СЕЙЧАС +11°С

Танцовщица стриптиза – о правилах привата и сексе с клиентами 18+

Гастролирующая танцовщица Айза рассказала о подготовке к выступлениям, особенностях стрип-клубов и сексе с гостями.

Каждый день на сцену стриптиз-клуба «Рокси» выходят манящие, грациозные девушки. Они восхищают, будоражат воображение, пробуждают тайные желания. Но кто они такие, чем живут и дышат за пределами клуба? Гастролирующая танцовщица Айза рассказала ИА «Чита.Ру» о подготовке к выступлениям, особенностях читинских стрип-клубов и сексе с гостями.

– Когда вы начали танцевать стриптиз?

– Я пришла в стриптиз три года назад. Тогда я не планировала танцевать, а хотела устроиться в клуб официанткой – вычитала в объявлении, что девушки хорошо зарабатывают. Но когда я пришла, мне предложили потанцевать. И я, будучи человеком лёгким, согласилась. Присоединилась к тренировкам, через два дня вышла на сцену и с тех пор танцую.

– Есть ли у танцовщиц трудовые книжки?

– Не во всех клубах. Но если есть, то в качестве профессии указывается «эстрадный артист».

– Не стеснялись поначалу столь откровенных танцев?

– Мне было психологически некомфортно – то смешно, то страшно. Часто я смущалась из-за того, что на меня смотрят, оценивают физическую форму и сам танец. Поэтому первое время танцевала только в масках, скрывала лицо. Но уверенность пришла быстро – уже через пару недель, когда я освоила азы танца и искусства красиво раздеваться. Сейчас я воспринимаю стриптиз как обычную работу, ничего из ряда вон.

– Значит, псевдонимы танцовщицы берут не из стеснения?

– Новые имена мы подбираем исключительно ради образа. Кто-то таким образом приближается к восточным красавицам, кто-то ассоциирует себя с актрисами или определёнными ролями.

– Как вы готовитесь к выступлениям?

– Быстро – мне достаточно сходить в душ и высушить волосы. Я считаю, что девушки должны быть опрятными. Скажем, необязательно наращивать ногти, но без маникюра и педикюра не обойтись. Сама я периодически посещаю косметолога, стараюсь больше высыпаться, использую минимум косметики. Прихожу за полчаса до открытия клуба, крашусь, переодеваюсь. Разминаться не нужно, потому что мы и так танцуем каждую ночь.

– Что думаете насчёт искусственной груди или липосакции?

– К пластическим операциям я отношусь положительно. Главное, чтобы их результат визуально дополнял и освежал девушку, а не наоборот. Перекачанные «утиные» губы – смешное зрелище.

– Вообще трудно поддерживать себя в форме?

– Тяжело, потому что режим жизни меняется. Хочется кушать ночью, из-за этого поправляешься. Приходится себе в чём-то отказывать, сидеть на диетах.

Если говорить о физических нагрузках, то раньше я ходила в тренажёрный зал, пробовала заниматься фитнесом. Но эти тренировки однообразные и неинтересные – мне больше нравится тайский бокс. Я увлеклась им, когда по работе ездила в Таиланд, ходила на индивидуальные занятия. Для девушки этот вид спорта лучше фитнеса, особенно при склонности к полноте.

– Приходилось ли применять приёмы в жизни?

– Один раз я была вынуждена отстаивать свою честь. Это произошло в Таиланде – я была в гостях у подруг и узнала от них, что обо мне ходят неприятные сплетни. Когда я попыталась поговорить с обидчицей, у нас произошёл конфликт. Девушка схватила меня за волосы, и у меня сработала защитная реакция. В результате я ударила сплетницу и сломала ей руку. Весь коллектив понял и поддержал меня.

– Как вам «Рокси» в сравнении с другими клубами, которые вы посещали во время гастролей?

– До сих пор я никогда не возвращалась в клубы, в которых уже бывала. Но в «Рокси» приехала во второй раз, потому что здесь лучшие условия для танцовщиц. Я общаюсь с другими девушками и знаю, что предлагают другие клубы в России и за границей. Такого отношения, как в Чите, нет нигде.

Я точно знаю, что здесь меня ждут. Руководство сделает всё, чтобы я хорошо себя чувствовала и хотела работать. Они предоставляют комфортные условия проживания, питание, услуги салонов красоты – всё для нашей внешности и души.

Влияют и отношения с начальством. В «Рокси» всегда поинтересуются, всё ли хорошо, всего ли хватает. Они очень чутко относятся к танцовщицам, прислушиваются и поддерживают нас.

– Как вы переносите постоянные переезды?

– Я гастролирую практически с самого начала карьеры, поэтому успела привыкнуть. Для творческого человека смена обстановки полезна хотя бы тем, что ты обязательно приобретаешь новый опыт в общении и в танцах. Благодаря гастролям у меня появились знакомые во многих российских городах и даже за границей.

Я быстро осваиваюсь и в новых коллективах. Хотя с коллегами часто нет времени даже просто поговорить – мы видимся в гримёрке, проводим там 5-10 минут и бежим на сцену. Но мы помогаем друг другу. Бывает тяжёлая аудитория, которую сложно взбодрить и развеселить. Тогда мы объединяемся и придумываем что-то вместе – это сближает.

– Что самое тяжёлое в работе танцовщицы?

– Если говорить обо мне, то я быстро устаю. В клубе приходится общаться с большим потоком гостей, делиться с ними своей энергетикой, выслушивать их. Это сильно выматывает, поэтому я стараюсь сводить общение к минимуму – всё только по работе.

В какой-то момент наступает психологический пик, когда ты уже не хочешь ни с кем разговаривать, не хочешь выходить на работу. Тогда нужно сменить обстановку, что-то менять в жизни. За эти три года я несколько раз уходила – на полгода, на 2 и на 3 месяца. Если посчитать, то на деле я работаю всего около полутора лет.

– От чего зависит, пригласят ли девушку в приватную комнату?

– От качественного выступления на сцене, костюма и правильно подобранной музыки. Цвет волос и фигура значения не имеют.

– Предлагали ли гости секс?

– Предложения были, и это неудивительно. Мужчины – самцы. При виде соблазнительно танцующих девушек у них часто возникает сексуальное желание. Но для меня личная жизнь и работа несовместимы, поэтому интимной связи с гостями у меня никогда не было.

Большинство посетителей знают, что в «Рокси» подобные отношения под запретом, и не выходят за рамки дозволенного. Мне вообще нравятся местные правила – в Чите можно даже танцевать приват, не раздеваясь топлесс. В других клубах девушки должны полностью обнажаться.

– Мечтают ли девушки повторить историю Золушки и найти в клубе любовь?

– Танцовщицы стриптиза – тоже люди. Как и все, они мечтают жить в достатке и обзавестись дружной и счастливой семьёй. Практически 90% девушек создают отличные, большие семьи, многие открывают свой бизнес.

– Но заводили ли девушки отношения с посетителями стрип-клубов?

– Все мы влюбляемся. На моих глазах у некоторых танцовщиц начинались романы с гостями. Знаю я и девушек, которые нашли суженного именно на работе.

– Как знакомые относятся к такой профессии?

– Из моего окружения мало кто знает, что я занимаюсь стриптизом. Те же, кому всё известно, не воспринимают меня как стриптизёршу. Для них я танцовщица, которая получает удовольствие от своего дела. Мы даже на эту тему не разговариваем – нам и без работы есть, что обсудить.

– Вы нарочно скрываете, что танцуете именно стриптиз?

– Сначала я не говорила, так как не была уверена, что останусь в профессии надолго. А потом просто не спрашивали. В принципе, мне не стыдно танцевать стриптиз. Я не отношу его к такой сфере деятельности, которую нужно скрывать и замалчивать.

– На личную жизнь профессия не влияет?

– Когда я пришла в стриптиз, мне было 20 лет – какая могла быть личная жизнь? Я училась в медицинском университете, за год до окончания бросила и поступила на заочное отделение в другой вуз. Через полгода у меня диплом – и без того есть чем заняться.

– Ночная работа не мешает учёбе?

– С ночным графиком действительно остаётся очень мало времени – хватает только на тренировки и домашние дела. Поэтому на время сессии я беру отпуск.

– Как долго планируете заниматься стриптизом?

– До тех пор, пока мне это нравится, пока не возьму из профессии всё. На самом деле, я ещё не нашла себя и всерьёз не задумывалась о будущем. Когда у меня на руках будет диплом, я уже буду определяться, чего хочу. Но пока мне нравится то, что я делаю.

– В каком возрасте танцовщицы обычно заканчивают карьеру?

– Раньше я думала, что в стриптизе, как и в модельном бизнесе, есть ограничения по возрасту. Но потом начала ездить по стране и обнаружила, что это не так. Я видела танцовщиц старше 40 лет, которые отлично выглядели. Я уважаю их – они молодцы, потому что продолжают держать себя в хорошей форме. Но сама я не планирую работать в этой сфере до пенсии.

На правах рекламы

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter