СЕЙЧАС +6°С

Может ли ЗабГОК работать для Tesla?

В администрации края вынашиваются планы по созданию ТОСЭР в Первомайском. Успех этой задумки будет зависеть от резидентов консорциума, их понимания решаемых задач и располагаемых возможностей...

После публикации в 2014 году текста о Забайкальском горно-обогатительном комбинате прошло 3 года. За это время в регионе поменялась власть – на смену якутским менеджерам пришла местная команда. Одним из первых её шагов стала традиционная в таких случаях оптимизация структуры управления региональной экономикой.

Развитие без промышленной политики

После образования Забайкальского края в 2008 году и реорганизации администрации Читинской области в правительство нового субъекта было создано Министерство промышленности и энергетики, призванное координировать усилия в развитии всех его ключевых отраслей, включая горнорудную, топливно-энергетический комплекс, машиностроение, лесопереработку. После двух реформ правительства, проведённых новыми губернаторами, минпром в его былом понимании прекратил своё существование. Теперь вопросы индустриального развития края сосредоточены в региональном минэкономразвития, делающем ставку в том числе на формирование территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР или ТОР) на базе проблемных моногородов. Но этот механизм, предложенный федеральным центром для стимулирования экономического роста, не является единственным. И в корне проблем будущих «фабрик проектов» остаются нерешённые вопросы управляемости градообразующих производственных комплексов: Жирекена, Первомайского, Орловки, Краснокаменска и им подобных. Любой ГОК – это не просто разведанные месторождения и соответствующие технологии добычи и переработки руд, определённый рынок сбыта и кооперация со смежниками - поставщиками и потребителями, это и вспомогательная инфраструктура с разветвлёнными коммуникациями и собственной энергетикой.

Класс «собственников», скоропостижно сформированный за годы перестройки, так и не смог заменить работу профильных ведомств в интересах развития отечественных рынков. Именно поэтому повисли в воздухе вопросы практического освоения новой техники и технологий - как российских, так и зарубежных - применительно к производству флюорита, концентратов цветных металлов, не говоря про отдалённые перспективы освоения в крае металлургических переделов. По-прежнему все проекты развития региональной индустрии изучаются в Москве, именно изучаются на предмет «быть им или не быть». А оптимизированный аппарат управления остаётся пассивным бизнес-аналитиком без каких-либо реально востребованных генерирующих функций. Производственный остов бывшего Забайкальского ГОКа, как нерукотворный памятник бесхозности и попустительства со стороны местных чиновников, – наглядный тому пример.

Продукты полиморфного разложения

Ситуация с имущественным комплексом бывшего ЗабГОКа с начала 2000-х претерпела ряд трансформаций. Компания «Рос-Шпат», созданная при участии ЗабГОКа в конце 2006 года, сегодня обанкротилось и подлежит ликвидации. На балансе организации изначально были аккумулированы здания и сооружения, необходимые для добычи и обогащения флюоритовой руды Эгитинского месторождения в Бурятии. В 2009 году «Нефтехиммаш», вступивший в управление комбинатом, решил диверсифицировать бизнес дочернего «Рос-Шпата» путём перенастройки его на переработку сурьмы. Скомпилированный неизвестными авторами проект Забайкальской сурьмяной провинции в течение 5 лет пиарился на разных совещаниях от Читы до Москвы и оказался забыт. Владельцы «Рос-Шпата», не справившись с ситуацией, в 2010 году инициировали процедуру банкротства предприятия, - вероятно, чтобы выпутаться из накопившихся долгов. В итоге на состоявшемся через 6 лет аукционе по продаже имущественного комплекса, у обогатительной фабрики бывшего ЗабГОКа появился новый собственник – Леонид Ткаченко, владелец «РМ Капитал» и соратник Максима Макарчука - владельца банкротящегося ныне «Нефтехиммаша».

«РМ Капитал», созданное Ткаченко в 2012 году, решило сосредоточить свои усилия на развитии в забайкальском регионе проектов производства редких металлов – лития и бериллия. С этой целью, ещё выступая от «Нефтехиммаша», команда Макарчука - группа компаний вокруг ЗабГОКа - договорилась о партнёрстве с командой Геннадия Сарычева (МИФИ-ВНИИХТ) - опытного модератора проектов прикладных научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (НИОКР) в ЗАО «Наука и инновации» Росатома. Первым результатом такого сотрудничества стал проект по разработке технологии получения сподумена (минерала, силиката лития) из забалансовых отвалов Завитинского месторождения, поддержанный Минобрнауки. Московский инженерно-физический институт (МИФИ) нелепо выглядит заявителем новой химико-металлургической технологии хотя бы потому, что это не его это профиль. Но в этом консорциуме Сарычев умело манипулировал своими должностями – завкафедры приборостроения в МИФИ и куратор Всероссийского научно-исследовательского института химической технологии (ВНИИХТ) в ЗАО «Наука и инновации». По бумагам, в 2015 году был даже произведён отбор пробы из отвалов в Первомайском по процедуре исполнения госзакупки Росатома. Об успехах начинания и перспективах участники консорциума доложили в то время губернатору Забайкальского края Константину Ильковскому. Год спустя работа над проектом переработки отвалов забалансовой руды Завитинского месторождения продолжилась, согласно опубликованному «РМ Капитал» пресс-релизу. В частности, в концепцию развития Краснокаменска на уровне правительства Забайкальского края был включён проект производства карбоната лития, реализуемый новой компанией «Первомайский ГОК», зарегистрированной в Москве, но принадлежащей кипрской Laremore Ltd.

ООО «Первомайский ГОК» создано в Москве 6 июля 2015-го с уставным капиталом около 5 миллионов рублей. Зарубежная резидентность компании была обусловлена, очевидно, намерениями модераторов продать её в перспективе иностранным партнёрам-инвесторам. На первый взгляд, идея выглядит как перспективный исход по интеграции осколков распада бывшего литий-добывающего ГОКа страны в мировой рынок. Согласно прикидкам авторов «забалансового» проекта, срок окупаемости составит всего около 6 лет - всего ничего по сравнению с 10-летним ожиданием первомайцев и региональных властей. Наконец, вырисовывается такой партнёр из Канады от небезызвестной Stans Energy Corporation, которая подписала меморандум о намерении выкупить 100% акций ГОКа. Об этом СМИ рассказал глава минэкономразвития края Сергей Новиченко, правда, без упоминания названия компании. В пресс-службе губернатора ИА «Чита.Ру» со ссылкой на Новиченко сообщили, что сегодня ведомство не знает о ходе сделки по комбинату, заверив, что проект по добыче карбоната лития находится в стадии разработки.

Stans Energy Corp зарегистрирована в Торонто. За время своего существования компания с амбициозными планами сумела зарекомендовать себя в части реализации урановых и редкоземельных проектов, в частности на территории Киргизии, приобретя за бесценок бывшие советские активы на базе месторождений Кутессай и Калесай под Бишкеком. Но проекты развития столкнулись с рядом трудностей, что в итоге вылилось в многолетний конфликт с правительством республики. Закончилось всё в 2014 году изъятием лицензий на недропользование.

Уже в 2011 году главным советником Stans Energy по совместительству стал всё тот же научный руководитель ВНИИХТ Геннадий Сарычев, до этого не имевший никакого отношения ни к майнингу, ни к металлургии редких металлов. Годом ранее под флагом ВНИИХТ, как головного химико-технологического центра бывшего Минсредмаша, Сарычев пытался возглавить «приоритетное направление» по восстановлению российского кластера редкоземельных металлов (РЗМ), но тема уплыла под управление структур Ростеха, чьи предприятия являются основными потребителями РЗМ. И тогда все «наработки» супервайзера Сарычева из кладовой советских технологов отправились на коммерциализацию в Stans Energy. Судебные тяжбы с правительством Киргизии притормозили этот процесс. Новые проекты по развитию бизнеса канадской компании родились в связи с вялотекущим «оздоровлением» обстановки на банкротящемся Забайкальском ГОКе. Тем более, что в местной администрации чиновники радушно приветствуют любых инвесторов и партнёров. Так был провозглашён курс на развитие литиевого консорциума – канадской Stans Energy и кипрского ООО «Первомайский ГОК».

Все эти непрекращающиеся манипуляции с именем бывшего Забайкальского ГОКа и его останками ничем иным как процессом деградации и разложения не назовёшь. Радужные прожекты по созданию на территории края новых мощностей без опоры на конкретные производственные коллективы и научные школы – по меньшей мере чистый блеф, а по большому счету – предмет прокурорской проверки целевого использования средств.

Реальный сектор экономики

Несмотря на многолетний паралич «непрофильного» ЗабГОКа, отечественные компании перерабатывают литиевое сырьё, приобретаемое по толлингу (переработка с вывозом готовой продукции), и производят литий для нужд российских потребителей. Вся эта цепочка находится под постоянной угрозой прекращения поставок зарубежного сырья, например, путём резкого увеличения закупочных цен, что сделает два российских завода нерентабельными, то есть «непрофильными».

Группа РОЭЛ (Москва) – один из действующих операторов на литиевом рынке России, к которому в 2015 году попало в управление ставшее однажды «непрофильным» (также как и ЗабГОК) предприятие концерна ТВЭЛ – красноярский Химико-металлургический завод (ХМЗ). В своё время ХМЗ был построен для переработки литиевых концентратов, в том числе производимых Забайкальским ГОКом. Трудности нынешнего развития ХМЗ обусловлены расположением его непосредственно в городской черте, а также случившийся годами ранее вывод из эксплуатации обжигового передела. В итоге сохранился исключительно гидрометаллургический цикл. Эти обстоятельства не позволяют рассматривать вопрос воссоздания полноформатной технологической цепочки, начинавшейся с переработки рудных концентратов лития и завершая циклом электролитического восстановления щелочного металла. В связи с этим группа РОЭЛ изыскивает возможности обеспечения ХМЗ наряду с долгосрочными поставками дешёвых литиевых солей (карбоната лития), собственной сырьевой базой лития.

ТВЭЛ (Москва) – отечественный монополист в производстве широкой номенклатуры литиевых соединений, металла и лигатур на базе Новосибирского завода химконцентратов (НЗХК). Мощности литиевого производства существенно превосходят возможности ХМЗ, однако проблема НЗХК также в обеспечении литиевым сырьём. Текущее снабжение НЗХК обеспечивается системой госзакупок, реализованной в рамках производственной системы Росатома (ПСР), а вопросами развития сырьевых активов занимаются специализированные подразделения госкорпорации, включая Атомредметзолото (АРМЗ) и другие. Таким образом, НЗХК не самостоятелен в принятии решений по вопросам сырьевой интервенции.

Атомредметзолото (Москва) - холдинг, созданный для координации усилий всех сырьевых предприятий атомной отрасли, причём не только уранодобывающих, а также добывающих РЗМ, литий, бериллий, цирконий, тантал, флюорит, драгметаллы и многое другое. В ходе реформ отрасли и управляющего ею менеджмента многие предприятия бросались как «непрофильные», то есть не связанные с добычей основного металла – урана. Теперь хитросплетения судьбы и конъюнктура зарубежных рынков вновь диктуют былые приоритеты в наработках прошлого. Попытки сохранить и расширить добычу редких металлов в Забайкалье предпринимались после распада Союза неоднократно: последний шаг на памяти ветеранов горнорудного региона – федеральная программа «ЛИБТОН» на базе ЗабГОКа – провалилась, несмотря на задействованные в ней значительные силы профессионального сообщества и корпоративный ресурс ТВЭЛа. Сегодня в недрах АРМЗ изучаются попытки нарисовать новые сюжеты на тему лития. Но вот вопрос: чьими силами? Помогут ли налоговые преференции региона и федеральных структур хотя бы возобновить старые наработки, не говоря уже о создании чего-то нового? На какой технологической базе? Какими научными школами? Или это всего лишь иллюзии менеджмента и рядом трущихся бизнес-инноваторов?

Росэлектроника (Москва) – как дочерний холдинг Ростеха – компания солидная, так как объединяет выполняющие госзаказ предприятия оборонной промышленности. И аккумуляторщиков, и оптоэлектронщиков, и много кого ещё, кто десятилетиями отвечает перед государством за порядок на своих производствах и качество выпускаемой продукции. Не так давно Росэлектроника совместно с компанией АЛРОСА анонсировали совместные намерения по добыче лития из попутных минерализованных вод алмазодобывающего рудника «Удачный». Проект был даже в 2013 году заявлен на госконтракт, но потом информация о нём прекратила поступать. И вот Росэлектроника и Японская национальная корпорация по нефти, газу и металлам (JOGMEC) во время визита президента России в Японию в декабре подписали меморандум о поставках литиевых солей из Латинской Америки японским производителям батарей. Видимо, у руководства Росэлектроники появился секретный супер-козырь, позволяющий им уже сегодня торговать ещё неполученным литием по всему миру.

Возникает закономерный вопрос о целесообразности добычи лития из горнорудных минералов при такой декларируемой доступности к солончакам Боливии, Чили и Аргентины. Состоятельны ли в этом случае проблемы РОЭЛ, ТВЭЛ и витиеватые планы АРМЗ о строительстве рудников, ГОКов и карбонатных заводов по всей стране?

Литиевый бум и отечественная турбулентность

Спрос на литий в мире действительно остаётся устойчивым, в первую очередь, в связи с прагматично реализуемыми планами США, Китая и Европы развивать гибридный транспорт и альтернативную энергетику. Tesla совместно с южнокорейской Panasonic запустила в американском городе Буффало первую очередь своей гигафабрики, на которой будут производиться кроме электромобилей Tesla Model 3 также энергонакопители с использованием солнечных панелей. Ключевым компонентом электрохимической батареи является литий, преимущественно в виде особо чистых солей.

Это обстоятельство и явилось главным фактором развития «литиевого бума», побуждающего страны, добывающие литий, пересмотреть свои стратегии как в сторону удешевления производства, так и стабильного восполнения ресурсно-сырьевой базы батарейных компонентов (лития, углерода, кобальта, ванадия, титана, марганца и других). Компания Tesla, созданная инженерами калифорнийской Кремниевой долины в 2003 году, на сегодняшний день имеет представительства на всех континентах и присутствует на всех развивающихся рынках. BYD – ещё один мировой бренд, созданный в 2003 году в китайском Сиане и проинвестированный в 2008 году американским венчуристом и миллиардером Уорреном Бафетом под программу освоения гибридных автомобилей на громадном китайском рынке. На сегодняшний день BYD является вторым после Tesla по объёму продаж мировым лидером на рынке электромобилей.

В борьбе за рынки электромобилей и других видов транспорта на гибридной тяге соревнуются ведущие мировые производители Японии (Toyota, Mitsubishi, Nissan), Южной Кореи (Hyundai), Европы (Mercedes, Renault, Volkswagen). К сожалению, Россия на этой сцене в силу отсутствия внятной промышленной политики вынуждена стыдливо прикрываться «фиговыми листочками» вроде Ё-мобиля и пока ещё поисковыми исследованиями КамАЗа, АвтоВАЗа, УАЗа.

Разработки отечественных институтов развития типа Роснано и Сколково вызывают интерес исключительно у Счётной палаты страны. На фоне заявлений федеральных властей о приоритетной поддержке развития нефтегазовой отрасли как главной движущей «Силы Сибири» все идеи о технологической реновации экономики могут опираться только на частную инициативу и конкретную поддержку, читай - защиту региональных властей по отношению к местному бизнесу.

Что касается местного бизнеса, важно понимать, что без собственных научных школ, хорошо представляющих какие технические решения требуются для развития местных предприятий и рынков, без их достаточного кругозора и понимания мировых тенденций – правильно интерпретировать и формулировать задачу для инвестора невозможно. А ситуация, когда приходящий инвестор пытается формулировать задачи для местного сообщества, обречена на провал, потому что либо инвестор не знаком с укладом местной экономики, либо в регионе не хватает определённых компетенций - кадры решают всё.

Сталкеры первомайской зоны развития

В администрации края вынашиваются планы по созданию ТОСЭР в Первомайском. Успех этой задумки во многом будет зависеть от резидентов этого консорциума, их понимания решаемых задач и располагаемых возможностей. Поддержка властей не должна восприниматься в форме «одного окна» для регистрации и утверждения правил игры. Чтобы выправить ситуацию в посёлке, выстроить оптимальную стратегию его развития, необходимо активно задействовать административный ресурс для активизации населения, мотивировать его к восстановлению производства. В противном случае в условиях дефицита финансирования любые инвестиции окажутся неэффективны. Главным мотиватором на первом этапе развития первомайской ТОСЭР должно стать увеличение числа рабочих мест, а уже вторичным – рост зарплаты. Кроме того, административный ресурс крайне важен для консолидации активов производственных предприятий в посёлке, которые до сих пор пытаются выживать поодиночке. Но поодиночке им не хватает сил скоординировать производственные планы, необходимые энергоресурсы, оборотные средства, кредитную политику. Ведь большинство предприятий посёлка были частями одного целого и автономного предприятия – Забайкальского ГОКа. Сегодня от него остались гидрометаллургическое отделение, ремонтно-механический завод с литейкой, ТЭЦ и обогатительная фабрика. Каждая из перечисленных бизнес-единиц претендует на самостоятельные планы «развития». Но история показала бесперспективность такого подхода за те прошедшие несколько лет, как комбинат разделили на отдельные части.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter