20idei
СЕЙЧАС +2°С
Все новости
Все новости

Зарплаты и премии от восхищённого народа – в обзоре событий недели

Нормально ли спикеру заксобрания в Забайкальском крае получать такие деньги – вопрос философский.

Короткая рабочая неделя после февральских праздников и выходного в Сагаалган принесла нам задержание председателя колхоза «Красная Ималка» Николая Михалёва по подозрению в кражах скота. Говорят, случилось это в 6 утра, на месте был ОМОН в масках, изъятие документов в конторе – всё как надо. При этом до задержания Михалёв рассказал ИА «Чита.Ру», что снять его с поста пытается глава Ононского района Ятур Танхаев, в отношении которого следственный комитет в феврале прекратил два уголовных дела.

Радостью наполнились сердца тех, кто мечтал летать из Читы в Красноярск: компания «Саратовские авиалинии» открыла новый рейс через Улан-Удэ.

Крушение 25 вагонов с углём, случившееся рано утром 28 февраля в Читинском районе, произошло, по данным источника ИА «Чита.Ру», из-за излома рельса. По факту гибели 15-летней школьницы в Чите возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства». По одной из версий, причиной того, что девочку сбил поезд, стала подростковая суицидальная игра «Синий кит».

Приговором о 20 годах колонии строгого режима окончилось дело об убийстве в 2005 году депутата Читинской областной думы Владимира Баранова. Виновным признан экс-полицейский Артём Шкедов, который крышевал нелегальный лесной бизнес и которому Баранов, препятствовавший этому, очень мешал.

Но лента новостей состоит не только из криминала и происшествий.

Андрей Козлов: Узок ваш круг и велики ваши зарплаты

Администрация губернатора в ответе на письменный запрос ИА «Чита.Ру» на имя губернатора Натальи Ждановой отказалась называть зарплаты заместителей главы региона, председателя заксобрания и его замов, уполномоченного по защите прав человека и прочих руководителей, расходы на которых заложены в краевом бюджете. Ответ администрации юридически явно чист: закон «О персональных данных», отсутствие согласия субъекта – вопросов бюрократия в данном случае не вызывает.

Можно даже предположить, что зарплаты высших руководителей региона никто и не думал скрывать – может, мы просто как-то не так задаём вопросы. Но что-то я никак не могу припомнить, чтобы уровень оплаты их труда являлся предметом хоть какого-то обсуждения в последние годы. Иначе говоря, в СМИ уже несколько лет нет информации о том, сколько ежемесячно получает губернатор или спикер законодательного собрания из бюджета, который большей частью формируется из налогов заинтересованных граждан.

В этой связи журналисты вынуждены строить предположения на этот счёт, занимаясь условным делением на 12 ежегодного дохода высших чиновников – эту информацию не публиковать нельзя. Деление доходов нынешнего спикера заксобрания Игоря Лиханова даёт что-то около 200 тысяч рублей в месяц в 2015 году, когда он спикером ещё не был, а работал председателем комитета по социальной политике. Если вычесть явно случающиеся премии и прочие благодарности от лица восхищённого народа, то выйдет и вовсе тысяч 150-180. Не мало, но и не сказать, что миллионы.

Другое дело Наталья Жданова – она-то в доступном для подсчётов 2015 году спикером как раз была и заработала за год почти 4,5 миллиона рублей, а это уже больше 350 тысяч рублей в месяц, и почти в 2 раза больше, чем годом ранее, когда она работала тем же самым спикером. Да, надо учитывать, что делёжка эта – от лукавого, но можно предположить, что, став спикером, Игорь Лиханов улучшил своё настроение в момент получения авансов и зарплаты раза эдак в два.

Нормально ли спикеру заксобрания в Забайкальском крае получать такие деньги – вопрос философский. С одной стороны – почему бы и нет, всё же де-юре первое лицо в регионе, а де-факто – в первой десятке. С другой стороны, когда ты с точки зрения обывателя всего лишь визируешь решения исполнительной власти – странное вознаграждение за бесконечное согласие. Все домыслы можно развеять, если спокойно обсуждать это с журналистами. Но вот как-то не получается.

Сколько примерно получает губернатор, его заместители и министры – можно будет узнать ближе к маю, когда чиновники будут вынуждены отчитаться о своих доходах. Данные эти с точки зрения математики будут грязными – в 2016 году новая забайкальская власть только формировалась, люди внутри года перемещались между должностями, вставали на новые посты, кто-то определял их и свои зарплаты. Дай-то всем им Вселенная возможности в 2018 году отчитываться о доходах в году текущем так, чтобы журналистам было удобно прикидывать их зарплаты, исходя из того, что губернатор и его заместители отработали 2017 год на одной и той же должности с 1 января по 31 декабря.

Получить информацию о зарплате всех этих людей как-то иначе почему-то вдруг стало невозможным. Я даже ловлю себя на мысли, что вопросы эти задавать мне, как журналисту, как будто бы неудобно. И это, конечно, не мои проблемы – я-то себя переступлю. Скорее это проблемы чиновников – если вы боитесь людей, на которых обязаны работать, скрываете от них что-то, то что-то в вашей системе ценностей разладилось. Узок, как говорил Владимир Ильич Ленин, ваш круг. Ну а дальше вы сами знаете.

Роман Шадрин: Или про пал

Руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко заявил, что нынешняя весна в Забайкалье прогнозируется пожароопасной и «может привести к катастрофическим степным пожарам с массовым переходом на леса, торфяники, населённые пункты и объекты инфраструктуры с большой вероятностью гибели людей». Он же посоветовал властям Забайкалья повсеместно отказаться от массовых «контролируемых» палов, от огневой очистки лесосек, привлекать к ответственности виновных в поджогах сухой травы.

Вроде бы всё понятно и логично - есть некоторые безответственные товарищи, которые жгут траву и, неровен час, своими хозяйственными методами подведут всех нас под монастырь. У меня бы вообще никаких вопросов к этому высказыванию гринписовца не было, если бы недавно руки мои не дотянулись до книги Василия Балябина «Забайкальцы» - одного из ключевых для региональной литературы произведения. Если вы тоже читали этот роман, то помните, с каким вниманием и любовью Василий Иванович описывает наши забайкальские пейзажи, с каким восторгом он следит за сменой времён года, как тщательно, до мелочей прорисовывает и разворачивает перед читателем ингодинскую тайгу, аргунские степи, витимские стремнины и многое другое. Герои романа проживают не одну весну, и потому мы несколько раз читаем, как после схода снега, готовясь к пахоте, забайкальцы вдыхают горьковатый запах дыма от весенних палов.

Стоп. В художественной, но далеко не фантастической книге о Забайкалье автор, опираясь на собственный опыт, пишет о том, что когда-то весенние палы травы были нормой. При этом он не описывает ни одного лесного или степного пожара, и вообще не видит в палах ничего странного или опасного. Пришло время - очистили палами поля, и живут себе забайкальцы дальше. Почему же сегодня, имея в распоряжении мощные противопожарные ресурсы, да и опыт предков, мы боимся степных палов? Ведь если разобраться, то боимся мы не их, а тех чудовищных пожаров, которые действительно стирают с лица земли посёлки и убивают людей. Но раньше контролируемый степной пал не представлял никакой угрозы. Может быть он не так опасен и сейчас? Может быть руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко кривит душой или попросту некомпетентен, что считает его главной пожароопасной угрозой для забайкальцев? Может быть не стоит так откровенно избегать в столь грозных заявлениях проблемы чёрных лесорубов и поджигателей, которых ловили и будут ловить в Забайкалье? Повышенные температуры, пониженное количество осадков, весенние палы - это, безусловно, факторы, которые нужно принимать во внимание. Но ни то, ни другое, я уверен, нельзя и просто глупо считать истинной причиной масштабных лесных и степных пожаров XXI века.

Юлия Скорнякова: Мироточащий бюст и Лиханов в психушке

Депутат Госдумы и в прошлом прокурор Крыма Наталья Поклонская на прошлой неделе сообщила, что в Крыму замироточил установленный работниками прокуратуры бюст императора Николая II. Она рассказала, что люди уже прикладывают к бюсту детей, чтобы те исцелились.

Крымчане меж тем радуются, что мироточащий бюст ещё и дождём омыло.

В правоохранительных органах и органах власти Забайкальского края бюсты пока не мироточат, но изяществу возведения в ранг мученика шумевшего временами на заседаниях и выступавшего с сомнительными идеями вроде создания в Забайкалье парламентской республики Николая Лиханова могут позавидовать многие. В считанные дни благодаря заявлениям, которые писали в администрации Забайкальского края, Лиханов, госпитализированный в психиатрическую клинику, из странноватого общественника превратился в борца с режимом.

На этой неделе в администрации региона на запрос ИА «Чита.Ру» сообщили, что сама администрация заявления на Лиханова не подавала, а писали ли что-то подобное её сотрудники – их личное дело и разглашению не подлежит. Думаю, после выхода из больницы теперь уже герой-общественник должен лично поблагодарить каждого из авторов заявлений за гениальный пиар, благодаря которому его имя теперь знают далеко за пределами родного края, а в Забайкалье считают матёрым оппозиционером. До госпитализации ходил, шумел, был одним из многих недовольных и периодически был поводом для улыбок, а теперь как-никак политический.

Андрей Затирко: Не готовы

В прошлое воскресенье, 26 февраля, в микрорайоне Северный случился, пожалуй, самый серьёзный бытовой пожар в многоэтажке за последнее время – огонь угрожал в общей сложности шести квартирам. Начавшийся на балконе шестого этажа из-за брошенного сверху окурка пожар в считанные минуты вскарабкался по пластиковой обшивке вверх, поочерёдно захватив пламенем ещё пять балконов. Ситуацию ухудшал сильный февральский ветер.

Я оказался в эпицентре происходящего где-то в 16.50-16.52. Огнём на тот момент были охвачены только балконы на шестом этаже. Разобравшись, как нужно набирать пожарных с сотового, я начал им звонить. (В голове у меня их телефона не было, что считаю серьёзной недоработкой властей – номера ключевых спецслужб население должно знать как Отче наш, даже лучше – у спецслужб больше шансов вас спасти из огня или от убийцы). Звонил – не дозвонился, набор скидывался. Чуть позже о том же мне сказала жительница дома, квартира которой находилась чуть ниже пожара.

Поделиться

Спустя 10 минут огнём были охвачены уже четыре балкона, языки пламени, гонимые ветром, рвались ещё выше. К месту начали подтягиваться силы МЧС. Ещё спустя минут 7 им удалось подогнать пожарную лестницу к торцу дома, где бушевал огонь. Пока поднялись, пока развернули шланги. В общем, тушение пожара снаружи началось только спустя примерно 20 минут, как я обнаружил возгорание, причём к тому моменту огонь уже набрал солидную мощь.

После этого дело у пожарных начало спориться, и к 17.16 открытого огня на балконах уже не было. Дальше всё только проливали.

В целом работу самих пожарных на месте я бы оценил на твёрдую пятёрку. Ребята сработали неплохо с учётом того, что попали на пожар они не сразу. Зато к околопожарным службам вопросы есть. По-моему, если бы, не дай бог, случился пожар посерьёзнее, а в доме газ, то пострадавшие всё же могли бы быть.

Про номер пожарной охраны я уже сказал. Конечно, можно всё списать на то, что слишком многие звонили на него из Северного, поэтому дозвониться не могли. Но не странно ли это, разве у таких служб не должно быть многоканального приёма звонков? Если гореть будут сразу пять таких многоэтажек в разных районах Читы, как они узнают об этом, когда у них телефон забивается уже из-за одного?

Больше всего у меня вопросов к полиции. Как я понял, это их работа – оцепить место происшествие, чтобы не давать допуска к нему оголтелым зевакам с телефонами. Если на дороге это делать ещё более-менее удавалось – машины не пропускали во двор (их парковали прямо на дороге напротив здания), то непосредственно около самого дома – нет. Я на протяжении минут 20-25 спокойно ходил вокруг пожарной машины, около самых стен здания, подходил к пожарным, чтобы взять комментарии. Я-то ладно – взрослый человек, у которого работа такая. А как же дети? Их там было 10-15 точно, все бегали вокруг, глазея. В 10 метрах от горящей стороны дома собралось к самому пику возгорания человек с 50 не меньше. А в радиусе ещё метров 50 – больше 100. Если бы огонь шёл не только по балконам (а снаружи не было понятно, насколько он масштабен), и, скажем, затронул одну из газифицированных кухонь, то Чита бы снова попала в федеральные топы новостей.

Полицейские появились перед пожарной машиной, только когда огонь был потушен практически окончательно. Толку кого-то к ней не пропускать, уже не было – угроза исчезла.

Глядя на происходящее, я не был уверен в том, что у спецслужб всё под контролем. Не нужно думать, что я какой-то пугливый перестраховщик – нет. Я за время работы не раз оказывался в ситуациях посложнее – в Большой Туре после взрывов, в Смоленке во время перехода природного пожара. В том числе видел, как спецслужбы работают на таких ЧС. Но вот то, что было в Северном в прошлое воскресенье, признаться честно, меня несколько опечалило.

ИА "Чита.Ру"

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter