20idei
СЕЙЧАС +0°С
Все новости
Все новости

Культурный слой: Несупергеройские комиксы Антона Бугая

"Не знаю, есть ли в Чите другие авторы комиксов, но по-любому они должны быть. Когда я учился в художке, там было много ребят, которые их любили..."

Художник Антон Бугай встретился со мной на кухне за полчаса до начала небольшого квартирника. Рядом сидела, слушала и порой вступала в разговор познакомившая нас Даша Абдуллина. "Чувак рисует крутые комиксы, выставлялся в Питере, а здесь о нём почти никто не слышал", - посетовала она неделей ранее. В турке на печи закипал кофе, на столе стояли три бутылки вина. "Всё как в стереотипах о художниках", - пошутил Антон.

— Мне трудно назвать себя настоящим художником комиксов — по сути я ещё не закончил ни одной полноценной работы. Но как иллюстратор я себе вполне уверенно чувствую. Здесь я могу экспериментировать, мне спокойно и хорошо, а в комиксах всегда есть загвоздки с сюжетом. Я больше художник, мне проще рисовать, а не придумывать. Вот например, Даша может написать сценарий, а я его проиллюстрировать.

— Вы уже вместе работали?

— Да, готовили комикс на питерский Бумфест (конкурс рисованных работ — ред.). Это была история про девочку, которая жила в тайге с дедушкой-лесничим. А после его смерти, воспитывается тигром — как Маугли, только в России. Мы сделали эту историю, послали на конкурс, прошли отбор.

— И что было дальше?

— Этот трёхстраничный комикс висел на стенде вместе с другими, которые прошли отборочные. Призовых мест мы не взяли, но вот повисели в Питере — чувство было странное, возможно, если бы поехал сопровождать свою работу, то всё ощущалось бы по-другому.

Поделиться

Поделиться

— Что помешало, деньги?

— Да, и вообще, тогда я даже не рассматривал такую возможность. Но на следующий фестиваль мы планируем не просто отправить работу, а съездить самим. Это будет интересно, потому что там бывает много художников, иллюстраторов из Европы, которые рассказывают о своей работе, проводят мастер-классы.

— Ты знаешь других художников комиксов, которые работают здесь, в Чите?

— Не знаю, но по-любому они должны быть. Когда я учился в художественной школе, там было много ребят, которые любили комиксы. Вообще, сейчас комикс-культура набирает обороты в России: фанатов много, появляются издательства, которые выпускают неплохие русскоязычные комиксы. В Чите вот недавно открылся магазин комиксов.

— Но в основном популярны истории про супергероев.

— Конечно, все знают в основном супергеройские DC и Marvel. Мне они не очень нравятся, хотя у DC есть издательство Vertigo, которое занимается серьёзными вещами. Там вышел Sandman Нила Геймана, которому удалось вывести комиксы на новый уровень, литературный уровень...

— Графической новеллы?

— Да. Мне кажется, что обычные комиксы ближе не к литературе как жанру, а к кинематографу — в обоих случаях для истории важнее визуальный ряд. Поэтому мне не нравится, когда комиксы сравнивают с литературой, называя это литературой для детей.

— То есть хорошая рисовка, всё-таки важнее интересного сюжета?

— Всё зависит от читателя. Мне, как художнику, интересны иллюстрации. Если комикс красивый, там много интересных графических решений, то я могу сквозь пальцы посмотреть на глупый сюжет или на его отсутствие. Но лучше, когда всё хорошо.

Антон принёс папку и разложил на столе ворох рисунков и скетчей — незаконченную графическую новеллу, иллюстрации к древнегреческим мифам и сборнику рассказов его подруги Даши.

— Эта книга уже на грани выхода. Рисунки я обещал сделать уже давно, но работа затянулась. Поэтому они готовы только сейчас.

— И что труднее, писать свои работы или иллюстрировать чужие сюжеты?

— Честно, иллюстрировать чужие работы — для меня просто сказка. Сразу решается проблема отсутствия идей. Мне всегда казалось, что самое трудное в картине художника — придумать, что бы изобразить. А тут, ты читаешь уже готовый текст, у тебя возникают какие-то эмоции, а с ними и картинка. Остаётся только донести это до зрителя.

— А если писателю не понравится то, что ты нарисовал?

— Нужно это пережить, и сделать всё заново. Даша была идеальным заказчиком, и в работе с ней проблема возникла только с одной иллюстрацией. Правка была маленькая, но не к моей чести стоит сказать, что я очень переживал.

— Сколько времени у тебя уходит на работу?

— Самое сложное — организовать пространство на листе. Когда это есть, на скетч обычно уходит день. Потом начинается чисто техническая работа — рисовать, красить.

— Ты учился в художественной школе. Образование, оно важно для художника?

— Я учился ещё и в техникуме искусств, но не до конца — сначала просто забил, а потом ушёл в армию. Попытался вернуться, но как-то не задалось, я покинул его окончательно. Но знание теории очень нужно в работе художника. Сейчас популярен дудловый стиль, когда ты играешь с формами, рисуешь примитивно, но когда ты знаешь теорию, дудл получается осознанным. Говоря об этом, можно привести в пример Пикассо.

— Думал о том, чтобы зарабатывать на жизнь своими работами?

— Конечно. Как это сейчас называется — монетизировать искусство. Было бы прекрасно, зарабатывать на жизнь тем, что любишь делать. А пока я меняю разные странные работы. Ещё недавно я был сторожем — это удобно. Там я мог сколько угодно рисовать, и многие работы, что лежат перед тобой полностью или частично появились тогда.

— Увлекаешься чем-то помимо рисования?

— Одно время писал музыку. Я вообще люблю музыку, но больше слушать, а не писать. Люблю кино, кофе попить — ничего необычного.

— Если бы ты был картиной, рисунком, скетчем, как бы ты себя нарисовал?

— Набросал бы себя парой линий, параллельных. Или нарисовал кружочек, внутри которого были бы две точки и запятая.

Валентин Булавко

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter