20idei
СЕЙЧАС +8°С
Все новости
Все новости

Декабристы и программы второй свежести – раскопки археологов и журналистов в обзоре печатных СМИ за 21-28 октября

…в стране, поражённой бюрократией и коррупцией в скором времени на месте декабристского острога будут сверкать красные фонарики китайского центра…

«Читинское обозрение»: Автодром, аквапарк, изумительный ремонт и «усатые» электровагоны

Иван Томских в «Читинском обозрении» берёт интервью у главного архитектора Читы Владимира Старостина. Собеседник журналиста уверен, что малый и средний бизнес мог бы заняться отделкой зданий. По его словам, изготовление и установка современных рекламных тумб, скамей, урн - прибыльное дело: «Нужно разработать единое архитектурное решение группы киосков и павильонов, приспособленных для продажи печатной периодики и торговли овощами и фруктами. Нужны частные предприятия, занимающиеся уборкой территорий, установкой биотуалетов».

Старостин отзывается об иностранной рабочей силе: «В наше время в градостроительстве массово задействована иностранная рабочая сила: китайцы, молдаване, таджики, узбеки. Каждый вносит своё, что не всегда отвечает техническим требованиям. Приезжие строители-самоучки у себя на родине зачастую являются крестьянами. Хорошо, если с ними бригадир - профессиональный строитель. Сегодня даже тротуарную плитку укладывает кто попало и как придётся. Например, возле казначейства по Амурской мы согласовали укладку тротуара плиткой, а получили безобразно закатанный в асфальт гравий».

О московских специалистах, которые займутся разработкой нового генерального плана краевого центра: «Группе московских архитекторов стали интересны некоторые варианты загородных усадеб, они их даже фотографировали и отметили, что отдельные особняки в Чите не хуже, чем на Рублёвке».

О парках, которых в городе восемь: «Парки и скверы требуют постоянной заботы. У нас сегодня даже парк ОДОРА простаивает. Когда-то было предложение в конце парка открыть закусочные, шашлычные - от всего этого отказались. А вот культурно-зрелищное заведение там разместить уместно. Через парк проходит аллея - великолепный естественный «материал» для организации таёжного ландшафта».

О том, чего не хватает: «…детских садов, новых школ, отвечающих современным требованиям безопасности и стандартам строительства. В реконструкции нуждаются здания действующих школ. Необходимы учреждения дополнительного образования: дома технического творчества, культурные, просветительские центры для детей. Каждый город должен иметь свои «золотые врата». Так вот, у Читы должен быть символ, по которому её можно узнавать. Появились у нас однажды «ростральные» колонны на главной площади города. Но символом столицы Забайкалья они не стали. Надо искать другие!»

И о том, что появится в ближайшее время: «Напротив Мемориала трудовой и боевой славы забайкальцев строится спортивный комплекс «Юный олимпиец». Это будет универсальное здание: спортивная арена сможет трансформироваться в концертный зал. Появится новая детская железная дорога. Есть проект по строительству аквапарка с площадками для занятий нетрадиционными видами спорта. Планируется соорудить автодром, расширить ипподром, создать этнографический музей по деревянному зодчеству. Пусть воплощению этих проектов ничто не помешает!»

«Полтора месяца установленные леса стояли без дела. И вот китайцы начали лазать по ним и по нашим балконам, оставляя после себя лепёшки застывшего цемента, расплёсканную краску, старую штукатурку, окурки и, пардон, плевки. Тем временем русские строители в подъездах работают, не покладая рук, но явно закладывая за воротник. Периодически к ним приезжает начальство, ходит вокруг дома в деловых костюмчиках, разводит руками... Такой вот ремонт!» - это «Читинскому обозрению» жалуются жильцы одного из домов по улице Журавлёва, попавшего в программу капитального ремонта домов в рамках 185-ФЗ.

Объёмы финансовых вложений изумляют автора материала – Ивана Томских: «Государство выделяет 95% средств от общей стоимости капитального ремонта. Чем оправданы траты? Подоплёка простая - реформа ЖКХ. Народ долгое время платежами за жилищно-коммунальные услуги выделял деньги на системное проведение капремонта, но взамен не получал ничего. Государство решило' возместить населению ущерб. Для этого создали фонд с бюджетом в 240 миллиардов рублей. Ликуйте люди: справедливость почти восстановлена! И можно было бы порадоваться, если б не другая проблема: деньги, по сути принадлежащие народу, осваиваются управляющими компаниями без должного контроля со стороны самого народа».

Журналист отмечает, что деньги, которые начали осваивать чуть ли не во второй половине года, к концу того же года надо обязательно израсходовать: «Приближаются холода, а вместе с ними и аврал ремонтных работ. Некоторые дома ещё даже не начинали толком ремонтировать, и непонятно, успеют ли это сделать до морозов (…) Неудивительно, что при подготовке отчёта за год придётся подписывать акты выполненных работ при незавершённых ремонтах».

Андрей Фарионов в «Читинском обозрении» рассказывает о том, что первые троллейбусы на улицах Читы появились 19 декабря 1970 года: «Новый вид транспорта стал праздником для горожан - по улицам плавно проезжали огромные, с большими окнами, «усатые» электровагоны. Дети бежали вслед, чтобы лучше рассмотреть новое городское чудо. Свой первый бесплатный рейс читинский троллейбус №1 совершил, приняв на борт самых благодарных пассажиров - детей. С 31 декабря 1970 года на линию стали ежедневно выходить 10-12 троллейбусов. Проезд тогда стоил пять копеек».
По словам нынешнего директора троллейбусного управления Анатолия Бурлака, уже многие годы организация живёт и развивается стабильно. Правда, за прошедшие месяцы 2009 года троллейбусники перевезли на 4% меньше пассажиров, чем за тот же период 2008 года, но на 8% больше, чем в 2007-м: «…пассажиры «мигрируют»: покупают личный транспорт и активнее пользуются маршрутными такси. Основная же проблема предприятия - устаревший подвижной состав. Возраст 63 троллейбусов, курсирующих по Чите, перевалил за десять лет. Из-за износа парка простои на предприятии растут».

Перспектива, о которой в троллейбусном управлении говорят, затаив дыхание и стуча по дереву, - запуск нового троллейбусного маршрута до Каштака: «…чтобы продлить маршрут №1, нужно построить транспортную развязку на каштакском кольце, смонтировать контактную сеть. Немало времени и денег на это нужно. Другая мечта читинских троллейбусников - запустить маршрут на КСК. Однако и тут предстоят большие траты - нужно проложить более-менее ровную дорогу, построить новое депо, тяговые подстанции... Наконец, необходимы новые машины».

Пресс-секретарь мэра Читы Ольга Харчева накануне профессионального праздника работников дорожного хозяйства публикует в «Читинском обозрении» выдержки из интервью с директором Дорожно-мостового ремонтно-строительного управления (ДМРСУ) Сергеем Бессоновым.

В числе прочего собеседник Харчевой рассказывает о ремонте улицы Новобульварной: «Несмотря на возникавшие сложности, работы ведутся активно. Работники предприятия не только расширяют улицу до 21 метра, но и попутно создают газоны, тротуары, переносят электрокабели, теплоузлы. Масштабная реконструкция одной из самых оживлённых городских магистралей разделена на три участка - от стадиона СибВО до улицы Шилова, от Шилова до Ковыльной и от улицы Ковыльной до конечной остановки автобусов в Каштаке, где планируется со временем сделать двухуровневую развязку».

В числе других заслуг ДМРСУ перечисляется уборка улиц от мусора и песка, очистка от снега и льда зимой, содержание на должном уровне остановок общественного транспорта, озеленение, разбивка клумб и цветников: «Многие наверняка заметили, что в этом году цветов на улицах и площадях забайкальской столицы было особенно много. Композиции получились оригинальными и, благодаря грамотному уходу и поздним заморозкам, долго радовали нас своей красотой».

Владимир Палкин в «Читинском обозрении» традиционно эмоционально рассуждает о реформах отечественного образования: «ЕГЭ - это «всерьёз и надолго», а 100-балльная система оценок в российских школах - «неплохая идея». Эти громкие заявления прозвучали из уст президента РФ Дмитрия Медведева на недавней встрече с педагогами по случаю Дня учителя. Но сколько бы экспериментов в последние годы над российским образованием власть ни устраивала, наша средняя и высшая школа по-прежнему остаётся школой XIX века в наиболее примитивных её проявлениях».
Автор перечисляет несколько нововведений последних лет, после чего отмечает, что «в народе это называется - СиБурДе - симуляция бурной деятельности».

Палкин рассуждает о том, что в 30-50-е годы прошлого столетия разрыва между требованиями вузов на вступительных экзаменах и уровнем подготовки, который давали средние школы и рабфаки, не было. Этот разрыв, по информации журналиста, начал появляться во времена Хрущёва, когда на основе добросовестного освоения программы средней школы стало невозможно поступить в ряд других «престижных» вузов: «…не потому, что нет «искры Божьей», а потому, что на вступительных экзаменах предлагались вопросы, далеко выходящие за пределы общего курса средней школы. Теперь этот разрыв уже имеет место не только для нескольких «престижных», а для многих, в том числе забайкальских вузов. И этот разрыв может быть преодолён только за отдельную плату, на которую далеко не у всех семей есть средства. И это - вредительство «реформаторов», прямая антинародная политика государства».

Достаётся и ЕГЭ: «Единый государственный экзамен и связанная с ним система поступления в вузы - это отдельная песня. Отрицательный его эффект многократно превосходит все положительные достижения. Выпускники школ при всех своих «специализациях» не знают, куда поступать, а подают документы туда, куда только можно подать: учиться хоть где, хоть на кого, лишь бы не попасть в армию. Подают документы наудачу одновременно в несколько вузов совершенно разных профилей - от медицинского до лесотехнического. В этом году один абитуриент поставил рекорд - подал документы одновременно в 60 учебных заведений! И «поступил» в 40 из них».

«Эффект»: журналист и программа, профессор и декабристы, ветеран и война, китаист и Мао

Владимир Тихомиров в «Эффекте» разбирает по косточкам программу «О стратегических направлениях развития Забайкальского края на период до 2025 года и программе социально-экономического развития Забайкальского края на 2010-2014 годы»: «Забайкальские депутаты долго морщились, нелестно публично отзывались о предлагаемой программе развития края, по которой нам жить до 2025 года, вертели её в комитетах и так и сяк, критиковали, но, в конце концов, в своих заключениях скрепя сердце написали: «Рекомендуем принять...» Откровенней всего высказался, пожалуй, комитет по бюджетной и налоговой политике: «Учитывая, что проект закона края необходим для его представления в федеральные структуры с целью получения дополнительной финансовой помощи для развития экономики края, комитет считает возможным его принятие в первом чтении». Чего не сделаешь ради дополнительной финансовой помощи. Приняли!»
По информации Тихомирова, программу разработала «бывалая бригада из государственного научно-исследовательского учреждения «Совет по изучению производительных сил (СОПС)» за вознаграждение почти в пять миллионов бюджетных рублей»: «Зря учёные мужи из солидной организации хлеб не едят».

После этого журналист сравнивает прежнюю аналогичную программу (2006-2010 годы и до 2020 года), и выясняет, что «уж больно они похожи друг на друга». Приводятся примеры, делаются выводы: «Но вот чем больше вчитываешься (…) тем больше одолевает ощущение дежа-вю. Да ведь всё это было и в программах 2000-2002, 2003-2005, 2006-2010 годов, и в программе стратегического развития до 2020 года, принятой в 2006 году. Пусть депутаты были другие, но намечали-то они те же самые задачи. Которые, впрочем, в абсолютном большинстве так и остались лишь прожектами».

Тихомиров считает, что некоторое новаторство авторы программы всё же проявили: «Они, например, предлагают производить «сборку разнообразных промышленных товаров» (что это за зверь, не уточняется) на основе завозимых комплектующих, в том числе из... Монголии. Конечно, все мы не против дружбы и сотрудничества с Монголией, но предлагаемое новаторство - это уже, по-моему, перебор».

По мнению автора материала, новоявленная стратегия и пятилетняя программа совершенно не учитывают положение, сложившееся в последний год в результате кризисных явлений: «В частности, формулируя задачи по освоению юго-востока края, она просто перепевает те бодрые заявления и речи, которые звучали полтора-два года назад как из уст руководителей края, так и от главных фигурантов осуществления этих планов -руководителей «Норникеля». Но ситуация резко изменилась. Можно теперь с грустной уверенностью говорить, что в том виде, в каком эти задачи формулировались раньше, они потерпели полный крах. Делается анализ социально-экономического развития Забайкальского края почему-то за период с 2000 до 2007 год. Хотя на момент принятия программы на дворе был уже девятый месяц 2009 года. Может быть, формальность? Да нет, это многое меняет. Те докризисные социальные и экономические данности, на основе которых, очевидно, и строятся новые планы и прогнозы, ушли в историю. Надо отталкиваться от того, что есть, а не от того, что было да сплыло».

Доктор исторических наук, профессор Михаил Константинов в «Эффекте» рассказывает о раскопках в районе церкви Декабристов на улице Селенгинской: «Археологи раскопали декабристский острог. Скоро на этом месте китайский предприниматель построит кафе», - и задаётся вопросом: «Справедливо ли это?»

По словам профессора, о том, что близ церкви Декабристов располагался декабристский строг, было известно по архитектурным планам Читы декабристов: «Ныне территория острога застроена, но вот одно из жилых строений пришло в негодность, и хозяин продал его вместе с огородом китайскому предпринимателю, который собирается построить на этом месте культурно-развлекательный центр. Сооружение котлована с фундаментов предварено, как и полагается, археологическими раскопками. Их вызвался вести истфак ЗабГГПУ, а конкретно молодой научный сотрудник Сергей Верещагин и студенты-волонтеры, имеющие опыт двухлетних работ в экспедиции. Раскопки дали впечатляющий результат. В обширном раскопе, вскрывающем схваченный первыми заморозками грунт, расчищен участок острожного двора, ограждённого могучим частоколом из крупных лиственничных стволов. Как свидетельствуют воспоминания декабристов, этот частокол вокруг недостроенной тюрьмы они возводили сами, сначала вырыв канаву глубиной до 1,5 м, а затем установив в них вертикально, вплотную друг к другу бревна. Нижняя часть этих бревен и сохранилась в засыпанной и уплотненной камнями канаве».

«Под эти бревна подставляли свои плечи и руки Трубецкой и Волконский, братья Бестужевы и Борисовы, Муравьёвы и другие, - пишет Константинов. - Через этот частокол, как свидетельствуют легенды, передавались внутрь тюремного двора послания великого русского поэта Александра Пушкина «Во глубине сибирских руд» и «Мой первый друг, мой друг бесценный». С этой подневольной территории, ещё в тот год, когда декабристы были закованы в кандалы, ушло в свободный мир послание поэта Александра Одоевского, вошедшее в историю как ответ декабристов Пушкину и содержащее знаменитую строку: «Из искры возгорится пламя».

По мнению Константинова, в богатой и сильной стране этот исторический уголок был бы, несомненно, сохранён, отреставрирован и превращен в музей.

«Остается только предположить: не распродадут ли так же лихо и остальную землю вокруг церкви Декабристов, вдоль улиц Селенгинской, Столярова и вплоть до Банного озера, бывшего когда-то центром парка, устроенного не без помощи декабристов, - продолжает автор. - Эта старая Чита, несмотря на весьма плотную застройку, ещё сохраняет на своих огородах, дворах и в палисадниках остатки старинных строений, свидетельств славных времен первых русских землепроходцев XVII века, острожных лет декабристов и событий эпохи освоения Амура, когда наш город исполнял роль восточного Кронштадта».

Профессор отмечает, что археологи готовы трудиться ради сохранения и восстановления истории города и всего Забайкалья: «Но исследователям исторических эпох необходима помощь архитекторов, депутатов, предпринимателей. Нужна государственная воля и понимание того, что внешне скромные развалы декабристского острога, - это не только пространство археологического раскопа, но и полигон, где проверяются характер и крепость геополитических установок и раскладов. Всей своей жизнью в Забайкалье, своим присутствием, своим вкладом в развитие культуры и просвещение народа декабристы укрепляли позиции России на её восточных рубежах. И тот острог, который реально обнаружили археологи, - наглядное свидетельство ярчайшей страницы российской истории в полуденных землях Сибири. Нужны ли еще какие-нибудь призывы к действенному размышлению и разумному действию?»

«Когда началась война, я был уже выпускником военного радиоучилища по специальности телеграфист. В Антипихе послужил, а потом в звании командира отделения осенью 42-го года меня отправили под Москву. Там уже такие бои шли, что земля ходуном ходила. Страшно было, чего уж скрывать, но свыклись быстро. Я работал на радиостанции 5-АК радиотелеграфистом. Попал прямо к самому Василевскому», - это Александр Леонтьев в «Эффекте» рассказывает Максиму Стефановичу про свою Великую Отечественную.

В 1944-м Александр Леонтьев стал заместителем начальника радиостанции в должности командира взвода, дошёл до Восточной Пруссии: «Там бы и закончить радисту немецкую кампанию, однако судьба повернулась к нашему герою другим боком. После форсирования Немана в 1945-м году Александра Леонтьева в составе его бригады хотели направить дальше, в Германию, но основные войска уже ушли. Вторично форсировав Неман, бригада пошла на Любаву, а потом и на другую войну».

«Расформировали нашу 21-ю артдивизию прорыва и отправили на японский фронт. Выдали нам «катюши» и сказали: «Любой ценой взять японца». А японец, скажу я тебе, был лютый. Таких укреплений наделал! Доты, дзоты, рвы бетонированные... Крепости, одним словом, на каждом шагу», - вспоминает Александр Григорьевич. - Ох, и повозилась наша пехота с их укрепрайоном! Никак не могли сопротивление японцев сломить. Но когда мы с «катюшами» пришли в составе 24-й отдельной минометной бригады, от японцев только фуражки дымящиеся остались. В общем, за день мы этих японцев расколотили. Я связистом был, как всегда. Но как «катюша» работает, видал не один раз. И красиво, и страшно. Как бахнет! Помню, как в 1943-м к нам на передовую привезли «катюшу». Их тогда совсем мало было. Тогда весь офицерский состав вышел смотреть. Сделали залп по немцам, и, ты понимаешь, три дня на переднем плане всё горело, а немцы потом всё за «катюшами» охотились».

Александр Тарасов в «Эффекте» рассказывает о первой китайской атомной бомбе: «45 лет назад, 16 октября 1964 года в 13 часов дня в КНР на полигоне в районе озера Лобнор в Синьцзян-Уйгурском автономном районе было взорвано атомное устройство под кодовым номером 596 мощностью 22 кт. Получив известие об успешном испытании атомной бомбы, Мао Цзэдун воскликнул, что «надо наградить Хрущёва орденом весом в тонну».

Тарасов рассказывает о постепенном охлаждении отношений между КНР и СССР в 50-х годах: «…в то время ни самому Хрущёву, ни людям его окружавшим, не приходило в голову, что китайцы ничего не прощают и ничего не забывают. И умеют ждать своего часа».

Журналист рассказывает о том, как из западных стран начали возвращаться в Китай учёные и инженеры китайской национальности, а китайское руководство созвало совещание в Лушани, на котором было решено самостоятельно закончить работу над атомным оружием в течение восьми лет: «Проект получил наименование 596, в котором первые две цифры означают год, а третья - месяц, когда Хрущёв денонсировал ядерные договорённости. Китайцы начали играть свой атомный матч-реванш, чтобы избавиться от ядерной монополии развитых государств и вернуть себе подобающее место в мировом сообществе».

«Душой китайского атомного проекта стали китайские учёные, которые в 1950-х годах вернулись в КНР по призыву премьера Госсовета Чжоу Эньлая, - пишет Тарасов. - Патриотически настроенные физики бросали престижную работу в уютных научных центрах США, Англии и Франции и зачастую с риском, вопреки воле руководства этих стран ехали на свою разорённую японской интервенцией и гражданской войной родину. Самый яркий сюжет связан с Цянь Сюэсэнем, бывшим полковником ВВС США, который также учился в Америке. В 1939 году он стал ведущим исследователем лаборатории реактивных двигателей Технологического института в Калифорнии. Когда США вступили в войну, руководил ракетным отделом Консультативного совета национальной обороны, в конце войны был членом миссии, посланной в Германию для изучения успехов «Третьего рейха» в области ракетостроения. Он при довольно загадочных обстоятельствах оказался в КНР в 1955 году. Уже в 1956 году Цянь стал руководителем ракетостроения КНР. Это как если бы Игорь Сикорский вдруг объявился в Москве и стал руководить авиастроением в СССР».

«Вечером 16 октября 1964 года Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай и другие китайские руководители присутствовали на представлении музыкально-хореографической композиции «Алеет Восток». Во время представления Чжоу Эньлай выждал подходящий момент, вышел на сцену и объявил об успешном ядерном испытании. Радостная реакция публики была настолько бурной, что премьеру пришлось утихомиривать зрителей просьбами, мол, прыгайте полегче, чтобы пол не сломать (…) Вклад Советского Союза в создание китайского ракетно-ядерного оружия был огромным. Но в результате примитивной и безответственной политики Хрущёва и Брежнева за свои технологические инвестиции СССР не только не получил политических и экономических дивидендов, но и приобрёл мощного противника с общей границей в 4 000 километров», - рассказывает Тарасов.

«Экстра»: бомбы и саентологи

Константин Чиров в «Экстра» рассказывает о том, как в Нерчинске во дворе частного дома была обнаружена крупнейшая в истории Забайкалья партия боеприпасов: «Специалисты, проведя предварительные расчёты, установили, что схрон насчитывал более тысячи снарядов общей массой более 25 тонн».
По информации некоего сотрудника правоохранительных органов, стоимость нерчинских гранат на чёрном рынке составляет от 100 до 500 рублей за штуку: «Здесь их даже со свойственным нашим людям «чёрным» юмором называют «картошкой». Потому что выкапывают боеприпасы порой с глубины до пяти метров».
По информации Чирова, владельцем найденного арсенала стал 30-летний неработающий Алексей Суханов: «Свой интерес к столь опасному коллекционированию он объяснил намерением сдать добро в пункт приёма металлолома. Рядом с кучей боеприпасов, которая находилась прямо в огороде, стоял мотоцикл с коляской, переделанной под грузовую площадку. Среди собранного были обнаружены реактивные, артиллерийские, минометные и гранатометные снаряды. Чего стоят только кассетные бомбы, которые взрываются на высоте нескольких километров над землей и поражают живую силу противника на большом расстоянии».

Илья Баринов в «Экстре» рассказывает о появлении в Чите саентологов – последователей Л. Рона Хаббарда: «Вот и на одной из стен читинского «Центра помощи», открывшегося на прошедшей неделе в ТЦ «Plaza», разместилась фотография американского писателя-фантаста и религиозного деятеля. На ней он уже в годах. Волосы подёрнуты сединой. На безымянном пальце - перстень. На руке - дорогие часы. Саентологическая «Книга жизни» описывает Хаббарда как «динамичную, вдохновляющую других личность, обладающую гениальными способностями в различных областях человеческой деятельности». И эта цитата призвана избавить от скепсиса и обратиться к биографии «истинного друга человечества».

Журналист достаточно подробно рассказывает об истории саентологов и приводит точку зрения председателя Российского объединения исследователей религии Михаила Одинцова: «Данная религия, легально существуя в нашей стране с 1992 года, классифицируется как деноминация, то есть организация, занимающая срединное положение между сектой и церковью. Фактов нарушения саентологами российского законодательства не зафиксировано, а главное - если люди идут в эту нетрадиционную религию, значит, религии традиционные им чего-то не додают».

Баринов перечисляет некоторые базовые принципы саентологов, сомневаясь в их логичности или действенности: «… «технология обучения», в основе которой лежит мнение, что понять текст можно, лишь верно уяснив значение всех включённых в него слов. Под рукой у саентологических священников всегда лежат толковые словари, к которым они беспрерывно призывают обращаться своих учеников. Вот и 16 октября в Чите, на открытии «Центра помощи», священник Сергей Никитин, начав семинар, немедля обратился к словарю, выискивая в нем значение слова «помощь». Саентологи призывают искать определение не каких-то незнакомых терминов, а слов родного языка, чей смысл человек впитывает с молоком матери. По мнению специалистов кафедры лингвистики и межкультурных коммуникаций ЧитГУ, это наглядный пример нейро-лингвистического программирования: после нескольких подобных занятий человек теряет уверенность в себе, а «толкователи слов» - «супервайзеры» - становятся для него источниками мудрости, каждое слово которых он даже не подвергает сомнению. А слово, как известно, сила!»

Автор напоминает, что Забайкалье уже сталкивалось с «истинным другом человечества»: «В конце 90-х его ученики действовали в Чите под вывеской «Общественная организация Гуманитарный центр «Забайкалье». Этот центр исчез, но вот теперь появился новый - за месяц шесть саентологов провели в Чите уже более 50 семинаров, сплотив вокруг себя местный актив. И хотя существует множество критериев религии, лучший, на мой взгляд, создан Христом: «По плодам их узнаете их». Саентологи посадили в нашем крае свои саженцы, а вот что на них вырастет - сладкая малина или волчья ягода - узнаем достаточно скоро».

Тимур Куприянов

Обсудить на форуме

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter