СЕЙЧАС -26°С
Все новости
Все новости

Семь – пять – семь. Минус промышленная политика

...структура правительства вернулась к схеме с семью вице-премьерами правительства Гениатулина. Идея с пятью вице-премьерами себя, вероятно, не оправдала. Ключевая весенняя ошибка – отрезанная от профильного министерства промышленная политика – перекочева

Администрация губернатора Забайкальского края 10 октября обнародовала новую структуру правительства региона, которая, по словам губернатора Константина Ильковского, должна быть утверждена до 1 ноября. Судя по комментарию к структуре нового правительства, который дал 11 октября исполняющий обязанности вице-премьера – руководителя администрации губернатора Геннадий Чупин, сделано этого не будет. Правительство, если только уж как-то чрезмерно не вклинится в текущую сессию парламента, просто не успеет «прогнать» через заксобрание вице-премьеров, кандидатуры которых должны утверждать депутаты.

Принципиальных изменений в новой структуре кабинета министров два – это новые должности заместителей председателя правительства, которыми наделят министра экономического развития и министра сельского хозяйства и продовольствия. Таким образом, число вице-премьеров вырастет до семи. До изменений статус заместителей, кроме первого заместителя, был у руководителя администрации губернатора, главы Агинского Бурятского округа, руководителя представительства региона при правительстве РФ в Москве и у куратора социальной сферы.

Предложенные изменения в целом укладываются в заявленную Ильковским сразу после назначения на должность исполняющего обязанности губернатора концепцию развития региона. В концепции этой кроме развития местного самоуправления и повышенного внимания к культуре были вопросы развития предпринимательства – это полномочия министерства экономического развития, и АПК – это, понятно, министерство сельского хозяйства и продовольствия.

Выделение двух новых вице-премьеров почти очевидно говорит о том, что работы лишатся нынешние исполняющие обязанности министров – Баир Галсанов, который возглавляет минэконом с 2008 года, и Владимир Вертипрахов, возглавивший министерство сельского хозяйства с приходом Ильковского.

Галсанов был одним из двух руководителей министерств, которые в апреле не получили статус исполняющих обязанности министров, а были назначены и.о. руководителей министерств. Эта странная оговорка в отношении Галсанова никуда не исчезла, во временное правительство Галсанов не попал и вряд ли попадёт в постоянное.

Вертипрахов с момента назначения попал под артиллерийский обстрел критики, который со временем не утих, скорее, приобрёл другое звучание. Судя по заседанию аграрного комитета заксобрания, на котором на минувшей неделе рассматривалась программа развития АПК на 2014-2020 годы, Вертипрахов до сих пор неуютно чувствует себя даже в статусе и.о. министра. Примерять на себя полномочия вице-премьера ему будет совсем невмоготу. Собравшиеся на заседании комитета парламентские тяжеловесы – главы комитета по развитию производительных сил Анатолий Романов, комитета по госполитике Сокто Мажиев и, собственно, председатель аграрного комитета Сергей Михайлов вежливо, но последовательно растерзали Вертипрахова на маленькие куски. В этом им помогли председатель социального комитета Игорь Лиханов и зампредседателя аграрного комитета Элина Акулова, которая до выборов работала в подчинении у Вертипрахова – вопросы, не получившие в большинстве своём внятных ответов, задавали все.

Надо отметить, что просел Вертипрахов, комментируя принципиальнейшие вещи – финансирование программы развития аграрного комплекса, который Ильковский обещал не просто поддерживать, а вливать в него как минимум в два раза больше средств. Денег этих в бюджете пока нет, и, судя по ответам Вертипрахова, не очень понятно, где их в 2014 году будут брать. Назначение Вертипрахова на должность министра с весом вице-премьера, будет не столько даже авансом ему, сколько авантюрой с плохо просчитываемыми последствиями.

В графическом представлении проекта новой структуры правительства, которая приложена к внесённому в заксобрание законопроекту, выделены семь блоков – по числу вице-премьеров. Критичных изменений в новой схеме нет – в целом, она повторяет скелет, нарисованный Равилем Гениатулиным ещё в 2008 году, но есть ряд изменений принципиального характера.

Первый вице-премьер, должность которого занимает и будет занимать приехавший вслед за своим вечным руководителем из Якутии Алексей Шеметов, курирует крупное министерство территориального развития и министерство природных ресурсов и промышленной политики. Эту самую промышленную политику весной зачем-то всадили в министерство экономической политики, а теперь, по сути, отдают обратно. Эти метания – самое странное во всём происходящем. Всё же промышленность, несмотря на все свои беды и горести, во многом определяет перспективы Забайкальского края, и политика в отношении неё, по-моему, заслуживает большего уважения. Как бы там ни было, но промышленность вернулась в здание на Чкалова, 136, где раньше работал вице-премьер Евгений Вишняков, курировавший и минприроды, и министерство промышленности и энергетики. Первое министерство весной отдали бывшему министру промышленности и энергетики Олегу Полякову, второе уничтожили. Теперь получается серединка на половинку – от двух министерств оставили одно, и руководить им, вполне возможно, будет всё тот же Поляков.

Про промышленную политику спорили 11 октября на заседании комитета заксобрания по государственной политике. Председатель Сокто Мажиев, имеющий серьёзный опыт работы в исполнительной власти, совершенно, мне кажется, по делу говорил вице-премьеру Геннадию Чупину о том, что вытеснение промышленной политики на задворки даже в названиях министерств ни к чему хорошему не приведёт. Чупин говорил о том, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется, но обещал обсудить это отдельно с Ильковским. Судя по тому, что то же самое с губернатором уже обсуждал Мажиев, после чего законопроект не претерпел требуемых изменений, не изменится ничего и после беседы с Чупиным.

Кроме двух министерств, Шеметову достался департамент информатизации и связи, а также Госжилинспекция и инспекция государственного строительного надзора. Всё это проблемные и важные направления, начиная от проблем со связью в районах края до создания домовых комитетов и внедрения в сознание населения того, что многоквартирные дома со всеми своими проблемами теперь принадлежат не дяде, а самим жильцам.

Вице-премьер, курирующий АПК, кроме родительского министерства получит Госветслужбу, Госохотслужбу и Государственную службу по надзору за техническим состоянием самоходных машин.

Заместитель председателя правительства, который министр экономического развития, избавился от промышленной политики, но неожиданно получил в нагрузку министерство по международному сотрудничеству, внешнеэкономическим связям и туризму. Это серьёзная новелла в структуре органов исполнительной власти – раньше международное сотрудничество курировал лично губернатор. Передача этого министерства под не очень профильного вице-премьера означает понижение статуса этого органа исполнительной власти и, возможно, нежелание Ильковского предметно этой темой заниматься.

Кроме двух министерств у экономического вице-премьера будет Департамент по управлению госимуществом и Региональная служба по тарифам и ценообразованию. Это тоже новшество – департамент в правительстве Гениатулина курировал вице-премьер, занимавшийся финансово-экономическим блоком, Алексей Кошелев. Министерство экономики и департамент госимущества под этим замом были равнозначны, теперь, как видно, всё изменилось. Региональная служба по тарифам ранее подчинялась напрямую губернатору, а во временном правительстве – Алексею Шеметову. Теперь с тарифами придётся разбираться, опять же, не очень профильному министру.

Заместитель председателя правительства по социальным вопросам сконцентрировал у себя привычный блок органов госвласти – минздрав, министерство физической культуры и спорта, министерство труда и социальной защиты населения, минкультуры и минобразования. Сюда же отдали департамент ЗАГС и департамент по делам архивов, и также Государственную службу по обеспечению занятости населения.

Этому вице-премьеру по объёму и проблематике работы не позавидуешь. Особенно непростыми представляются министерства здравоохранения и образования. В первом политику наращивания платных услуг в учреждениях здравоохранения с весны продвигает исполняющий обязанности министра Михаил Лазуткин, что уже обернулось скандалами и негласным, молчаливым, но яростным и чётко ощущаемым на всех уровнях сопротивлением врачебного корпуса. То, что и предыдущему, и нынешнему руководству минздрава удалось заткнуть врачам рот - это очевидный факт. Но рано или поздно у этой кипящей кастрюли сорвёт крышку, и горе тому повару, который в этот момент будет стоять рядом с плитой.

Судя по тому, как вышвырнули с работы главврача онкодиспансера Сергея Лескова, Лазуткин получил карт-бланш и в должности будет утверждён. Но это вовсе не означает, что путь принципиальности в вопросах денег будет усыпан для Лазуткина и курирующего его вице-премьера розами.

В министерстве образования локальную кадровую революцию за полгода работы в статусе исполняющего обязанности министра провела Наталья Жданова, в сентябре перешедшая на работу в заксобрание. Новому министру будет явно непросто разобраться с результатами этой активности так, чтобы не напороться на недовольство, в том числе, и Ильковского.

Должность социального вице-премьера, вполне вероятно, сохранит Георгий Рева, отпраздновавший этим летом 61-й день рождения. Человек он непростой, недовольных им в крае хватает, но совершенно не понятно, на кого его можно заменить.

В ведении вице-премьера, должность которого сейчас занимает Геннадий Чупин, кроме администрации губернатора будут департаменты госзакупок, обеспечения деятельности мировых судей, гражданской обороны и пожарной безопасности, а также Государственная финансовая инспекция. Департамент по гражданской обороне – это наследство вице-премьера Александра Холмогорова, которое ещё весной отдали Чупину, а осенью ничего не поменяли. Откровенно странно, когда связкой с МЧС занимается вице-премьер, отвечающий за законотворческую деятельность, связи с муниципалитетами и внутреннюю политику, но, вероятно, Ильковский накопленный весной и летом опыт посчитал позитивным. Или, быть может, этими вопросами принципиально не желает заниматься первый вице-премьер.

У московского вице-премьера – единственного, кого не будет утверждать заксобрание, - нет ничего, кроме самого представительства региона. Это логично, но мне представлялось, что статус этого чиновника будет понижен. Странно, когда одним органом госвласти, который выполняет в большинстве своём технические функции, руководит целый заместитель председателя правительства, которого, к тому же, не утверждает заксобрание. Но, вероятно, у Равиля Гениатулина и Константина Ильковского по этому поводу свои соображения.

Агинский вице-премьер руководит только администрацией Агинского Бурятского округа – это заложенная в устав расплата за объединение округа с Читинской областью, которая, тем не менее, кажется логичной даже спустя пять лет. Три муниципальных района округа после объединения не растеряли самобытности – сказывается железобетонный фундамент бурятской культуры, серьёзно отличающейся от того, что происходит за пределами округа. Попытки убрать из Агинского окружную администрацию совершенно очевидно ничем хорошим не закончатся, да и вечные кураторы АБО – Баир Жамсуев и Иосиф Кобзон – никогда не дадут этого сделать.

Среди органов госвласти, которые будет курировать лично губернатор, только министерство финансов и департамент управления делами. Первое при Гениатулине подчинялось вице-премьеру, курировавшему финансово-экономический блок, второй всегда был в подчинении у руководителя администрации губернатора. После ликвидации должности Алексея Кошелева логичным был бы переход минфина под крыло первого вице-премьера, но проблематика финансов поднята на губернаторский уровень. Это одно из ожидаемых решений – финансы Ильковскому на исполнение поистине наполеоновских планов понадобятся.

Новая структура правительства в глобальных смыслах вернулась к схеме с семью вице-премьерами правительства Равиля Гениатулина. Идея с пятью вице-премьерами, трое из которых тянут откровенно неподъёмный воз работы, реализованная во временном правительстве, себя, вероятно, не оправдала. Ключевая весенняя ошибка – отрезанная от профильного министерства промышленная политика – перекочевала в новую структуру и ещё даст о себе знать. К тому же эти метания никак не коррелируются с намерением Ильковского раскачивать горнорудный блок. Ещё одной ошибкой представляется оставшийся в ведении у администрации губернатора департамент по гражданской обороне.

Из плюсов можно отметить то, что в предложенном варианте достаточно чётко очерчено большинство приоритетов, обозначенных Ильковским ранее – сельское хозяйство, предпринимательство, финансы, местное самоуправление, социальное развитие. Наиболее выпукло акцент сделан на сельском хозяйстве, но пока совершенно не ясно, за счёт чего и, главное, кого Ильковский намерен достигать на этом направлении каких-то качественных сдвигов.

Следующим шагом Ильковского будут окончательные кадровые решения – работа на этом направлении и так уже сильно затянулась.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter