СЕЙЧАС -16°С
Все новости
Все новости

Анатолий Романов: «Характер не выбросишь»

- Ходят слухи, что на заре туманной юности вы будто бы танцевали в балете? - Был такой пунктик (смеётся).

Телезрители знают его как богатыря, в русской рубахе косившего траву в клипе «Забайкалья». Чикояне – как депутата, держащего слово. Женщины – шлют в редакцию поздравления: «Из всей нашей верхушки это самый честный и порядочный человек. И наконец это просто мужчина, на которого можно смотреть, не отрывая глаз». За ответы на вопросы в рубрике «Гость портала» «Чита.Ру» Анатолию Павловичу можно было выставлять твёрдую пять. С плюсом.

Кураторство Всевышнего

- Отличник вы?

- В школе учился неплохо. В аттестате - четыре четвёрки, остальные пятёрки.

- Не сформировался комплекс отличника?

- Не успел. А вот чувство лидера было всегда. Я рос невысоким – поступал в институт, будучи ростом 168 сантиметров. А в школе ведь на кого обращают больше внимания? Конечно, хотелось доказать, что я не самый последний человек. Вырасти – вырос, а характер же не выбросишь. Ещё очень подстёгивало в жизни стремление не огорчить мать. Всегда и до сих пор. В спорных сложных ситуациях нет-нет да проскользнёт мысль: «А что мать подумает?»

Были в жизни и срывы. Я оставался на второй год в институте, меня трижды пытались отчислить. Обычная история - вырвался из села парень, стал самостоятельным, попал под влияние не очень хороших людей. Но выровнялся - стал отличником. Уже потом появилась и запала в душу одна формула. Был такой знаменитый каратист, он говорил: «Победить соперника – удел зверя. Победить себя – удел человека». Очень правильная фраза. Неважно, к спорту она относится или к курению. Победить себя – такой кайф.

- В милицию, пока не победили, не приводили?

- Нет. Мне кажется, когда-то тогда Всевышний определил надо мной кураторство – и от смерти спасал, и по жизни вёл. Мне, к примеру, потом всегда везло на очень хороших людей, начиная со студенчества. И распределили-то меня в Краснокаменск, и попал-то я на нормальный завод, и… Я не помню плохих людей. Самая, наверное, большая проблема молодости – избыток сил. Думаешь, что ты вечный, всё можешь и всё успеешь. Рядом со мной всегда были люди, которые меня немножко осаживали, приземляли, подсказывали. Я их помню.

«Слушай, чо такие большие девки?..»

- Ходят слухи, что на заре туманной юности вы будто бы танцевали в балете?

- Был такой пунктик (смеётся). Не то, что бы прямо танцевал… Но на заводе была такая великолепная форма - художественная самодеятельность. Говорят сейчас, что заставляли всех насильно. Не знаю. Был такой фестиваль «Слава труду». Коллективы готовили свои номера на них, потом отбирались лучшие… А мы года по два-три отработали, энергию девать некуда – придумали выступать с «Лебединым озером». Один из нас умел играть на пианино, остальные выучили несколько па… Майки, носки белые надели! Аккомпаниатор специально играл медленнее, приноравливаясь под нас. Номер дикий восторг вызвал. Кроме того, подобрали освещение такое, что пачки видно, а лиц не разберёшь. В зале переговаривались: «Слушай, чо такие большие девки?...». Когда свет включили – зал лежал. Мы были любимцами публики. Я работал тогда старшим мастером или начальником цеха.

- А сейчас можете? В пачке?

- Мне кажется, я мало изменился. Может быть, с виду не скажешь, но на самом деле я не настолько серьёзный человек, как выгляжу. Мне кажется, что и весёлый… Хотя да, характер с возрастом мог потяжелеть.

- Заметно?

- Наверное. Взять завод. Сначала, когда только приходишь, рабочий люд называет тебя мастером и устраивает таки-и-е проверки. Выручало здорово, что я в деревне рос, отец трактористом работал, братья – механики. Помню - запустили после ремонта трактор, все зовут: «Мастер, иди сюда, стук в двигателе, не можем понять поломку». А один с другой стороны трактора стоит, курит и ключом по гусенице стучит. Заглянул, оштрафовал за то, что он курит в неположенном месте… Потом начали звать по имени – Анатолий, кто постарше – Толя. Потом - по имени-отчеству. Самая высшая оценка, конечно, когда по отчеству - Палыч.

Один упёрся. Второй потом упёрся

- Отслеживаете ли вы после работы в горкоме Краснокаменска, что сейчас происходит в городе? Уголовное преследование представителей власти? Конфликт мэра и главы района?

- Оценить до конца может только суд. На мой взгляд, это не столько конфликт двух ветвей власти, сколько личностное отношение. Я знаю и того, и другого. Мы пытались урегулировать ситуацию в начале, но, к большому сожалению, не получилось. Один упёрся. Второй потом упёрся. Вот и всё. Обидно, что карьеры могут закончиться. Оба - небесталанные руководители, умеющие и хотящие работать, но люди не захотят видеть их у власти. Самая страшная борьба – когда руководители принимаются выяснять, кто главнее.

Живые и …политики

- Не хочется вам иногда выключить вежливость и как-нибудь грубо сорваться на депутатов?

- Провокационный вопрос (смеётся). В целом, у меня положительное отношение к депутатскому корпусу. В целом. Возникают, конечно, иногда в работе моменты, когда… у каждого своё мнение. Не имею права, как губернатор, приказывать, я такой же депутат, как все. Да, председатель и возглавляю заксобрание. Да, подписываю платёжные ведомости тем, кто работает на постоянной основе. Иногда срываюсь, конечно, но стараюсь этого избегать. Но я же живой человек.

- Кем вам важнее быть – политиком или живым человеком?

- Это вообще большая беда нынешних политиков – мы утратили возможность живого общения с людьми. При советской власти было всё устроено так, что иногда более формально, иногда менее, но чиновничий люд общался с людьми. А сейчас нет. Сейчас все заговорили: «Зайдите на наш сайт. На нашем сайте»… Конкино, Менза, Большая Речка… Какой тут сайт?

Я всегда говорю: «Приехал на село – собери народ, поговори с людьми». Хоть в школе, хоть в магазине. Не надо ораторствовать, все и так поймут. Вот смотришь на премьер-министра, на президента - насколько они мобильны! Сегодня здесь, завтра там, и везде – говорят с людьми.

Мать говорила - надо быть простым

- Часто с вами здороваются на улицах?

- Да, часто. Я, когда начал занимать посты, понял - надо всё время держать в голове, что наступит момент, когда я должен буду уйти. Ну, сейчас я в этом кресле, а куда вернусь? К тем же людям, которые вокруг меня. И если я с надутыми щеками – как меня потом воспримут? Кроме того, это просто противоречит моим убеждениям. Что надо быть простым – всегда говорила и мать. На улице, в спортзале, где угодно. Я не занимаюсь в элитных спортзалах, где встречают по одёжке – фирменной футболке или перчаткам. Я - рядом со студентами, мужиками.

- Существует ли перспектива ухода в бизнес из политики?

- Да, всегда. Я бы хотел работать по специальности - горнорудная отрасль, строительная. Не торговля.

- Перестаёте ли вы быть спикером заксобрания рядом с внуками?

- Я плохой дедушка. На какие-то вещи не хватает времени. Какие-то – что надо быть простыми, к примеру - я стараюсь объяснить на личном примере. Я знаю, что они меня любят, но нам крайне редко удаётся бывать вместе. Я стараюсь, чтобы мои дети и внуки всегда ощущали, что есть в жизни человек, который в любой момент поможет. Пусть даже они не видят меня месяцами.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter