kuka
СЕЙЧАС -17°С
Все новости
Все новости

«В Чите рынок стриптиза переполнен». Поговорили с директором читинских клубов

Он объясняет, почему стриптиз — не проституция

Анатолий Толстихин мог сделать карьеру железнодорожника, но стал владельцем стриптиз-клубов

Поделиться

Читинец Анатолий Толстихин мог сделать карьеру железнодорожника, родители прочили сыну стабильную работу и достойную должность, но он еще на первых курсах ЗабИЖТа решил — скорее всего, делом его жизни станет бизнес. Испробовав самые разные профессии, Анатолий получил диплом о высшем образовании и убрал его на полку. Сейчас ему 29 лет, он совладелец и директор двух стриптиз-клубов в Чите. Мы узнали у Анатолия о том, почему он выбрал такой специфический бизнес, кто сегодня решает стать стриптизершами и не боятся ли девушки за свою репутацию.

Анатолий Толстихин — директор и совладелец ООО «Фарго», которое занимается ресторанной деятельностью.

— Как получилось, что, имея диплом, ты не работаешь по профилю?

Я получил образование и понял, что это не мое. На железной дороге нужно было пройти очень большой и тяжелый путь до той суммы, которую я хотел зарабатывать. А на момент получения диплома я уже давно работал и многое мог себе позволить. У меня простая семья, никто не стоял за мной с раскрытым кошельком. В 16 лет хотел стильно одеваться и водить девчонок в рестораны — поэтому устроился на шиномонтаж. В 18 лет прошел конкурс и стал барменом в легендарном в те времена месте — ночном клубе «Пирамида». Это была отличная школа жизни. Я там узнал многие секреты ведения бизнеса, до сих пор пользуюсь ими. Персонал был крутой, я всех их помню и люблю.

Ночной клуб «Пирамида» («Пирамида Cherry») открылся в Чите в 2010 году, он был популярным местом отдыха и развлечений вплоть до своего закрытия. В 2015 году клуб временно закрывался, в 2017-м вновь открылся, но ненадолго. В этот же год он прекратил свое существование. Заведение принадлежало крупному предпринимателю и медиамагнату Андрею Любину. Мы публиковали его вольную биографию.

— Карьера бармена была долгой?

— Приличной — шесть лет. Я был успешным барменом — побеждал в самых разных конкурсах, в том числе и российских. Вообще, сфера общепита — это особая магия. Общепит не отпускает, ты можешь уволиться, но всё равно вернешься обратно. У меня так происходило. Сфера общественного питания — это люди, общение, созидание, драйв. Хочу отметить, когда вы идете в кафе или бар, пожалуйста, относитесь с уважением к тем, кто вас обслуживает. Это такие же люди, они ничем не хуже вас. Я сам очень уважаю поваров, официантов, гардеробщиков.

— Что было после окончания вуза?

— Было предложение уехать в Карымскую нормировщиком на железную дорогу. Я даже позвонил девушке, которая там работала до меня. Она в трубку закричала: «Не вздумай! Тут печку надо топить постоянно, работа трудная, зарплата 24 тысячи!» Так я пошел на работу барменом в бар «Франклин». Этот момент стал переломным — понял, что останусь. Я был молод, моя работа была — тусовки. И я за них очень неплохо получал!

Коктейль-бар «Франклин» открылся в Чите в 2015 году. В 2018-м он стал называться баром «19/19».

А когда задумался о бизнесе?

— Да, понял, что уже скоро 30, а я все еще бармен. Думал стать сомелье или директором бара. Я хотел многого и устроился в банк в 2018-м менеджером прямых продаж, параллельно работал в баре. После года такого напряженного режима принял решение что-то кардинально менять. Товарищ в то время открывал кальянную, и я подумал: он может, значит могу и я. Хотел сначала делать шаурму. Одну зарплату я откладывал на собственный бизнес, на другую жил и накопил 800 тысяч. Думал: «Пролетит так пролетит, надо рискнуть!»

— И ты решил открыть стриптиз-клуб?

— Мы открыли его вместе с другом вдвоем. Наше открытие не было фееричным, но выручка была, народ пошел. Мне больше всего понравился отбор девчонок! Регламента никакого не было, мы ничего не знали. Половина на кастинге говорили, что раньше уже работали в стриптизе. Оказалось, что почти все обманывали. Но одна была опытной, она помогала учить танцовщиц. Начали работать: они танцевали, а я учился управлять. Вообще, в Чите рынок стриптиза переполнен. У нас таких заведений пять, а во Владивостоке всего три, в городе-миллионнике. В Сочи тоже пять, но это же Сочи!

Сейчас в Чите работают пять стриптиз-клубов: Violet, Bad rabbit, Сabinet, «Зажигалка» и «Рокси».

— Родители как отнеслись?

— Мама моя была против. (Смеется.) Говорила: «Толя, уйди оттуда. Как ты можешь этим заниматься?» А папа отнесся нормально — бизнес есть бизнес. Дела становились лучше и лучше. Вот сейчас стриптиз-клубов у нас уже два.

— В 2020-м грянул ковид, а у вас был самый расцвет как раз. Вы закрылись, как и все?

Да, наш успех совпал с локдауном, но мы его пережили. А потом вообще в гору всё пошло — стало много девочек-танцовщиц, гостей. Стриптизерши, как это принято считать, вовсе не приезжие. Все местные, это девушки от 18 до 34 лет. Многие работают где-то еще, и для них стриптиз — легкие и быстрые деньги. К примеру, в одном из клубов работала стриптизершей учительница начальных классов. Ей банально не хватало зарплаты. Для многих стриптиз — создание финансовой подушки или базы для какого-то стартапа.

Успех клубов Анатолия совпал с локдауном

Успех клубов Анатолия совпал с локдауном

Поделиться

— А сколько зарабатывают танцовщицы?

— В наших клубах их заработок от 50 до 70 тысяч в месяц, бывает, и 100–150.

Это же не только танцы, это умение вести разговор с гостем. Вести его настолько хорошо, что клиент будет угощать девушку, а коктейли для нее стоят в несколько раз дороже. Иногда нужен не только собеседник, но и собутыльник. Рабочий график стриптизерши — с 10 вечера до 6 утра всю неделю.

Есть какие-то требования к внешности девушек?

— Конечно, стараемся брать стройных, приятных внешне, харизматичных, ухоженных. В идеале я бы брал на работу только блондинок с длинными волосами и ростом 175. Но таких не может быть очень много!

Стриптиз не равно проституция?

— Нет, это разное. В нашем городе точно. Каждый уважающий себя клуб борется с проституцией. За два года работы мы уволили трех сотрудниц, которые нарушили это правило. Город маленький: если такое случается, всегда найдется тот, кто тебе сообщит. Мы печемся о своей репутации.

— А кто чаще всего является клиентами стриптиз-клубов?

— Мужчины самые разные, от 18 до 60: и простые парни, и всякие состоятельные мужчины. Последние ходят очень часто. Думаю, больше за общением. В Чите не модно посещать психотерапевта, одинокие мужчины находят такого специалиста в лице стриптизерши. Есть и очень известные в Чите мужчины. Стриптиз-клуб переворачивает привычную картину мира. В жизни мы встречаем женщину, начинаем ее добиваться, удивлять, завоевывать. А в стрип-клубе наоборот — девушки за тобой ухаживают. Наши девочки умеют слушать, не перебивать, поддерживать. Они даже сами могут угостить, ненавязчиво пригласить на танец. И тут включается магия общения.

— А твоя жена не беспокоится из-за твоих сотрудниц-стриптизерш?

Жена иногда переживает, но я чист перед ней! Недавно стал счастливым отцом. И считаю свою жизнь удавшейся и очень классной. Работа — отдельно, семья — отдельно. Как на женщин я на сотрудниц не смотрю.

— Какие планы на будущее? Профессиональное?

Будем развивать наши клубы, улучшать, совершенствовать. Я не пожалел, что занялся стриптиз-клубами. В этом нет ничего постыдного. Тот же труд, просто не совсем привычный. В наших двух заведениях трудятся 70 человек. Это не только стриптизерши, еще и диджеи, и уборщицы, и администраторы, и хостес. Все как на любом другом производстве. (Улыбается.)

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ12
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter