят. Оно так и есть. А дальше вопрос: «Почему ты решил, что если убьёшь своё тело, то душа перестанет болеть?». Он обращает внимание на свою душу, понимает, что эта боль никуда не денется, останется, усилится. И человек, который на секунду понимает, что это путь вникуда, отказывается от дальнейшей трагедии. Любой человек ощущает свою душу, но не любой человек придаёт этому значение. И вот в кризисе он её может не только ощутить, а задуматься, поменять жизнь.

- Все суициды связаны с потерей духовной опоры?

- Нет, безусловно не все случаи, связанные с суицидам, имеют духовную основу, а также не всегда и психологическую. Например, среди суицидентов 25% душевнобольных, а около 20% делают попытку в аффекте. Что касается остальных, то да, это потеря духовности. Ведь очень многие суициденты имеют и личностные особенности, которые только доказывают то, что у них проблемы с мировидением, критикой, интерпретацией ситуаций, что как раз указывает на основные проблемы в том числе и духовной плоскости.

- А какие это особенности?

- Назову несколько. Это очень часто эгоизм, лень менять себя, высокий уровень притязаний, низкий уровень ответственности, инфантильность. Такой распространённый букет качеств у суицидента.

Именно поэтому, когда они не могут чего-то достичь и начинают страдать, то делают глупости. При этом часто из-за лени и пытаться решить ситуацию уже не хотят, а ждут, когда её решат за них. Это как раз из-за эгоизма. А поскольку за них не решают, то они часто начинают манипулировать суицидом.

Мне вообще набор этих особенностей и основные причины в психологической и духовной плоскости напоминают работу операционной системы. Например, компьютер с качественной лицензированной операционной системой работает чётко и без сбоев. Так живёт здоровый духовно и психологически человек. А если операционка с системной ошибкой, то компьютер постоянно виснет, выключается, приложения тормозят или совсем плохо работают. Вот так же и в жизни. Люди живут хорошо или плохо - в зависимости от той операционной системы, которая в них заложена.

Это связано не только с суицидами, у людей со здоровой операционкой и разводов меньше, и кризисы они преодолевают проще, так как у них есть качественные ресурсы для этого, и детей знают, чему учить. А главное - показывают им пример.

- Но вот эту верную операционную систему должны родители заложить в ребёнка?

- Знаете, сейчас есть родители, в которых никто ничего не заложил в своё время. А когда ты сам пуст, то сложно делиться. Но, в любом случае, надо самому начать искать, а потом уже это передавать. Если будешь лежать, то оно само не придёт. Ведь очень важно не только заработать, но и научить ребёнка преодолевать кризисы, научить правильному пониманию добра и зла, показать то, что такое настоящая любовь и сделать так, чтобы ребёнок никогда это не спутал просто со страстью. Если мы спокойно относимся к какому-либо греху, то мы этому и научим детей. А потом он будет это совершать и даже не задумается о последствиях. А если он не будет понимать, что хорошо, а что плохо, то возникнет хроническая болезнь его души, операционка начнёт ломаться и зависать. Когда наступит серьёзный кризис - например, смерть близкого, собственная тяжёлая болезнь - человеку не поможет, скажем, психоанализ. Ему поможет только то, что обращено к его страдающей душе. А до этого лучше всё же стремиться к знаниям, понимать, по каким правилам живёт этот мир, улучшать свою душу. Во всех традиционных религиях набор заповедей почти одинаков.

- Можно ли говорить, что подростковые суициды - это почти всегда проблема детско-родительских отношений?

- Проблема отношений с ребёнком ключевая, важная, но, увы, не основная. Среди подростков, которые покончили с собой, немало тех, у кого отношения с родителями были превосходными. Но они, бывает, прыгают из окон, например, не сдав, как от них ожидают, ЕГЭ, или боясь наказания, или признаться в том, что не оправдали надежд. А причина тут в том, что они не понимают бесценности своей жизни, её смысла, который не в ЕГЭ, своего места в мире, который определяет их душа,а также много другого. То есть проблема не в том, что с родителями контакта нет, а в том, что внутри важного нет, в том числе и потому, что не дали родители. И вот эта пустота, которую, конечно, должны и родители заполнять, и школа, и церковь, заменяется уже деструктивным содержанием, который приводит к трагедии. В прямом смысле - свято место пусто не бывает.

- Какая ваша главная цель приезда в Читу?

- Я лечу из Красноярска, где проводил много мероприятий, в том числе и семинар для руководителей образования края. А от вас улечу в Благовещенск на большой форум, посвящённый демографическому развитию Дальнего Востока, который проводит министерство по развитию Дальнего Востока России, членом рабочей группы которого я являюсь. Там, наряду с другими мероприятиями, я буду проводить такой же семинар по предупреждению суицидов, как и в Чите. Основная цель в Чите - поделиться со специалистами знаниями в такой тонкой области, как профилактика суицидального поведения в регионе. У меня есть проект такой программы, разработанный группой учёных, которая легко внедряется, требует административного ресурса, хорошего межведомственного взаимодействия и мотивации к решению проблемы, но совсем не затратная для региона. Она реально сможет снизить количество суицидов в крае. Это не содержит пустых идей организации флешмобов, акций или агитации за здоровый образ жизни тех людей, которым сама жизнь не нужна, а содержит реальный план действий, направленный на реальную профилактику деструктивного поведения. Это программа презентовалась и в других регионах. Многие начинают по ней работать.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter