Р!
Красота и здоровье

Взрослый друг. Как подросткам из детдомов помогают наставники

Ольге 29 лет, и она работает директором магазина торговой сети «Спутник». Сейчас в декретном отпуске. Её дочерям-двойняшкам по 2 года и 7 месяцев. В марте 2020 года Оля взяла девчонок из детского дома. Именно в тот момент она поняла, что большинство приёмных родителей стремятся забрать из детдомов малышей. Остаются подростки. Но они такие же дети, которым нужно внимание, любовь и свой значимый взрослый рядом. Уже месяц Оля является наставником для 15-летнего Богдана.

Проект «Наставничество» организовал фонд «Солнечный город» из Новосибирска. В нём участвуют 14 регионов страны. Чита присоединилась к проекту в 2020 году. У нас его курирует Забайкальское региональное отделение Союза добровольцев России. Они подбирают наставников, проводят с ними тренинги и психологические консультации, знакомят детей и взрослых. Когда общение завязалось, сопровождают свои «пары», не бросают, помогают преодолевать кризисы и сложности.

Сейчас в Чите работают семь наставников. Хотя, конечно, работой это не назовёшь. Это проект про дружбу, помощь, советы и возможность стать крепким плечом для хрупких и уязвимых подростков из детских домов.

«В детских домах в Забайкалье находится 2 тысячи детей. У них разный статус. Кто-то изъят временно из семьи, кто-то сирота. Когда мы реализовывали проект «Я хочу домой», то поняли, что хорошо идут в семьи дети до 12 лет. После — очень редко. Они взрослеют в учреждениях, выходят из них, а найти себя в этом разном и непростом мире им очень сложно. Когда рядом есть взрослый друг, значимый для тебя человек, который подскажет, направит и, если надо, пожурит, то адаптироваться к новой жизни легче», — объясняет руководитель регионального отделения Союза добровольцев России Кристина Рахманова.

Поэтому сейчас организаторы нацелены соединить с наставниками будущих выпускников детских домов, чтобы, когда ребята выйдут из казённых стен, у них был рядом настоящий друг. Но также такой друг нужен и важен, когда ребёнок находится в детдоме.

«Мы по-разному пробовали работать с детдомовскими подростками: знакомили их с рабочими специальностям. Честно говоря, профориентация им не помогала. Был у нас проект, когда волонтёр ходил и дружил с семьями в детских домах. Они же там живут семьями по 8-9 детей. Но тут начиналась ревность. Каждому хотелось, чтобы приходили и дружили только с ним. Ведь у детей нет ничего своего. И «Наставничество» это ещё и про то, что у ребёнка, наконец-то, появляется кто-то только его. Это важно», — говорит Кристина.

Добавляет, что огромная работа лежит и на психологе проекта Александре Жаурове. Если бы он не согласился работать, вряд ли удалось войти в программу.

Оля и Богдан

«Я давно слышала о таком проекте, что он работает в других городах. Узнавала, но в Чите такого не было. В марте прошлого года у меня появились две приёмные дочери. Когда мы готовились принять детей в семью, я много читала об опеке, усыновлении, детях. И где-то увидела статистику, что только 10% выпускникам детских домов удаётся устроиться в жизни. Большинство спиваются, попадают в колонии и даже заканчивают жизнь самоубийством. И я как-то по-другому посмотрела на всю эту ситуацию», — рассказывает наставник Ольга.

Она поняла, что этим подросткам родители нужны не меньше, чем малышам. Но в семьи они практически не попадают. Оля увидела в социальных сетях информацию о том, что в Чите стартует проект «Наставничество», и сразу откликнулась. Она прошла два тренинга, консультацию с психологом и вот уже месяц дружит с 15-летним Богданом.

Наставниками могут стать люди от 24 лет. Возраст детей, участвующих в проекте, от 12 лет.

«Хороший парень. Наверное, как любой подросток, он чуть закрыт, где-то стесняется. Немножко сложный. Мы с ним пока на качелях. Сегодня всё хорошо — разговариваем, шутим, а завтра вдруг закрывается. К сожалению, сейчас карантин, мы не можем видеться. Вернее, я могу его проводить от школы до дверей детского дома и всё. В основном общаемся по телефону, переписываемся «ВКонтакте», — говорит Оля.

Признаётся, первая встреча была непростой. Богдан отвечал на вопросы односложно: не знаю, не хочу, не решил, не придумал. Сам ничего не спрашивал.

«Для меня это был стресс. Хотя я думала, что очень в теме и смогу легко установить контакт. В тот момент моя реальность рухнула. Но лёд постепенно тает. Мы больше разговариваем. Он обращается за советом», — уточняет наставник.

Рассказывает, что Богдан планирует после 9 класса учиться на повара. При этом мальчишка спортивный, поэтому, возможно, стоит подтянуть учёбу, окончить 11 классов и пойти на спортивный факультет вуза.

«Наверное, у Богдана момент притирки ещё не прошёл. А мне он очень откликается. Такой близкий человек. Когда смотрю в будущее, вижу, что Богдан будет в моей жизни всегда присутствовать. У него, наверное, ещё такого нет, потому что ран в душе много. Быстрее бы закончился карантин, чтобы у нас было больше личного общения. Он классный парень», — добавляет Оля.

«Надо понимать, что все дети имеют травмы и опыт потери. У них подорвано доверие к миру и к взрослым. А ещё некоторые чувствуют свою вину — это я себя плохо вёл, поэтому мама меня бросила. Наставник в том числе помогает выйти из этого состояния. Объяснить, что он не виноват. Показать, какой должна быть дружба. И, конечно, наставник помогает подготовиться к жизни вне учреждения. Научить планировать бюджет, готовить еду, создавать домашний уют, встроиться в мир», — говорит Кристина Рахманова.

Мария и Егор

У Марии три своих сына. Старшему 21 год, среднему — 12 лет и младшему 10. Казалось бы, забот хватает. Но когда она увидела объявление о наборе наставников, сразу откликнулась.

«Мне захотелось помочь. Отчасти на решение повлиял мой личный опыт. Бывшую подругу лишали родительских прав, и эта драма разворачивалась на моих глазах. Я видела, как тяжело детям. Их забирали в центр реабилитации, а они убегали домой. Такая вот любовь к родителям, которые им ничего дать не в состоянии. Но дети преданно обнимают свою пьяную маму. Я поняла, что могу и хочу передать таким детям своё тепло, знания, опыт», — говорит Мария.

Сейчас во время карантина наставники не могут, например, сходить со своим другом из детского дома в кино, на каток, в боулинг, покататься на лыжах или поплавать в бассейне. Общение в основном онлайн. Можно только проводить ребёнка от школы до детдома. Но, когда карантин отменится, можно даже оформить гостевой режим и, например, забирать ребёнка на выходные, ходить с ним в походы, брать в поездки. Это помогает детям видеть, как устроен мир и как в нём живут обычные семьи.

Друга Марии зовут Егор и ему 14 лет.

«Сегодня у нас будет с ним первая встреча не онлайн. До этого общались только по телефону и в переписке. Я со школы его заберу и провожу до детдома. Егор отличный, жизнерадостный, общительный мальчишка. Любит футбол. Наш первый с ним разговор был прям «вау!». Мы сразу друг другу понравились. Он потом сказал, что сильно волновался. Да и я тоже», — рассказывает Мария.

Она уточняет, что семья её решение стать наставником очень поддержала. Особенно муж. Называет его суперменом, потому что он всегда приходит на помощь. Марии 41 год. Она помогает с уборками обеспеченным людям. При этом постоянно совершенствуется. В прошлом году отучилась на дизайнера мыла и натуральной косметики, сейчас учится на тренера по омоложению. А ещё осваивает игру на гитаре.

«С Егором мы общаемся только месяц. Он легко идёт на контакт. И думаю, что дальше наша дружба будет только крепнуть. Конечно, вижу его в своём будущем», — говорит Мария.

Наставником не может стать человек, который планирует, например, через год уехать из Читы. То есть, это общение на перспективу. Оно не может и не должно ограничиваться временем.

«Дети сначала настороженно относятся к наставникам. И вообще не понимают, кто это такой. Думают, это спонсор, который будет дарить подарки, покупать айфоны. Есть даже момент разочарования, что это не так. Но потом понимают — ценность такого взрослого гораздо выше айфонов. Наставникам запрещено дарить детям подарки. Максимум на день рождения в пределах 500 рублей, чтобы не было никакой конкуренции и дружба не строилась на материальных выгодах», — объясняет Кристина Рахманова.

Лидия и Андрей

(имя по просьбе ребёнка изменено)

У Лидии есть две приёмные дочери. Старшей 8 лет, младшей — 4. В семью они попали, когда девочкам было, 3,5 года и 2 месяца соответственно. Ещё тогда во время учёбы в Школе приёмных родителей Лида и муж задумались, почему бы не взять в свою семью ребёнка постарше. В тот момент они не подходили по возрасту. Разница между приёмными родителями и ребёнком должна была быть от 18 лет.

«У меня есть родственники в Пензе, и они уже давно рассказывали, что у них в городе есть проект «Наставничество». Он мне сразу понравился. Я поняла, насколько это нужно и важно. Начала узнавать, есть ли в Чите такое. Увы. Не было. Но как только появилось, я не сомневалась ни секунды. Прошла обучение, и теперь у меня есть прекрасный 15-летний друг», — делится Лида.

Первая характеристика Андрея, которую даёт ему Лида, сразу говорит, что мальчишке повезло.

«Он у меня наизамечательнейший. Мы подходим друг другу полностью. Он интересный, отзывчивый, грамотный. Есть мнение, что дети из детдомов плохо учатся. Нет. Мой грамотно пишет, грамотно говорит. У него большой опыт, есть что рассказать. Он очень милый. Увлекается спортом. Занимается футболом, тяжёлой атлетикой, интересуется принципами здорового питания. Мальчишка замечательный, всесторонне развитый», — говорит Лида.

Наставника и ребёнка подбирает друг к другу психолог. Учитываются психотип, интересы, чтобы всё сложилось, как пазл к пазлу. И дальше на протяжении уже всего общения психолог всегда на связи. Плюс в самом детском доме есть куратор проекта (воспитатель или кто-то из руководства).

Лида добавляет, что на первой встрече он был замкнутым. К тому же тяжело установить контакт онлайн. Гораздо проще знакомиться лично. Но они уже общаются больше месяца. Постоянно созваниваются, списываются. Лида встречает его после школы и уже даже познакомила со своим мужем.

«Я планирую оформить гостевой режим, чтобы Андрей приходил к нам в гости. Меня нисколько не пугало, что в проекте участвуют только дети подростки. Наоборот, это привлекает — гормональный взрыв, максимализм, их юношеские мечты и планы. То, что я когда-то переживала сама, меня это притягивает. Это интересно для нас обоих. Мы же обмениваемся разными историями из жизни, ситуациями, делимся своими эмоциями и чувствами», — говорит Лида.

Она очень точно понимает, о чём этот проект, какова его миссия.

«Про дружбу. Я для Андрея не мама и не учитель. Друг. Это очень сближает. Он может со мной посоветоваться по разным вопросам. И уже советуется», — добавляет Лида.

Обучение на наставников идёт по мере поступления заявок. Первая группа выпускников уже месяц дружит с ребятами из детдомов. Первоначально на обучение зарегистрировалось 40 человек, на тренинг пришли 20, до конца дошли семь. Но это хороший фильтр. Если человек во время обучения понимает, что не сможет быть наставником, нужно вовремя уйти и, например, рассмотреть для себя другие варианты волонтёрства. Их масса. Сейчас на подходе ещё 10 обученных наставников. Но нужно больше.

Оставить свою анкету для участия в проекте можно на сайте.

Иллюстрации для текста подготовила дизайнер Александра Стецюк

Назад
1 отзыв
Один в больнице
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Искать способы воспитания этих ребят конечно нужно, но простых решений тут не найдеш. В их коротких жизнях столько лжи. трагедий, обманов, что откопать сохранившиеся хорошие качества крайне сложно. Службы поддержки с психологами только успешно осваивают бюджетные деньги. Может быть этот вариант поможет хотя бы какой то части детей стать людьми.

Загрузить ещё