СЕЙЧАС +11°С

«Хорошо, что всем хватило мудрости» - губернатор об августе 91-го года

«...Очень хорошо помню, как абсурдность ситуации и ее трагикомизм выразил следователь, который меня допрашивал уже потом, после августовских событий».

Губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин прокомментировал для ИА «Чита.Ру» события августа 1991 года.

- Равиль Фаритович, уже все прокомментировали августовские события 1991 года, ваших оценок в СМИ до сих пор не прозвучало. Между тем, вы были непосредственным свидетелем и участником тех исторических событий…

- Конечно же, я вспомнил те горячие дни, но говорить почему-то не хотелось, надо же что-то оставить для будущих поколений историков… Двадцать лет для истории - это микроскопический период.

- Вам пришлось принимать непростые решения. Надо ведь было определяться - на чьей стороне, с кем… Насколько сложно было брать ответственность за свои решения в такой ситуации?

- Волею судеб я в тот период был первым секретарем читинского горкома КПСС, и вся нагрузка, связанная с принятием решений в городе, безусловно, пала на мои плечи. А на чьи ещё? Посоветоваться было не с кем - только со своей совестью. Рисковал, конечно, подписывая после долгих раздумий, совместно с Виктором Курочкиным обращение к забайкальцам. Главная задача, которая перед нами стояла - и в этом мы были едины - не допустить кровопролития, беззакония, мародерства. Мы обращались к гражданам, военнослужащим с просьбой – проявить благоразумие. Каждое слово взвешивали, спорили.

- Вы осознавали в тот момент, что для вас лично было рискованным подписывать такие обращения?

- Конечно, осознавал, но ситуация требовала действий. Очень хорошо помню, как абсурдность ситуации и ее трагикомизм выразил следователь, который меня допрашивал уже потом, после августовских событий. Когда он начал оформлять протокол, между нами состоялся такой диалог. Я ему с сарказмом говорю: «Пишите, пишите, записывайте...» А он мне в ответ: «Сегодня я пишу, а завтра, может, вы будете писать». Каждый тогда испытывал чувства неопределённости, неясности и безысходности.

- Вас реально допрашивали?

- Да. Мне задавали известный и очень популярный тогда вопрос: «Где вы были 19 августа и что делали?» Скажу честно, была тревога за детей. И ещё - я реально ощутил, что переживали в 1937 году в подобных ситуациях наши деды. Хорошо, что всем хватило мудрости.

- Августовские события стали проверкой для многих. И все по-разному себя проявляли. Что вас поразило больше всего?

- Вы знаете, поразило поведение некоторых членов правящей партии КПСС, которые публично бросали или сжигали свои партийные билеты. Были и в Чите такие. Потом, правда, некоторые просили вернуть «на память» красные книжицы. Я не возвращал, и считаю, что поступил по-мужски, по-нашенски.

- А что вы делали после путча?

- Какое-то время я потом был безработным. До октября. Но через какое-то время меня пригласили работать в горисполком. Кому–то же надо было заниматься городскими хозяйственными проблемами.

- Как вы оцениваете развал великой державы СССР?

- Это самая большая трагедия. Я рад, что сейчас дается совершенно правильная оценка значимости Советского Союза. Но это уже история…

- Какие выводы вы сделали для себя, как руководителя, после тех событий?

- Сейчас самое главное для россиян – крепить единство государства. Если честно работать и вести прямой разговор с земляками, то в любой, самой критичной, ситуации можно находить правильные решения, опираясь на патриотов своей малой Родины.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter