Сормолотов: За письмо Брежневу получил по полной программе

«Скорая помощь в 1973 году представляла собой пять лошадей, не было практически ни одной машины. Мы содержали коней, телеги, сани. Зимой нужны были дохи, скорой помощи положена была винтовка, потому что ночью нужно было выезжать в сёла, а там волки».

«Я, наверное, столько не сделал, чтобы так меня сегодня чествовали. За это огромное спасибо всем, мне это очень приятно», - смущается первый министр здравоохранения Забайкальского края Борис Сормолотов, когда его поздравляют с 70-летием на совете главных врачей региона, где присутствует губернатор Наталья Жданова.

Приняв цветы и выслушав поздравления, он берёт слово.

Борис Сормолотов руководил сначала комитетом здравоохранения Читинской области, а потом Забайкальского края 18 лет, с 1996 года. За эти годы в регионе были начаты самые крупные проекты строительства медучреждений, часть из которых была закончена, над некоторыми, как, например, кардиоожоговым центром в Чите, край бьётся до сих пор. В июле 2013 года врио губернатора региона Константин Ильковский отправил Сормолотова в отставку, однако с приходом к власти в регионе Натальи Ждановой и в министерстве Сергея Давыдова он вошёл в общественный совет при краевом минздраве.

- Я считаю, что мы с вами не зря работали столько лет, и нам удалось кое-что сделать в системе здравоохранения Забайкальского края.

Хочу рассказать один эпизод из моей жизни, он связан с Нерчинским Заводом. Я отслужил два года лейтенантом медицинской службы в Нер-Заводе. Служба была очень интересная, напряжённая. Вы помните 1969 год, события на Даманском.

Помню, 1 октября 1971 года в селе Олочи китайцы привезли пушки, поставили артиллерию, и мы вынуждены были 3 или 4 дня и ночи в окопах охранять наше село. Я со своей амуницией: санитарная машина, три фельдшера, автоматы у всех. Это не была какая-то репетиция, это было очень серьёзно.

Поделиться

Терапия в купеческом доме

Когда я пришёл работать в районную больницу, она представляла собой построенное в 19 веке двухэтажное здание в деревянном исполнении. Тёплых туалетов нет, водопровода нет, нет канализации. Больница простояла больше ста лет. Терапия была в старом купеческом доме, поликлиника тоже не очень хорошая была. Мы все в молодости обладаем юношеским максимализмом, у меня это свойство тогда не прошло; я потыкался по району, был в облздравотделе, чтобы что-то изменить и построить что-то для Нер-Завода. Ничего не получалось. Думал-думал, написал письмо. Кому, думаете? Леониду Ильичу Брежневу.

Прошло около месяца, меня вызывают в облисполком. Был там плановый отдел. Получил я по полной программе за это письмо, но, как бы то ни было, Нер-Завод засветился. Коли уже пришло письмо Брежневу, то после, когда решали вопросы строительства, вспоминали: там же в отношении Нер-Завода надо думать.

В итоге построили мы двухэтажную деревянную поликлинику и двухэтажный стационар, куда разместили детство, родовспоможение и акушерство.

Поделиться

Я к чему этот пример привожу? Олег Николаевич Троицкий (экс-руководитель отдела здравоохранения Читинской области, бывший главный врач читинской областной больницы имени В.И. Ленина и один из первых хирургов санавиации Забайкалья – Ю.С.), мы же тогда были молодые, мне было 26 лет, учил нас и говорил решать три главных вопроса: вопрос о материально-технической базе - помещение и оборудование, вопрос о кадрах, а также не забывать идти в ногу с новейшими медицинскими технологиями.

После мы построили новые участковые больницы в Аргунске, Михайловке, в Большом Зерентуе, в Булдуруе. Построили новые фельдшерско-акушерские пункты, детскую молочную кухню, много жилья возвели – 20 с лишним двухквартирных домов в Нерчинском-Заводе для медицинских работников. А те времена тоже не очень денежные были. Денег никогда не хватает, и никогда их много не бывает.

А потом советская власть закончилась

Когда я приехал в город, то мы начали с детских поликлиник: запланировали построить пять, построили одну, а потом советская власть закончилась. Когда я пришёл работать на уровень края, посмотрел, что необходимо строить.

В то время помогла программа развития Дальнего Востока и Забайкалья. В этой программе у нас было 15 районов: где-то поликлиника, где-то стационар. В общем, серьёзная программа общей стоимостью, если мне память не изменяет, порядка 5 миллиардов рублей. Но и она потом закончилась.

Я что хочу сказать: чествуете сегодня меня, но без руководства области ничего бы нам не удалось. Я не помню такого, чтобы Равиль Гениатулин (глава администрации Читинской области, первый губернатор Забайкальского края – Ю.С.), с чем бы я ни приходил к нему - либо какой-то дорогостоящий аппарат купить, либо что-то построить, либо отремонтировать - сразу говорил «да». Подождём, посоветуемся, но в итоге шёл навстречу.

Помню, когда приехал из Москвы, где сказали, что нужно построить 18 перинатальных центров. Все территории изъявили желание, но мне помогло то, что замминистра по детству и родовспоможению был бывшим начальником здравоохранения Чувашии, и я его хорошо знал лично. Используя различные чары, попал я в этот список, но решающее слово было за губернатором, потому что проектно-сметная стоимость центра была 1,5 миллиарда при условии софинансирования пополам. Где взять 750 миллионов рублей Забайкальскому краю? Не буду рассказывать в деталях, но всё-таки Равиль Фаритович потом согласился. Когда стали строить, стоимость центра оказалась не 1,5 миллиарда, а 2,3 миллиарда рублей, а Москва только 750 миллионов давала. Остальное пришлось вкладывать краю, и сегодня посмотрите, какой храм родовспоможения построен.

Что там говорить про инфекционную больницу. Прилетел Онищенко (экс-руководитель Роспотребнадзора РФ – Ю.С.), посмотрел инфекционное отделение по улице Амурской и немножко не сдержался. А он не матерится. Говорит: «Зачем вы мне показываете эту беду?».

Какое инфекционное отделение сегодня? Каждый этаж 105 метров длиной, 5 этажей. Когда я показывал его главному инфекционисту Сибирского округа, жене Толоконского (бывший представитель президента в Сибирском федеральном округе – Ю.С.), она сказала, что у них такого современного отделения нет. Всё, что было сделано, делалось с помощью и с глубоким пониманием руководства нашего Забайкальского края.

Как бы ни было трудно: казалось, денег нет, сколько можно ходить? А потихоньку-потихоньку, не сразу, объекты были построены, и сегодня мы ими пользуемся.

Что касается кадров, то, прежде чем их получить, их нужно выучить. Тут была плодотворная работа с нашей медицинской академией. У нас в сельском здравоохранении [в конце моей работы] не хватало 150-200 врачей, а были ситуации, и тысячи не хватало. Мы эту проблему решили. Мало того, что мы не сократили медицинские училища, мы ещё и открыли в Краснокаменске и Агинском. Острого дефицита среднего медицинского персонала, как на других территориях, у нас сейчас не наблюдается.

Что касается технологий, то в одной клинической больнице мы сделали 18 специализированных центров. Я уже не говорю о других медучреждениях. И это, дорогие коллеги, было сделано вами. Мы в министерстве вас только направляли, немножко контролировали, журили, а где надо – хвалили. Но делали это вы, за это вам большое спасибо и низкий поклон.

Сани и винтовка для скорой

Вот такой пример: когда я пришёл работать в Нерчинско-Заводскую больницу, скорая помощь там в 1973 году представляла собой пять лошадей, не было практически ни одной машины. Мы содержали коней, телеги, сани. Зимой нужны были дохи, скорой помощи положена была винтовка, потому что ночью нужно было выезжать в сёла, а там волки.

Наша учительница вечером из Нер-Завода пошла домой до Горбуновки, и не дошла – одни валенки остались, волки съели. Фельдшер ехал на вызовы и брал с собой ружьё. Я почему этот пример привожу? Вот мы говорим: «Всё плохо». Да ничего не плохо! Валентина Матвиенко приезжала к нам, когда не платили зарплату, была серьёзнейшая ситуация, а мы запустили первый компьютерный томограф в краевой больнице. Сегодня где только этих томографов нет.

Тогда, чтобы обследовать больного от и до, мы вынуждены были отправлять его за пределы края, а сегодня мы имеем всё для того, чтобы поставить любой диагноз. Понятно, что время не стоит на месте, вам надо идти дальше. Но вы, Сергей Олегович (Давыдов, министр здравоохранения Забайкальского края – Ю.С.), вместе с нами проделали большой путь, всё вам понятно. Наталья Николаевна (Жданова, губернатор Забайкальского края – Ю.С.), только помогайте, а люди наши - только скажете: «Вперёд» - и они пойдут за вами.

Я всё время говорю: если Россия не будет размножаться, России не будет, эту территорию будут занимать китайцы. Поэтому акушеры-гинекологи, педиатры и все остальные ставьте во главу угла сохранение населения, чтобы оно имело тенденцию по рождаемости выше, а по смертности – ниже. Будут люди – будет экономика и будет государство.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter