Дети на выселках

«Дорогие люди, подумайте. Мы не хотим отсюда уезжать, потому что у нас тут родные, близкие и друзья. Представьте, как они будут жить после этого? И не говорите, что воспитатели несут отсюда, всё что есть. Это неправда. Не говорите, что мы тут плохие или неграмотные. Нас все любят и уважают. Каждый рад с нами поговорить или поиграть».
Избавившись от приставки врио после выборов в сентябре, губернатор Наталья Жданова начала менять структуру правительства Забайкальского края. Так, министерство образования получило обратно полномочия в сфере опеки и попечительства несовершеннолетних. В 2014 году бывший губернатор региона Константин Ильковский отдал эти функции минсоцзащиты и вот спустя два года их вернули минобру. Решению больше всего удивились, кажется, руководители самих ведомств – они отказывались комментировать изменения и не могли назвать сроки официальной передачи полномочий. Меньше чем через месяц стало понятно, что дело не обернётся только бюрократической волокитой.

С конца октября в Сети начали публиковать десятки постов о воспитанниках отделения детского дома социально-реабилитационного центра «Дружба» (бывшего детдома «Гнёздышко») в Чернышевском районе, которых минсоцзащиты региона решило выселить из занятого ими здания, чтобы расширить другое отделение. Вывезти 19 детей (всего их было 24, но пятерых срочно отдали опекунам), должны были в соседние районы – Сретенский, Балейский и Шилкинский. Жители посёлка начали писать о том, что происходит с единственным оставшимся в районе отделением детдома, к вопросу даже подключилась местная администрация, у которой нет никаких полномочий, после чего представитель минсоцзащиты, замминистра Зинаида Пояркова всё-таки выехала в Чернышевск и встретилась с руководством детдома. На следующий день директора Светлану Богданову уволили после 9 лет работы в должности, досрочно расторгнув трудовой договор в одностороннем порядке.
Шумиха в социальных сетях поднялась, в том числе потому, что Богданова не сдерживала ни детей, ни сотрудников, которые практически ежедневно публиковали видео, фотографии и обращения в интернете. Видео, которое одним из первых было размещено в соцсетях, попало в СМИ - подростки там обнимаются, плачут, и просят не разделять их: «Они думают, что нас можно как тряпку выкинуть за дверь. Помогите нам». Но они не знают, кого именно просят.
Раньше в Чернышевске был отдельный социально-реабилитационный центр, но его закрыли – в здании была повреждена крыша, на ремонт которой денег не нашлось. В спешке его признали непригодным и соединили отделение реабилитации с «Гнёздышком». Всю эту социальную агломерацию назвали «Дружбой». В селе Укурей был ещё один детский дом, с аграрным уклоном. Дети ухаживали за скотом, работали на огороде, пользовались уличным туалетом и привозной водой. Именно из-за отсутствия централизованного отопления и водоснабжения детдом и закрыли. В штате числилоись 50 сотрудников - их сократили. Часть укурейских детдомовцев перевезли в Чернышевск, сегодня из них в отделении осталось четверо. Есть мнение, что решение ликвидации детдома в Укурее приняли ради экономии. Так в районе осталось одно единственное отделение.
«Дорогие люди, кто это читает, подумайте. Мы не хотим отсюда уезжать, потому что у нас тут родные, близкие и друзья. У кого-то есть девушки. Представьте, как они будут жить после этого? И не говорите, что воспитатели несут отсюда, всё что есть. Это неправда, они у нас самые лучшие - всегда поддержат, в любой ситуации. Не пойму, почему нашего директора уволили. Она самая лучшая и всю жизнь отдала нам. И вы так с ней поступаете? Это не по-человечески. И не говорите, что мы тут плохие или неграмотные. Нас все любят и уважают. Каждый рад с нами поговорить или поиграть. Зачем только Жданову выбирали, она совсем ничего не понимает – у неё своих детей нет, вот и нас она хочет разделить», - в паблике «Подслушано в Чернышевске» «ВКонтакте» вместе с фотографиями из детского дома опубликован пост одного из воспитанников.

Орфография и пунктуация изменены.
Минсоцзащиты приняло решение о переводе детей-сирот, чтобы расширить отделение для детей из неблагополучных семей сразу после приказа о передачи контроля над опекой в ведение министерства образования. «Дружба» располагается в здании, принадлежавшем раньше минобру - его перевели на баланс министерства соцзащиты в 2015 году, когда ведомство по решению Ильковского получило полномочия, от которых сегодня избавляется вместе с детьми.
«Отделение для детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, может принять не более четырёх человек, для такого большого района, как Чернышевский, такого количества мест крайне недостаточно. Дети этой категории вынужденно проходят реабилитацию в других районах – Сретенском, Балейском, Шилкинском и Нерчинском, что значительно затрудняет работу по восстановлению кровных связей, устранению неблагополучия в семье и препятствует возвращению ребёнка домой. После создания дополнительных мест реабилитацию будут проходить не менее 16 детей», - так объяснило журналистам свою позицию руководство министерства социальной защиты.
В социально-реабилитационном центре работают не только с детьми, но и с пенсионерами, инвалидами и другими нуждающимися в помощи соцработников людьми. Штат – более 100 человек, 43 из которых – сотрудники детдома. Их увольнять министерство не планировало. Какую работу они будут выполнять в случае расформирования отделения, пока не обсуждалось. С самого начала ведомство давало понять, что «Дружбы» в таком виде, как сейчас, уже не будет. Сотрудники министерства в официальных комментариях говорили только о расселении детей, не предусматривая альтернативы.

Один из работников «Дружбы» рассказал корреспонденту ИА «Чита.Ру», что во время своего визита Зинаида Пояркова мало общалась с коллективом и детьми. С ней в бывшее «Гнёздышко» приехали психологи.
- Они обещали детям, что у них в других детдомах будут и свои коньки, и лыжи... Дети не хотят уезжать из дома. Они всё здесь сделали своими руками. Сотрудниц, которые отстаивали свою точку зрения, Пояркова слушать не стала. Конкретных ответов ни на один вопрос она не дала. Сказала, это не их прямая инициатива, что они выполняют задание федеральных и краевых властей. В общем, с минсоцзащиты ответственность она сняла.
Спустя две недели после первой публикации в СМИ детей так и не определили в другие детдома, несмотря на то, что это планировалось сделать в течение недели. Позже стало известно, что до 1 января вопрос отложили, чтобы найти альтернативу переселению. Это случилось благодаря диалогу, на который с коллективом детдома неожиданно вышла администрация района, пока два министерства не могли сообразить, что делать с решением, которое уже оформлено.

Обратный ход минсоцзащиты давать не намерено, при смене полномочий передавать здание центра оно не обязано, заявила замминистра Зинаида Пояркова. Минобразования же, в 2015 году пойдя на такой шаг, сегодня фактически лишило детдом права претендовать на здание. Винить ведомства вроде как не за что – судя по реакции руководителей министерств, они не могли предугадать возвращения полномочий и были к ним не готовы. Но сегодня вину уже смело можно раскидать на оба - никакой публичной консолидации или даже попытки без потерь разобраться в том, что произошло, не было предпринято до публикации в интернете и СМИ.
На районе
Большинство бросившихся защищать детский дом не понимали, в чьём ведении он находится и потоком обрушили свои умозаключения и оскорбления на администрацию района.
Досталось в том числе новому главе, бывшему руководителю администрации Нерчинска Виктору Наделяеву. Один из сотрудников детдома рассказал, что он собрал все заинтересованные стороны, и именно по его инициативе минсоц направил специалистов для того, чтобы разобраться в происходящем. В итоге в районной администрации создали рабочую группу, которая предложила ведомству начать искать в Чернышевске здание для переселения детей. В группе работают специалисты комитета по социальным вопросам администрации, сотрудники детдома, органы опеки и даже бывший директор Светлана Богданова. Её в администрации поддерживают и считают увольнение несправедливым.

Краевое ведомство сдалось и пошло навстречу, отложив вопрос до января и сменив тактику. На запрос ИА «Чита.Ру» в министерстве 8 ноября сообщили, что возможность сохранить отделение для детей-сирот есть.

«Вместе с тем, одно из основных прав ребёнка – право жить и воспитываться в семье. Это приоритет государственной социальной политики, поэтому устройство детей в семью есть и остаётся первоочередной задачей всех, кто занимается проблемами профилактики социального сиротства», - говорится в ответе на запрос.

Это значит, что перед рабочей группой было поставлено две задачи – найти здание, либо опекунов или приёмные семьи для детей. В «Гнёздышке» большинству воспитанников 15-16 лет. Мало кто согласится брать детей в таком возрасте. Со слов Богдановой, и среди подростков немного желающих найти новую семью. В министерстве ответили, что администрации района поручено рассмотреть возможность вернуть детей, оставшихся без попечения родителей, в родные семьи. Семьи, из которых их изъяли.
Буквально за неделю до того, как руководству детдома было объявлено о грядущих изменениях, одну из воспитанниц увезла 57-летняя усыновительница из Подмосковья. В Чите сотрудники гостиницы, где остановились девочка с женщиной, заявили в опеку и полицию о том, что ребёнка избивают в номере - горничные во время уборки в коридоре слышали звуки ударов и сдавленные крики.

По словам очевидцев, когда девочка выбежала из номера с мокрой головой и подбежала к одному из находившихся там людей, вцепившись в него, они сразу приняли решение вызывать полицейских. Пожилая москвичка пыталась отнять ребёнка. После того, как подключились контрольные органы, она собрала вещи и уехала.

Уполномоченный по правам ребёнка региона Иван Катанаев подтвердил корреспонденту ИА «Чита.Ру» детали случившегося, отметив, что сейчас ребёнок находится в одном из социальных центров города.
Сотрудница гостиницы в беседе с журналистом рассказывала о том, что в опеке были недовольны вызовом полиции. Возможно, если бы не приехал наряд, чернышевская девочка была бы уже в Подмосковье с новой матерью.
- Как они вообще додумались отдать женщине в её возрасте ребёнка? Она рассказывала, что одинока, у неё никогда не было детей. С нами общалась очень приветливо. Но горничные постоянно слышали звуки в номере, как она наказывает ребёнка, - говорит собеседница агентства.
В настоящее время по факту ведётся проверка. Детский омбудсмен ранее также комментировал ИА «Чита.Ру» ситуацию с детдомом в целом, отмечая, что обвинения сотрудников в том, что минсоцзащиты не спрашивает согласия детей, могут иметь под собой основания.

Когда подключилась районная администрация, с детьми начали беседовать индивидуально, и снова предложили им попробовать найти опекунов или приёмных родителей. Со слов экс-директора, в детдоме начали готовить профайлы для сайтов по поиску приёмных детей. Замруководителя администрации Сергей Котов рассказал мне, что двое уже категорически отказались от этой идеи. Пятерых воспитанников удалось устроить к опекунам ещё до увольнения директора – их забрали родственники, у которых они проводили выходные и праздники.

Учитывая всё происходящее, нежелание детей идти под опеку и уж тем более на усыновление, объяснимо и очевидно. Котов очень озабочен происходящим в детдоме и считает, что пока шансов сохранить отделение нет.
Создаётся впечатление, что два министерства не могут поделиться. Это болезненно – год назад расформировали детский дом в Укурее, и дети, которых привезли сюда, очень долго адаптировались. Они привыкли к одному распорядку, были побеги. А сейчас их снова переводят. Большей части детей 16 лет. Мы когда проводили заседание рабочей группы спрашивали прямо – ну кто готов взять 16-летних детей? Если даже пятилетних берут и возвращают – то ли характер проявляется, то ли гены. Мы хотим, чтобы они окончили 9 классов здесь. Дети очень болезненно реагируют. К нам должен приехать Егоров (замминистра образования региона Евгений Егоров - ред.) и вместе оценить здания, в которые мы предлагаем перевести детей. Там ведь должны быть условия – коммуникации, тёплые туалеты. Но большинству сооружений нужен ремонт, а денег на него нет, - говорит Котов.
В Чернышевске есть профессиональное училище, которое тоже рассматривается как вариант.
Там 320 учеников, мы его кое-как сохранили – сейчас оно филиалом к Шилкинскому лицею идёт. Резона размещать в нём отделение детдома нет – ни туалетов, ни заборов, ничего – мы кончим училище только. Люди в посёлке следят за происходящим, на нас все шишки летят, хотя мы не имеем никакого отношения к этому. Мы 8 ноября собрались в администрации для решения вопроса. Было 30 человек, даже совет ветеранов был. Пояркова же когда приезжала, даже разговаривать не стала. И вот мы сами разобрали каждый пункт, но я не знаю, как всё решится. Если уж они начали сокращать, то доведут это дело до конца. Богданова ездила в Шилкинский детдом, приехала и сказала: «Я больная оттуда приехала». А в наш, чернышевский, заходишь – душа радуется. Если атмосфера в детдоме плохая, ребёнка же сразу видно. Но тут тёплая домашняя обстановка, - говорит Котов.
На мой вопрос об увольнении директора Котов ответил, что оно «было ни к чему». Увольнение Богдановой последовало уже после того, как она сама написала заявление об уходе, а потом забрала его после разговора с представителями минсоцзащиты. То есть, сначала ведомство попросило её остаться, а затем досрочно расторгло договор.

— За Светлану Богданову все. Если бы она подала в суд, выиграла бы. Работники настроены просить об отмене приказа.

По информации минсоцзащиты, обязанности директора временно исполняет социальный педагог. Светлана Богданова уверенно заявила, что не будет предпринимать попытки занять пост директора до официальной передачи детдома министерству образования. А после, по её словам, есть шанс, что она сможет вернуться к должности. Во всяком случае, она этого хочет.

В министерстве ответили в похожем ключе — восстановление Богдановой в должности невозможно. На вопрос о том, какие меры предприняло ведомство в решении чернышевской проблемы, замминистра Зинаида Пояркова отметила межведомственное совещание, об итогах которого ничего не известно.

Через пару дней после публикации первой новости корреспондент ИА «Чита.Ру» позвонил и. о. министра образования Андрею Томских. Он посоветовал ему поговорить с представителями министерства соцзащиты, отметив, что официально минобр примет полномочия с января 2017 года.

Комментарий, оставленный на сайте ИА «Чита.Ру»:

«Уважаемые чернышевцы, спасибо вам всем за поддержку! В данное время идёт давление на коллектив — предупреждают нас, что часть коллектива будет уволена. Объясняют это тем, что педагоги неправильно воспитали детей. Правильно воспитанные дети, по мнению минсоцзащиты, должны были покорно подчиниться и улыбаясь собрать вещи. Пожалуйста, оставайтесь с нами, нам очень нужна ваша поддержка и помощь, давайте будем идти до конца».
Мы не пойдём ни в какую семью
Светлана Богданова говорит, что из 19 детей 11 никто под опеку не заберёт. И в остальных случаях сохраняется риск того, что потенциальные опекуны откажутся детдомовцев. Их фотографируют для официальных сайтов для усыновителей, но пока желающих немного.
— Двое уже сказали конкретно: «Мы никуда не поедем, и не пойдём ни в какую семью». Я думаю, что из 10 оставшихся никто никуда не хочет. Они считают это место своим домом. До 7 октября я работала. Настроение у детей переменчивое. Мы говорили им, что рано или поздно всё равно придётся выехать, но они не готовы сделать это до поступления в училище. В нашем доме всё сделано своими руками. Мы заехали – были пустые помещения, всё разбито. А сейчас – живи и радуйся. Реабилитационный центр, который закрыли из-за обвалившейся крыши, можно было отремонтировать. Минсоцзащиты могли привлечь спонсоров, использовать свои средства. Детдом в Укурее тоже можно было бы оставить… В селе можно жить.
Богданова говорит, что в районе много семей стоят на грани лишения родительских прав. Если отделение ликвидируют – всех детей их будут увозить в другие районы.
— На заседании не было озвучено, что минобр не хочет забирать детдом. Глава района предложил рассмотреть четыре здания – детский сад в Утане, пустующую двухэтажную железнодорожную больницу, реабилитационный центр, который требует ремонта и укурейский детдом. Но последний уже отдали школе – в старом здании дети мёрзли. Оставлять учеников на морозе – нереально.
Даже если здание найдут, всё имущество, которое приобреталось детдомом, останется в центре, говорит экс-директор Светлана Богданова.
— Мы опять приедем в пустое здание. Почему мы вообще должны своё здание отдавать?

По её словам, вопрос стоит именно так – здание ищут для детей-сирот, а не для реабилитационного отделения. То есть речи о том, чтобы оставить детей в обжитом доме, не идёт вовсе. Плюс, неизвестно, что будет со скотом – в детдоме 19 коров, из которых есть и укурейские.

— Когда мы говорили с соцзащитой, они повторяли про самообеспечение центра, прирост скота. А о детях они не говорили почти.

Она вспоминает, как работалось с минобразования, и говорит, что было проще. И было лучше – тогда всем работникам шёл педагогический стаж, а после передачи полномочий – только воспитателям. Теперь всё должно вернуться на свои места. Но не в случае с чернышевским отделением – если детей переведут в другие районы, а штат останется – то никакого стажа не будет, потому что центр находится в ведении министерства социальной защиты.

— Я не думаю, что коллектив будет сидеть и ждать 1 января, — говорит Богданова.

Судя по активности в соцсетях, работники вполне могут пойти к кому-то вроде Малахова и обратить на себя внимание. Всех, кроме тех, кого надо.

Cat's cradle
Колыбель для кошки

В последнее время часто слышу от региональных чиновников про ручное управление – это когда в системе исполнительной власти сбой и менеджеры на местах не могут самостоятельно решить проблему. В таких случаях требуется вмешательство высших чиновников – регулировать проблему на деле способны только они. И они говорят об этом с сожалением, мол, вот так у нас плохо – нет хороших управленцев в районах, нет самоорганизации. И вот, пожалуйста – Чернышевский самоорганизовался и выполняет то, что обязаны делать краевые ведомства, фактически беря на себя чужие полномочия. Минсоц скинул на главу Наделяева проблему со зданием, минобр ждёт 1 января. Чья рука здесь нужна? Вероятно, губернатора – человека, за подписью которого всё последовало. Система, выстроенная Натальей Ждановой, не работает. Причины понятны – на носу принятие бюджета 2017 года, все всё понимают – надо быть в Москве, надо добиваться финансирования, надо надеяться на то, что министры и их замы разберутся в локальных проблемах и следствиях рокировок полномочиями. Но, кажется, пора включать ручное управление.

Всё по классике – взрослые вертят под носом у детей нитками, и они растут психами. Есть такая игра, помните? Когда на пальцы натягивают нитку и переплетают её, чтобы получились узоры. Американец Воннегут написал про это антиутопию об ответственности. Эта игра называется «колыбель для кошки», на которую ребёнок смотрит и думает, что вот есть узоры, но никакой чёртовой колыбели с кошкой нет.

Сейчас дети винят Жданову — благодаря диалогам с воспитателями то зло, которое они воспринимали как некую систему, персонифицировалось — вот есть губернатор, и она виновата. Сыграла с 19 детьми в кошкину колыбель – есть указ, и больше ничего нет. И обвинения мальчика в адрес главы, обидная и хлёсткая фраза — это единственная и бесспорная ложь. Во все же обещания чиновников хочется верить.



Locally grown grape is cheap and very juicy