Реклама
СЕЙЧАС -12°С
Все новости
Все новости

Союз банкира и страховщика – за или против клиента?

Когда гражданин хочет взять крупный потребительский кредит, то зачастую банк сообщает ему, что без участия страховой компании им не обойтись. У гражданина возникает при этом законный вопрос: а не сговорились ли эти финансовые структуры у него за спиной...

Когда гражданин хочет взять крупный потребительский кредит, то зачастую банк сообщает ему, что без участия страховой компании им не обойтись. У гражданина возникает при этом законный вопрос: а не сговорились ли эти финансовые структуры у него за спиной, чтобы взять с него побольше денег? У банков и страховых компаний, как выясняется, своя головная боль – масса организаций и госструктур следят за их деятельностью. Это и Нацбанк, и антимонопольная служба, и Генпрокуратура, и Роспотребнадзор.

Пока не принят закон о потребкредитовании и нет единого регулирующего органа в этой сфере, стороны сами, как могут, пытаются найти компромиссы. Причем ситуация меняется буквально еженедельно: создаются все новые прецеденты взаимодействия клиента, банка и страховой компании. Кто здесь первичен, а кто – вторичен, и что сотрудничество банка и страховой компании сулит их клиентам – попытаемся разобраться.

На ниве потребкредитования появился интересный факт: Федеральная антимонопольная служба перестает быть для участников рынка финансовых услуг неким «пугалом», которого все боятся. Его активно привлекают уже сами участники споров в качестве третейского судьи в борьбе за право свободно работать на рынке.

Последний случай с банком «Сосьете Женераль Восток» и компанией «АльфаСтрахование» это продемонстрировал. В начале февраля этого года Московское УФАС разбирало дело по жалобе физического лица на банк «Сосьете Женераль Восток» и страховые компании «РОСНО», «Ренессанс» и «Союзник», которые заключили договор, ограничивающий доступ к их альянсу других участников рынка страховых услуг.

В это же время в УФАС обратилась и компания «АльфаСтрахование», которая попыталась присоединиться к союзу банка и страховых компаний и отправила банку «Сосьете Женераль Восток» предложение о сотрудничестве, но ей было отказано. После вмешательства антимонопольного органа банку пришлось исключить из своих критериев выбора страховых партнеров такой явно дискриминационный пункт, как «наличие филиальной сети страховых организаций, объекты которой имеются не менее чем в 75% регионов присутствия банка». Таким образом, страховая компания отстаивает свое право на свободную конкуренцию с помощью антимонопольного органа. Кстати, дело еще не закончено и результаты будут объявлены 12 марта.

Всего полгода назад ФАС призывала участников рынка к порядку, и банки со страховыми компаниями, заключившие узкие корпоративные договоры, нехотя их расторгали, пытаясь оспаривать мнение антимонопольного органа. Сейчас ситуация кардинально меняется. Страховые компании теперь понимают, что договор банка с рядом «удобных» ему страховых компаний, в котором стороны дополнительно сужают круг участников некоторыми «особыми условиями», ограничивает свободный доступ к клиенту остальным участникам рынка, желающим участвовать в конкурентной борьбе.

За кого же борются участники рынка страховых и банковских услуг – за или против клиента?

Клиент для них первичен. Его желания – закон. Но клиент зачастую не хочет переплачивать за некую возможность наступления страхового случая, хотя может заболеть, потерять трудоспособность, лишиться работы, а то и просто умереть. На сторону прижимистого клиента в январе 2008 года встала и коллегия Арбитражного суда РФ, признавшая необязательность страхования жизни заемщика при ипотечном кредитовании. Это решение естественно вызвало ярое недовольство банков, которые хотят максимально снизить свои риски.

Таким решением возмущен и заместитель генерального директора по страхованию «Росгосстрах – Аккорд» Владимир Вавилов. Он считает, что страхование рисков при выдаче кредита – это не лишнее «обременение» банковской услуги, а обязательное условие кредитования: «Все хорошо до определенного момента. А если наступает страховой случай? Какое обременение ляжет на родственников заемщика, какое обременение будет, когда у заемщика изымается предмет залога? Какое обременение возникает у банка по всем этим хлопотам?» То есть, кому станет хуже, проще говоря?

Положительные моменты в сотрудничестве банка и страховщика разъясняет начальник управления организации продаж розничных продуктов банка «Уралсиб» Марат Мансуров: «По статистике банка «Уралсиб», 60% машин, приобретенных по автокредитам, которые мы выдаем, попадают в ДТП или с ними происходят другие случаи. В этой связи сотрудничество банка и страховых компаний, на наш взгляд, очень важно. Современные машины стоят достаточно дорого и без страхования мы были бы вынуждены, наверное, поднимать ставки по кредитам, поскольку наши риски сильно увеличились бы. Но тогда наши предложения на рынке были бы менее конкурентоспособны».

По мнению экспертов, если бы не бум потребительского кредитования, автокредитов, развитие ипотеки, то не видать бы страховым компаниям нынешних доходов. Особенно в России, где люди привыкли надеяться на «авось», а не страховаться. Именно благодаря тому, что банки выдают массу кредитов и страхуют риски, страховые компании получают свою долю «пирога».

Банки – они как люди, у каждого свои условия работы, свои особенности. Кто-то работает только с ипотечным кредитованием, кто-то выдает больше автокредитов, а кто-то специализируется только на рознице – потребительских кредитах. И стартовые условия у них разные, поэтому каждый старается оградить себя по-своему, отсечь неплатежеспособных заемщиков с авантюрными наклонностями, заключить договор с надежными страховыми компаниями, которые не лопнут в самый неподходящий момент. Причем критерии выбора партнеров у всех разные. Важно только, чтобы критерии эти не мешали свободному доступу к сотрудничеству (а, значит, и к здоровой конкуренции на рынке) множеству других компаний. Чтобы круг участников не сужался до узкого «кружка заговорщиков».

Задача антимонопольной службы, пожалуй, в этом и состоит – чтобы участники рынка сами следили за наличием конкуренции на рынке и равными условиями доступа для всех участников, а к помощи ФАС прибегали только в крайнем случае. Поэтому сейчас в своей практике ФАС не торопится наказывать провинившихся, а указывает им на допущенные ошибки и дает время на устранение.

Кстати, банки тоже стали бороться за свои права: они хотят иметь право выбора – с кем им работать.

Дошло уже до того, что банки отказывают потенциальным клиентам в открытии счета. Теперь создан и такой прецедент: 14 февраля арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск адвокатской конторы №119 к «Промсвязьбанку». Банк отказал потенциальному клиенту – юридическому лицу - в открытии счета. Клиент возмутился и подал в суд. Но данному клиенту отказал не только этот банк, но и «Райффайзенбанк» тоже! Так что судебным органам стоит в этом деле присмотреться повнимательнее и к истцу. Возможные причины этой ситуации первый зампред банковского комитета Госдумы Павел Медведев видит в следующем: «Сейчас банки обязаны сообщать об операциях, являющихся подозрительными по формальным признакам, например, по сумме. Банки вынуждены слать в Росфинмониторинг миллионы сообщений и, чтобы сократить объем ненужной работы, стараются отказать формально сомнительным клиентам».

А каким же образом участвует наш клиент в «треугольнике интересов»: клиент – банк – страховщик? Клиент имеет потребности: хранить деньги, брать их взаймы, – и для удовлетворения этих потребностей привлекает банк. Причем клиент хочет брать кредит побольше, а терять на процентах поменьше. Если конкуренция на рынке есть и есть выбор, то из массы заманчивых предложений можно найти наиболее выгодное. В этом первый выигрыш клиента – наличие конкурентной среды.

Но банк хочет оградить свои интересы и призывает на помощь страховую компанию (как в сказке про репку). Да не одну, а несколько страховых – чтобы обеспечить клиенту альтернативу и на этом этапе выбора. Это второй выигрыш клиента – выбор среди ряда страховых компаний. А третий выигрыш клиента в том, что банк застраховал свои риски и может не «задирать» процентную ставку, компенсируя эти риски, а предложить конкурентоспособное предложение, приемлемое для клиента.

Есть у клиента и четвертый выигрыш – он в том, что при форс-мажорных обстоятельствах страховка есть и у самого клиента. Вспомним случай в конце прошлого года. Взял успешный коммерсант ипотеку, оформил в залог квартиру, начал строить дом в Подмосковье. И буквально через полгода скоропостижно скончался. Не будь страховки – банк забрал бы предмет залога в свою собственность, и осталась бы семья успешного бизнесмена и без нового дома, и без старой квартиры. А так компания «Русский мир» выплатила в январе 2008 года самую крупную страховую компенсацию по ипотечному кредитованию – 20,254 миллиона рублей. Так что стоит ли отказываться от страхования при получении кредита – вопрос, требующий серьезного осмысления.

А тем скептикам, которые ворчат о том, что по десять лет ездят без аварий и платят страховым компаниям «зря», напомним, что ездят они со спокойной душой, не переживают и не нервничают, поскольку в кармане у них страховка. Именно это спокойствие и уверенность стоит денег. Разве нет?

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter