СЕЙЧАС +14°С

«Подписка о невыезде»: Красноярск — для учёбы, Чита — для жизни

В Чите первое время блуждала, не понимая, почему здесь нет такого быстрого ритма жизни. Всё как в замедленном кино. Но сейчас понимаю, что это больше плюс, чем минус. Здесь уютнее, спокойнее, роднее.

У такого преподавателя музыки не запеть невозможно. Красивая, общительная, с тонким слухом и чистым голосом, оптимистичная. Она не только разбирается в бемолях и диезах, но и может руководить целым хором с оркестром. В «Подписке о невыезде» - дирижёр–хормейстер Инна Соловьёва.

- Когда в твоей жизни появилась музыка?

- С самого рождения. Мама рассказывает, что я уже в три года пела и плясала. Когда мы ездили в поездах, то я устраивала концерты, вместо цветов — конфеты. А уже в детском саду, лет в шесть, меня посадили за пианино и показали, что вот это нота до. Это уже было в Атамановке. Родилась же я в Карымском районе, но почти сразу мы переехали в Приаргунск. Папа закончил университет, он инженер, и его отправили туда работать. Там мы прожили недолго и переехали в Атамановку. Здесь я училась в образовательной школе и музыкальной.

- Изучение нотной грамоты не мешало читать букварь?

- Нисколько. Когда я пошла в первый класс, родители решили в музыкальную школу меня не отдавать, вернее забрать, я ведь уже начинала учиться, когда была в детском саду. Но во втором классе я запросилась: «Ведите меня в музыкалку». Отвели, и вот я уже почти 20 лет не расстаюсь с музыкой.

В музыкальной школе, конечно, как у всех, был период, когда хотелось всё бросить. Но тогда мама сказала, если начала, — закончи. Ещё за год до окончания музыкальной школы я была уверена, что доучусь и больше никогда не открою крышку пианино. Передумала в выпускном классе. Открыла для себя музыку по-новому, поняла, что не хочу бросать, буду учиться дальше, и поступила в Читинское музыкальное училище на хоровое-дирижёрское отделение.

Я рада, что, когда передо мной стоял выбор идти учиться в 10-11-й классы или пойти в ссуз, я поступила в училище. Здесь я открылась и, можно сказать, стала другим человеком. Из серой мышки, какой я была в школе, стала общительной, целеустремлённой, во многом благодаря педагогам и сцене.

- Почему после окончания училища сразу не пошла работать, а уехала в Красноярск?

- Мне тогда было 19 лет, и было огромное желание развиваться дальше, получать высшее образование. Я начала выбирать вуз. Училище дало основу, базу, без него я бы не поступила дальше. Нас всех настраивают на высшее образование. Многие едут и поступают в высшие учебные заведения. Во время учёбы я ездила в другие города на фестивали, сразу присматривалась, куда идти дальше. Владивосток с Улан-Удэ мне не приглянулись. Собрала чемодан и поехала в Красноярск. В город, где не знала ни одного человека. Поступила и закончила Академию музыки и театра. Жила в общежитии.

Поделиться

Поделиться

- Кажется, что дирижёр больше мужская профессия.

- Конечно, это совершенно не женское дело, а учатся почти одни девчонки. Здесь нужна сила. Мы работаем руками, точнее задействовано всё тело. Вы попробуйте 15 минут, а то и 30 продирижировать с определённой силой, взмахом, жестами. Это сложно. Поэтому, занимаясь в училище и академии, мы полностью изучаем дирижёрские жесты, историю музыки и музыкальную грамоту, голосовой аппарат, правильное звукоизвлечение, речь, структуру дыхательного процесса, учимся расслаблять мышцы рук, не допускать того, чтобы мышцы пережимались. Все недостатки и недоработки могут в итоге привести к профессиональной непригодности.

- Чем были наполнены годы учёбы в академии? Под какую музыку они проходили?

- Под академическую. Годы учёбы были увлекательными, интересными, полезными. К нам в академию регулярно приезжали дирижёры с мировым именем, которые давали мастер-классы, приглашали на репетиции. Мы вставали в шесть утра, бежали в филармонию, слушали, записывали, учились. Из Штутгарской академии Баха к нам несколько раз приезжал дирижёр, профессор академии Баха Штефан Вайлер. Этот человек гениален, видеть его, учиться у него - это большое везение. Я горжусь тем, что прошла у него мастер-класс. В красноярскую академию приезжали музыканты из США, Мексики, Чехословакии. Моим же вдохновителем, можно сказать, кумиром является дирижёр из Москвы Евгений Бражников — профессионал своего дела. Он изумительно владеет оркестром и хором. Есть дирижёры, которые мешают хору, а есть те, кто помогают. Он из вторых. В апреле 2013 года я ездила в Красноярск специально на его мастер-класс. Не удержалась.

- Работать начала ещё в студенчестве?

- Да. С третьего курса я трудилась на трёх работах. Работала в детском центре творчества, вела студию эстрадного вокала. Мы участвовали в конкурсах, побеждали, дома пачка дипломов. У меня были сольные исполнители и ансамбли. Хоровое пение я не бросала. На практике использовала то, чему научилась. Также занималась с певучими ребятами из красноярского металлургического техникума. Там была небольшая студия. По выходным ездила в пригород, по деревням, выступали на различных площадках.

Про учёбу не забывала. Закончила академию хорошо, две лишние четвёрки помешали получить красный диплом. Государственные экзамены сдала на отлично.

- В Красноярск уезжала, чтобы выучиться и остаться или чтобы выучиться и вернуться?

- Ехала, конечно, чтобы получить высшее образование. После первого года жизни в Красноярске уверенно всем заявляла, что здесь надо жить. Но потом год, ещё год, пятый курс, - и я поняла, что хочу вернуться, потому что в Чите всё родное. Это решение мне далось нелегко. Я просто приехала в отпуск домой, у меня уже был куплен билет обратно, но, поразмыслив, решила остаться. К тому же сходила в родное училище, и меня позвали работать. Родители меня отговаривали возвращаться, но я была настроена решительно. Съездила за вещами в Красноярск, и вот живу в Чите. Я ни разу, ни на секунду не пожалела о том, что вернулась.

- То есть ты не рассматриваешь своё возвращение как шаг назад?

- Нет. Для меня это, наоборот, шаг вперёд. Я начала работать в училище, затем в центральной музыкальной школе и в общеобразовательной. Я веду уроки музыки в школе №2. Всё закрутилось, завертелось. Жизнь закипела. Конечно, по сравнению с Красноярском хоровое дело в Чите не такое яркое, разнообразное, массовое. Хотя, конечно, есть преподаватели, которые тянут на себе музыкальную культуру, учат детей и заслуживают памятника при жизни. Я вижу, что здесь можно развивать эту сферу, работать, достигать успеха. Этим я сейчас и занимаюсь. У меня очень много планов, связанных с моей профессией, и реализовывать их я буду в Чите.

- Ученики радуют? Легче работать со студентами или школьниками?

- Со всеми работать нелегко, но очень интересно. У кого-то первая любовь, у кого-то первый зуб выпал. У меня в школе есть даже первоклашки. Каждый возраст прекрасен по-своему. Молодой учитель - это и плюс, и минус одновременно. Недавно узнала, что, оказывается, студенты меня побаиваются. Скажу честно, обрадовалась. Я боялась, что вдруг не получится держать грань ученик — учитель. Получается. Несмотря на то, что я смеюсь и улыбаюсь, стараюсь оставаться требовательным педагогом.

Поделиться

Поделиться

- Работа в культуре, как считается сейчас, совершенно не прибыльное дело. Не думаешь ли ты уйти из этой профессии?

- Зарплаты у нас, конечно, маленькие. Мне в данный момент хватает, но хотелось бы зарабатывать больше. Мои первокурсники задавали вопрос: «Выгодна ли наша профессия? Стоит ли учиться, если потом себя не прокормить?». Я вздрагиваю от таких вопросов и теряюсь, что ответить. Я считаю, если ты сомневаешься в своей профессии, значит ты ей не предан. Сцена очень притягивает и не отпускает.

В нашей профессии можно неплохо зарабатывать, если открыть своё дело, свою студию, конечно, надо привлекать спонсоров. У меня есть такие задумки, но пока делиться ими рано. Всё впереди. Немало музыкантов бросают работать в школах, училищах, потому что семью надо кормить. Но опять же многие возвращаются. Не могут жить без музыки, творчества.

- Не скучаешь по Красноярску?

- Скучаю. Для меня он тоже стал родным городом. Тяжело было расставаться с окружением, друзьями, с которыми жила на одной волне пять лет. В Чите первое время блуждала, не понимая, почему здесь нет такого быстрого ритма жизни. Всё как в замедленном кино. Но сейчас понимаю, что это больше плюс, чем минус. Здесь уютнее, спокойнее, роднее. Мне звонят друзья из Красноярска, говорят: «Инка, бросай всё. Возвращайся». Отвечаю: «Приехать могу только в гости».

- Инна, пожелай что-нибудь молодым забайкальцам, убеди их не паковать чемоданы

- Уезжают, да, многие. Но у меня есть два близких человека, которые вернулись. Подруга полгода прожила в Москве, вернулась и сказала, что семья там, где можно жить и построить дом, а столица — только для работы. Мой хороший друг закончил здесь училище, отучился в Москве, поработал в Хабаровске и вот звонит мне и говорит, что всё, не могу, возвращаюсь. У нас с ним много совместных творческих планов.

Надо уметь видеть прекрасное в окружающем мире. Надо любить свою малую родину, быть преданным тому месту, где родился. Ну и ещё, это очевидно, легче живётся оптимистам.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter