СЕЙЧАС -10°С
Все новости
Все новости

«С тех, кто в маске, - двойную плату!» - городские страхи в обзоре краевых газет

Троллейбусы и маршрутки - консервные банки, набитые переносчиками инфекции, каждый третий или второй пассажир чихает или кашляет…

Недешёвые маски и дорогой бензин

Иван Томских в «Читинском обозрении» беседует с руководителем краевого управления ФАС Евгением Минашкиным, который уверен, что «иркутяне снимают сливки, а Забайкалью достаётся самый дорогой в Сибири бензин»: «…управление инициировало возбуждение дела в отношении поставщиков ГСМ «Нефтемаркета» - ООО «Элара» и ООО «Парламент-А», которые находятся в Иркутской области. Эти организации, злоупотребляя своим положением, ущемляют интересы жителей Забайкалья. Они, конечно, поставляют бензин многим, но вот читинский «Нефтемаркет» покупает только у них, а не на заводах, как многие думают. Это интересная схема перекупки. Иркутяне сливки снимают, а у нас самые высокие цены на бензин по Сибири! Будет тяжело доказывать их вину, но мы готовы. 10 ноября состоится следующее заседание».

Первый вопрос – про защитные маски, которые якобы подорожали в десятки раз, а «антимонопольную службу этот факт ничуть не насторожил». Выясняется, что насторожил, но нет бумажки: «…на руках пока нет ни одного подтверждающего факта. Никто из горожан ещё не положил на стол заявление с просьбой разобраться по факту. А пуститься проверять все аптеки в городе мы не в состоянии».

По информации Минашкина, цены в аптеках подскочили в рамках допустимого: «Мало кто знает, что существует постановление администрации края о предельных торговых надбавках на лекарственные средства. Этому нормативному акту следуют руководители аптечных сетей: они имеют право устанавливать коммерческую надбавку на медикаменты до 45%. Много это или мало, оценивать не берусь. Знаю, что в других регионах такая надбавка составляет и 50%. В сентябре по сигналу прокуратуры проверяли в Чите несколько аптек - ни одного нарушения не обнаружили. Все надбавки не превышали 45% от закупочной цены. В сегодняшнем удорожаниии препаратов виноваты производители и поставщики. Они поняли: для Забайкальского края цену можно поднять до максимума, всё равно купит, ведь там эпидемия. Местные аптечные бизнесмены не пойдут на получение кратковременной выгоды из-за сезонной вспышки спроса. Ведь штрафы за такие нарушения начисляются от годового товарооборота - от 1% до 15%. Например, за год прибыль составила 50 миллионов рублей. Как минимум 500 тысяч рублей штрафа придётся выложить, если факт нарушения будет доказан».

Нина Васильева в «Эффекте» предлагает умножать на десять: «В сводках на, начало ноября звучит цифра 296 - у стольких читинцев диагностирован свиной грипп. Но сами же специалисты уточняют: эту цифру не мешало бы умножить на десять. И стоит помнить: каждый человек, заболевший высокопатогенным гриппом, в состоянии инфицировать до ста человек».

После этого Васильева сразу оговаривается: «Летальные исходы - не показатель беспомощности городских врачей и медперсонала, тут работают профессионалы и очень часто буквально вытаскивают своих пациентов с того света. Но современная медицина может вступить в схватку с опасным вирусом «свиного гриппа» - и победить - лишь в первые двое суток, а больные поступают очень поздно, когда время уже упущено... Вот тут есть смысл остановиться на причинах промедления. Рыба, как известно, гниёт с головы. Средства массовой информации озвучили версию чиновников от медицины, обвинивших самих покойников: затянули с обращением за медицинской помощью, занимались самолечением. Не всё, правда, тут складывается. Эпидемию высокопатогенного гриппа в Забайкалье, считаю, проморгало краевое министерство здравоохранения: не провело информационной разъяснительной работы с населением».

Перечисляются грехи читинских чиновников и эпидемиологов: «С ситуацией в соседнем Китае наши эпидемиологи не были знакомы, в этом публично призналась эпидемиолог городского центра санэпиднадзора Светлана Лапа. По ее словам, в сентябре в маньчжурских школах была вспышка высокопатогенного гриппа. Читинские эпидемиологи узнали об этом с большим опозданием. (…) Краевые чиновники от медицины не побеспокоились проконтролировать аптеки и обеспечить вовремя население защитными масками. Но без информационной кампании масками пользуются единицы».

После этого достаётся согражданам: «Троллейбусы и маршрутки в наши дни - консервные банки, набитые переносчиками инфекции, каждый третий или второй пассажир, чихает или кашляет. Но к людям в масках отношение, тем не менее, скептическое. Сама не раз слышала обращённые в свой адрес реплики: «О! Собачий намордник нацепила», «С тех, кто в маске, - двойную плату!», «Нечего таким ездить и разносить заразу».

Голодный паёк бюджета Читы и проблемы инвалидов

«Чита кормит край и Москву, а сама сидит впроголодь», - это Лариса Семенкова в «Читинском обозрении» беседует со своим начальством об особенностях налогообложения и о краевом бюджете на 2010 год. Председатель читинской гордумы Александр Зенков уверен, что краевой центр по-прежнему вынужден довольствоваться малыми крохами огромного бюджетного пирога и кормить при этом бюджеты вышестоящих уровней: «Летом 2008 года на совещании по проекту закона «О межбюджетных отношениях в Забайкальском крае» все его участники выразили общее мнение: нужно менять концепцию межбюджетных отношений в крае. Львиная доля налогов, собираемых в муниципальных образованиях, не должна перетекать в бюджеты региона и федерации. Но позиция местной власти была проигнорирована. Новый бюджет не сулит добрых перемен муниципалитетам и поселениям, ведь сформирован на основе именно этого несправедливого закона. Он ставит муниципальные образования в прямую зависимость от решений субъекта, не предусматривая никаких стимулов для заинтересованности муниципалитетов в развитии и наращивании собственной налоговой базы. Нормативы распределения доходов между бюджетов края и бюджетом Читы на следующий год оставлены на таком же низком уровне».

«Коллеги из Законодательного собрания не слышат или не хотят слышать депутатов муниципалитета?» - спрашивает Семенкова.

«Не хотелось бы вступать с коллегами в откровенный конфликт. Хотя вопросов много. Во всяком случае, больше, чем ответов. К сожалению, при принятии проекта бюджета в первом чтении 30 октября предложения Читы, озвученные на публичных слушаниях, учтены не были. Остаётся надеяться на здравомыслие наших коллег при принятии бюджета в окончательном варианте. Ведь, в конечном счёте, мы с ними не на разных планетах живём», - отвечает Зенков.

Андрей Коптеев в «Экстре» рассказывает о проблемах забайкальских инвалидов-почечников. Собеседник журналиста – Даши Гомбоев - представлен как пациент отделения гемодиализа «Искусственная почка» краевой клинической больницы и «известная личность»: «Там он вроде старосты, на общем собрании был избран представителем интересов больных в чиновничьих кабинетах и депутатских палатах».

По его словам, более 100 человек, находящихся на лечении в отделении гемодиализа годами, должны три раза в неделю приезжать и лежать под аппаратом «Искусственной почки» пять часов: «Поскольку лечение амбулаторное, то после процедуры мы должны удалиться из больницы. Каждый добирается до стационара и обратно домой, как может. Мне, слава Богу, повезло, и я самостоятельно хожу, а среди нас немало инвалидов-колясочников и тех, кто не может передвигаться без посторонней помощи (в результате медицинских процедур наши кости становятся очень хрупкими, и каждое неловкое движение может обернуться переломом, который не срастётся). Материальное положение у нас небогатое, живём на нищенскую пенсию по инвалидности, и нанимать каждый раз такси - не по карману».

Поняв, что дальше так продолжаться не может, пациенты отделения гемодиализа решили обратиться к забайкальским чиновникам с просьбой организовать перевозку для тяжело больных почечной недостаточностью.

«Мы подготовили письмо, в котором изложили суть нашей проблемы и стали отправлять его по инстанциям. В первую очередь, написали мэру Читы Анатолию Михалёву, - уточняет Даши Гамбоев. - Из мэрии нам пришёл ответ, что нужно обращаться с этим вопросом в Министерство здравоохранения Забайкальского края. Я, представляя интересы инвалидов, отправил обращение в краевой Минздрав, которое, в свою очередь, ответило, что мы опять попали не по адресу и надо обращаться в региональное Министерство социального обеспечения под руководством господина Ревы. В ведомстве соцобеспечения инвалидам не дали вразумительного ответа и заявили, что их обращение отправлено заместителю губернатора Наталье Ждановой».

После Ждановой письмо было вновь отправлено в Министерство здравоохранения: «На этой партии чиновничьего «пинг-понга» наше терпение лопнуло, и, посоветовавшись, мы решили подготовить обращение в приёмную президента и премьер-министра России». О результатах Коптеев пока не сообщает.

Воспоминания ветеранов и надежды филармонии

Максим Стефанович продолжает беседовать с ветеранами Великой Отечественной. «Ил-2» младшего лейтенанта Калистрата Калашникова вот уже 20 минут «шил» небо над рекой Одер под Берлином. Лейтенант был ведомым. Ведущим в тот день, начавшийся вполне обычно, был друг Калашникова старший лейтенант Владимир Цемалаидзе. С утра офицеры, как всегда, выехали из казармы на аэродром. Неожиданно дорогу машине перебежала чёрная кошка. Цемалаидзе сумрачно произнёс: «Слушай, кацо, худо нам будет», - пишет журналист.

«Успокоил я его, конечно, - вспоминает Калистрат Викторович, - не впервой такие сюрпризы. «Мессеров» не боялись, а тут, гляди-ка - кошки испугался. Посмеялись, да и забыли. Через два часа получаем приказ уничтожить вражескую зенитную батарею на противоположном берегу Одера. Быстро собираемся и по самолетам. Летим. Набрали высоту две тысячи метров. Пересекли линию фронта, и километра через два по нам дали залп из зенитных орудий фрицы. Нас обоих сразу сбили, сначала Володю, а потом меня. Я заметил, что самолёт Володи сразу набок, пошёл-пошёл вниз - и в землю. Сразу вспыхнул, как факел. Володя даже выпрыгнуть не успел. Я попытался уйти в сторону, и тут у моего самолёта остановился винт».

Младший лейтенант Калашников принял решение спасти самолёт и напарника-стрелка: «Он упрямо начал тянуть свой «Ил-2» за линию фронта на нашу территорию. Одер впервые испугал своей шириной. Блестя под крыльями «Ила» темно-зеленой водой, он мрачно смотрел на железную птицу, угрожая поглотить её в любую секунду».

«Когда понял, что вот-вот упаду, я решился на манёвр, - говорит ветеран. - Резко снизился и за счёт этого набрал скорость. Так помаленьку и дотянул до нашего берега. «Ил-2» Калашникова приземлился на болотистую местность за артполком своих. Самолет сохранился полностью, только винт потом заменили. Как выяснится позже, осколок, срезав масляный радиатор, попал в двигатель самолёта, перебив шланги подачи масла и воды».

Калистрат Викторович до сих пор помнит это приземление: «У меня приборная панель в самолёте обита толстой полосой резины. Я же высокий, поэтому заранее рассчитал место, как говорится, для удара головой на тот случай, если вдруг придётся врезаться куда-нибудь. Когда самолёт соприкоснулся с землей, меня резко бросило вперёд, я со всего маху ударился лбом о панель, потерял сознание, но остался жив».

Калашников вспоминает о том, где его застало начало войны, об учёбе, о работе лётчиком-инструктором, про первый боевой опыт и награды.

«Я ухожу, оставляя пожилого лётчика один на один со своими мыслями и воспоминаниями. Ухожу и по дороге уже начинаю накидывать в мыслях свой будущий очерк, вспоминая какие-то яркие моменты. Но уже через два дня самым ярким моментом будет не начало войны для моего героя и даже не падение загоревшегося самолёта Владимира Цемалаидзе. На вопрос: «Боитесь ли Вы войну?» ветеран как-то предельно серьёзно, тихо и отчётливо сказал: «Очень». Вот за этот страх, пронеснёный через всю жизнь во свидетельство нам, ныне живущим, мы должны и обязаны им - солдатам Великой Отечественной, по гроб жизни», - пишет Стефанович.

Галина Пешкова в «Аргументах и фактах - Забайкалье» беседует с директором краевой филармонии Игорем Акчуваковым. Собеседник издания отмечает, что «у нас очень сложно обстоят дела с культурной жизнью сёл»: «Картина почти везде одинаковая - где-то лучше, где-то хуже, но проблем хватает. В общем-то, в деревне, кроме школы и ДК, и пойти-то особо некуда. Деревенский дом культуры всегда был, центром общения людей. Зимой тем более. А сейчас средств на уголь, дрова, на ремонт и новые инструменты не хватает. Поэтому во многих сёлах клубы просто закрываются. В деревнях умирает культурная жизнь, а вместе с ней и всё село».

Проблем хватает и в филармонии: «К сожалению, из бюджета мы не получаем достаточных средств на свои нужды. Но вопросов не задаём, потому что понимаем, ситуация в экономике края и так сложная. Все затраты, которые требуются для жизнедеятельности филармонии, пытаемся решать за счёт собственных доходов. Провели капитальный ремонт - восстановили кровлю над одним из секторов филармонии, привели в порядок камерный зал, сейчас готовим vip-зал. По мере возможности приобретаем аппаратуру, костюмы для творческих коллективов. И все это за счёт собственных доходов».

Акчуваков сообщает, что посещаемость концертов академической музыки в Чите постоянно растёт: «Вы знаете, одно время мне даже стало казаться, что ходить на академические концерты модно. Люди приходят, с интересом слушают. Мы же стараемся приглашать артистов высокого дивизиона. Привить любовь к классике - дело не быстрое. Поэтому наши коллективы, выступая в детских садах и школах, пропагандируют академическую музыку».

Из проблем директор отмечает отсутствие в краевом центре симфонического оркестра, даже камерного: «В крупных городах Сибири и Дальнего Востока есть консерватории, институты искусства. Вот там, в отличие от Читы, такие оркестры есть. А в остальном мы другим регионам ничем не уступаем. Но есть над чем работать. Всё будет зависеть от того, как мы сами построим культурную политику, от самих людей. История и опыт показывают, что свой меркантильный интерес еще никого не доводил до добра. Да и у руля, пожалуй, должен стоять человек, который изнутри знает кухню своего предприятия. Мясокомбинатом должен руководить технолог, школой - учитель, культурным учреждением - человек с профильным образованием. Тогда, наверное, можно будет достичь взаимопонимания с коллегами, с творческими коллективами. Работать будет интереснее и проще, потому, что мы все будем разговаривать на одном языке».

Тимур Куприянов

Обсудить на форуме

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter