СЕЙЧАС -8°С
Все новости
Все новости

«Мой адрес - не дом и не улица». Забайкальская наука

«Здание трёх министерств на Бутина – Чкалова надо отдать под краевую Академию наук. А Вишняков себе найдёт другое. Ему построят».

По какой причине экономика края находится в нынешнем состоянии, что учёные делают по ночам, и почему «круче» науки даже футбол, ИА «Чита.Ру» рассказал историк, доктор исторических наук Михаил Константинов.

- У нас в городе основная академическая структура – ИПРЭК (Институт природных ресурсов, экологии и криологии) СО РАН. Сам по себе очень достойный, сильный институт, но в Чите единственный. И по этому показателю мы находимся на последнем месте в Сибири и на Дальнем востоке.

- Есть ли у этого последнего места какие-нибудь объективные причины?

- Такой вопрос я задавал президенту сибирского отделения РАН во время его визита в Читу. Я напрямую спросил: «Почему в Чите столь слабое развитие имеет академическая наука?» Он ответил, что так сложилось исторически, добавив, что в такой же ситуации находится город Барнаул.

«Исторически», видимо, подразумевает, что Чита длительное время была и в значительной степени остаётся военно-административным центром. До 89-го года приезд иностранцев сюда вообще был запрещён, и даже монголы приезжали по великому разрешению. Были полностью закрыты и Чита, и область, так же, как Бурятия. Но Бурятию открыли годом раньше, и в Улан-Удэ есть Бурятский научный центр. В Благовещенске – Амурский научный центр, подчиняющийся Дальневосточному научному отделению во Владивостоке. В Иркутске - мощнейшее отделение Академии наук. Научные центры есть в Магадане, в Хабаровске, Новосибирске, Красноярске.

То есть, если это оправдание, то ситуацию давно надо менять.

- Почему развивать науку не могут преподаватели вузов с учёной степенью?

- В вузах главная задача – обучать студентов. Поэтому наукой там занимаются во-вторых.

Безусловно, она объявляется важной и существенной частью работы, но на деле возможности заниматься наукой при больших учебных нагрузках почти нет.

Для примера - мой коллега профессор Аккерман из университета штата Вашингтон читает одну лекцию в неделю за зарплату, превосходящую зарплату российских профессоров в России в десяток раз. Кроме того, с ним работает ассистент, который ему помогает. При этом Академии наук у них в стране нет. Все учёные работают при вузах или в государственных учреждениях по другой системе определения нагрузок.

Во времена перестроечные и постперестроечные курс на существенное сокращение академий с тем, чтобы вся наука была в вузах, взяло и наше правительство. Но поскольку в вузах сохраняется предельно большая нагрузка, никакого перетока сил из академических структур не происходит. Более того, наука в вузе в значительной степени зависит от воли ректора – сегодня есть, завтра нет.

Хотя наличие серьёзной академической науки должно не мешать, а помогать вузам. Ни один забайкальский университет не имеет достаточного кадрового потенциала. Мы выходим на показатели остепенённости за счёт привлечённых на четверть ставки, на полставки учёных из других городов.

Взять новосибирский Академгородок. Тамошний ректор шутит: «У меня 103% остепенённости». В каждой шутке есть доля правды: у него и ассистенты – кандидаты. У него нет вопросов с докторами наук - 23 академических института, расположенных вокруг вуза – это кадры.

- В чём проигрывает регион, в котором нет научного центра?

- Одна из проблем - геополитического характера. Академии в Китае и Монголии построены по советскому образцу, и если китайские и монгольские учёные видят в Чите Академию наук – они признают город как серьёзный научный центр. Если нет – ориентируются на другие города, а Чита, иначе говоря, не считается. Это как с футболом: есть в городе футбольная команда, и его название появляется на табло и афишах до Кубани и Калининграда. Хорошая команда – хорошее представление о городе, плохая – плохое. Чита без научного центра находится вне научной карты.

А научные задачи, которые нужно решать, за нас не решает никто. Взять историю. В Новосибирске и Владивостоке есть институты истории, Новосибирск занимается западной Сибирью, немножко – Красноярском, немножко – Иркутском. Владивосток – Приморьем, Приамурьем. И оба – в десятки раз меньше нашими территориями. Чите нужен свой гуманитарный центр, который будет заниматься историей, филологией, философией.

То, что гуманитарные дисциплины не вытягивают вузовские учёные, хорошо видно по составлению «Энциклопедии Забайкалья».

Мы создаём том «Наука и образование», в котором должны быть представлены все науки. Есть геология, стратиграфия, палеонтология, палинология, овощеводство, коневодство, пчеловодство, все сельскохозяйственные науки, все медицинские. Статьи по ним представляются аккуратно, вовремя, полно. Как только мы доходим до гуманитарного цикла – статьи по культурологии, политологии, филологии собрать не можем. Вузовские учёные днём ведут часы, ночью занимаются наукой.

Ещё одно провальное направление – экономическое. Я думаю, что отсутствие академических разработок в области экономики – одна из причин того, что экономика в Забайкалье, мягко говоря, развивается недостаточно результативно. И, может быть, это ещё более актуально.

- Кто должен заняться развитием науки в регионе?

- Решения о необходимости создания академической структуры с гуманитарным и экономическим направлением постоянно принимаются на уровне мнения научной общественности. И, собственно, ни у кого нет возражений. Информировано Сибирское отделение РАН, заявил о поддержке вице-президент отделения… Мы годами топчемся на одном месте. Эти вопросы должны решаться руководством края.

И эти вопросы из года в год руководством края не решаются. Они считаются, я полагаю, второстепенными и неактуальными, и отодвигаются в условиях очередного кризиса.

Это не значит, что правительство края абсолютно не заботится о развитии науки. Да, создан научно-редакционный центр «Энциклопедия Забайкалья». Но этого недостаточно для региона. Нужны академические структуры, в которых за государственную зарплату будет работать группа учёных, получать индивидуальные гранты, разрабатывать актуальные проблемы науки.

Есть ИПРЭК. В настоящее время на базе ЧитГУ открылся скромный филиал института горного дела. Если будет развиваться гуманитарно-экономическое направление в какой-то связке, это позволит ставить вопрос о создании Забайкальского научного центра.

- С чего, по-вашему, надо начинать?

- Надо, чтобы академический научный центр был прямо в центре города. Сейчас есть скромное двухэтажное здание ИПРЭКа на улице Бутина напротив ин-яза педуниверситета. Но там настолько мало помещений, что и говорить нечего. Рядом построили административное здание – в нём банк, министерство природных ресурсов и экологии, министерство промышленности и энергетики, министерство территориального развития Забайкальского края... Вот его надо отдать под Забайкальский академический научный центр. Крупная вывеска, достойное место. Тогда это будет правильно. А Вишняков себе найдёт другое место. Ему построят.

Ещё одно здание ИПРЭКа находится в мало приспособленном старом здании бывшего общежития на Пожарке, что наглядно показывает место забайкальской науки.

У неё отобрали больше, чем дали: был такой институт ЗабНИИ, располагался рядом с нынешним Дворцом бракосочетаний. Институт не академический - производственный. НИИ геологического профиля, мощнейший научный центр. Была в СССР такая наука - производственная геология, и это здание было построено специально для научных исследований. Подвал в нём имеет перекрытие, которое не пропускает космическое излучение. В перестройку, когда НИИ закрыли, здание разбазарили – отдали в частные руки. Это называется провокациями против науки. Так производственную науку здесь задавили. По умному, хозяйственному государственному подходу надо убирать оттуда все частные лавочки и отдавать здание академической структуре типа института природных ресурсов, которая разворачивала бы аналитическую базу.

Но у нас, если начнут, будут выселять через суд, прокуратуру, никогда эти вопросы не решат, и вообще всё погубят. А здание построено на государственные средства специально для проведения научных исследований. Я думаю, что в том же Китае решили бы проблему запросто. Потому что у них есть власть и государственная воля.

Екатерина Шайтанова

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter