СЕЙЧАС +26°С

2 млн руб. Почему врачи отказываются от «Земского доктора» после заключения контракта

В Бурятии приезжающим врачам дают 3 млн, в Амурской области — 5.

Поделиться

Врачи и фельдшеры всегда были востребованы по всей России. Чтобы решить вопрос с пустыми больницами и ФАПами (Фельдшерско-акушерский пункт) в отдалённых деревнях и сёлах, в стране уже 10 лет действует госпрограмма «Земский доктор». Врачам сразу выплачивают 2 миллиона рублей, фельдшерам, акушерам, медсёстрам — 1 миллион, но есть условие: на месте, которое выбрал, нужно проработать 5 лет. Мы поговорили с главой комитета социальной политики заксобрания Забайкалья Цыреном Цыреновым о том, чем молодёжь можно завлечь в село, насколько поддержка медиков в Забайкалье отстаёт на фоне регионов-соседей и почему врачи отказываются от «Земского доктора» после заключения контракта.

В 2012 году правительство России приняло государственную программу «Земский доктор» для всех регионов страны с одинаковыми условиями. Первоначально платили 1 миллион рублей врачам и 500 тысяч рублей медработникам среднего звена, потом сумму увеличили до 2 и 1 миллиона рублей соответственно. Программой подразумевается работа в населённых пунктах с населением не более 50 тысяч человек. Жильё предоставляет государство.

Вырваться, переехать и передумать

— Сколько мест в Забайкалье в программе на 2022 год?

— На 2022 год предусмотрено 61 место для врачей и медработников среднего звена. Количество ежегодно меняется исходя из финансовых возможностей региона и освоения средств, выделенных на предыдущий год. Также важный момент — сколько медработников желало участвовать в предыдущие годы. К примеру, если до этого было 70, 80, 90 желающих, то высчитывают средний показатель. В Забайкалье в прошлом году освоили все места, но с трудом, признаемся честно.

— Не хотят ехать в Забайкалье?

— Я бы не сказал, что не хотят. Ежегодно прибывает 60–70 врачей, но случаются отказы. Человек приехал, заключил контракт, получил деньги, поработал, и ему не понравилось или девушка вышла замуж за военнослужащего и хочет переехать к мужу в другой регион. Причины могут быть разные, но в любом случае после прерывания контракта все деньги нужно вернуть государству.

— Многие отказываются после заключения контракта?

— Ежегодно 10-15%.

— Почему врачи изначально не готовы сюда ехать, почему не соглашаются на программу?

— По сравнению с советским прошлым сейчас нет государственной комиссии, которая распределяет специалистов туда, где их не хватает. Многие забайкальцы заканчивают читинскую медакадемию и уезжают в Краснодар и другие тёплые места. Врачи и фельдшеры востребованы по всей территории России, а у нас климат суровый.

— Мужчины или женщины в основном пользуются программой? Кто больше готов переезжать в глубинку?

— Я не могу сказать, потому что не исследовал вопрос с этой стороны. Но нашу читинскую медакадемию заканчивает на 30% больше женщин, чем мужчин. Предполагаю, что и в программе девушек больше.

— Забайкальские и читинские врачи могут пользоваться этой программой или она исключительно для переезда из другого региона?

— Забайкальцы могут ей пользоваться и активно это делают. Как раз основная масса врачей, которые по «Земскому доктору» приезжают в сёла Забайкалья — это наши земляки.

— Молодые или медики среднего возраста едут работать в сёла?

— В основном едут после окончания института, но часть переезжает из других районов. Вторая сторона медали этой программы — то, что выдёргивает людей с места. Если врачи прибывают — это всегда хорошо, но чтобы они прибыли, нужно, чтобы они откуда-то уволились. Больница, из которой они уезжают, многое теряет.

Отстать от соседей на Дальнем Востоке

Поделиться

— Какие ещё есть меры поддержки для сельских врачей в Забайкалье, кроме этой программы?

— Я уже два года бьюсь, чтобы мы так поддержали сельских врачей, чтобы они не уезжали после того, как наработают стаж. Что такое врач или фельдшер с 15-летним опытом? Он умеет делать практически всё, он как воздух нам нужен. Чтобы таких удержать, нам нужны другие меры поддержки.

В сентябре 2021 года приняли закон, чтобы в сельских детсадах детей медработников устраивали вне очереди. По моей информации, 91 ребёнок уже устроен по этой льготе. Сейчас рассматривается вопрос о премировании медработников по 500 тысяч рублей. Это очень хорошее направление, я поддерживаю его двумя руками.

Чтобы сохранить наши кадры, надо предоставить им условия. Два миллиона рублей по «Земскому доктору» можно получить в любом регионе России, а Забайкалью нужно чем-то отличиться, нам нужна своя фишка. Наши соседи тоже об этом думают и принимают меры, чтобы удержать своих докторов и заманить специалистов извне. Мы в этом плане отстаём из-за наших возможностей бюджета, но отставать слишком долго нельзя, иначе наступит тот час, когда все наши опытные врачи уедут в соседние регионы. И мы работаем, мы думаем над этим.

Если бы была финансовая возможность, я бы предложил специалистов с большим стажем премировать. Мы ведь находим деньги, чтобы заплатить врачам, чтобы они приехали из других регионов — так чтобы врачей удержать тоже что-то нужно.

— Вы сказали, что другие регионы продумывают свои фишки. Например, какие?

— На Сахалине ежемесячно выплачивают 11–17 тысяч рублей врачам и 5–11 тысяч фельдшерам в госполиклиниках или ФАПах вне городских центров — эти выплаты для лиц старше 50 лет, имеющих 20-летний опыт работы, в том числе стаж работы в сельской местности не менее 10 лет. Самых опытных удерживают. В Приморском крае есть программа, аналогичная «Земскому доктору», но это чисто региональная программа за счёт их бюджета — медработникам единовременно выплачивают по 500–700 тысяч в зависимости от отдалённости районов.

В Бурятии в этом году начала работать премия в миллион рублей сельским медработникам. Получается, за «Земского доктора» 2 миллиона и ещё один миллион сверху от региона. В Амурской области ещё интереснее: с марта прошлого года там ввели единовременные выплаты для медиков в отдалённых пунктах в зоне БАМа (Байкало-Амурская магистраль). У них это применимо только к трём районам, но размер выплаты — 5 миллионов рублей для врачей и 3 миллиона для фельдшеров и медсестёр. Все эти поддержки начали действовать по Дальнему Востоку в последние два года.

— Я не могу не заметить, что остальные регионы делают упор на прямые выплаты. То есть детсады, которые действуют у нас — это хорошая льгота и она стоит денег для государства, но для самих врачей важно видеть деньги и получать их в руки.

— Конечно, что такое детсад в районном центре? Всегда можно устроить ребёнка медработника, с этим нет проблем. А зачем детсад молодым специалистам без детей или тем, у которых дети уже выросли? Им нужны деньги.

— Может быть, люди захотят оставаться в сёлах, если сами сёла будут развиты? Если будут дороги, по которым можно ездить, если будут больницы и школы в хорошем состоянии, если будет куда сходить вечером. Если общее благосостояние села на высоком уровне или видно постепенные изменения, это побудит людей остаться.

— Разумеется, сегодня у молодёжи требования совершенно другие. Им нужно, чтобы был досуг, чтобы было где заниматься фитнесом, чтобы были развлечения. А врач — это штучный товар, чтобы он остался, инфраструктура села должна быть на высоком уровне. Над этим нашему краю нужно ещё работать и работать. Жизнь на селе должна быть не только в работе, но и чтобы можно было сходить в достойный кинотеатр, куда-то сводить ребёнка. Иначе молодёжь не привлечь и не удержать.

— Когда медики отрабатывают обязательный пятилетний срок программы, они в основном остаются или уезжают из Забайкалья?

— Я не могу сказать точно, какой процент остаётся. В основном, если наши местные кадры получили финансовую поддержку, они остаются.

Пустые ФАПы и дефицит врачей в Забайкалье

Поделиться

— Мы знаем, что в Забайкальском крае в последний пандемийный год стало не хватать хирургов, анестезиологов, реаниматологов. Сколько всего не хватает врачей, фельдшеров и медсестёр сейчас?

— По данным минздрава Забайкалья, у нас в регионе сегодня не хватает 464 врача из 5 тысяч. Из 464 почти половина (258 вакантных мест) — врачи первичного звена: участковые терапевты, участковые педиатры, акушеры-гинекологи. Дефицит фельдшеров — 142 человека, медсестёр — 226. У нас в крае более 400 фельдшерских пунктов, значит, дефицит на уровне 30%.

Сегодня широко применяется практика мультидисциплинарных бригад, куда входят врачи разного профиля. Если одного звена не хватает, начинает хромать вся система. Также важно, чтобы в наших райбольницах был комплект врачей, так как медики многих специальностей друг без друга как без рук. Хирург не может провести операцию без наркоза, то есть без анестезиолога, а если анестезиолог есть, а хирурга нет, кто будет оперировать? Если есть акушер-гинеколог, но нет педиатра или микропедиатра, как мы их называем, врача-неонатолога — тоже проблемы, например, с принятием родов у женщины с маленьким весом плода и так далее.

— Есть в Забайкалье населённые пункты, в которых проблема дефицита врачей держится постоянно, так скажем, особо проблемные зоны?

— Опасно перечислять конкретно, потому что ситуация постоянно меняется, где-то убывают, где-то прибывают. Но вот состав наших фельдшеров, их возраст… Они стареют. Молодёжи меньше на селе сегодня, поэтому в основном пенсионеры работают вкруговую.

— Мне кажется, наличие даже одного фельдшера для отдалённых сёл — это спасение. Этот вопрос для Забайкалья очень важен, потому что у нас в крае населённые пункты периодически оказываются отрезанными от райцентра из-за наледи, грунтовых вод, грузовых поездов, которые по 6–8 часов стоят на переезде, а никакого наземного или подземного перехода нет. Люди, к сожалению, умирают из-за этого, потому что физически невозможно получить помощь.

— Конечно, если мы рассматриваем фельдшерские пункты отдалённых сёл, это жизненно важный вопрос. До сёл можно добраться часто через какую-то реку, других подходов нет. Конечно, в таких случаях наличие даже одного медработника — это вопрос жизнеобеспечения. Для этого нам нужно готовить фельдшеров из местного населения, чтобы потом они могли приехать обратно к себе в село. Это принципиальное условие. В основной массе фельдшеры уезжают туда, откуда они приехали. Поэтому важно, чтобы местные администрации занимались этим вопросом, чтобы они работали с профориентацией школьников и выпускников.

Фельдшеров у нас обучают в Петровск-Забайкальском, Агинском, Краснокаменске, Борзе и Чите — 5 медколледжей. В год выпускается примерно человек 300. Судя по тому, что вакантные места фельдшеров растут, они либо уезжают, либо меняют профессию.

— Насколько у нас больницы и ФАПы оснащены?

— Здорово выручает строительство модульных ФАПов, мы в Забайкалье построили 24 таких за прошлый год. Они полностью оснащены за счёт федерального бюджета. Была программа строительства травмоцентров на базе райбольниц, мы открыли такие в Шилке, Борзе, Агинском, Петровск-Забайкальском, Краснокаменске и Чернышевске. Эти центры оснащены с ног до головы — иди работай, набивай руки, показывай своё личное мастерство. Есть и районы, в которых больницы оснащены по минимуму, там есть фронт работ, но в целом этот вопрос неактуален.

— Почему молодёжь отказывается ехать в сёла? Дело в амбициях?

— У меня не поворачивается язык всех поголовно обвинять. У всех своя история. Есть врачи, которые хотят получить первоначальный уровень, чтобы потом отточить мастерство в ординатуре. Есть те, которым сразу подавай большие деньги, некоторым нужны более продвинутые клиники — такая категория тоже есть. Но есть и те, кто спокойно и без нервов хотят работать. Но вообще наша молодёжь отлично показала себя во время пандемии коронавируса, я их внутренним содержанием доволен.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter