Р!
17 АПРЕЛЯ 2021
16 апреля 2021

Кандидат на лабутенах - в обзоре краевых СМИ

Заглавный текст и иллюстрация к этому обзору — от «Вечорки», но лучшие тексты у «Читинского обозрения». Да, в них не поднимаются острые социальные, экономические и политические проблемы. «ЧО», главное, интересно читать: вчитываться, медленно переворачивать страницы, а не привычно скроллить ленты. Спасибо, коллеги. Теперь к обзору.

Прекрасный портретный очерк вышел в «Читинском обозрении», журналист Ольга Чеузова рассказала историю одной Поэмы. Музыкального преподавателя по классу балалайки, заслуженного работника культуры Поэмы Николаевны Беловой. Она родилась в Подмосковье, но по окончании музучилища попросилась «подальше» — предложили Читу. Поэма Белова может сыграть, кажется, на любом инструменте: то, чем ещё не овладела, изучает по онлайн-урокам. После долгих лет педагогической работы Поэма Николаевна не устала от музыки, она продолжает играть в своём народном коллективе и помогает сыну в группе «Лазурно-золотой берег запредельного».

Поэма всея Читы

К нашей встрече она готовилась тщательно: нашла альбомы, вырезки из газет, грамоты-дипломы. Смахнув с дивана пушистых котов, начинаем разговор. Передо мной – преподаватель по классу балалайки, заслуженный работник культуры Читинской области Поэма Николаевна Белова.

– Почему Поэма? Так меня назвала тётушка, хотя мама думала назвать меня Нина. Регистратор посоветовала тётке, мол, сейчас модно называть новыми, необычными именами. Стали они думать, а тётка работала библиотекарем, это и сказалось на выборе. Меня записали как Поэму.

Девочка с особенным именем с раннего детства мечтала играть на музыкальных инструментах. Дома брала веник или швабру и «музицировала». В родном городе Ступино, что в Подмосковье, была музыкальная школа, но она была для Поэмы недосягаемой.

– Я подросла и стала понимать, что мама не сможет оплачивать там моё обучение. Семья не была богатой. За музыкальную школу надо было отдавать одну треть зарплаты.

Тогда-то и появилась у Поэмы мечта – учить музыке детей из бедных семей. Но для этого надо было как-то попасть в напитанные нотами стены музыкальной школы. И она перешагнула заветный порог. Тут ей помогло большое желание и упорность.

– Я стала приходить к школе, и слушать под окнами музыку. Заучила репертуар многих учеников. Дома брала в руки швабру и повторяла.

Упрямую девочку, мёрзнущую под окнами, заметили преподаватели и пригласили учиться бесплатно. Провели по классам: вот тебе аккордеон, вот – пианино, хочешь – пианино. Но девочка протянула руки к балалайке, и с ней не расстаётся уже десятки лет. Учителей не подвела: всего за шесть месяцев прошла программу четырёх лет обучения и встала на одну ступень со сверстниками. Мечта Поэмы сбылась.

Желание преподавать детям привело её в музыкальное училище, которое успешно окончила. Потом было распределение. Попросилась «куда-нибудь подальше». Предложили Читу.

– Ехать было не на что. Я пошла к своему преподавателю в училище. Так и так, денег нет ехать. Тут же нашлась шляпа, в которую кто сколько мог положил. Хватило и на дорогу, и на демисезонное пальто, – вспоминает с улыбкой доброту педагогического коллектива родного училища Поэма Николаевна.

В Чите началась преподавательская деятельность. Читинское областное училище культуры, интернат музыкального воспитания и образования №1 (многопрофильный лицей № 1). Успевала играть на домре в городском оркестре, солировала на балалайке. На фото в её альбомах легко узнать молодых, подтянутых Николая Сыроватку (ныне депутат Заксобрания), Николая Волкова (руководителя комитета культуры города). Глядя на фото, вспомнила Поэма Николаевна и Галину Сыроватку, в костюм которой однажды по ошибке облачилась на концерт в родных «Орешках».

Отработав в училище культуры год, поступила в Академию имени Гнесиных в Москве по специальности преподаватель по классу балалайки. Сегодня же осваивает музыкальные инструменты по урокам в интернете. Пришлось научиться играть даже на флейте.

– Сын Степан однажды позвонил и заявил: «Не задерживайся, мы выступаем, и ты играешь на флейте!» Пришлось срочно осваивать.

Был случай, когда Поэма Николаевна, уча дочку игре на флейте, привила любовь к музыке и её маме. Тогда получился семейный музыкальный дуэт – гордость преподавателя Беловой.

Но и в семье Поэмы Николаевны есть чем гордиться. Сын Степан тоже музыкант, участник инструментального коллектива «Лазурно-золотой берег запредельного». В коллективе Поэма Николаевна давно своя (её даже называют в коллективе «Наше знамя победы»), поначалу только помогала ребятам, а потом и сама стала играть.

Музыкальный коллектив зачастую проводит благотворительные концерты, играет в больницах, школах, тюрьмах. Выступали и в Краснокаменской ИК, где сидел олигарх Ходорковский:

– Люблю наблюдать за публикой во время концерта. Смотрю, молодые парни выходят: то один, то другой. Потом спрашиваю у сотрудника охраны: в чём дело? Оказалось, выходили плакать. Наша музыка исцеляет!

Благотворно влияет музыка и на пациентов в больницах, которые после концертов благодарят за «волшебную музыку». В коллективе, рассказывает Поэма Николаевна, есть такие таланты, которые умеют играть на десяти и более инструментах. Группа давно известна (существует уже 20 лет) и в других городах.

– В Чите нас немногие знают. На День города выступали на площади. Люди интересовались: кто это такие, не верили, что читинцы.

Пока разбиралась в хитросплетениях судьбы Поэмы Николаевны, отложив на время музыкальные инструменты, пришло время расставаться.

– Мы даже не спели и не сыграли, – вздохнула читинская балалаечница.

И мы с радостью вернёмся, чтобы услышать Поэму.

Ольга Чеузова. «Читинское обозрение» №35 от 31 августа

Ещё один чудесный очерк — снова от «Читинского обозрения». Ухим Раднаев попал на войну в августе 1945-го семнадцатилетним, щуплым и совершенно не говорящим по-русски пулемётчиком. «Поначалу-то думал, что у камикадзе человеческих чувств вовсе нет. Но у пленных японцев в рюкзаках наши бойцы саке находили, водку ихнию. Вот оно что!» — рассказывает «русский бурят» Ухим.

Русский бурят Ухим Раднаев

Ухим Раднаев выделялся в строю русских ветеранов, прибывших в 2012 году на открытие мемориального комплекса на горе Ао-Бао в провинции Хулунбуир (КНР) своей азиатской внешностью.

Китайцы, устроители торжества, упорно стремились поставить его в колонну монголов. «Но! Кого удумали?! -возмутился Ухим. — Я — русский». Подумал и уточнил: «Русский бурят».

Рядовой Раднаев к хребтам Большого Хингана в августе 45-го шёл в составе 6-й танковой армии. Его определили в пулемётчики. Непросто, наверное, было ему, семнадцатилетнему заморышу с «бараньим весом» в 44 килограмма и ростом в полтора метра, дойти до Маньчжурской равнины.

О тяготах перехода через пустыню Гоби он говорит неохотно:

— Но, кого? Надо было идти — и шли. С питьём перебои были, однако. Пустыня, кругом, пески. Откуда там озёрам взяться?… Тыловики подвозили нам раз в сутки баллоны с водой. Но всем не хватало. Кто из бойцов наполнит флягу, а кто и вовсе не пробьётся к машине. Земляки выручали — делились. Я, если водой запасся, тоже на всех нашенских, могойтуйцев, питьё делил. При подъёме на хребет Ухима ранило в ногу, мелкие осколки снаряда попали в лицо. Его хотели отправить в медсанбат -отказался: — Но, кого удумали? По санчастям валандаться?… Так заживёт — вена не задета.

Землякам объяснил:

— Намоленный я. Мать меня у смерти выпросила ещё в детстве — тогда чёрная оспа почти весь наш улус выкосила.

Отец Ухима первым в семье от чёрной немочи умер, за ним старшая сестрёнка. Мать металась в жару, чудом выжила. А мальчишку оспа вовсе не задела. Вечером в ресторане на встрече с китайскими ветеранами старикам налили по рюмке водки. Это ли, или общение с другими фронтовиками, сделало «русского бурята» более разговорчивым.

Забайкальцы собрались все в одном гостиничном номере, говорили наперебой, плакали, смеялись. Коротыш Ухим сидел на кровати в обнимку почти с двухметровым гигантом Евгением Томских. Оба — пулемётчики, им было что вспомнить.

Прислушиваюсь к их разговору:

— Мой пулемёт весил килограмм сорок, не меньше, — словно взвешивает на руках своё боевое оружие Евгений Томских, он воевал на Западном фронте.

— Да и мой — увесистый был, — не уступает в споре Ухим. — Считай, станина, магазин, патронташ. Вдобавок — шинель, противогаз. Всё это на себе через пески тащил, потом — на Хинган. — Слушай, как вы только на горы-то вскарабкались? Ума не приложу. Немцы вон к нам на Кавказ в 42-м подготовленных альпинистов отправили, но и те пардону запросили.

— Но! Попотеть пришлось. На солдатской смекалке, считай, вылезли… Я гор до этого сроду не видывал. А тут перед нами каменная стена от земли до неба. Вершины гольцов облака дырявили. Да скалы-то отвесные. Вдобавок склизкие, дожди тогда лили. А у нас приказ: взбираться на них. Попробуй взберись, когда сапоги скользят по мокрым камням, ногти на руках на первых минутах в кровь содраны… Старики-сослуживцы, им тогда за 30 было, вдвое нас старше, — поднаторели на Западном фронте, подсказали нам в пары объединиться и ремень брючный на каменный уступ забрасывать — сначала первый в спарке оружие наверх поднимает, потом напарника затягивает. Ну, так ловчее пошло.

— Ухим, ты же по-русски не понимал совсем?

— Но! Мать одна растила, не до учёбы было — по хозяйству помогал. В гольцах быстро в русском языке поднаторел, приказы «вперёд» и «вверх» — с ходу усвоил… Кого же? Не поймёшь приказ, раскорячишься — считай, покойник.

— А камикадзе — какие они? — тормошит друга Евгений Томских. — Мы на западе с фанатиками- убийцами не сталкивались. Немец-то расчётливый, зря под пулю не полезет. Камикадзе, слышал, смерть презирали.

— Я кого? Овец видел, лошадей видел, камикадзе — нет. Меня в хребтах Хингана их пуля пометила, но не убила… А в бою за Мост через реку под Харбином с ними, смертниками этими, нос к носу столкнулся. Идут на меня, на поясе толовые шашки подвешены. Тут не до страха. Тут кто кого первым убьёт, другого выбора нет… Я молился: «Ом-ма-ни… пад-ме-хум!». И строчил из пулемёта. Видел, камикадзе падали на мост. Не все убитые. Раненые среди них были. Двое на моих глазах себе харакири сделали. Длинным кинжалом, он на поясе у них висел, всё пузо себе повдоль вспороли. Хэк! — показывает как это было. — А потом, для надёжности, ещё вбок лезвие кинжала рванули. После такой операции не выжить.

Поначалу-то думал, что у камикадзе человеческих чувств вовсе нет. Но у пленных японцев в рюкзаках наши бойцы саке находили, водку ихнию. Вот оно что! Они, камикадзе эти самые, перед психической атакой свой страх пойлом заглушали, и вроде смерть им нипочём. А боялись!… Такие же они, как и мы: из плоти и крови. И в плен сдавались, я сам не одного такого разоружил.

Ихние генералы — хитрые, как лисы. И упёртые. Сколь бы ещё эту войну тянули?… А тут на Японию сразу с двух сторон надавили: американцы и мы. Закапитулировали самураи. Но! Куда попрёшь против такой силищи?

Встретились с Раднаевым через год в Маньчжурии. В эту поездку по местам боёв он отправился уже с женой Бадмой. Прошу рассказать, как они поженились. Ухим на глазах молодеет, лукаво посматривает на свою половинку:

— Вернулся с войны. Маленький, больной, обовшивленный. Разве за такого справная девка из совхоза-миллионера пойдёт? Ононцы крепко на ногах стояли… Поехал искать жену в свои края — в Могойтуй, там бедно после войны жили, там и я — не последний человек.

— Ухим шибко красивым мне показался, — не приняла шутливого тона Бадма. — Надёжным. Я сразу ему поверила. Промеж нами долгих ухаживаний не было, за неделю о свадьбе договорились. По нашим бурятским обычаям на свадьбу надо всю родню приглашать — а стол накрыть нечем. У нас на праздничном столе только бутылка водки стояла да чай. На Ухи-ме — гимнастёрка военная, другой одёжи не было, и у меня единственное дели. Но ничё! Добрых пожеланий и напутствий было в избытке. А как жили вместе? Дак… за шестьдесят с лишком лет ни разу не полаялись меж собой. Вот мои сверстницы жалуются на гипертонию, а я знать не знаю, какое у меня давление -нормальное, однако.

Вздохнув, Бадма продолжает:

— Ухим меня увёз тогда в Ононский район — в совхоз «Красный Ямал». Чабанили вместе. Бывало, конечно, что-то не по мне. И рада бы удила закусить, да… куда побежишь? Кругом степь безлюдная, и волки лютые… Лучше друг за дружку держаться. Да и пятерых детей на ноги ставить надо. Как им без отца расти? Кто степной науке научит?

Ухим спешит дополнить рассказ жены:

— Но! В юртах жили зимой и летом — чабанили. Натерпелись всякого. Однажды овец при сильном снегопаде спасли… Котон, помню, завалило, вот-вот крыша под тяжестью снега обрушится, овечек придавит. Мы со старухой сутки, а то и двое, пока пурга не утихла, на своих плечах крышу котона держали. А потом с австралийской овцой нянчились, по-другому не скажешь.

Дело как было? Приглашает совхозное начальство на беседу. Подъезжают издалека. Мол, ты у нас чабан опытный, передовик. Только тебе можем доверить выхаживать молодняк австралийской породы. Забайкальский научно-исследовательский институт овцеводства завёз к нам из заморских краёв опытную породу овец. Очень капризных, непривычных к нашему суровому климату. С ними надо обращаться, ну, как с детьми малыми. Ты это сможешь.

А мне и самому интересно свои силы попытать. Ну, взялся. Вместе с Бадмой взялись, одному мне не одолеть бы такую задачу. Двенадцать лет приучали австралийскую овцу к сибирским перепадам температуры. Обжилась, голубушка! Однако нам с моей бабушкой ночами не до сна было. В весенние заморозки на руках ягнят носили, как младенцев, в тёплые накидки кутали, из соски поили. Но… если взялись за работу, надо хорошо делать. Плохо нельзя.

Видно, хорошо делали. У меня за чабанство грамота от Матафопова есть, первого секретаря обкома партии в Читинской области. Л в 1968 году мне вручили орден Трудового Красного Знамени — за разведение племенных овец. Правда, мне одному. Бадму почестями обошли почему-то. Но у моей бабушки иная награда имеется. Медаль за материнство. Второй степени! За то, что родила и воспитала пятерых. Это немалого здоровья ей стоило.

А дети у нас непростые, все самостоятельные, при дипломах и хороших должностях.

— Мы лёгких-то времён вообще не знали: детей в институтах учили, — вторит ему Бадма. — Кого же? Обеим девчонкам да сыновьям, Бориске с Володей, помогать деньгами, продуктами приходилось. Учились-то они в Чите, квартиры там снимали. По не зря все тяготы, однако. Дети у нас уважительные выросли, за них сердце не болит.

— Как детей воспитывали? Никак особо, — снова завладевает лидерством в разговоре Ухим. -Показывали им хорошую жизнь. В областной город возили. Говорили: «Смотрите, вот так надо жить. При квартирах тёплых, при должностях уважаемых. К этому стремитесь. Мыс бабушкой оба неграмотные, нужда дорогу перекрыла. А вам мы поможем, учитесь только». Ну, учились. В люди вышли.

Сын Борис, уже в Чите, передал мне поклоны от родителей. Выдал отцовский секрет воспитания — был всё-таки свой, «раднаевский», метод:

— Отец не терпел, если мы в детстве без дела болтались. Зимой из юрты до ветру выскочил? На обратном пути лопату прихвати, чтобы вход от снега в жилище расчищать, или льду в сарае набери — чай кипятить. Пустой вернёшься — у-у, не дай Бог! Осерчает.

Мы, сыновья и дочери, не смотрите, что седые уже, на родителей равняемся. Они в свои восемьдесят с лишком лет, подвижные — ко мне в Читу приезжают, старшего брата Владимира в Москве проведывают. Вон и в Хайларе на месте боёв с японцами отец с мамой побывали… И нам, глядя на своих стариков, совестно раскисать, хворям поддаваться. Мы в жизни родительскому примеру следуем: если берёмся за работу, делаем её на совесть. «Хорошо надо делать. Плохо — нельзя», — отец так научил.

…Борис привёз в Читу гостинец из ононских степей — баранину.

— Мы мясо с рынка не берём вовсе — вкус не тот. Только отцовское! Он баранов пасёт на росных травах, оттого и мясо сочное.

Нина Коледнева, «Читинское обозрение» №35 от 31 августа

Газета «Вечорка» записала на свой счёт смену баннеров Василиной Кулиевой: «Кандидатесса, вероятно узнав себя в одном из героев крыловского «Квартета», что красовались на баннерах, начала спешно «менять одёжки». Журналист Виктор Крутов рассуждает о смене вектора предвыборной кампании, иллюстрируя мысли строчками из надоедливой песни про лабутены. О, и звание «передовицы недели» уходит первой полосе народной газеты.

А кандидатесса-то голая! Или — на лабутенах, на…

В который уже раз приходится констатировать тот факт, что «Вечорка» оказалась права. На этот раз — в истории с баннерами. Кандидатесса Кулиева, вероятно узнав себя в одном из героев крыловского «Квартета», что красовались на баннерах, начала спешно «менять одежки», то есть баннеры. 25 августа в городе начали спешно менять баннеры Кулиевой в единороссовских цветах с веткой багульника и на 100% совпадающие с баннерами Ждановой и Говорина, на несколько иные, где уже присутствует символика ЛДПР.

Ранее Василина Кулиева нигде не обозначала, что кандидатом в депутаты Госдумы ее двинула именно эта партия. Забавно, да? Но самое смешное, не это — менять наряды с одного фасончика на другой (это в женской натуре), а в том, что сегодня кандидатесса Кулиева стала удивительно напоминать героиню нашумевшего клипа «На лабутенах…» песни группы «Ленинград».

Водил меня Серега
На выставку Ван Гога.
Там было телок много…

Помните, как там девушка в своём стремлении попасть на выставку Ван Гога в авральном порядке пытается натянуть на себя то один, то второй, то третий наряд. Но ничего не подходит. Одно не в моде, другое совсем не к месту, третьего в гардеробе нет. А тут ещё огрехи фигуры — в разные стороны выпирают бока и прочие филейные части. Так и Кулиева: отбросила сначала в сторону наряд в цвета ЛДПР и «расфуфырилась» (уж простите меня за это выражение, но это именно так) в цвета партии власти, в оппозиции, в которой, по идее, должна состоять. Но не тут-то было. Спокойно себе висела Кулиева в компании со Ждановой и Говориным не одну неделю и не жужжала, свою партию не вспоминала. А тут, в одночасье, после того как «Вечорка» довела ситуацию с одинаковыми баннерами до абсурда, и когда над ними стали потешаться на всей территории России, вдруг вспомнила о своих ЛДПР-овских корнях.

Но я не недотрога.
Дала понять с порога —
На выставке Ван Гога
Я главный экспонат.

Кандидатесса Кулиева и её политтехнологи под смену баннеров попробовали подвести даже какую-то идеологическую базу. «Чтобы ещё раз подчеркнуть образ нашего кандидата — теперь уже сильной женщины, борца — мы меняем визуальный образ и меняем всю агитационную линейку», — слова политтехнолога Оксаны Маковой приводит ИА «Чита.Ру». Ой, не смешите…

На лабутенах на…
И в восхитительных штанах…

На самом деле, по моему мнению, поведением кандидатессы Кулиевой возмутились в родной партии. Коллеги-однопартийцы задали вполне справедливый вопрос: а не жмут ли штаны с чужой за…, зачем вам такие, тетя? Вам не к лицу! А чтобы доводы были понятнее, Кулиевой перекрыли партийное финансирование. Об этой — настоящей причине смены баннеров ни политтехнологи, ни сама кандидатесса говорить, разумеется, не будут.

Мы с Генкой и Маринкой
Ходили в «Мариинку»
Послушать чисто Глинку
Партер, туды-сюды.

А без финансов нынче ведь и ни туды, и ни сюды. Пришлось Кулиевой облачаться в старые, поношенные и слегка побитые молью, одежды. На самом же деле, как я считаю, кандидатесса Кулиева оказалась голой, совершенно голой — ни идей, ни планов, ни народного доверия у этой кандидатессы Кулиевой нет, кроме метафорического желания улучшить жизнь незнамо кому, незнамо где.

Виктор Крутов, «Вечорка» №35 от 31 августа

«Земля» опубликовала проблемный текст ко Дню ветеринарного работника вместо поздравительного. Главный ветврач Красночикойского района Елена Демиденко рассказала изданию, как численность ветеринаров увязалось с состоянием сельского хозяйства, сколько врачи получают, и почему проблемные скотомогильники — мина замедленного действия для красночикойцев.

Елена Демиденко: «Мы сидим на пороховой бочке»

31 августа – День ветеринарного работника. Красночикойские ветврачи со станции по борьбе с болезнями животных отмечают его весьма скромно. Краевое руководство не балует вниманием в виде денежных премий по этому поводу, а на местном уровне о существовании праздника знают лишь немногие.

Ветеринарные работники даже не получают льгот после 25 лет выслуги, как принято у обычных врачей. Более того, им не предусмотрена компенсация за работу с особо опасными патогенными микроорганизмами.

Сельское хозяйство и ветеринары – на одном уровне

То есть в упадке. В этом уверена главный ветеринарный врач Красночикойского района Елена Геннадьевна Демиденко. Кто-то «наверху», видимо, посчитал, что если сельскому хозяйству пришёл, в некотором смысле, конец, то и количество ветврачей стоит пересмотреть. Так, начиная с 2009 года, в районе были сокращены шесть врачебных ставок.

Всего в Красночикойском районе четырнадцать ветеринарных участков, два из которых остро нуждаются в специалистах. Это с/п «Коротковское», в котором находится пять деревень, с/п «Альбитуйское» – три деревни, а теперь и с/п «Мензинское», которое в скором времени останется без ветврача: не каждый выдержит удалённость от райцентра в 200 километров и размер ставки в 11,5–12 тыс. рублей. Вот и придётся ветеринарам Красного Чикоя навещать Мензу, чтобы осматривать и вакцинировать животных, за свой счёт… Благо, вакцина имеется в достаточном количестве. Что же до всего остального…

Оплата за электроэнергию, уголь, пожарную сигнализацию, запчасти и т.д. производится за счёт организации. Как и во многих других сферах, на ветеринарной станции есть платные услуги. Например, вызов ветврача и клинический осмотр животного, а также его вакцинация обойдётся хозяевам в 172 рубля. За вызов в КФХ после осмотра 10-ти голов берётся 98 рублей. Но и эти суммы могут варьироваться в зависимости от необходимых манипуляций, производимых врачом.

«Плывём себе по течению», – сетует Елена Геннадьевна. И то правда. Приток молодых специалистов не ожидается: нет нужных условий труда, жильё не предоставляется, мизерная зарплата. Многие из выпускников после окончания учебных заведений оседают в городских ветеринарных клиниках, где могут обеспечить себе достойную жизнь. Красночикойские ветеринары работают в старом здании 1973 года, здесь ни разу не производился капитальный ремонт. Начиная от побелки и покраски помещений, заканчивая ремонтом теплотрассы и покупкой рабочей одежды – всё входит в собственные расходы. А у главного ветврача Елены Демиденко есть мечта – заменить на здании старый шифер, чтобы не произошло короткого замыкания в плохой проводке. Ведь впереди дождливая осень…

Реальная опасность

Проблема, над которой Елена Геннадьевна бьётся уже не первый год, – это переполненные скотомогильники. Сделанные с явными нарушениями, без крыш и ограждений, обычные выгребные ямы грозят быть размытыми дождями, и тогда катастрофа неминуема. Произойдёт заражение почвы, а также травы, грибов и ягод. Лёгкое присыпание песком при помощи грейдеров, что осуществлялось ранее с/п «Красночикойское», ситуацию не спасёт. При этом в соответствии с ФЗ № 131 «Об общих принципах местного самоуправления» и ФЗ № 184, на которые ссылается Елена Геннадьевна, скотомогильники не входят в полномочия местных властей, а принадлежат федеральным.

Горькую усмешку вызывает решение высших чинов законсервировать старый скотомогильник, прежде чем строить новый. Всё это потребует времени и затрат, а о финансировании, как водится, ничего не слышно. Вопрос о скотомогильниках решается слишком долго, за это время от болезни издохло не одно животное, и каждый раз мучительные поиски: куда утилизировать эти трупы?

Но несмотря ни на что ветеринарные врачи Красночикойского района делают своё дело. Вакцинация животных, в том числе и от таких опасных болезней, как ящур, оспа, сибирская язва проводится круглый год. И хотя сельскохозяйственных животных в селе с каждым годом всё меньше, а зарплата ветврача всё ниже, хочется морально поддержать ветеринарных врачей и поздравить их с профессиональным праздником. Не падайте духом!

Маргарита Майер, «Земля» №35 от 30 августа

Племзавод «Комсомолец» обещает потомкам казаков работу и высокие зарплаты за землю в Сретенском районе. Александр Яременко считает, что люди просто навсегда лишатся земли, которую обрабатывали несколько поколений их предков, а потом сами окажутся не нужны предприятию. Журналист «Вечорки» видит в проблеме забайкальских селян продолжение аграрного вопроса, который не смогли решить ни при царской, ни при советской, ни при демократической российской власти.

Забайкальцев пытаются лишить земли

Наверное, одним из самых главных вопросов для человечества во все времена был вопрос о земле. За землю воевали, за землёй шли осваивать неведомые края, землю обожествляли и поклонялись ей, о ней сочиняли стихи, пословицы и поговорки, с ней связывали своё бытие и чаемое в будущем благополучие люди, народы и государства.

«Постоим за землю русскую!» — в этом призыве наших предков именно слово «земля», как самое значимое для русского человека, соответствовало понятию всего Русского мира — и территории, и образа жизни, и населяющего эту территорию народа.

Привязанность русского народа к земле-кормилице, которой он был лишён введением крепостного права на манер варварской Европы, цинично использовали все без исключения революционеры-преступники, в итоге обманувшие народ, так и не решив пресловутый «аграрный вопрос».

За землёй ехали в Сибирь и казаки ещё со времён Рюриковичей, и крестьяне по Столыпинской программе заселения Востока России.

За землёй побежали мужики, боясь, что её разделят без них, с фронтов Первой мировой, когда одни революционные подонки отменили дисциплину и единоначалие в Русской армии, а другие объявили очередной обман «Земля — крестьянам!». Последние оказались ещё и грабителями — и земли не дали, и последнее все отобрали.

За последующие семь десятков лет психология сельского жителя сильно изменилась. Если до советского времени мечтой крестьянина было «иметь свой кусок земли, и чтобы никто не мешал, все остальное сделаю сам», то теперь сельский житель предпочитает готовый хлеб покупать в магазине, а зарплату получать от государства. Впрочем, магазины — это не плохо, дело не в них. Дело в том, что мечта о своей земле «ушла в землю» вместе с последними защитниками России от кумачевых негодяев.

Но, несмотря на семидесятилетнее уничтожение крестьянства, есть ещё, как и всегда будут, люди, готовые на селе не китайскую палёнку лакать на мамкину пенсию, а работать на земле, собирать её, развивать хозяйство, пахать, выращивать скот. Казалось бы, государство должно броситься к ним с распростёртыми объятиями, беспроцентными ссудами и налоговыми льготами. Тем более что таких немного, и средств на их поддержку потребуется в тысячи раз меньше, чем на строительство олимпийских стадионов и мечетей в бывшем русском казачьем городе Грозный.

Почему-то этого не происходит. Вроде есть теперь и программа импортозамещения, и поддержка сельскохозяйственного производителя декларируется, а получить землю простому жителю села непросто и с каждым днём становится все сложнее.

Почин казаков

В 2012 году казаки Сретенской станицы решили организовать сельскохозяйственное предприятие. В селе Чикичей, как и везде, угодья развалившихся колхозов были поделены между бывшими колхозниками на земельные паи. Что делать со своими паями, чикичейцы особенно не задумывались. Кто-то успел от своей доли отказаться в пользу администрации поселения, а остальные так и сидели в ожидании, что все само собой как-то образуется, так и не оформив свои доли в собственность.

Летом 2013 года казаки провели сход, на котором договорились с чикичейцами об объединении 23-х долей для организации сельскохозяйственного производства. Более того, на сходе все поддержали идею о возвращении селу Мыгжа, относящемуся к сельскому поселению «Чикичейское», статуса казачьего посёлка. Станичники при этом брали на себя решение вопроса об оформлении земельных паёв в собственность селян с последующей передачей казачьему предприятию. Это включает оплату работы кадастрового инженера, межевание земли и оплату государственных пошлин. До 15 тысяч рублей на каждого пайщика — для сельского жителя это немалые деньги, а в целом набегало около 300 тысяч рублей.

Понятно, что в таком деле без содействия государственных и полугосударственных структур не обойтись. В поисках денег казаки обращались во все инстанции, уполномоченные решить вопрос о со-финансировании проекта. Выходили с просьбой помочь на спикера заксобрания, руководителя регионального отделения партии «Единая Россия» Михайлова С.П., депутата заксобрания Акулову Э.В., министра сельского хозяйства Якимова В.А. — все тщетно. Официально вышли на губернатора Ильковского К.К., который направил ходоков к тогдашнему вице- губернатору Чупину Г.П., а Чупин (по совместительству атаман реестровых казаков) — в Минсельхоз, где им снова отказали. Круг замкнулся.

В 2014 году появилась надежда, что содействие сможет оказать Забайкальский потребительский союз, председателем которого стал в то время Сергей Юрьевич Гальченко. И сначала он такую помощь обещал. Заключили письменное соглашение, согласно которому Гальченко в рамках реализации программы импортозамещения гарантировал заключить с казачьим потребительским обществом договора на поставку с/х продукции. Но, видимо, получив «руководящие указания» сверху, Сергей Юрьевич стал уклоняться от встреч с казаками и в результате так никакого содействия и не оказал.

Грядёт приватизация земли?

В 2015 году уже 56 пайщиков передали свои доли казачьему предприятию. Оформление всех документов о собственности на землю грозило вылиться в неподъемную сумму. Попытка казаков собрать деньги через интернет ничего кроме 7,5 тысячи «лайков» не дала. На помощь пришли уссурийские казаки-общественники, узнавшие о проблеме совершенно случайно. Они нашли своего кадастрового инженера, который проделал всю работу без предоплаты, в долг на неопределённое время. Казалось, дело сдвигается с мёртвой точки.

Но то ли обстоятельства складывались так неблагоприятно для казаков, то ли во властных структурах кто-то очень не хотел передавать землю именно казакам, но возникла новая напасть. Районные власти решили предоставить эти земли китайской компании для строительства свинокомплекса. Пришлось казакам провести нечто вроде референдума. Совершив тотальный подворовый обход, они собрали подписи против строительства китайского предприятия на своей земле. Землю удалось отстоять.

И вот весной 2016 года — новая атака. В мае этого года в администрацию сельского поселения «Чикичейское» обратилось ООО «Племенной завод «Комсомолец», которое само себя характеризует как «одного из крупнейших производителей сельскохозяйственной продукции в Забайкальском крае». Для осуществления своего инвестиционного проекта «Комсомолец» хочет получить свыше 100 тысяч га в крае. И надо же случиться такому совпадению — у администрации СП «Чикичейское» «Комсомолец» просит в аренду на 49 лет именно те земли, которые чикичейцы согласились передать казачьему предприятию. Очевидно, что в этом случае люди лишатся своей земли, которую обрабатывали несколько поколений их предков, причём НАВСЕГДА. Лишатся в том числе покосов и выпасов и самой возможности держать личное подсобное хозяйство. А потом они и сами станут не нужны.

Учитывая, что у большинства даже домовладения не зарегистрированы, формально они не будут обладать вообще никакими правами на проживание в своём селе. В народе уже прозвали это «приватизацией-2.0». Естественно, «Комсомолец» обещает местным жителям поголовное трудоустройство и колоссальные зарплаты. Но как-то в это не верится…

Странное собрание

7 июля в районной газете «Советское Забайкалье» было размещено извещение администрации СП «Чикичейское» о проведении общего собрания участников долевой собственности по вопросу согласования проекта межевания земельного участка. Собрание было назначено на 12 августа, но по каким-то причинам было перенесено на сентябрь, вероятно, на время после выборов. Дальше начинается очень занимательная история. Уже без всякого извещения через газету администрацией села было назначено собрание дольщиков опять по вопросу межевания земли — на 19 августа. Для тех, кто проживает в городе, поясняю: это как раз самое время для сенокоса, когда день год кормит. Собрать в такое время людей крайне проблематично, тем более когда ещё погода стоит подходящая. Я никого заранее не обвиняю, но проведением собраний в отсутствие кворума и составлением нужных властям протоколов никого в сегодняшней России не удивишь.

Преимущество казаков сказалось в том, что они быстро сорганизовались и 18 августа провели в Чикичее казачий круг, на котором кроме дольщиков-казаков присутствовали и другие жители села. На круге выступили атаман Сретенской станицы Андрей Киселёв и приехавший из Читы атаман Межрегионального общественного объединения «Казачество Забайкалья» Сергей Былков. Говорили они убедительно и, похоже, в случае обсуждения вопроса о передаче земли в аренду ООО «Комсомолец», последний проиграл бы.

Но на следующий день, 19 августа, приехавший из Бурятии кадастровый инженер объявил, что обсуждаться будет всего лишь вопрос об отчуждении небольшого участка для строительства давно ожидаемой дороги, к тому же должной пройти в стороне от спорных участков в долине Мыгжи. Споров этот вопрос не вызвал, строительство дороги одобрили единогласно. Кстати, кворума так и не получилось.

Возникает естественный вопрос: разве, объявляя собрание дольщиков, трудно было указать, что обсуждаться будет строительство нужной всем дороги? Или вопрос о дороге был запасным, и в случае, если бы казаки не успели провести разъяснительную работу и мобилизовать дольщиков на отпор притязаниям «Комсомольца», обсуждался бы вопрос передачи земельных паёв этому «крупнейшему производителю сельскохозяйственной продукции», при этом включив на полную административный ресурс и титушек-клакеров из работников бюджетных организаций?

Не исключено, что происшедшее можно объяснить и без конспирологии, но у многих присутствовавших на собрании сложилось именно такое ощущение.Так или иначе, но угроза передачи земли «Комсомольцу» остаётся. Собрание дольщиков запланировано на вторую половину сентября. «Вечорка» будет следить за развитием событий.

Кстати, о «Комсомольце»

В официальном письме ООО «Племенной завод «Комсомолец» администрации СП «Чикичейское» говорится о планах вовлечения в оборот более 100 тыс. га земель в Забайкальском крае, однако ещё 10 марта с.г. инвестор племзавода Валерий Нагель заявил ВрИО губернатора края Наталье Ждановой, что только в Чернышевском районе «предприятию нужно ещё 100 тысяч гектаров», надо полагать, вдобавок к уже имеющимся. Так сколько всё-таки земли в Забайкалье нужно этому племзаводу?

И самое главное — для чего? По словам того же Валерия Нагеля, весь объем производимой продукции (рапс, пшеница, овёс, баранина) уходит в Китай. Т.е. реально в программе импортозамещения «Комсомолец» не участвует. При этом В. Нагель рассчитывает на пятикратное увеличение государственных субсидий своему предприятию.

В данной ситуации шокирует равнодушное отношение реестровых казаков к изъятию земли их предков. А ведь это их Родина, отказавшись от которой, они перестанут быть казаками и никому уже будут не нужны.

Александр Яременко, «Вечорка» №35 от 31 августа

НазадВперёд
19 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да,мелкий мужик пошёл нынче.Вам самим пора лабутены носить.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Мелкая, желая газетенка.ничего внятного. Фантазеры одни, сказочники

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хоть какие-то газеты поднимают важные проблемы. Кроме тех, что баннеры обсуждают.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Без Вечорки обзоры всегда скучные. Появилась в обзоре вечоркина статья, хоть какое-то разнообразие в унылой череде унылых печатных СМИ.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чтоб пролезть в Госдуму и на лабутенах и в неудобной позиции готовы стоять и мужчины и женщины.Но они-то постоят немного, - они знают ради чего. А вот вам, которые на пенсии, до конца жизни в этой позе придется находится. А все по чему? А потому, что если до пенсии был мелкими, то на пенсии уже не подрастете.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Василина - молодец! Хорошая пиар компания!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Бесспорно, Василина - МОЛОДЕЦ, и тут вы правы - ПИАР у нее хороший.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Давайте разберемся! Василина - это добрый молодец или красна девица?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да угомонитесь уже) Со своими восклицаниями) Все уже поняли давно,Кулиева проплачивает положительные комментарии. Глупо правда. Обратная реакция всегда на это. Посмотрите в инете исследования специалистов по выборам)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Аграрный вопрос в России - вот, что должно волновать. А то ведь скоро и столбы на которых банеры висят будут стоять на чужой земле.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Аграрный вопрос в России можно решить, если такие как ты, русский мужик, весь световой день на земле пахать будут, а не в комментах зависать.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Знающая еще бы написала, на кого весь световой день пахать на земле русским мужикам? Если внимательно заметку читала, то поняла бы, что на себя не получается.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Добавлю - об аграрном вопросе русский мужик правильно пишет. Когда у страны есть шанс стать мировой житницей, и пусть не за счет смартфонов и инновационной экономики, а за счет экспорта продовольствия вытащить себя из экономической ямы, возникает вопрос, а где в этой схеме место русского мужика и кто получит дивиденды от этого проекта? Сечины и Миллеры или, действительно, русские мужики на земле? То, как развивается решение аграрного вопроса в стране позволяет уже сейчас легко дать ответы на эти вопросы. Мелкие собственники земли в стране не удобны и не выгодны в силу многих причин ни государству, ни банковской верхушке, это логика современного экономического развития.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А я вот восторгаюсь Поэмой Беляевой! Не оскудела Россия такими вот талантами.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Если честно, статья про голую кандидатессу пустое весьма не талантливое ерничанье, в стиле "аля-Вечорка." Притянутая раскрученная песенка, походу это единственный "ходильник", коим автор спекулирует и даже злоупотребляет. Расчитана на людей с низким интеллектом.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По вашем,у избирательная компания Кулиевой, Ждановой и Ко рассчитана на людей с высоким интеллектом?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Споры по земле казаков в Сретенском районе зеркально совпадают с причиной споров о земле в Ставропольском крае, где крупные инвестпредприятия оставили фермеров, казаков и крестьян вот точно по такой же схеме без земли. Теперь они на земле, но без земли. Поэтому фермеры организовали марш на тракторах в Москву, понятно, что проехали несколько районов, а дальше национальная гвардия, аресты, штрафы, чай, не Франция. Протест не получился, но проблема осталась и становится все острей в целом по стране. В соседней новостной заметке - РФ страна, где миллионеры контролируют 60% национального богатства. Нагель миллионер, а может быть и нет, но опера одна, и партия одна, и ситуация тоже.тэт

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Обзор интересный, особенно про русского бурята. Спасибо.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Обзор крут своей нагловатой действительностью. Автор знает толк в тонком юморе.