СЕЙЧАС +11°С

«Вы что сидите здесь тормозите?!»

Уже в это время Александр Волков был готов спрятаться за монитор экрана, на котором докладчики, сопровождая свои выступления, показывают непонятные слайды.

Вскрикнул первый заместитель председателя правительства Забайкальского края Александр Кулаков во время заседания КЧС по подготовке к пожароопасному периоду. Комиссию проводил заместитель главы МЧС России генерал-лейтенант Павел Барышев. Всё заседание было похоже на открытый школьный урок. Класс - в лице министров, представителей региональных природных заказников, сотрудников МЧС и других заинтересованных ведомств - к уроку на тему подготовки к лесным пожарам был готов слабо. Кулаков, как классный руководитель, злился на своих «двоечников» и «троечников». Барышев же, опросив всех, сделал очевидный вывод - край к пожарам не готов.

«Вы же министр?!»

Начиналось всё гладко. Министр природных ресурсов Забайкальского края Александр Волков прочитал свой пятиминутный доклад. Он заявил о том, что край до сих пор не получил 180 миллионов рублей за тушение пожаров в 2017 году. Также министр отметил, что техника к пожарам готова на 60-70%, а окончательная подготовка к пожароопасному сезону будет завершена в первой половине марта.

Барышева, очевидно, такие данные не устроили.

«Когда будет полностью готова техника?» - поинтересовался он.

«Необходимое количество запчастей закуплено. И к 20 марта техника будет готова», - ответил Волков.

«А если пожароопасный период начнётся завтра, послезавтра? В России уже зафиксированы первые лесные пожары», - резонно отметил Барышев.

В Забайкалье, кстати, тоже первый лесной пожар 2018 года был 19 февраля. Правда, министерство природных ресурсов, заявило, что этот пожар не считается. Действительно, подумаешь, сгорело 82 гектара леса.

Поэтому на замечание Павла Барышева Волкову можно было только пожать плечами.

Заместитель главы МЧС продолжал: «Кто вам должен за тушение пожаров в 2017 году? Лесхоз? Как вы влияете на то, чтобы получить эти деньги? Это надо спрашивать у министерства финансов? У кого именно? Как это вы не знаете у кого - вы же министр. Подготовьте информацию. Я сегодня работаю. Мне сегодня надо».

Уже в это время Александр Волков был готов спрятаться за монитор экрана, на котором докладчики, сопровождая свои выступления, показывают никому не понятные слайды.

Но это было только начало.

Налепить баннеры

Начальник ГУ МЧС России по Забайкальскому краю Александр Сидоров выступал следующим. Он говорил о защите населённых пунктов во время пожаров. Сидоров заявил, что в 96% населённых пунктах обновили минерализованные полосы. Почти везде проведены профилактические отжиги и уборка сухой травы, ликвидирована часть свалок.

«Анализ за 2017 год показывает, что реагирование было достаточным. Ликвидировано шесть угроз перехода пожаров на населённые пункты. Не допущено ни одного перехода», - заявил Сидоров.

По его словам, министерство перейдёт на усиленную работу, когда будет объявлен особый противопожарный период.

Барышев поинтересовался у Сидорова: «Как организовано информирование населения?».

«Информирование населения в повседневном режиме осуществляется сотрудниками управления надзорной деятельности и группами профилактики, которые есть в пожарных частях. Активно привлекают волонтёров. Заключено с ними четыре соглашения. Они тоже проводят профилактическую работу», - отрапортовал Сидоров.

Барышева ответ не впечатлил. Этот же самый вопрос он задал главе администрации Читинского района Андрею Эпову. То же он сказал про волонтёров, патрули, обходы. Пожаловался на владельцев дач, которые не отзываются на профилактическую работу.

Заместитель главы МЧС вновь был недоволен ответом: «Кто работает с населением? Ведь это очень важное направление».

Александр Кулаков не выдержал: «Я не знаю, почему молчат коллеги. Даже самому интересно», - посмотрев на всех с непониманием, он продолжил, - «У нас уже закупают баннеры, листовки, плакаты. Они будут раздаваться по всем филиалам. В том числе одна из задач органов исполнительной власти -

повесить, налепить, проинформировать. Да, обходы делаются. Кроме этого, проводятся ещё и сходы в населённых пунктах. Почему глава об этом не говорит? У нас проводятся мероприятия в этот период в дошкольных детских учреждениях. С детьми разговариваем и с их родителями в том числе. Проводятся мероприятия в общеобразовательных учреждениях постоянно. Что молчите-то, все? Постоянно по телевидению бегущая строка и сюжеты. Радиостанции работают. По каждому району закреплены кураторы от правительства, и в случае возникновения опасности эти кураторы немедленно приезжают в район. Там ведут работу с населением».

«Ни солярки, ни ГСМ»

А дальше очередь дошла до природных заказников. Барышев поднимал каждого представителя и спрашивал: « Как вы сами считаете, готовы к пожарам?». И этот вопрос стрелял убийственно. Потому что, если сказать честно, что не готовы, это будет признанием не только своей несостоятельности, но и всего правительства региона. Выкручивались.

Руководитель Дирекции особо охраняемых природных территорий Забайкальского края Александр Бузинов хвалился спутниковой связью: мол, если вдруг где-то что-то загорится, у нас «кордоны обеспечены солнечными электростанциями. И мы можем постоянно держать заряд». Но 1,5 миллиона гектаров леса это от пожаров вряд ли спасёт.

Барышев, выслушав весь доклад, признал: « Вы не готовы к пожароопасному периоду. По вашему докладу - это неприятно говорить, - но вы не готовы. Не готовы».

Директор природного парка «Арей» Юрий Холостов пожаловался, что на территории парка уже более трёх лет не очищали противопожарные разрывы, и людей в штате не хватает. На вопрос Барышева о готовности к пожарам Холостов ответил утвердительно: «Я считаю, что мы готовы. Четыре года назад был создан природный парк, и каждый год на граничащих с парком территориях происходят пожары. Специалисты природного парка участвуют в тушении. Мы первыми оказываемся на арене огня и тушим. И за это время ни разу пожар не перешёл на территорию природного парка».

Конечно, такой ответ Барышева не устроил. Он вздохнул и сказал: «Я не зря сюда приехал. Край тяжёлый, пожароопасный период непростой. Поэтому оцените свои возможности. Давайте серьёзно относиться. То, что, вы говорите, 4 года не происходило, не значит, что не произойдёт».

Представитель Ивано-Арахлейского заказника говорил без лишних прикрас: «Территория очень большая. Много населения ездит к нам, и нам нужно постоянно патрулировать территорию. А для этого нет ни бензина, ни солярки. Нужно заниматься составлением протоколов и выдворять людей из леса. Мы не готовы. Штат природного парка полностью восемь человек. Участвовать в тушении могут три человека. На такую территорию этого мало».

Барышев тут же обратился к министру природных ресурсов Александру Волкову: «Вот вы докладывайте, что всё хорошо. А на самом деле...»

Волков был зол и беспомощен.

Барышев продолжил: «208 тысяч гектаров, три человека, топлива нет. Какого 15 марта вы будете готовы? О чём вы говорите? Даже на этих первичных вопросах можно сделать выводы, что ничего не сделано».

Представитель «Оборонлеса» Юлия Скурихина тоже начала свой доклад с грустных цифр о том, что укомплектованность штата составляет 60% - 30 человек: «У нас 1,5 миллиона гектаров леса. Но мы заключили оперативные планы с военными частями. Выделяют нам людей и технику».

Барышев очередной раз спросил: «Как сами себя оцениваете?»

«Готовы, не готовы... Можно сказать готовы. Частично готовы - такого же нет?», - пыталась говорить Скурихина.

«Есть ограниченно готовы. Готовы - это когда всё на 100%: штат укомплектован, вся техника рабочая», - объяснял Барышев.

«У нас всё есть. Но вот штат на 60% укомплектован, техника так же», - противоречила сама себе Скурихина.

Барышев поинтересовался у Волкова: «Где сводный план работы? Когда будет? Когда? Точная дата? Когда».

Волков молчал.

Кулаков опять не выдержал: «Ну скажи, что завтра. Вы что сидите здесь, тормозите?»

А тормозят они потому, что к пожароопасному сезону не готовы, поэтому чувствуют себя как не выучившие урок школьники, мнущиеся с ноги на ногу перед доской и боящиеся ошибиться. Сказать не то. На этом фоне информация о том, что губернатор Наталья Жданова на встрече с Павлом Барышевым заявила о безукоризненной подготовке к пожароопасному периоду, кажется полным абсурдом.

Почему не признать очевидное: готовы слабо, финансирования не хватает, нужна помощь? Только говорить об этом надо не на носу пожароопасного периода, а сразу после окончания прошлого. А сейчас остаётся уповать только на погоду, которая сжалится и не даст сгореть. Вера в дожди, а не в руководство региона, которому, кстати, тоже можно начинать молиться о природной милости. Авось пронесёт.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter