Общество Водитель облисполкома: Никогда не ждал чиновников возле ресторанов до ночи

Водитель облисполкома: Никогда не ждал чиновников возле ресторанов до ночи

«Недавно разговаривал с коллегой-водителем из гаража краевой администрации, рассказывает, что вот буквально неделю назад прождал начальника возле ресторана до 3 ночи и уехал, а наутро ему сказали, что больше с ним работать не будут».

Николай Исламгулов водитель с полувековым стажем — 45 лет своей жизни он проработал шофёром в гараже сначала читинского облисполкома (Главный региональный исполнительный орган в СССР), а затем областной администрации. За его спиной сидели чиновники самого высокого уровня, и с каждым были свои отношения. С кем-то рабочие превратились в дружеские, а с кем-то даже ругался. Говорит, что ни перед кем за всё время работы не прогибался, никого возле ресторанов до утра не ждал.

Быть водителем Николай не планировал – мечтал играть на баяне и петь. Даже в 14 лет пытался поступить в читинское музыкальное училище, но самоучку попросили сыграть оперетту, а он, не зная, что это такое, уехал обратно в свой Сретенский район село Верхняя Куэнга. А там надо было заготавливать дрова, уговаривать местных шоферов с этим помочь. Этого он не любит, поэтому пообещал матери точно стать водителем. Учился в школе до 8 класса.

«У нас большой огород, надо было копать картошку, мать меня попросила приехать. Но 9-10 класс мы учились в другом посёлке, я отпросился у директора, он не отпустил. Я был горячий с самого детства и без его разрешения пошёл домой. После отчисления начал учиться в Кокуе на комбайнёра, поработал на тракторе, а потом отправили учиться на водителя, и я перебрался в Вершино-Дарасунский», - вспоминает Николай.

Оттуда его призвали в армию, хотели отправить в морфлот, но он возразил: «Так у меня же водительские права, зачем мне морфлот». Такого настойчивого автолюбителя отправили подальше в Якутию, в посёлок Тикси.

После службы оказался в Калангуе, где проработал водителем автобуса и познакомился с женой, с которой прожил уже 52 года.

1 из 2

В 70-м перебрался в Читу, там родились два сына. И благодаря знакомствам устроился работать водителем в облисполком. Тогда гараж был не как сейчас на Нечаева, 57, а на Профсоюзной, 13. Стояло 50 машин: УАЗ, автобус, ПАЗ, РАФ, УАЗ 452, «Волги» и одна «Чайка» для встречи высокопоставленных гостей. На современные машины автомобильный парк заменили в 2004 году.

«Мы возили не только облисполком, а все управления, арбитражный суд в том числе. Свои водители на «Волгах» были у председателя облисполкома и у заместителей. Остальные ездили с разными шофёрами, которые стояли на так называемом «кольце» — работали по заявке с разными чиновниками. При советской власти автопарк хорошо менялся – машина проезжала 100 тысяч километров, и её меняли - часто же ездили по области. А потом, после развала СССР, машина могла ездить и по 400 тысяч километров», - говорит водитель.

Большую часть жизни он был водителем высокопоставленных чиновников. Первым пассажиром был зампредседателя народного контроля Читинской области Павел Климов. Его провозил 8 лет. Говорит, что тот был очень честным и порядочным человеком.

После него был заместитель председателя облисполкома Владимир Эпов. С ним на протяжении 7 лет он часто выезжал в командировки. Три-четыре поездки в месяц по районам по нескольку недель. Он встречался с жителями, работал по жалобам. Но иногда могли отправить водителя в поездку и без начальства: «Однажды в 78-м сказали: «Езжай один в Борзю». Нужно было забрать граждан Китая и привезти в Читу. Была такая пурга, я думал, что не переживу. Сильный ветер, снег. Я ездил на УАЗике, сдаёшь назад и пытаешься пробиться. Навсегда запомнил эту поездку».

1 из 2

Но не со всеми руководителями можно было найти взаимопонимание. Например, с начальником управления транспорта и связи Валентином Вечериным не сложилось. Часто опаздывал, не торопился с работы домой и не давал уехать водителю. А вот с последним начальником – представителем президента в Читинской области Владимиром Мельниковым (работал с 1993 по 2000 годы — авт.) – стали за 7 лет почти друзьями.

«Он человечный человек, потому что действительно мог вникать и помогать во всём. Мог отпустить, если отпрашиваешься по семейным делам. У меня была с ним связь прямо из машины, поэтому я всегда мог приехать. Кстати, когда с ним работал, носил оружие. Даже в жару приходилось надевать пиджак, чтобы не видно было пистолет. Случаев нападения не было», - рассказывает Николай.

1 из 2

Особых правил в поведении водителей не было. Салон автомобиля украшать было нельзя, да это и не любил сам Николай. Соблюдался и негласный дресс-код. Привычка ходить в рубашке и галстуке сохранилась до сих пор.

Главное правило, которое должен был соблюдать водитель, – безопасное вождение. И всё же один раз Николай Албугатович попал в серьёзное ДТП – без жертв, но был серьёзный ущерб. Тогда никаких страховок не было, пришлось ремонтировать всё за свой счёт. Были и поломки в дороге, тогда выручали водители из районных администраций.

Водитель мог разговаривать с пассажиром, ведь бывало и 10 часов приходилось ехать: «Говорили про жизнь, погоду. Если начальник нормальный, то обо всём можно поговорить. Если в каком-то районе я присутствовал на собраниях, то могли спросить, как со стороны всё прошло. Секретов, конечно, знал много, но на то они и секреты, чтобы их не рассказывать. При устройстве на работу, когда проходили проверку, с водителей словесно брали обязательство, что всё, что ты слышишь, остаётся в машине».

1 из 2

Уже как лет пять Николай стал пешеходом. Говорит, как только появилась возможность не садиться за руль, сразу продал автомобиль. На современных водителей сильно не жалуется, ну да, стали превышать скорость, он же лихачить не любил.

«Сейчас правда стали быстро ездить. А в городе какой смысл? Ну, выиграешь две минуты, за эти две минуты ты можешь сам убиться или кого-то убить! Я лихачить не любил. Единственный раз в начале 70-х проверял свою машину. Поехал встречать монголов на границу в село Верхний Ульхун. Выехали из Кыры попозже, а туда надо было ровно к 10, чтобы монголы сюда успели заехать. И я набрал единственный раз в жизни на «Волге» 160 километров в час, тогда это было запредельно, потому что на 21-й «Волге» было всего 75 лошадей, - говорит Николай Албугатович.

Чиновники с годами, по словам Николая, сильно изменились. Молодёжь, которая пришла после 2000-х, была слишком напыщенная, проявляла неуважение, непунктуальность.

«Возле ресторанов я никогда не торчал. Всегда говорил: «Хочешь гулять, поезжай обратно на такси». Недавно разговаривал с коллегой-водителем из гаража краевой администрации, рассказывает, что вот буквально неделю назад прождал начальника возле ресторана до 3 ночи и уехал, а наутро ему сказали, что больше с ним работать не будут.

Старые чиновники относились человечнее к водителю. Раньше разрыв зарплаты был между водителем и начальником в 3 раза. Если я получал 160 рублей, то у него 350. У Эпова около 500 рублей была зарплата. А теперь у водителя зарплата 20 тысяч, а у начальника 120 – поэтому чванство и появилось. Я им всегда, когда уже уходил, говорил: «Я никогда не бегал ни перед кем и не буду. Начальники уходят и приходят, а я уже 45 лет работаю», - вспоминает шофёр.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления