СЕЙЧАС +20°С

Как тонула Чита в 1991-м — обзор газет Забайкалья

Гуманитарная помощь пришла из Японии. В ней банка тунца и лапша быстрого приготовления.

«Утром проснулась от каких-то странных звуков. Встав с кровати, тут же оказалась по щиколотку в воде, в которой плавали домашние тапочки. Подбежав к окну, некоторое время недоумённо взирала на затонувший огород. Из воды были видны лишь верхушки смородины...Осознав, что мы окончательно «плывём», не своим голосом проорала на весь дом: «Тонем!», - вспоминает о наводнении в Чите 1991 года журналист Ирина Бусарова.

Она рассказывает о гуманитарной помощи из банки тунца и лапши быстрого приготовления, которая прибыла пострадавшим из Японии, талонах на одежду, отечественных автомобилях, переживших потоп.

Ещё, видимо, до наводнение по сёлам Забайкальского края проехал другой журналист «Эффекта» Валерий Тытенко. Все подобные тексты пронизаны безысходностью и унынием. Этот не исключение.

«В Кыре, где в советское время работали маслозавод, забиравший молоко у колхозников, и охотоведческое хозяйство, теперь люди настроены покинуть село и выставили на продажу 40 домов. Да только кто их купит?» - пишет Тытенко.

Он ещё проехал по Александровке, Балею и Сретенску. Причин для радости не нашёл.

Репортаж привезла из Маньчжурии журналист «Земли» Елена Сластина. Там проходила международная выставка. Помимо роботов, квадрокоптеров, очков с эффектом виртуальной реальности, на ней были представлены варенья-соленья.

«Забайкальский край был представлен на выставке, направленной на международное научно-техническое сотрудничество и обмен, заметнее, чем в прошлом году. Привезли мёд, питьевую воду, кондитерские изделия, а также маринованные помидоры, борщ, каши (ИП «Шестаков, г. Борзя). Забайкальский филиал Почты России привлёк внимание иностранцев коллекционными марками, нарасхват шли наборы, посвящённые Чемпионату мира по футболу, коллекциям Эрмитажа, оружию. Активно рекламировали свой товар производители облицовочной плитки, материал для которой добывается в Чернышевском районе. Матрёшки ручной росписи, возле которых толпился разноликий народ, возможно, не совсем корректно относить к забайкальским товарам: их создательница, забайкалка и бывшая сотрудница газеты «Земля» Марина Фёдорова, часть года живёт и работает в Маньчжурии, ставшей туристским городом во многом именно на «матрёшечной» теме», - рассказывает Елена Сластина.

Она признаёт, что на фоне широко и ярко представленных Алтайского края, Амурской области, Бурятии и многих других регионов России Забайкалье выглядело более, чем скромно.

А дальше рассказывает, прилавки с чем опустошали в первую очередь китайцы.

Мобильная группа «Вечорки» проехала по затопленным Карымскому, Шилкинскому и Нерчинскому районам. Он наполнен комментариями пострадавших от наводнения людей, ругающих власть.

«Никто нас не предупреждал. Мы успели поднять два дивана, схватить самое необходимое и спасаться. Нам с двумя детьми даже некуда идти было, потому что моя мама уехала в Читу. При этом мы с нынешним мэром работали в школе, у него есть наши номера, мог бы и позвонить», — цитирует издание слова жительницы Нерчинска.

Ещё в репортаже история о том, почему мэр Шилки теперь не снимает тёмные очки.

«Вечорка» публикует письмо президенту от жителей посёлка Новоширокинский. Тема старая — закрытие участковой больницы.

«Даже в трудные 90-е годы наша больница, рассчитанная на 25 койко-мест, работала на полную мощь. Здесь лечили и кормили бесплатно, работали физиокабинет, лаборатория, аптечный пункт, в теплом гараже стояла машина «скорой помощи», - пишут жители. Сейчас больница на грани гибели. Даже в трудные 90-е годы наша больница, рассчитанная на 25 койко-мест, работала на полную мощь. Здесь лечили и кормили бесплатно, работали физиокабинет, лаборатория, аптечный пункт, в теплом гараже стояла машина «скорой помощи», - говорится в письме.

600 жителей поселка Новоширокинский Газимуро-Заводского района Забайкалья не могут больше молчать. Ситуация накалена до предела. Люди устали терпеть издевательства местных властей и написали письмо-обращение Президенту.

Открытое письмо В.В. Путину

«Уважаемый Президент! Обращаются к Вам жители сельского поселения «Новоширокинское» Газимуро-Заводского района Забайкальского края по вопросу работы участковой больницы. Население нашего поселка составляет 1 742 человека, из них пенсионеров 253 человека, детей 485 человек (до 3-х лет 57 детей). Кроме местного населения есть вахтовый поселок, где проживают работники Новоширокинского рудника численностью 800 человек, которые также нуждаются в медицинской помощи. Наша участковая больница отремонтирована три года назад. В ней проведены водяное отопление, теплый туалет, душевая кабина, горячее и холодное водоснабжение. Есть светлые палаты. Но по решению главного врача районной больницы закрыли круглосуточный стационар и оставили только дневной на две койки. Из 4-х медицинских сестер осталась одна, которая тоже скоро уволится из-за отключения стационара от системы отопления. Также без тепла остались в здании поликлиники помещения, где были физиокабинет и лаборатория. В ночное время больница закрыта на замок. До центрального медучреждения добираться 30 километров. Если ночью человеку станет плохо, то приезда кареты «скорой помощи» он не дождется. Нашу «скорую» забрали в районную больницу и разбили, хотя она была куплена Новоширокинским рудником для нашего поселка.

Даже в трудные 90-е годы наша больница, рассчитанная на 25 койко-мест, работала на полную мощь. Здесь лечили и кормили бесплатно, работали физиокабинет, лаборатория, аптечный пункт, в теплом гараже стояла машина «скорой помощи». В штате трудились терапевт, стоматолог, акушер-гинеколог, педиатр, лаборант. А теперь за медпомощью приходится обращаться в районную поликлинику, где за один день не пройдешь нужных специалистов. Приходится ездить по 3-4 раза. Проезд в одну сторону обходится в тысячу рублей, обратно еще тысяча. Длиннющие очереди образовываются из-за того, что в округе закрыты все участковые больницы. Стационар, рассчитанный на 40 койко-мест, в больнице переполнен. Население района составляет свыше 9000 человек.

Кроме того, в нашем районе открылось новое горнодобывающее предприятие ООО «Мангазея-Агро». В настоящее время численность его работников составляет 500 человек, возможно, возрастЁт до 1000 работников. Более того, около села Газимурский Завод работает большое предприятие по строительству Быстринского ГОКа с численностью 3000 человек. Они также нуждаются в медпомощи. Для того чтобы сдать анализы, больные начинают занимать очередь с 6 утра, иначе не успеть. Автобусного сообщения с районным центром нет. Что делать нашим старикам и родителям с маленькими детьми? С учетом тарифа проезд недоступен для них. В поселке работает ФАП с одним фельдшером, которому нужно вести прием, проводить патронаж, обслуживать вызовы, ставить уколы и капельницы. Это физически ей не под силу. Она скоро не выдержит такой нагрузки и уволится.

Просим Вас разобраться в нашей просьбе и помочь возобновить работу круглосуточного стационара, лаборатории и ФАП с персоналом две штатные единицы».

600 жителей п. Новоширокинское.

Истории пострадавших в наводнении в Чите публикует «Читинское обозрение». Там и дачники, и те, кто потерял в наводнении дома.

«Дети позвонили и сообщили: «Мама, нас топит! Сидели дома. Смотрим – ковры зашевелились, распахнулась крышка подполья и оттуда потоки воды вынесли банки с домашними заготовками. Вода быстро заполняла дом». Дочь с зятем только и успели схватить паспорт, прыгнуть в машину и бежать от наводнения. У меня с собой была банковская карта и паспорт, остальные документы остались в затопленном доме», - рассказывает изданию жительница посёлка Заречный.

- Всё воскресенье, 8 июля, лил дождь. На следующее утро за оградой текли ручьи. Наш дом с участком находится между трёх речек: Читинкой, Смоленкой и руслом Читинки. Дождевые воды быстро их наполнили. В обед 9-го июля уже через дорогу было не пройти. Соседи на машине возили в магазин. Вод стремительно пребывала. К вечеру затопило ограду, огород. Потоки воды скрыли кусты картофеля, наполнили теплицу. Многие наши соседи с работы уже не могли пробраться до своих участков. Муж был на работе, а мы с трёхлетним сыном Кириллом находились дома, оторванные от мира, не могли выбраться. Я собрала тёплые вещи, документы, одеяла и с ребёнком перебралась на чердак. На следующий день муж со спасателями приплыл за нами на лодке. Мы успели забрать самое необходимое и поспешили покинуть затопленный дом.

Галина Чаликова, жительница п. Заречный:

- О том, что наши дома затопило, узнала от дочери и зятя. Сама в это время находилась на работе в Чите. Дети позвонили и сообщили: «Мама, нас топит! Сидели дома. Смотрим – ковры зашевелились, распахнулась крышка подполья и оттуда потоки воды вынесли банки с домашними заготовками. Вода быстро заполняла дом». Дочь с зятем только и успели схватить паспорт, прыгнуть в машину и бежать от наводнения. У меня с собой была банковская карта и паспорт, остальные документы остались в затопленном доме. Словно вести с фронта, жду сообщения родных. Дочь сообщает, что унесло ограду. Рядом с нашим домом находилась поселковая помойка, так теперь весь мусор приплыл к нам.

2018 год для меня – год утрат. Полгода назад похоронила мужа. Теперь вот дома лишилась, и это под старость лет! Мы ведь в этом году, не чуя беды, вскрыли завалинку, хотели поменять первые сгнившие венцы. Дом старый! А теперь не известно, сколько он простоит в воде! Зять не покидает посёлка, вместе с сотрудниками МЧС и соседями сторожит дома от мародёров (уже во всю орудуют), наш дом по крышу стоит в воде. Я ещё больше горюю оттого, что дома осталась наша любимица – кавказская овчарка Дана. Зять успел отпустить её с цепи. Но когда спасатели приплыли за ней на лодке, она не пошла к чужим людям. Неужели утонула наша умница!

Надежда Ворончихина, многодетная мать, с ул. Шубзаводская (Большой остров):

- Утром 9-го июля муж позвонил с работы, забеспокоился: «Надя. Какая-то речка неспокойная, быстро пребывает». Уже к вечеру Читинка вышла из берегов и начала стремительно подбираться к домам. Ложиться спать было страшно. Стали быстро собирать вещи, уже сонных деток. В полночь только и успели забросить в машину документы, лекарства (малыши простыли в такой сырости), телевизор, коляску для 7-месячного Ромы, немного детских вещей. В суете совсем забыла про деньги: в конце месяца нечем будет платить за кредит. Муж по работе бывает на Острове, говорит, что дом до сих пор стоит по окна в воде. Наверное, утонули наши две кошки и три собаки, поросёнок. Жалко!

Временный приют мы нашли в школе №9. Здесь тепло. Спасибо людям! Не бросают в беде! Помогают! Так страшно с тремя маленькими детьми остаться без всего!

Ольга Стракович. «Читинское обозрение» №29 от 18 июля.

«Я звонила. В МЧС, по тому номеру, который они давали, мне сказали, что они меня только эвакуировать могут. А меня не надо эвакуировать, мне надо урожай спасти. Искала, кто может воду откачать, или окопать, чтоб она ушла. МЧС говорит, чтоб звонили в местную администрацию. Я кое-как дозвонилась до главы, она долго трубку не брала. А потом и говорит, что они ничем помочь не могут, их тоже затопило, они бумажки спасают! Я понимаю, что бумажки это важно, но люди-то важнее должны быть», - рассказывает «Экстре» жительница затопленного села Шишкино.

Семью женщины кормил огород. Муж уже 10 лет инвалид, не ходит. А следующая история ещё более безнадёжная. Семья с четырьмя детей после наводнения осталась на руинах.

Газеты районов Забайкальского края

Районные газеты пока ещё полностью не погрузились в тему наводнения. «Борзинские вести» рассказывают о типичном ремонте дорог в России, когда ямы на дорогах засыпают гравием. Всё это через сравнения с героями передачи «Наша Раша». Я, честно говоря, лет пять-семь назад смотрела пару выпусков и оценить такой подход не могу. Может, у вас получится.

По заверению самого Белякова, люстра должна была еще лет сто провисеть, но не провисела и под финал фильма, когда Сергей Юрьевич опрокинулся с дивана, упала на журнальный столик. Именно эту сцену и воскресили в моей памяти рабочие, заравнивающие гравийной смесью неровности на сером полотне дороги. А итог? Итог довольно печален: проливные дожди и колеса автомобилей сделали свое дело - гравийную смесь вымыло из ям и колдобин. Так зачем же нужно было тратить рабочее время и деньги на подобное безобразие? Или только для того, чтобы в новых сериях юмористического фильма «Наша Раша» продюсеры и режиссёры упомянули о том, что «мы живем в самой прекрасной стране на свете. А остальные страны нам завидуют, ведь только мы способны выбрасывать деньги на ремонт дорог, чтобы в недалеком будущем вновь приступить к их ремонту».

Валентин Старицын. «Борзя Вести» №28 от 12 июля

О семье года в Забайкалье рассказывает «Сельская новь». Живут Анна Михайловна и Владимир Кузьмич в селе Новокургатай.. Поженились ещё в 1968 году. У них четыре сына, четыре невестки, восемь внуков , четыре правнука. И жизнь — как из советского кино.

В Нерчинско-Заводском районе развернулась борьба за землю. Тягается производственно-сельскохозяйственный коопертиав «Пахарь» с компанией «Мангазея Агро». Очевидно, что силы не равные. «Пахарь» уже много лет работает на земле района, часто из которой была отмежевано кампаниями «Мангазея Арго» и ООО «Элемент».

«Мы всегда работали на этой земле и не думали, что станем безземельными. «Мангазея Арго» оставила нас без земли. Нам сказали, если мы претендуем на аренду спорных участков земель, нам надо выходить на аукцион. Где нам тягаться с Мангазеей, денег-то нет. На межевание у нас тоже нет земель. Мы не в претензии к ним, и многого не хотим - дали бы только нам работать на своих землях. А они разрешили нам в этом году посеять. Пары, сказали, не готовьте, это наша земля», - цитирует издание слова директора «Пахаря».

Но все это не мешало предприятию оставаться на плаву, справляться с взятыми на себя обязательствами, сеять, пахать и собирать урожай, разводить скот, давать этим самым надежду на будущее своими работникам и их семьям.

Нынешний год стал первым, когда руководство предприятия не строит перспективных планов. Преградой их дальнейшему существованию стал пресловутый земельный вопрос. Свыкнувшись с мыслью, что земли вокруг много и она ничейная, запоздало пришло осознание, что большинство пахотных и сенокосных земель в поселении «Булдуруйское» было отмежевано Кампаниями «Мангазея Арго» и ООО «Элемент». Сделано это было вполне законно и открыто. Глава поседения Г.В. Чумакова неоднократно предупреждало население и руководство ПСХК «Пахарь» о возможных последствиях и призывала отмежевывать землю. Должного эффекта это не возымело и жители, и сельскохозяйственный кооператив столкнулись с очевидным фактом - свободной земли в поселении не осталось. Нет, конечно глава поселения позаботилась о том, чтобы отмежевать для нужд поселения часть сельхозугодий, но не на все хватило денег- межевание-то дорогое удовольствие. А некоторые владельцы паев, не задумываясь о последствиях, продали свои паи за бесценок, лишив себя возможности косить сено для своих буренок и лошадей. Только во Втором Булдуруе осталось 4-5 человек, у кого еще остались паи, но и те не отмежевывают. Денег нет, люди не работают, основной источник доходов - это сдать выращенный скот на мясо, Между тем, стоимость межевания одного пая 13-14 тыс. руб. Если сдать одну голову из личного хозяйства, этого с лихвой хватит на проведение межевых работ, а потом уже ее никто не заберет у вас, конечно, при условии, что эта земля будет использоваться по своему назначению - под пахоту, либо сенокос или пастбище. Но, видимо, привычка жить по-старому сильнее доводов разума.

Директор ПСХК «Пахарь» Закиев А.Г., комментируя сложившуюся ситуацию, говорит буквально следующее: «Мы всегда работали на этой земле и не думали, что станем безземельными. «Мангазея Арго» оставила нас без земли. Нам сказали, если мы претендуем на аренду спорных участков земель, нам надо выходить на аукцион. Где нам тягаться с Мангазеей, денег-то нет. На межевание у нас тоже нет земель. Мы не в претензии к ним, и многого не хотим - дали бы только нам работать на своих землях. А они разрешили нам в этом году посеять. Пары, сказали, не готовьте, это наша земля. У нас и посеяно-то только во втором отделении- Чалбучинском- порядка пятьсот га. Вот и остались мы ни с чем. В этом году рассчитаем работников и, может быть, закроемся. Без работы останутся 11 человек, такова на сегодняшний момент численность занятых на предприятии работников. Все говорят о поддержке сельхозпроизводителей, но мы в сложившейся ситуации помощи не видим ниоткуда».

Отношение к деятельности Мангазея Агро среди большинства жителей Булдуруйского поселения негативно. Не приемлют, что чужаки «захватили» земли, где они косили и пасли скот. Не желают идти к ним работать.

Так и хочется в связи с этим вспомнить недалекое советское время, когда земля принадлежала государству, и частникам не приходилось выбирать, где косить. Скот с частных подворий строго пасся под присмотром пастухов, а за тунеядство не платили как сейчас пособие по безработице, а судили. Сейчас, конечно, другая страна, но государство пытается вернуть земельный вопрос в законное русло и, хочется, не хочется, а надо признавать, что так как было в последние 20-25 лет уже не будет. На раздумья времени уже нет. Тот, кто хочет жить в селе и работать на родной земле, загодя должен позаботиться о том, чтобы кусок земли- кормилицы стал его собственностью. Никто не придет и не сделает этого за вас, ведь это надо только вам. Так используйте все законные способы, чтобы не стоять на одной ноге на родной земле.

Мангазея Агро пришла не золото рыть в этих землях, она пришла пахать и сеять, получать урожаи и реализовывать их там, где им удастся получить за них выгодную цену. Глупо поворачиваться спиной к тем, кто может дать стабильную работу и заработок семьям тех, кто изъявит желание продуктивно работать в этой кампании.

Трудность в одном - надо перестроить себя с личного на коллективное и общественно-значимое. Села умирают, молодежь- наше будущее уезжает, старики остаются беспомощны. Может быть с приходом «Мангазеи Агро» село получит шанс на возрождение.

А насчет второго крупного владельца паевых сельхозземель ООО «Элемент» надзорным органам стоило бы попристальней обратить внимание на использование земель по назначению. Ничего не пашется и не сеется на практически 5 тыс. га сельхозугодий на протяжении почти пяти лет. И арендатор носа не кажет. Как же так? Примите меры, ведь если в течение трех лет земля не используется по назначению, владелец должен быть лишен прав на нее. Может она понадобится тем, кто сейчас стонет из-за отсутствия земли-кормилицы.

С. Самохвалова. «Советское Приаргунье» №28 от 12 июля

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter