СЕЙЧАС +14°С
Все новости
Все новости

«Слышишь, время гудит»: Ананасы среди зимы

Настоятель храма Владимир Комиссаров c умиротворённой грустью вспоминал о молодости, о звенящем морозном воздухе тайги и о работе на БАМе, которой он отдал пять лет своей жизни.

1979 год — начинается поэтапное введение участков Байкало-Амурской магистрали в постоянную эксплуатацию. Введён первый участок Тында — Беркакит протяжённостью 220 километров. В октябре в Северобайкальск по ветке, проложенной в обход Байкальского тоннеля, прибывает первый рабочий поезд. Московское издательство «Недра» выпускает книгу Александра Меньчукова «Тем, кто идёт в тайгу» - много полезного в ней нашли строители БАМа. Тем временем 30-летний мастер производственного обучения из Читы Владимир Комиссаров приезжает в посёлок Восточный, расположенный недалеко от Тынды.

В феврале 2014 года настоятель небольшого храма во имя Всех святых в Черновском районе Читы протоиерей Владимир Комиссаров c какой-то умиротворённой грустью в глазах вспоминал о молодости, о звенящем морозном воздухе тайги, цветущем багульнике и о работе на одной из крупнейших строек века — Байкало-Амурской магистрали, которой он отдал пять лет своей жизни.

Мне сейчас 64 года, я читинец, родился и состарился на Черновских. После окончания десятилетки поступил в политехнический техникум на улице Полины Осипенко. Закончил его, служил в армии, затем работал мастером производственного обучения СПТУ №15, сейчас это училище №33 в посёлке Кадала.

В то время очень много моих знакомых уехали строить БАМ. В 1979 году решился и я — сначала один, позже приехали жена и сын. Романтики, наверное, юношеской уже не было, всё-таки 30 лет. Тем не менее, хотелось посмотреть на «стройку века», испытать себя, побывать на Севере, попробовать потрудиться в таких вот условиях. Поэтому нисколько не жалею, что побывал там. Это замечательная школа, коллектив — практически одна семья. Друг друга поддерживали, друг другу помогали.

Владимир Комиссаров (во втором ряду справа) с коллегами

Владимир Комиссаров (во втором ряду справа) с коллегами

Поделиться

Устроился на работу достаточно легко. Приехал в посёлок Восточный недалеко от Тынды к своим друзьям, которые уже там обосновались. У них была квартира, поэтому на какое-то время меня они приютили у себя. Жилья тогда было мало, работников брали с расчётом на то, что они в общежитии поселятся, но и там иной раз места не хватало. Поэтому бывали случаи, когда люди очень долго ожидали трудоустройства.

Меня взяли на должность электрика, слесаря, исполняющего обязанности механика, в строительную организацию СМП №592 (строительно-монтажный поезд). Была такая возможность числиться рабочим, а исполнять обязанности механика, тем более, образование позволяло. Мы строили жилые дома, хлебозавод, бытовые комбинаты Тынды, то есть развивали инфраструктуру города. Потом нас перевели на строительство железобетонного полигона в трёх километрах от посёлка Восточный. На любой стройке у механика очень много обязанностей: вся электрическая часть на нём, вся механическая часть, например, отопление, водопровод, постоянные пуски и наладки. Работа спорилась, потом мне дали квартиру, приехала моя семья, жена устроилась учителем в школу. Так на БАМе мы задержались на целых 5 лет — до 1984 года.

Природа там, в общем-то, мало чем отличается от забайкальской. Единственное только, что на БАМе были мари — болота, на которых приходилось строить. Ну и конечно же, климат несколько суровее. Прекрасные виды, величественные сопки. Ощущали себя, как дома. Те, кто приезжал с запада, поражались такой красотой, особенно когда цвёл багульник, цветы, созревали ягоды. Помню, спустишься с крылечка, отойдёшь 3-4 метра и ведро ягоды легко наберёшь.

Промзона близ посёлка Восточный

Промзона близ посёлка Восточный

Поделиться

Много было интересного, рассказывали, что медведь пришёл в посёлок и чего-то там нахулиганил. Обеспечение продуктами и материалами на БАМе было централизованным. И яблоки мы ели, и ананасы среди зимы. В отличие от Читы, в местных магазинах колбас было множество. В нашем небольшом посёлке на 3 тысячи человек была хорошая больница, замечательные специалисты. В Тынде тогда завершалось строительство целого больничного комплекса, довольно быстро это всё делалось, люди работали с великой отдачей. Тем временем дети ходили в школы, в детские сады. Жизнь била ключом.

Бывало, работали по 14 часов в день, когда благоприятная погода наступала. Потому как знали, что зимой-то сильно не размахнёшься, морозы до минус 45 градусов были. По теплу старались заложить фундамент, поставить стены. Бывало так, что в мае припечёт, а в июле снег упадёт. Но в тёплые дни сразу брались за работу более усиленно. Потому что все понимали - если мы сейчас поставим стены и подведём в помещение тепло, то зимой можно будет заняться внутренней отделкой, благоустройством, поэтому и старались побыстрей-побыстрей, чтобы не просиживать.

В свободное время ходили в просторный клуб, смотрели кино. Иногда к нам приезжали известные артисты, например, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко. Особенно здорово было, когда начинался фестиваль «Цветущий багульник». Тогда не только в самом клубе концерты проходили, но и прямо на сопке, где деревья спилены, на пеньках — лавочки, скамейки. Красота, багульник цветёт, песни льются. Хорошо, конечно, вспоминать, молодые мы были.

Надбавка к зарплате после трёх лет работы превышала саму зарплату. Все старались трудиться ответственно, и не только из энтузиазма, а чтобы и стаж заработать, и денег. После БАМа можно было легко купить машину. От зарплаты шли ежемесячные отчисления, средства копились, а после увольнения выдавался сертификат на покупку автомобиля в любом городе Советского Союза. Можно было его и обналичить. Мне не удалось купить машину, хоть я на неё и заработал. Когда мы с семьёй в 1984 году вернулись в Читу по сугубо личной причине, нужно было решать вопрос с жильём, но без денег мы всё равно не остались.

Вернувшись в Читу, я устроился на стройку, где проработал 5 лет. Потом пошёл работать учителем в школу №7, после того, как заочно закончил педагогический институт. Педагогом я был 16 лет.

Почему стал священником? Без причины ничего не бывает. Когда, видимо, человек поживёт, когда он что-то испытает в своей жизни, то начинает задумываться. Лично я задумался о том, кто же я есть. Это было время, когда в нашу страну хлынула литературы различных направлений, в том числе религиозных. Читал, размышлял. В общем-то, я никогда не был атеистом или богохульником, но над вопросами религии просто-напросто не задумывался. А вот тут вот посмотрел на себя с другой стороны и не захотелось мне быть потомком обезьян.

В конце концов, я нашёл то, что и должен был найти — это православие. Стал интересоваться глубже православным вероучением, посещать храм. Чем дальше углублялся, тем больше познавал. В 2004 получил предложение стать священником. Через год поступил на Пасторские курсы при епархиальном управлении, а в декабре 2005 года тогда ещё епископом Читинским и Забайкальским Евстафием был рукоположен во диаконы, 4 февраля 2006 года — во священники. Сейчас, являясь настоятелем нашего небольшого деревянного храма в посёлке ЧЭС, веду службы, провожу обряды крещения, венчания. Радостно видеть, что количество прихожан, которые начинают обращаться к Богу, постоянно увеличивается и довольно-таки приличными темпами.

Опыт работы на БАМе помогает мне в моей нынешней службе. Во-первых, настоятель прихода — это не только священник, но он же ещё и руководитель. А во-вторых, у нас есть и отопление, и освещение, сегодня заканчивается отделка крестильного помещения. Имея опыт работы на строительстве, я, конечно же, ориентируюсь, скажем, какой лучше котёл купить, какой лучше радиатор поставить, где как проводку провести. Очень даже большая помощь от того опыта.

Было очень больно иной раз читать в газетах о тех местах, где ты был, где участвовал в большом строительстве, что всё приходит в запустение. Конечно же, это до такой степени жалко, как-то обидно. Столько средств, столько всевозможных материалов и труда затрачено. Те, кто остался там, на БАМе, и пережили вот эти трудные времена - действительно подвижники, люди, которые прикипели к этому месту.

Если государство всерьёз займётся реконструкцией БАМа, то сделать это реально. Вновь найдутся люди, которые опять же с энтузиазмом поедут строить. Такие среди молодёжи есть. Я очень часто встречаюсь с учащимися школ и колледжей, либо со студентами высших учебных заведений, поэтому знаю, что есть такие ребята, которые бы добросовестно и честно вложили свой труд. Байкало-Амурская магистраль, конечно же, нашему государству нужна, потому как запасы энергетические и сырьевые, как, например, залежи медных руд и других металлов, всегда востребованы. Самое главное, чтобы их разумно использовали. И если начнётся серьёзное восстановление, а не так, что клич бросили и оставили в тайге всех, кто приехал, то, конечно же, люди поедут.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter