Качалка

Качалка

Фото: предоставлено автором текста
Фото: предоставлено автором текста

Не претендую на документальную достоверность или хронографическую точность. Воспоминания середины 90-х, такие, какими они остались в моей памяти. Имена, фамилии, названия и места могут быть названы неверно или не нарочно изменены.

В пору нашего студенчества мы веселились, как могли! Один раз, мы с моим другом Дисой решили узнать, что можно купить в Чите на 100 рублей. Это примерно 1 рубль на сегодняшний день. Долго мы ездили по городу и смешили продавцов своим вопросом. В итоге, в «комке» на Ленинградской мы приобрели один целлофановый пакетик. В другой раз нам пришла в голову увлекательная идея лично поздравить в Татьянин день всех известных нам Татьян. За день до этого события, мы тщательным образом составили список всех наших родственниц и знакомых носящих это имя. Оказалось, что их не так уж и мало, живут они в разных районах города и имеют самый различный возраст. Но нас это не испугало. На следующий день, возвращаясь далеко за полночь с КСК, от последней тёзки Татьяны, мы были уставшими, но довольными. Стольким людям сегодня сделали неожиданно приятное! И так каждый раз, мы придумывали что-нибудь новенькое и интересное.

Заканчивались летние каникулы, накупавшись до синих губ и лёгкого шума в голове, мы ехали на Ниве с Арахлея и флегматично рассуждали, что скоро осень, а осень — это учёба, а учёба — это скука и однообразие. И никуда от этого не деться. Неплохо было бы чем-нибудь этаким интересным заняться. Спортом, например. Накачаться может быть, чтобы следующим летом играть мускулами перед девчонками на озёрах. А где в городе качаются? Сосед говорил, вроде в «строяге» зал открывается, на Локомотиве зал есть, на ЗабВО должен быть, может ещё где. К посту ГАИ, перед Угданом, мы уже придумали, как нам выбрать зал. Мы будем ходить во все тренажерные залы города по одному месяцу, потом сравним их и останемся в том, который нам больше понравится.

Начать мы решили со строительного техникума на Бабушкина. Приемлемая для студентов цена — 35 тысяч рублей в месяц. Зал в подвальном помещении. Чтобы попасть в него, нужно было в темноте спуститься по железной, гремящей лестнице за тренером Володей, который нёс ключ от двери. Само помещение небольшое, грифов и блинов в достатке. Стояли и станки, но только половина из них функционировала. В зале соблюдался порядок, после упражнения каждый должен был убрать за собой «железо» на место. Несмотря на то, что зал недавно открылся, народу ходило много. Никто ещё никого не знал, многие пришли в «качалку» первый раз, поэтому поначалу все исподлобья поглядывали друг на друга и не особенно общались. Но к концу месяца в зале уже начала формироваться группа, которая будет ходить постоянно и станет образцом для подражания новеньким и сезонным бодибилдерам. В целом, зал нам понравился, и мы пошли дальше.

Точнее, поехали — на Локомотив. Не ближний свет, но если уж решили попробовать все залы, то месяц поездим. Если Диса будет на машине, то на машине, если он пешком, то на троллейбусе. Располагался тренажерный зал в одном из корпусов спорткомплекса, перед которым можно было припарковать машину. Зал оказался большим и светлым с высокими волейбольными потолками. В нём было много станков, штанг, гантелей. У входа располагалась просторная раздевалка. Вечером в зал набивалось много народу. В основном, это были давно и серьёзно занимающиеся атлеты, привыкшие друг к другу и не очень-то принимающие новичков. Такой клуб для своих. За час до закрытия, в зал приезжала весёлая компания сотрудников милиции в форме, которые переодевались прямо в зале и довольно шумно и развязно себя вели.

В каждом зале есть свои выдающиеся и интересные личности. В Локомотиве нам запомнился один занимательный мужичок. Он ходил в старой, поношенной одежде. Тренировочную форму, такую же ветхую, с гербом СССР на груди, он приносил почему-то в потертом коричневом кожаном портфеле. Он, кажется, даже за зал не платил. Несмотря на его невзрачный вид, работал он с приличными весами и все давно занимающиеся в зале относились к нему с уважением. Кто он такой, мы так и не узнали. Позже мы ещё несколько раз встречали этого мужичка на улицах города, но он имел уже совсем запущенный вид.

Следующий наш зал был на другом конце города, на территории спортивного комплекса ЗабВО. Он был ещё больше, чем на Локомотиве. Полностью соответствуя названию, все вокруг носило следы армейской дисциплины и порядка. На входе солдат с журналом за столом, чисто выбеленные сверху и ровно покрашенные снизу стены, вымытые окна. Ни одного сломанного станка или грифа, целые зеркала и хромированные замки на всех штангах! Этот зал имел самый приличный вид из всех залов, в которых мы тогда побывали. После оплаты месячного абонемента, нам выдали пропуск для въезда машины на территорию комплекса. Это особенно понравилось Дисе и он гордо приклеил картонку с красной полоской по диагонали на лобовое стекло своей машины.

Зал на ЗабВО специализировался на подготовке гиревиков и «лифтеров» — спортсменов занимающихся спортивным троеборьем, включающим присед, жим и тягу. Поэтому народу в зале было немного. По крайне мере не было такого аншлага, как в других залах. Кроме этого, зал рано закрывался. Около шести часов вечера. Что, конечно, было неудобно для работающих спортсменов.

Свои выдающиеся личности были и на ЗабВО — двое заслуженных тяжелоатлетов. Нам они казались тогда в годах. Говорили они всегда уверенным басом, работали всегда с большими весами, по залу всегда ходили не торопливо, степенно и имели солидные, «лифтерские» животы. Позже, по слухам, одного из них застрелили на какой-то бандитской разборке прямо через руку, которой он пытался схватить пистолет. Второго, несколько лет спустя, мы видели в охране Сбербанка.

Во время занятий на ЗабВО нам не хватало лёгкого «железа»: коротких, изогнутых грифов, маленьких блинов, наборных гантелей, станков для прокачки рук и ног. Один из этих солидных тяжелоатлетов посоветовал нам сходить в тренажерный зал Пионерского парка, который больше подходил для «качков». На следующий месяц мы так и сделали.

Зал находился на территории парка в здании Дворца пионеров. Пропускала в него бдительная вахтёрша, сидящая на входе и, каждый раз, скрупулёзно сверяющая наши фамилии со списком под стеклом на столе. Зал, и правда, оказался неплохим. В нём было все необходимое для хорошей прокачки. Вдоль стен стояли самодельные станки, на стойках аккуратно висело разнокалиберное «железо». Ходили мы днём, сразу после института, поэтому народу в зале было немного. Единственный минус — это размеры и форма зала. Он небольшой и вытянутый. Некоторые спортсмены любят сидеть на станке или скамье во время отдыха между подходами. Они внимательно осматривают свои мышцы, продувают футболку и подозрительно посматривают на проходящих мимо. Другие атлеты предпочитают не сидеть, а ходить, двигаться, разминать мышцы. Последним во Дворце пионеров приходилось очень туго – негде после упражнения руками покрутить или ногами помахать. Точно кому-нибудь в ухо заедешь или на гантель нарвёшься.

Во Дворце пионеров мы познакомились со спортсменом, занимавшимся раньше в тренажерном зале общежития медицинского института по улице Балябина. По окончании очередного месяца мы туда и направились. В медицинской общаге оказалось два зала. Первый, сразу возле входа, назывался «Геркулес», второй, дальше через длинный коридор, «Спарта». Мы записались в «Геркулес». Стоимость занятий в нём была 25 тысяч рублей в месяц.

Зал производил сильное впечатление: разбитые, давно не ремонтированные стены, разводы от потопов на потолке, давно не крашеные самодельные станки и стойки, изорванные, продавленные подушки на скамьях и упорах.

Несмотря на плачевный внешний вид, по «железу» зал в меде мог дать фору любому другому залу в городе. Все разнородные самопальные гантели и штанги, которые были в комнатах у студентов, всё, что смогли по разным закуткам собрать или сделать тренера, все сносилось в этот зал и яростно эксплуатировалось. Блинов было так много, что ими можно было выстлать пол в два слоя. Буйная фантазия молодых спортсменов отражалась в формах самодельных грифов, валяющихся повсюду. Редкие замки подходили к этим грифам. Половина из тех, что подходила, не фиксировала блины. Но это никого не смущало. На подоконнике гремел старый кассетный магнитофон. Из-за качества многократно перезаписанных кассет и старой головки, работающей на износ, нельзя было разобрать, что играет. Мы думали, что это тяжёлый рок.

Состав зала был молодой — студенты меда, педа и политена. Новичков было немного, в основном, спортсмены с большим опытом и рельефными мышцами. Никто из занимающихся, после упражнений, не убирал за собой, на что всегда сильно ругался тренер Ваня. И, конечно, никогда он не находил крайних. Один гриф принёс, другой блины одел, а третий замки затянул. Кому штангу разбирать? Казалось, что в зале царит полная анархия. И только через какое-то время, несмотря на беспорядок вокруг, начинаешь ощущать неповторимую атмосферу доброго, давно работающего зала со сложившимся крепким коллективом и настоящим атлетическим духом культуризма.

В итоге мы определились и остались в этом зале. Через год Диса перешёл в секцию карате по месту жительства, а я много лет с перерывами продолжал ходить в свой любимый зал. Со временем я познакомился со всеми тренерами, которые дежурили в зале поочереди. С утра приходил Саня. Он открывал входную решётку и работал до прихода Игоря, который приходил после обеда. После занятий в институте, ближе к вечеру, наступало время Вани. Перед самым закрытием, на Ниве с волговскими колёсами, приезжал Лёха и выпроваживал домой особо упёртых спортсменов.

Как раз в то время решили провести первый чемпионат области по бодибилдингу, который организовывал наш зал. Тогда это было большое, исключительное событие. В одном месте, в одно время собрались гиревики, штангисты, культуристы. Все, увлекающиеся поднятием тяжестей, со многих атлетических залов и «качалок» города и области. Перед началом выступлений все ходили по фойе драмтеатра и не узнавали друг друга. Мы впервые видели своих товарищей не в рваных футболках и стёртых спортивных штанах, а в пиджаках, водолазках и брюках. Не с бутылкой воды и потным полотенцем в руках, а под ручку с грациозными жёнами и кокетливыми подругами. Такими, неожиданно появившимися, цветочками в нашей грубой мужской среде. Ещё вчера мы ревели на весь зал, подбадривая напарника, встающего с тяжёлой штангой на плечах: «Даваа-ай!». А сейчас, мы только что не раскланиваемся друг с другом: «Рад видеть вас и вашу супругу в этом славном собрании. Как здоровье вашей дражайшей матушки?»

На сцене, в зале, среди судей — знакомые все лица. В перерывах, между выходами бодибидлеров, показывали своё мастерство каратисты и танцевальные пары. Каратэки с высокомерной усмешкой посматривали на качков, а танцоры плавно огибали их при выходе на сцену. В показательном выступлении тренер Саня рвал руками колоду карт. Накануне, в зале он обещал, что ещё надует ртом грелку, но видимо не настроился должным образом. В призовом конкурсе желающие из зала поднимали, вынесенную на сцену штангу. И в финале горячие поздравления первым чемпионам нашего зала Зубову и Герасимову!

Перед первыми соревнованиями, зал в медицинском общежитии решили назвать White Gym по аналогии с залом Gold’s Gym, в котором тренировался Арнольд Шварценеггер. В начале 2000-х годов, с приходом в зал одного известного дизайнера, зал сменил название на Maximus Gym, получил свой логотип и оригинальные плакаты на все последующие соревнования.

Как любой зал со сложившимися традициями и историей, White Gym имел свои ходовые шутки, странные поверья и непреложные правила. Положим, занимаешься ты в зале один без напарника, и нужно, чтобы кто-то подстраховал тебя на подходе, придерживая гриф руками. Выбираешь наиболее опытного спортсмена из занимающихся неподалёку и просишь его: «Пойдём, посмотришь, как я делаю». А он тебе с шутливой улыбкой отвечает: «Делай, я и отсюда тебя хорошо вижу».

Запомнилось одно интересное поверье — нельзя перешагивать через штангу, а только обходить её. Кто это придумал и после какого случая, не известно, но завсегдатаи зала это положение строго соблюдали.

Были и разумные правила. Если никто не страхует тебя на жиме с груди лёжа — не надевай на гриф замки. Не всякий вес удастся «смостить» или скатить по себе. Если кто-то расположился посреди зала, а бывало и такое, когда все места возле стен были заняты, то во время его упражнения все должны его обходить, а не он должен смотреть, как бы кого не задеть. Нельзя обращаться с вопросом к человеку, когда он занимается. Дождись, когда он закончит, потом спрашивай. Ну, и самое больное правило для меда: «Поработал, убери за собой». Обязанность по разборке штанги старались переложить на того, кто стоял в очереди на эту штангу за тобой, а тот передавал её следующему.

Много разных людей занималось в тренажерном зале медицинской общаги. В нём были свои «старички», давно и серьёзно занимающиеся культуризмом, были и «подснежники», появляющиеся весной в преддверии пляжного сезона. Благодаря невысокой стоимости и удобному времени работы в зале всегда было много молодёжи. На редких девушек в зале в 90-х годах мы смотрели с недоумением. Но уже в начале 2000-х, начиная с подруг тренеров, их количество стало неуклонно расти. Для занятий они облюбовали себе большой коридор, где стояли беговая дорожка, станки для прокачки ног и груди и было место для прыжков на скакалке.

А уж кого только по роду занятий нельзя было встретить тогда в меде! Рэкетиров разных рангов и степени наглости, будущих медиков, начинающих предпринимателей, милиционеров, фотографов, дизайнеров, горняков и энергетиков. Некоторое время мы даже занимались вместе с первым политеновским преподавателем из США Майклом.

И почти со всеми, в нашем маленьком городе, мы рано или поздно встречались. Порой в неожиданных местах и в непростых ситуациях. Но всегда находили общий язык, насколько могли помогали друг другу и прощались крепким мужским рукопожатием.

бодибилдинг
← ТудаСюда →

Ошибка в тексте

Браузер останется на той же странице. Отправить сообщение об ошибке?

  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
  • САМОЕ ЧИТАЕМОЕ ЗА СУТКИ
  • САМОЕ КОММЕНТИРУЕМОЕ ЗА СУТКИ

Шестое в Забайкалье сосудистое отделение открыли в ЦРБ Петровск-Забайкальского района, 3

«Пресс Центр» в Чите всего на один день выпустит годовые карты по рекордной цене 23 т. р.,

Врачи Дорожной поликлиники 25 марта сделают бесплатную флюорографию читинцам,

«Аптечный склад» за свой счёт обучит на провизора трёх абитуриентов в университете Бурятии,

Забайкалье на Чемпионате Сибири по бодибилдингу и фитнесу представят 16 спортсменов, 4

Гордость нашего народа и хаос для иностранцев, 221 952

В Украине с российским паспортом и твёрдой «г», 575 282

Весенние запахи, 343 166

Севастопольский вальс, 161 007

Навальный — Великий иль ужасный?, 895 531

В Украине с российским паспортом и твёрдой «г», 57

Народные рифы на пути к полигону ТБО, 15

Давыдов: Чтобы хорошо работать, нужно утомиться, проголодаться и вспотеть, 26

Пропавшая в Краснокаменске 9-летняя девочка найдена полицией, 16

Дальнобойщики протестуют, 20

ОБСУЖДЕНИЕ

Душевно. Почти все узнаваемы.

А как химичили?

Пропустили зал "Атлет" в доме на Июньской, 6 (дом юного техника). Я как раз в те годы там занимался, сменив подвал школы № 9. Сейчас не знаю, есть там этот зал, или нет. Но залу СибВО по количеству станков он уступал.

спасибо за описание слажнага пути бадибилдира

Хорошо написано,тепло и спортивно так что ли! А еще дух того времени передан полностью! Спасибо тебе автор,с интересом прочел!

Расскажите, что получилось после того, как вы обошли все залы. Накачались?А друг?Сейчас занимаетесь?

Потом они решили подать в мэнсфизики. Но это совсем другая история! Её в Чите не поймут

Спасибо за статью! Читается на одном дыхании! Я теперь знаю, что я "подснежник")).

Эх, ностальгия )) Посещал White Gym, спасибо, вспомнил те давние увлекательные времена.

До Геркулеса и Спарты в общаге медакадемии был White Gym и первый чемпионат по бодибилдингу White Gym проводил не в драмтеатре а в филармонии

Хорошие были времена, рассказ соответсвует тому времени, ностальгия застигла. Вернуться бы туда, там было все по-доброму.

Хороший зал, есть что вспомнить. особенно, как познакомился с тренером Алексеем, на ниве. он мне помог за новым зеркалом в зал съездить. )))

Не знаю, какая там сейчас атмосфера, не был там с 2011.

Спасибо за рассказ, душевно написано

Запрет перешагивать через штангу - это не обычай качалки, а правило в спорте, называется "неуважение к снаряду". Наказывается дисквалификацией (на самых первых своих соревнованиях по "тяжелой" меня сняли за это).

Ахаха! Отличная статья! Так все и было. А "тренер Ваня" по прежнему ворчит.. Но уже в другом зале.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.