СЕЙЧАС +11°С

Великое искусство на помойке — в обзоре районных газет

Сарай в Балее превратили в помойку. Коммунальщики поступили изящно: забили вход фанерой и навесили картины.

Помойка становится картинной галереей, мальчик - ГРУшником, а военный инженер - главой Краснокаменского района. В каждой истории свой секрет. О них на прошлой неделе рассказали журналисты районных газет Забайкалья.

В одном из дворов Балея стоит ряд сараев — дрова хранить, ненужный скарб. Один из них местные превратили в помойку. Чтобы решить вопрос, управляющая компания заколотила вход фанерой, а снаружи навесила новогодние картины. Андрей Зражевский из «Балейской нови», видимо, очень любит сказку Алексея Толстого «Приключения Буратино», потому что с помощью имён персонажей из произведения он рассказал эту смешную историю.

Пришлось «мягким» голосом Карабаса Барабаса сотрясти морозный воздух с пояснением, что это не есть волшебная страна. Юная компания стремительно исчезла.

Время шло, картинная галерея радовала не только жителей ограды, но и проходящих мимо горожан.

Хобби у меня есть, вначале залить лёд в хоккейной коробке, после его подметать. Недалече молодой коллега от Уют-компании с музоном в ушах и китайским веником выделывает какие-то непонятные вуги-вуги. Понял, что мой классический стиль подметания метлой явно атавизм, отстаю от быстро двигающегося в пространстве времени. Мимо проплывает, совсем не по прямой траектории движения, тело. Тело есть физическое состояние души.

Душа и мысли Дуремара явно не с нами, где-то в общении с потусторонним миром, явно о пиявках. Это тело продефилировало до заветного отверстия в стене, пару минут пыталось туда проникнуть. Не получилось, пришлось ограничиться осмотром картин, вникнуть в суть арт-искусства. Продвинувшись по авангарду, тело поплыло далее.

Как говорилось ранее, вечно хорошо не бывает, и в крещенские морозы наведались кот Базилио и лиса Алиса, картинную галерею разорили. Лист оторвали. Также хотели попасть в волшебную страну. Надо полагать, под зимним небосводом со звёздами их постигло глубокое разочарование. Это вам не поле чудес в стране дураков, а останки совдеповского наследия.

Ранее поздней осенью, когда становится достаточно прохладно, а ночью совсем холодно, взрослые Буратино, бывают и повзрослевшие особи, выходят на заготовку теплоносителя, нет не в лес, в город. Так вот большой Буратино и с ним две больших Мальвины ещё в совсем светлое время суток прибыли в ограду, дабы утащить косяк с дверью от сарая. На вопрос, граждане, это ведь не ваше имущество, которое нужно хозяину, Буратино с выдергой грубовато промычал, так оно же на земле валяется. Ясное дело, вчера вырвали, сегодня валяется.

На сей раз троица с недовольными харями удалилась. Дверное хозяйство принадлежало сараю старшей по нашей хате. Позвонил, так мол и так, позвоните друзьям в «Уют», пусть сарай забьют. Но стардому сарай не нужен. Тебе надо, ты и звони, - был ответ. Вставили с пацанами на место всё это хозяйство. Понятное дело, что ненадолго. Через пару ночей бригада Буратино, наверное, усилившись Дуремаром, и в совместной кооперации переместили сей косяк с дверью по назначению спустя время.

Пару лет назад бригада ещё одного Буратино через дверь в заборе из своего дома на стадион ходили и разбирали только что отреставрированные трибуны. Пока их не «почакали». Ну и что? Да ничего. Что с них взять, штраф, а часть трибун так и осталась полуразобранной. Вот и всё. Это по теме городская комфортная среда. Спросили за эту тему, вот и поведал. Кто-то скажет, вот если бы была работа, соответственно, и доход у Буратины и К0, такого бы не было. Вот, когда заработает ООО «Тасеевское» и появятся рабочие места, тогда... Что тогда?

Во-первых, нужны ли будут ООО «Тасеевскому» эти самые Буратины и Дуремары, скорее нет, чем да. Во-вторых, не уверен, что они захотят трудиться на Карабасов или ещё кого-то, да и вообще на свои нужды. Это уже факт деградации, имеющей место в нашем обществе, и вряд ли эту прослойку возможно изменить по сознанию.

Вот и всё пока.

Андрей Зражевский. «Балейская новь» №12 от 15 февраля

Борзинский скульптор Георгий Шароглазов в газете «Борзя вести» обратился к потенциальным спонсорам и меценатам, которые могут помочь восстановить памятник солдату-победителю. Памятник рухнул на площади из-за ветра и прогнивших арматур накануне 9 мая 2016 года. Реконструкция памятнику не поможет, нужно отливать новый из бронзы. На всю работу потребуется более 950 тысяч рублей, а саму акцию по восстановлению памятника уже назвали

Разведка, как мы знаем, дело не особо-то публичное. Журналист «Улётовских вестей» поговорил с забайкальцем Данилом Днепровским, который служил в Главном разведывательном управлении (ГРУ). Рассказывать о своей службе сложно - очень секретно. Но Данил ей очень доволен: «Меня почему-то просто тянет к военной службе, мне нравится всё патриотическое, когда попросят, сам участвую в таких мероприятиях. Хотя в первые сроки службы были трудности, в основном, психологического характера - новый коллектив, мужской, ни мамы, ни папы рядом. Но и другие ребята такие же, и мы быстро наладили между собой нормальные отношения».

С Данилом мы разговаривали долго. О подробностях выполнения им своих служебных обязанностей узнать не удалось - всё очень засекречено. Но я попросил его рассказать нашим призывникам о буднях в армии, например, чем там кормят. Это, наверное, главный вопрос для будущего защитника Отечества. Итак, Данил Днепровский с кратким комментарием:

«Мне, как рядовому, стоящему на довольствии, было положено 2 тысячи рублей в месяц. Я не курю, поэтому тратил эти деньги на средства личной гигиены да на сладости, чтобы вечером с парнями чай попить в бытовой комнате. Бытовки были в каждом из четырёх батальонов, располагавшихся на своих этажах в казарме.

Кормили нас хорошо, был внедрён так называемый шведский стол, то есть когда сам выбираешь блюда. Добавки не брали, порции большие, всем хватало. Пища вкусная, готовили её гражданские повара. Электронное меню в столовой вывешивалось за день до приёма пищи».

В следующих номерах газеты мы продолжим разговор с Данилом Днепровским о службе в армии.

Евгений Суходолин. «Улётовские вести» №13 от 22 февраля

Газета «Слава труду» решила не ограничиваться рассказом об одном солдате. Вместо этого они спросили самых известных людей Краснокаменского района об их воинском прошлом. Глава района Алексей Заммоев, к примеру, служил в инженерных войсках, а гендиректор Приаргунского производственного горно-химического объединения (ППГХО) Александр Глотов учился в Серпуховском ракетном училище.

Бывший военный Александр Власов из села Верхний Ульхун в Ононском районе рассказал местной газете о том, какой армия была раньше, что происходило с ней в лихие 90-е и почему в армии делают настоящих мужчин. «Вспоминает Александр Геннадьевич поездки на полигон, где они неделями жили в палатках, несмотря на 40-градусный мороз, проливной дождь и жару», - пишет «Ононская правда».

- Армия много даёт мужчине, - говорит он. — Прежде всего, эго дисциплина - жёсткая, без поблажек, за нарушение которой всегда следует наказание. Это и умение преодолевать трудности, быть хорошим командиром, сильным физически и морально.

В 1990 году, после окончания девяти классов Верхнеульхунской средней школы, он поступил в Иркутский сельскохозяйственный институт, там же учился на военной кафедре. Пять лет обучения пролетели незаметно, и вот Александр - зооинженер колхоза «Путь Ильича». Правда, поработать довелось недолго, в октябре 1996 года его призвали в ряды Вооружённых сил.

Учёба на военной кафедре не прошла даром. Паренёк попал в Краснознамённый Дальневосточный военный округ, что в Хабаровском крае, где его сразу назначили командиром взвода гвардейского стрелкового полка.

- В подчинении у меня было 28 человек, - рассказывает Александр Геннадьевич. - Часть наша была образцово-показательная, поэтому выкладываться надо было даже не на 100, а на все 200 процентов. Нас реально учили воевать.

Образцово-показательные части были предназначены для занятий с командирами, офицерами и сержантскими составами из других частей. Как рассказывает Александр Власов, в ходе этих занятий объясняли, как в соответствии с уставом обустраивать жизнь и быт воинов, организовывать их питание, размещение, занятия, а также как действовать в случае боевой ситуации и форс-мажорных обстоятельств.

Строевая и физическая подготовка, стрельбы, выезды на полигоны каждый месяц - это малая толика того, чем занимался стрелковый полк. В руках служивых побывали не только автоматы, но и пулемёты, снайперские винтовки, даже гранатомёты. Вспоминает Александр Геннадьевич поездки на полигон, где они неделями жили в палатках, несмотря на 40-градусный мороз, проливной дождь и жару. Обязательными на полигоне были бег с препятствиями, стрельба по мишеням и многое другое, что может пригодиться при настоящих военных действиях.

Домой Александр вернулся на два месяца позже срока, виной этому стала денежная задолженность перед военными. Эти 2 месяца он уже был командиром роты.

Вернувшись в родное село, Александр Геннадьевич устроился на работу в родную школу учителем ОБЖ, заочно получил педагогическое образование, последние три года преподаёт ещё и технологию. Жена Наталья тоже педагог - учитель русского языка и литературы. У Власовых двое детей, дочь учится в 10 классе, сынишке 5 лет.

- Что бы ни говорили про нашу армию, - говорит напоследок Александр, - знаю точно, что только там парень становится мужчиной.

Татьяна Аксёнова. «Ононская правда» №13-14 от 23 февраля

«Ононская правда» рассказала, что раньше хлебное производство было в большом почёте, однако во времена становления рыночной экономики стало постепенно затухать, особенно в районах. Сейчас муниципалитет обеспечен хлебом во многом только благодаря индивидуальным предпринимателям. Им приходится преодолевать немало трудностей: найти помещение, купить оборудование. А почти весь заработок уходит в производство и развитие предприятия.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter