«Алые паруса»

проплывали в Чите на выпускных советских школьников


Смотрите архивные фото и ищите себя

Что для девочек выпускной? То самое вечернее платье, туфли на каблучках, причёски, макияж. Для мальчиков — чуть проще: новый костюм и галстук на шее, чтобы казаться мужественнее. Для тех и других — конец лучших дней беззаботного детства, последний праздник перед шагом во взрослую жизнь. Признания в любви в осиротевших кабинетах школы, счастье, слёзы, встреча рассвета всем классом, объятия и поцелуи, мечты о прекрасном будущем. Для родителей выпускной — это огромные траты средств, нервов и, конечно, волнение о том, какая судьба ждёт их ребёнка. Хотя сам ребёнок уже давно, лет так с тринадцати, считает себя самым взрослым и независимым. Время идёт, мир вокруг меняется, а выпускники остаются те же. Меняются лишь некоторые атрибуты торжества. Я собрал для вас архивные фотографии выпускников с 1979 по 1990 год.
Возможно, кто-то узнает на них себя.

Редакция «Чита.Ру» и фотокорреспондент Евгений Епанчинцев продолжают проект
«О чем молчат фотографии», в котором рассказывают истории уникальных снимков.
Сказочный корабль, сошедший прямиком со страниц повести Александра Грина, плыл по реке, и десятки тысяч выпускников собирались на набережной, чтобы проводить взглядом его постепенно исчезающие вдали алые паруса — символ надежды и мечты. Но это всё в Ленинграде… А у нас в Чите за неимением речного судоходства оставалось проводить лишь подобие традиционного праздника Северной столицы. Более десяти лет подряд во время выпускных торжеств по площади Ленина «проплывал» уазик, наряженный в конструкцию в виде корабля со рдеющими парусами, а на борту его красовалась надпись «Ассоль». Почему-то фотографии его сохранились в моём архиве только за 1985 год.
Кстати, именно в 85-м основное действо, вопреки устоявшейся традиции, сместилось на площадь Революции. На площади Ленина в это время проходила реконструкция, вырубили все деревья, из-за чего многие стали называть центр Читы Анипкиной пустошью — по фамилии реконструктора. Ещё одна ассоциация с тех же выпускных — мой первый в жизни скандал с гаишником, не позволившим мне завершить важный кадр. А снимал я тогда для «Комсомольской правды». Ездили с собкором газеты по школам и проверяли, не пьют ли выпускники алкоголь. В тот год как раз начал действовать «сухой закон». А вот на наш выпускной в 1979 году выпить немного шампанского было можно.
В 1982 году и несколько лет после этого выпускники-медалисты получали в подарок дипломаты. Так называли очень модные по тем временам чемоданчики, которые среднестатистическому читинцу можно было купить только по блату. Шёл дождь, и чудесные наряды выпускниц скрывались за запахнутыми куртками и плащами.
Почётные гости — комсомольцы и партийные руководители — стояли на трибуне, а у её подножия вручали лучшим ученикам золотые медали и подарки. Младшеклассники читали стихи, провожая старшаков в добрый путь.
А потом ребята расходились по школам. Разорваться на всех популярные тогда вокально-инструментальные ансамбли, играющие электронную музыку, не могли. Поэтому в каких-то учебных заведениях музыкальное сопровождение вечеров брали на себя духовые оркестры.
На следующий год снова была слякоть. Солнце выглянуло только в 1984-м. С того года сохранилось много портретов. Родители, как всегда, стояли «в оцеплении», то есть за ленточкой, натянутой вдоль тротуара. Выпускники держали в руках букеты, обёрнутые газетными листами. И слёзы катились по их щекам, когда ветер разносил по площади слова песни: «Когда уйдем со школьного двора под звуки нестареющего вальса…»
Часто, просматривая архивные фотографии, я и сам замечаю такие детали, которые раньше ускользали от моего внимания. Зачем-то родители держали в руках караваи. Быть может, это было аналогом свадебной традиции дарить их молодым в качестве благословения на счастливую семейную жизнь. Вот только при чём здесь были выпускники, остаётся загадкой.
И всё-таки главный символ выпускных — это бальные платья, которые девчонки заказывали у портних, мам, подруг или шили сами за несколько месяцев до главного вечера. Причем шили так, чтобы даже после выпускного их можно было носить. А волосы… о, внешний вид волос был важен не меньше, чем красивый наряд. Делали такие причудливые пышные причёски, при взгляде на которые непроизвольно вспоминался диалог из фильма «Полосатый рейс» (12+):

— Что у вас на голове?

— Обыкновенная причёска. Форма называется «Я у мамы дурочка».

Без обид, по-доброму! Все они хотели быть заметными и неотразимыми.
Праздновать в кафе в то время не ходили, накрывали столы прямо в школе — в спортивном или актовом залах, там же, где проходили и танцы. Помещения украшали шарами, которые быстро лопались из-за тонкой резины. Пацаны даже на выпускной приносили с собой магнитофоны. Особого смысла в них не было, то была просто примета времени.
Самые стойкие после дискотеки отправлялись гулять по ночному городу и встречать рассвет. На наш выпускной традицию эту мы не нарушили — всем классом пошагали из 42-й школы на площадь Ленина. Как сейчас помню: на улице прохладно, ребята из класса накидывают пиджаки на плечи девчонок, а я не могу… В карманах конфеты лежат, шоколадные! Успел набросать их туда во время празднования. Теперь стою и думаю: «Как-то неудобно будет, если случайно их обнаружит девушка». Поэтому сжимаю волю в кулак и продолжаю стоять по стойке «смирно», так и не сняв верхней части костюма… Даже не знаю, почему я так сильно этого стеснялся. Было пасмурно, висели низкие тучи, и рассвета в то утро мы так и не увидели. Уже дома, сидя за школьным столом у окна, я наблюдал, как сквозь верхушки сосен наконец-то пробиваются первые золотые лучи. То было солнце новой взрослой жизни.
Чем отличаются советские выпускники от нынешних? Цветом волос, одеждой, наличием мобильных телефонов в руках. А по большому счёту — да ничем. Мальчики всё так же думают о том, как признаться однокласснице в чувствах после выпускного, девочки всё так же выбирают лучшие наряды, чтобы понравиться мальчишкам... Те же слёзы, то же счастье, те же мечты и вопросы перед будущим.
Время проходит, мир меняется, а выпускники остаются выпускниками!
Фото и текст: Евгений Епанчинцев